fantascop

Жизнь номер раз. Главы 33 - 35

в выпуске 2020/09/21
22 августа 2020 - Finn T
article14803.jpg

Глава 33

    

-    На, держи, - Стен сунул ей в руку бутылку пива. - Мы тут, вроде, гуляем.

     Восемь человек ждали её - семь парней и одна девчонка - ровно столько, сколько игроков в её команде, не считая лидера. Два кентавра, два тролля, три человека и гоблин.

     Двое уже под тридцать, один- с коротким белым шрамом через бровь и помятым, явно когда-то сломанным носом, другой - бритый налысо, с неровной щетиной на подбородке и синей надписью на кисти: "Толя". Двое подростков, на вид помладше Елены, с матерчатыми рюкзачками, как у студентов. Ещё один постарше, лет двадцати пяти, с вытянутым, бледным лицом и давно нестрижеными волосами, на лбу - здоровенный прыщ. Двое - парень и девушка, он в свитере домашней вязки, она - в потрёпанном плаще и кроссовках на босу ногу, стоят рядом, в посиневших от холода руках почти полные бутылки пива, явно открытые только за компанию.

     Все с бутылками разной наполненности в руках, и под ногами, у стены забегаловки уже валяются несколько пустых.

-    Подходи, не стесняйся, - Стен легонько подтолкнул её в спину. - Ты одна осталась.

-    Давайте скорее, - утерев покрасневший от холода нос, сказал нестриженый парень. - Мне бежать уже надо.

-    Подождёт твоя мамаша, - отрезал бритый налысо. - Не развалится. А ты давай уже, говори, да мы отвалим. Все проголосовали, кроме тебя.

-    Проголосовали? - Елена оглядела всех. Тут была не просто пьянка, а настоящее собрание, и она что-то упустила.

-    Мы тут вопрос собрались порешать, - сказал Стен. - Нас мало, игра глючная, а деньги всем нужны. Короче, надо вместе держаться.

-    Мы голосуем, чтобы наши игровые имена открыть, - хмуро перебил один из подростков. Он отхлебнул из горлышка, встряхнул опустевшую бутылку, и швырнул в урну. - Твой голос остался.

     Елена задумалась. Мысль была не такая уж глупая. Правила фирмы, контракт, который они все подписали - запрещали разглашение информации об игроках. Там ещё говорилось о безопасности, конфиденциальности... много всяких слов. С другой стороны, сейчас, когда так близок финал, когда никак нельзя ошибаться, а за дверью толпятся конкуренты - выбывшие из топа игроки, любая мелочь может решить исход дела. Но что, если это ловушка, и, узнав, кто она такая, её команда решит избавиться от лидера? Очень просто, ведь в реале у неё нет золотой короны лидера и иммунитета. Подловят за углом и переломают ноги... Как же трудно выбрать, что лучше.

-    Что думаешь, решай давай, - нетерпеливо понукнул её один из парней - тот, что со сломанным носом.

     Она оглядела всех:

-    Кто-нибудь голосовал против? Или все - за?

     Команда замялась. Наконец Стен сказал:

-    Были у нас такие, кто против. А тебе не всё равно?

     Елена приняла решение.

-    Нет, мне не всё равно. Фирма с нас последние штаны спустит, если мы нарушим контракт...

-    Это мы и без тебя... - перебил Стен.

-    А если кто-то потом проболтается? - не дав себя сбить, продолжила Елена. - Надо, чтобы все знали, на что идут, и держались до конца.

-    А если ничего не выйдет, и команда проиграет? - взмахнув бутылкой, выкрикнула девушка с кроссовках на босу ногу. - Так лучше будет, что ли? Чего вы сопли жуёте, решайте, да и всё!

     Пиво от взмаха выплеснулось ей на плащ, но девушка этого не заметила. Парнишка в домашнем свитере рядом с ней успокоительно сжал ей руку.

-    Не ори, - бросил парень с обритой головой. - Тебя не спросили. А вот эта, - он указал на Елену, - дело говорит. Я теперь тоже сомневаюсь. Может, кто-то по пьяни проболтается, а нам всем кранты. Может, вот она и скажет. Я своей жопой рисковать не хочу.

-    Давайте потом это решим, после следующего захода, - подал голос парнишка в свитере. Он всё сжимал руку своей девушки, не давая ей высказаться. - Тогда видно будет.

     Все неохотно согласились.

-    Смотрите, поздно будет! - зло буркнула девушка, отвернувшись от команды.

     Они с парнишкой ушли первыми. Девушка всё не могла успокоиться, и тот что-то шептал ей на ухо, а она мотала головой. "Пока" - кивнул всем прыщавый, и тоже ушёл.

-    Прогуляемся? - предложил Стен, и игриво взял Елену под ручку. - Я угощаю.

     Она засомневалась. Может, они смогут посидеть в кафе, она съест порцию пиццы, тарелку картошки с синтетическим мясом, они выпьют вместе, а потом... кто знает? Она сможет узнать его имя в игре. "Так нельзя, Ленка, это нечестно" - прошептала совесть. "Зато выгодно, - сказала злость. - Ты же хочешь выиграть? Смотри, он сам нарывается!"

-    Ну что, пойдём? - потянул её Стен.

-    Нет, извини. В другой раз, - Елена только сейчас увидела, что в десяти шагах - с таким видом, будто они незнакомы - стоит Глен. Он явно ждал её, нетерпеливо притопывая ногой в тяжёлом ботинке и намеренно глядя в сторону. - Я... я сейчас не в форме.

-    Жаль, - Стен криво улыбнулся и убрал руку. - Тогда в другой раз?

     Она кивнула. Её ответ прозвучал двусмысленно, ну и ладно. Пускай думает, что ему что-то светит. Пусть себе надеется.

***

-    Дело есть, поехали, - коротко сказал Глен, когда она подошла. - Времени нет.

     За углом их ждала машина. Старая развалюха, вся помятая и ржавая. Дребезжа, как ведро с гвоздями, машина покатила по улице, свернула в переулок, потом ещё, пока Елена не запуталась окончательно и не потеряла ориентацию. Видно было только, что они едут в Старый город.

     Старым городом назывался один из центральных районов, застроенный задолго до "большого песца". Дома здесь были добротной постройки, из качественного материала, и стояли до сих пор, почти не изменившись. Разве что ветшали фасады, теряя презентабельный вид, да улицы становились всё опаснее. Здесь время от времени проезжали патрули и торговали магазины для людей среднего достатка.

-    Куда мы едем? - сквозь зубы спросила Елена. - Я устала.

-    Тебе нужны деньги? - коротко ответил Глен.

-    Чтобы работать, нужно хоть иногда спать, - зло сказала Елена. - Я есть хочу.

-    Уже приехали. Вылезай, принцесса на горошине.

     В полуподвальном зале крохотного ресторанчика было сумрачно, интимно горели зелёные лампы на столиках у стены. Глен подвёл её к столику, усадил - она упала на стул, ноги подкашивались - и ушёл. Официантка принесла обед. Горячий обед из трёх блюд, с салатом и десертом. Одуряюще пах дорогой суррогатный кофе.

     Елена отхлебнула бульон, он был горячий, весь в янтарных капельках жира, и сама не заметила, как опустошила тарелку. Маленький экран телевизора на стене бормотал что-то ненавязчиво. Елена рассеянно уставилась на прилизанную дикторшу. "Успешно проведена очередная зачистка загрязнённых территорий. Отряд добровольцев во главе с менеджерами фирмы "Славный город" вывез почти тонну радиоактивных отходов с участка бывшей фабричной окраины. Отходы сданы на переработку... Улучшается погода над южными и юго-западными границами анклава. Облачный слой уменьшился до максимально возможного в это время года... Количество рабочих мест неуклонно растёт..." Елене показалось, что дикторша развязно подмигнула ей с экрана и доверительно прошептала: "А сейчас мы расскажем, как заработать, имея только пистолет и красивую по..." Звякнула ложка, выпала из обмякших пальцев. Безумно хотелось спать.

     Потом появился Глен, разбудил её, стащил со стула и повёл за собой. Они прошли по пустому залу за стойку. Бармен только раз взглянул на них и отвернулся, когда Глен толкнул неприметную дверь сбоку.

     Они спустились по узкой лестницей, на которой пахло кухней и какой-то химией, и вышли на крохотную площадку. Там оказалась ещё одна дверь, которая вела в подвальное помещение. Здесь Глен постучал, выбив костяшками пальцев хитрую дробь, и дверь отворилась.

     За нагромождением коробок и ящиков открылось пустое пространство, напомнившее Елене место её недавней случайной подработки. Только здесь не хватало железных клеток в середине.

     Там их уже ждал мужичок средних лет, в потёртых джинсах и майке с крупной красной надписью: "Я доброе привидение".

-    Как договаривались, - сказал Глен.

     Мужичок кивнул и забрался за ящики. Там что-то щёлкнуло, зажужжало, и стойка вдоль стены поползла в сторону. За ней открылась другая, полная разнообразного оружия.

-    Для кого берём? - деловито спросил мужичок, обводя хозяйским жестом обширную коллекцию. - Есть новые поступления.

-    Для неё, - Глен мотнул головой в сторону Елены. - Давай что полегче.

-    Гм, полегче... - мужик с сомнением оглядел девушку, почесал небритый подбородок. - Поищем.

     Через минуту на стойке лежал целый набор автоматического оружия, ножей и всякой амуниции.

-    Выбирайте.

     Елена прошла вдоль стойки, разглядывая оружие. Всё было как в игре, очень похоже. Вот этот пистолет она знала хорошо, и он ей нравился больше всего. Ещё вот тот был неплох. Новенький винторез, совсем как у неё недавно, висел над головой на стене, и она указала на него:

-    Ещё вот это.

-    Не надо тебе его, - сухо сказал Глен. - Возьми вот этот, он легче. - Он указал на скорострельный автомат, похожий на чёрного паука.

-    Я удержу.

-    Да, недолго, - отрезал Глен. - Мы не в игрушки играем.

     Он кивнул мужичку:

-    Надо пристрелять.

     Тот согласно кивнул в ответ, и опять чем-то щёлкнул.

     В дальнем конце подвала оказался неплохой тир. Они прошли туда.

-    Наушники надень, - посоветовал хозяин, глядя, как Елена заряжает пистолет. - Оглохнешь.

     Она стреляла по неподвижным, движущимся, внезапно выпрыгивающим отовсюду мишеням, пока у неё не взмокла спина и не вспотели ладони.

-    Даёт салага, - одобрительно сказал мужичок, выставляя новый запас патронов. - По живым людям никогда не стреляла?

     Она вздрогнула и посмотрела на своего спутника. Глен хмуро покосился на хозяина:

-    Не стреляла.

-    Это видно, - бодро сказал мужичок. - А будет?

-    Не твоё дело, - буркнул Глен.

     Они внезапно хохотнули, и Елена с удивлением увидела, что они с мужичком хлопнули друг друга по ладоням, как старые друзья.

     Потом она уже до полного изнеможения бросала ножи, и всячески тыкала острыми предметами в многострадальный манекен. Потом хозяин магазина принялся подгонять ей снаряжение. 

     Наконец всё это закончилось, и Глен вывел её из подвала. Она шла, спотыкаясь и засыпая на ходу. Он посадил её в машину, и Елена заснула, едва упав на сиденье.

     Проснулась она, когда он тряс её за плечо:

-    Вставай, приехали.

     Она выбралась, полусонная, озираясь по сторонам. Глен вытащил из багажника спортивную сумку - с оружием, поняла она - и провёл её в дом.

-    Располагайся. Вот диван, одеяло, подушка. Сортир налево по коридору. Утром я тебя разбужу.

-     Твоя квартира? - сонно спросила Елена. Этот крохотный закуток был ещё меньше, чем у неё в последний раз. Обшарпанный диван еле помещался в комнатке с умывальником в углу и маленькой плиткой на столике. На плитке стоял пузатый чайник и две чашки.

-    Не бойся, место тихое. Поспи малость, потом пойдём.

-    Мне нужны деньги, - хрипло сказала она. - Ты сам знаешь. На что ты меня подписал? Я в людей стрелять не стану.

     Он налил из чайника воды в кружку, жадно глотая, выпил. Со стуком поставил кружку на стол:

-    Если повезёт, тебе и не придётся. 

    

Глава 34

 

     Кажется, она только заснула, а её уже разбудили. Глен потряс её за плечо, Елена открыла глаза и какое-то время не могла понять, где находится.

-    Вставай, - коротко сказал Глен. - Пора.

     На столике у стены уже стояла кружка с суррогатным кофе и в щербатом блюдце лежала горстка сухого печенья.

     Она разжевала жёсткое печенье, не чувствуя вкуса, запила сухие крошки - кофе оказался неплохим, горячим и крепким - но Елене было всё равно. За окном стояла предрассветная мгла. Часы показывали раннее, очень раннее утро. Над крышами ещё даже не засветилась мутная полоска рассвета.

     Она умылась, сполоснула руки. Поспать удалось всего несколько часов, но Елена чувствовала себя гораздо бодрее. Вчерашняя слабость прошла без следа. Жизнь уже не казалась такой мрачной, как накануне. Только тревожила мысль о предстоящем "деле".

     Елена торопливо допила кофе, и хрустела остатками печенья на ходу, пока одевалась. 

     Глен снова был небрит, неразговорчив и холоден. Он подождал, пока она перекусит и соберётся, и молча открыл перед ней дверь.

-    Ты мне расскажешь, наконец, что надо делать? - спросила она, когда они спускались по лестнице.

     Это был старый, грязный и пропахший бог знает чем подъезд в многоэтажном доме, где никто никого не знает, и не хочет знать. Они проходили площадки, узкие, тёмные, с наглухо закрытыми дверями и еле видными цифрами номеров. У стен валялись раздавленные тюбики одноразовых шприцев, из такого же одноразового, дешёвого пластика. Шуршали по ступенькам ядовито-яркие обложки от сомнительных конфет, оставшиеся от вовсе не предназначенных для детей сладостей.

     Глен ответил, только когда они вышли на воздух. Было ещё совсем темно, холодная сырость пропитывала всё кругом: серые дома, торчащие как изломанные зубы, с редкими тусклыми огоньками окон, чёрную, разбитую временем, полосу асфальтовой дороги, пластиковые кусты на углу. Над головой мохнатым одеялом висело тёмное, сырое небо.

-    Будем мусор собирать.

     Она посмотрела на него, не шутит ли он.

-    Ты записался в мусорщики?

     Нет, только не это. Мусорщики считались самыми низами общества, ниже были только несчастные мутанты, как их называли, изуродованные болячками, страшные люди, которые старались не попадаться на глаза, и жили по ночам своей, странной и глухой, жизнью. Их было много, и их старались не замечать. Говорили, что особенно много мутантов появилось после "большого песца". А может быть, говорили тихонько, на самом деле это были те, кто сбежал из нейтральной полосы, после того, как закончилась последняя война с соседями. Так или иначе, в мусорщики идти было последнее дело.

     Но нет, зачем тогда столько оружия? Зачем этот лёгкий бронежилет, что ей пришлось надеть под курточку? Зачем всё это снаряжение? У мусорщиков были пистолеты, но совсем не боевые, насколько она знала. Так, убивать крыс и всякую одичавшую живность по подвалам.

-    Мусор бывает разный, - сказал Глен. - Тебе приходилось в игре зачищать локации? Со сбором всякого лута?

-    Да, конечно. Мы что, пойдём стрелять крыс по подвалам? Собирать крысятину? - Елена представила, как они лазают по мусорным закоулкам, собирая крысиное мясо и шкурки, попутно постреливая жалких, уродливых мутантов. Нет, конечно, ходили слухи, что забегаловки покупали крысиное мясо, но...

-    Не придумывай, - Глен остановился, и посмотрел на неё. Они ушли, кажется, недалеко от дома, но пробирались такими тёмными, глухими закоулками, что Елена не смогла бы найти дорогу назад в этом мраке. - Объясняю: наша задача - сбор всякого добра. Это металл, дерево, стекло, камни и любые интересные вещицы, какие сможешь найти. Самое дорогое - металл. Цветной металл, поняла?

     Елена кивнула. Чего же тут непонятного. Цветной металл стоил по нынешним временам хороших, да что там, безумных денег. Вот только на дороге он не валялся уже давно. Очень давно. Где, интересно, они собирались его найти?

-    Можно отыскать ценные вещи, но это редкость, - продолжил Глен. - И запомни: мы не в игрушки играть идём. Если заметишь опасность - не мямли. Оружие проверила?

-    Да, ты же знаешь.

-    Смотри, твой труп мне не нужен.

-    Ты хоть бы сказал, в кого стрелять надо, - зло сказала Елена. - Только пугаешь.

-    Кто угодно, - Глен провёл её очередным переулком, таким узким, что они задевали за стены, когда шли. - Люди, животные, мутанты. Зря не пали, но себя задеть не давай. Ясно?

     Елена зашипела сквозь зубы, хотела задать новый вопрос. Они как раз выбрались из вонючего переулка, Глен остановился, сильно сжал ей руку, и она промолчала. Они пришли.

     В густой тени ближайшего дома, у выхода из переулка, стояла машина. Это был небольшой фургон неопределённого цвета, приземистый, с помятыми боками и окнами, кое-где затянутыми пластиком. На таких машинах обычно чего только не возили, от людей до самых разных грузов.

     Дверь в фургон была приоткрыта. Когда Глен с Еленой подошли, из тени рядом с машиной возник человек. Коротко посветил им в лица, они с Гленом обменялись парой невнятных слов, и человек отступил в сторону.

     В фургоне уже были люди. Елена забралась вслед за своим товарищем внутрь, и увидела пятерых мужчин, сидевших рядком на длинном сиденье.

     Глена узнали. Его встретили негромкими приветственными возгласами, он пожал протянутые руки, и устроился с остальными. Елена села возле него. Она никого здесь не знала, и ей было не по себе.

-    Что, ученицу себе завёл на старости лет? - спросил мужик с края сиденья, оглядев Елену с головы до ног. Он улыбался щербатой улыбкой, в которой не хватало пары зубов.

-    Вроде того, - Глен ответил коротко, явно не желая говорить на эту тему.

-    А я думал, дочка твоя, - мужик хитро подмигнул Елене, отчего его физиономия, тёмная, вся в мелких шрамах, стала похожа на морду грызуна.

-    Крутая девка, видать, раз на дело взяли, - сказал кто-то с другого края сиденья. - Смена растёт!

     Все негромко рассмеялись, а Елена зло посмотрела на пошутившего. К её удивлению, это оказалась женщина.

     От мужчин её можно было отличить, только приглядевшись. Плотная, с покатыми, широкими плечами, мускулистыми руками и короткой, крепкой шеей. Круглое, с высокими скулами лицо было намазано чем-то тёмным, отчего кожа стала в коричневых разводах, как у кошки. Узкие, блестящие глаза густо обведены чёрной краской. Волосы коротко пострижены и торчат ёжиком на круглой голове.

     Женщина поймала взгляд Елены и широко ухмыльнулась в ответ:

-    Не робей, подруга, подбери сопли. Всё будет хорошо!

     "Медведица тебе подруга" - подумала Елена, но сказать что-то вслух побоялась. Эти люди, с их шуточками и намазанными тёмной краской лицами, пугали её больше, чем предстоящее дело. И Глен сейчас казался таким же, он был одним из них, как она сразу не заметила?

     У фургона блеснул фонарик, замаячили тени двух человек, потом внутрь влез ещё один мужчина, и дверца захлопнулась. Очевидно, все были в сборе.

     Они тронулись с места, и машина покатила по тёмным улицам предрассветного города.

***

-    Держись рядом, - Глен говорил тихо, Елена еле слышала его за звуком капающей воды.

     Остальные шестеро человек, что приехали с ними и высадились из фургона, уже скрылись из вида. Наверное, они знали, что делали, и делали такое не раз.

     Их фургон ехал долго, не менее получаса, и остановился в незнакомом месте. Это была бывшая окраина города. Глухая, полузапретная зона, которую даже охранять не требовалось - соваться туда не решались даже бомжи. Елена здесь ни разу не была, да и никто из её знакомых тоже. Один парнишка с факультета как-то хвастался, что лазил здесь с друзьями, но ему не поверили. Это был заброшенный край города, вытянувшийся по другу сторону реки. Когда-то здесь стояли корпуса старого завода, разнообразные склады и мастерские, с россыпью разнокалиберных зданий. Теперь от зданий остались бетонные коробки, в которых клубился туман или завывал ветер - в зависимости от погоды.

     Говорили, что край Большого песца, обрушившегося на то, что сейчас называли "пустыми" землями, нейтральной полосой и другими словами, задел эту часть города сильнее всего. Хотя песец - он везде песец, любила говорить подружка Елены, вздыхая по утрам, глядя в зеркало. Но эти места были заброшены давно, и жили здесь только бродячие собаки и совсем уж отчаявшийся сброд, если это можно было назвать жизнью. 

     Их машина, скрипя и переваливаясь, переехала через старый понтонный мост, один вид которого мог испугать слабонервных пассажиров. Но сидящие в фургоне были не из трусливых. Елена поняла, куда они забрались, когда вместе с остальными выпрыгнула из машины и огляделась по сторонам.

     Холодный предутренний ветерок посвистывал между останков зданий с чёрными провалами окон, под ногами была сплошная чернота, мокрая и липкая. Улицы напоминали ущелья, и ни одного огонька не светилось в серой мгле, над белесыми клубами тумана, заволакивающего реку и стены домов.

     Очевидно, у их команды был заранее намеченный план. Они тут же двинулись, держась попарно, вдоль улицы, и свернули у ближайшего большого здания, похожего на заводской корпус. Там они нырнули в прямоугольный проём и оказались внутри, совсем уже в кромешном мраке.

     Фонарики никто не включал, и Глен не позволил Елене зажечь свой. Она пробиралась за ним в темноте, ежесекундно опасаясь наткнуться на что-нибудь и загреметь на пол, в чёрную вонючую жижу. Но, странное дело, через десяток метров она вдруг поняла, что видит.

     От темноты ли, или от страха, чувства её обострились до предела. Сначала она слышала стук собственного сердца и топот своих ног по бетонному полу. Потом эти звуки ушли на второй план, и темнота перестала быть пустой. Елена слышала тихий стук подошв ботинок - сначала Глена, потом других членов команды. Отчётливо слышала шорох одежды, звук дыхания, лёгкого у женщины и сопящего - у щербатого мужчины. Эти шли к ним ближе всех, немного сбоку и впереди, осторожно ступая по помятым бетонным плитам.

     Наконец Елена увидела, что стены слабо светятся. Будто кто-то обрисовал светящейся зелёной краской, неровными штрихами, контуры стен, балок и дверных проёмов. Что это было, она не знала. От напряжения у неё заломило виски, во рту стало горько, как тогда, после ссоры с матерью. Она тут же сжала зубы и заставила себя забыть об этом. Не сейчас. Но ощущение, что мир вокруг вдруг сдвинулся и стал резким, контрастным и полным острых граней, никуда исчезать не хотело.

     Ничего, это даже кстати. Пусть у неё потом будет жутко болеть голова, и подкашиваться ноги - зато теперь она видит всё лучше, чем когда бы то ни было. Она не потеряется, не отстанет, и найдёт драгоценного хлама не меньше, чем остальные.

     Шаги впереди стали быстрее, их группа разделилась, половина ушла в сторону, и свернула куда-то за угол. Двое - щербатый и женщина - стуча ботинками, перешли на бег и теперь неслись по коридору прямо.

     Пах-пах-пах! - Елена скорее почувствовала, чем услышала звук выстрела.

     Сразу вслед за этим раздался непонятный срежет, глухой треск, перестук ног - странно, стучали не ботинки - и снова выстрелы. Скрежещущий звук всё звучал, теперь он стал громче, будто приближался.

     Глен вдруг остановился, оттолкнулся от стены и исчез, только мелькнул размазанный силуэт. В ту же секунду что-то обрушилось на неё сверху. Чисто рефлекторно она отшатнулась, припала на колено и выстрелила. Глухо отстучали три выстрела, разорвав темноту короткими вспышками.

 

 

Глава 35

 

     Вспышки выстрелов показались ослепительными в кромешной темноте бетонного склепа. Одним из них Елена определённо попала в цель. Нечто визжащее вспыхнуло пучком огненных искр, отлетело к стене и шмякнулось о влажный бетон.

     Елене показалось, на одно слепящее мгновение, что это ворох спутанных волос, как у головы Медузы Горгоны, весь в пламени, вопящий от боли.

     Наступила тишина, эхо выстрелов быстро затихло. Что-то тихо скулило и скрипело в нескольких шагах, гулко стучало в ушах сердце, постепенно успокаиваясь. Ничто больше не прыгало и не нападало на них из темноты.

     Включился фонарик Глена, скользнул по стене, вернулся и осветил то, что лежало на полу. Это и правда был спутанный клубок чего-то похожего на блестящие нити, размером с большое воронье гнездо. Елена осторожно подступила ближе, глядя, как её товарищ трогает клубок носком ботинка.

     Провода, причудливо перепутанные, оголённые, обугленные и блестящие в местах изломов, сплелись в огромный комок. В центре этого комка сидело какое-то существо. Оно казалось вплетённым намертво в эту мешанину проволочек. Они пронзали его насквозь, входили в один бок и выходили из другого, впивались в живот и вылезали из спины ворохом металлических внутренностей. Бурое, маслянистое тело корчилось, судорожно разевая широкий чёрный рот с рядом редких острых зубов. Острая морда с пастью, как у летучей мыши, крохотные подслеповатые глазки-бусинки, под брюхом - уродливые кривые ножки с длинными коготками, острыми и изогнутыми.

     Посередине туловища странного существа видно было отверстие от пули, короткая шерсть вокруг дырки почернела от крови.

-    Что это? - спросила Елена, с отвращением глядя на умирающее существо. - Оно запуталось?

-    Не похоже, - Глен деловито запустил руку в кармашек бронежилета, вытащил и встряхнул кусок ткани. Это оказался мешок. - На, держи. Первая добыча.

     Он примял клубок спутанной проволоки подошвой тяжёлого ботинка, так что совсем сплющил его, и засунул тело твари в мешок. Мешок он прикрепил Елене за спину.

-    Это что, денег стоит? - брезгливо спросила она, косясь за спину. Мешок с грузом сидел на спине, как родной, сразу было видно - специально заготовлен.

-    Ерунда, мелочь, - отмахнулся Глен. Он уже погасил фонарик, и они снова двинулись по тёмному коридору. - Найдёшь чего получше, выкинешь.

     Стрельба впереди затихла, затихли и шаги группы - должно быть, все остальные ушли далеко вперёд.

     Захрипела рация, произнесла несколько невнятных слов: звук был слабым и всё время прерывался. Елена только поняла, что группа кого-то преследует.

-    Червь, я Гарпия, - отозвался Глен. - Червь, держись курса. Встреча в точке Бета. Я в обход. Червь, я Гарпия, как слышишь?

     Слышно было плохо. Наконец Червь отозвался, и они побежали дальше.

     Лёгкой трусцой миновали несколько коридоров, пустых и грязных от многолетних наслоений пыли, останков трупиков мелких существ и чего-то липко-чёрного. Стены вновь стали тускло светиться зеленоватым светом, и Елена спросила своего товарища об этом. "Плесень", - коротко ответил Глен, не оборачиваясь.

     В одной из ниш  они увидели провал в полу, неглубокую вмятину в бетоне, с торчащими прутьями насквозь проржавевшей арматуры. Во впадине что-то блестело, шевелилось и попискивало.

     Это оказалось гнездо, полное пискливых созданий, сидящих в одном большом гнезде из обрывков гнилых проводов, проволоки и всякого мусора. Выводок крысоподобных уродцев, с непомерно большими головами и когтистыми лапками. Они шипели, развевая широкие рты с мелкими зубами и извивались, пытаясь выбраться из гнезда. Глен молча отстегнул с пояса металлический прут, тот щёлкнул, удлиняясь в его руке. Несколько точных ударов, и всё было кончено. Крысята с разбитыми головами скорчились на ворохе проволоки, не успев выбраться наружу.

-    Зачем ты их? - спросила Елена, морщась от жалости и отвращения.

-    Это гнездокрысы, - сухо ответил её товарищ. - Они хуже сорок. Паника и зараза, вот что они такое. Вроде того, что ты прикончила. Выберись один наружу, и весь район узнает, что мы здесь. Ясно?

-    Они такие... как они живут, с этим? - она указала на пучок проволоки, сросшийся с уродливыми телами.

-    Здесь таких много, это ещё цветочки, - нетерпеливо буркнул Глен. - Мутанты. Двигаем.

     Она кивнула. Не время жалеть случайных тварей.

     Сразу за поворотом был тупик, коридор заканчивался завалом. Возможно, раньше здесь была дверь, но теперь громоздилась куча разломанных панелей с обрывками ржавой арматуры, густо покрытая пылью. У подножия завала лежала ещё одна гнездокрыса - взрослая, размером со среднюю собаку, в коконе смятой проволоки, вместо головы - кровавая каша. На полу виднелись следы армейских ботинок.

-    Сюда, - сказал Глен.

     Они поднялись по хлипкой лестнице, лепящейся по стене короткими шпалами ступенек, пробежали по кривому коридору и выскочили на открытую площадку на крыше. После тьмы цехового помещения серый сумрак неба казался ярким днём.

     "Так короче", - Глен повертелся на месте, быстро сориентировался и перепрыгнул на соседнее здание.

     Елена, сжав зубы, прыгнула за ним. Она сможет. Она сильная, и может перепрыгнуть эту чёртову щель между домами. Подумаешь, пять этажей внизу.

     На соседней крыше был открыт люк. Они спустились вниз, просто спрыгнули на захламлённый пол чердака, и миновали несколько пролётов бетонной лестницы без перил.

     Зашипела рация на ремне у Глена, искажённый голос прохрипел что-то невнятное.

-    Здесь! - ещё пролёт узкой лестницы, поворот, и через пролом в стене на месте входа - огромный зал, высотой в три этажа.

     Снова забормотала рация. Где-то впереди нарастал странный гудящий звук. Он исходил от стен, где пролегали старые ржавые трубы, и становился всё громче. Тошное ощущение опасности нарастало вместе со звуком. И снова это чувство, что ты в игре, даже показались контуры игроков там, впереди, темноте коридора, с числами оставшихся жизней.
     Елена зажмурилась и потрясла головой. Нет сейчас. Ей нужно выполнить работу. Иначе её больше никогда не возьмут на дело, а ей нужны деньги.

     Коридор внезапно оборвался проломом в стене. Опять захрипела рация, повторяя несколько слов, снова и снова. Глен выругался и полез в проём.

     Они вышли в огромный зал заводского цеха. На высоте трёх этажей смутно виднелись решётчатые перекрытия потолка. Сам зал был равномерно, в шахматном порядке, покрыт грудами хлама, в котором угадывались основания станков, заваленных обломками.

     Ощущение опасности здесь усилилось, появилось чувство, что кто-то смотрит на неё в упор. Виски сдавило, и Елена опять потрясла головой, чтобы избавиться от рези в глазах. Это не игра. Соберись. И все эти цифры над противником в глубине зала - они тебе померещились.

-    Прикрой меня! - скомандовал Глен.

     Мягко стуча ботинками по чёрному бетону, товарищ Елены пробежал по проходу между грудами хлама высотой в человеческий рост. Впереди завизжали, тонкий, вибрирующий звук ввинтился в пыльный воздух, заметался эхом между стен.

     Там на пустом пятачке, кем-то расчищенном от мусора, метались и прыгали люди в бронежилетах - их группа. В руках у них были прутья, точно такие, каким Глен прикончил выводок гнездокрыс, и прутья эти так и мелькали. Противников было больше, но несколько из них уже лежали на полу, скорчившись или бессильно раскинув конечности.

     Глен со щелчком открыл свой прут, и прыгнул в общую свалку. Елена остановилась. Существа, с которыми дралась группа, только с первого взгляда походили на людей. Разного роста, высокие и низенькие, они все были разными, но одинаково нелепыми и страшными. Она увидела систему в действиях товарищей по группе. Те нападали по очереди, парами, наскакивая и отступая.

     Вот двое, щербатый мужик и женщина, отбежали назад, выманив за собой рычащего человека-монстра, горбатого, в лохмотьях развевающегося плаща, похожего на куцые крылья. Руки его были неимоверно длинные, с огромными ладонями, похожими на клещи. Клещевидные руки дёрнулись, но схватили лишь воздух. Первый прут обрушился ему на загривок, второй подрубил ноги. Человек-монстр полетел кувырком на пол.

     Она увидела, что другое существо, низенькое и широкое, с маленькой головой, утопленной в плечи, очень ловко сшибло наземь человека в бронежилете, прыгнуло сверху, и Глен снёс его ударом прута, не дав открутить товарищу голову.

     Почему они не стреляют? Ведь так просто было бы отступить, перегруппироваться и положить этих тварей несколькими точными выстрелами? Елена покачивалась на напружиненных ногах, водя стволом. Нет, слишком велик риск попасть в своих. Что-то мелькнуло на крае зрения, и она обернулась. Ей почудилось движение наверху, на площадке над залом, огороженной остатками низеньких перил. Свои были все здесь. Значит, чужой.

     Елена, осторожно ступая, переместилась, спряталась от того, кто возможно сидел наверху и стала выцеливать чужака. Один снайпер сейчас мог бы нанести их группе непоправимый вред.

     К тому времени уже пятеро существ валялись на полу, а кто-то из группы вязал их безвольно откинутые конечности тонким крепким шнуром. На ногах осталось всего трое, и их уже загнали в угол между грудами железобетонного хлама.

-    А-а-а, суки! - вдруг завизжал истошным визгом один из уродцев - скособоченный, на кривых ногах с огромными косолапыми ступнями. - Предатели! Своих бьёте, твари!

     Он прыгнул вперёд, быстро, распрямив кривые ноги, как пружины. Мелькнул в воздухе острый прут в его руках, нацеленный в грудь одного из охотников.

-    Сдохни, ****! 

     Мужик в бронежилете отскочил, и свалил его в прыжке на пол. Насел сверху и приставил пистолет к виску:

-    Где гнездо? Где ваше гнездо, падаль?

     Уродец завывал и отчаянно вырывался. За его спиной оставшихся двоих забивали прутами.

-    Где ваша база? Глаз вырву!

     Уродец завопил, корчась на полу. Елена поморщилась, не отводя глаз от невидимой пока цели.

-    Гнездо... в... - взвизгнул кривоногий.

     Наверху, на площадке балкона, двинулась тень. Два выстрела прозвучали одновременно.     

 

Похожие статьи:

РассказыОбычное дело

РассказыПотухший костер

РассказыПортрет (Часть 1)

РассказыПортрет (Часть 2)

РассказыПоследний полет ворона

Рейтинг: +3 Голосов: 3 60 просмотров
Нравится
Комментарии (6)
Finn T # 22 августа 2020 в 01:38 +2
А вот и продолжение! Новые главы, новые приключения в реале и виртуале. Теперь - реал. glasses smoke zlo hoho
DaraFromChaos # 22 августа 2020 в 13:27 +2
Добрый, добрый котик :)))))) засунул персонажей в самую...свалку :)
так приятно читать zlo love
Finn T # 23 августа 2020 в 01:17 +2
Моя вышла из сумрака crazy Дома ремонт, весь день красили батареи и примкнувшие к ним трубы hoho
Куда ж ещё их запихивать, тока в самую... ну эту, гущу! zlo joke laugh
Finn T # 23 августа 2020 в 01:18 +2
PS. чегой-то у меня почта сломавшись sad Второй день ничего не могу с ней поделать hoho
Евгений Вечканов # 22 августа 2020 в 14:06 +2
Беременную девушку по таким местам гоняешь! Ай-ай-ай!
О времена! О нравы!
Плюс.
Finn T # 23 августа 2020 в 01:19 +2
Да, мы, авторы, такие злые smoke Загоним героев на дерево да ещё палкой их потычем zlo Спасиб smile
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев