fantascop

Жизнь номер раз. Главы 36 - 37

в выпуске 2020/09/28
25 августа 2020 - Finn T
article14808.jpg

Глава 36

   

      Уродец вскрикнул и обмяк на полу. Мужик в бронежилете, который держал пистолет у его виска, откатился в сторону.

     Второй крик раздался сверху, с площадки, откуда стреляли. Теперь Елена уже точно видела, как от её ответного выстрела кто-то дёрнулся и скрылся в темноте.

-    Снайпер! - крикнула она. 

     От их группы отделился человек, кажется, это был Глен, и побежал к пролому в стене, лавируя между грудами хлама. Остальные попрятались за остатками станков, и постарались укрыть живую добычу. Уродец, в которого попала пуля, тихо скулил, корчась на полу. Он был ещё жив, хотя умирал - Елена видела, как из горла его толчками выливалась тёмная кровь.

     Она увидела, как женщина из их группы, затащив за кучу мусора спелёнатого по рукам и ногам уродца в кургузом плаще, достала оружие и стала выцеливать снайпера.

-    Я наверх, - бросила Елена, и, так же держась укрытий, перебежала вслед за товарищем к пролому.

     Снайпер был один. Она вбежала наверх, стараясь не пыхтеть, и каждую секунду ожидая засады. Последние метры Елена ступала мягко, как кошка, держа оружие наготове. Но там был только Глен. Он стоял над телом человека, лежащего ничком на полу. Ноги снайпера в тяжёлых ботинках были раскинуты, одна рука судорожно прижата к груди, у другой, откинутой на пол, лежала винтовка с оптическим прицелом. 

-    Готов, - сказал Глен, не оборачиваясь. - Допросить бы, ан нет.

     Елена склонилась над трупом. Она ожидала увидеть такое же странное существо, как те, что были внизу. Но этот человек, вернее, его тело, был совсем обычный с виду. Руки, ноги - всё на месте, и нормальных размеров. Только вот лица у него не было. Вся верхняя часть головы была снесена выстрелом, а затылок превратился в месиво.

-    Это я его? - она отступила на шаг, стараясь дышать ровно. В игре тоже лилась кровь, и ранения были тяжёлыми, а смерть иногда приходила самая жестокая... но ничто не могло сравниться с реалом.

     Елена сглотнула и едва сдержала позыв к рвоте. Вот этого ей сейчас совсем не нужно. 

-    Если не ты, то и не я, - буркнул Глен.

***

     Внизу группа уже обыскивала зал. В каморках, бывших когда-то служебными помещениями, нашлись запасы подозрительной провизии, полоски вяленого мяса, какая-то бурая масса, похожая на плохо пропечённый хлеб, мешочки сушёных костей, похожих на птичьи, крысиные шкурки и всякая мелочь, которой не было названия.

     В чистой комнатушке, с выметенным полом и полками по стенам, была явно устроена мастерская. Там стоял верстак, лежали странного вида заготовки и много всякого железного хлама. Всё это было разложено по ящикам, полкам и шкафам - старым, потрескавшимся, но ухоженным.

     Члены группы принялись с энтузиазмом собирать металл, инструмент и всё, что считали ценным, в мешки.

     Елена взяла то, что подвернулось под руку, и сунула в мешок с гнездокрысой. Неужели это и есть та самая база, или гнездо, о котором спрашивали покойного уродца? Стоило убивать из-за этой жалкой комнатушки, грозить вырвать глаз... Или снайпер просто хотел попасть в одного из пришельцев, а вовсе не заткнуть кому-то рот?

     Зазвенело разбитое стекло, стукнула дверца шкафа. Кто-то выругался, наступив на осколки. В очередном шкафу, который как раз потрошили в поисках добычи, на верхней полочке перекатывались какие-то стеклянные пузырьки, с пробками и без. Несколько свалились на пол и разбились. В некоторых бултыхалась какая-то зеленоватая и прозрачная жидкость. "Всё, что попадётся: цветной металл, дерево, стекло..." - так, кажется, говорил Глен.

     Елена сунулась на полку, и сгребла пузырьки себе в мешок. Мужик в бронежилете, который шарил внизу шкафа, разбирая железяки, только глянул на неё, но возражать не стал.

     Живая добыча лежала рядком у входа в мастерскую. Один подстреленный и несколько побитых, но живых, связанных по рукам и ногам пародий на человека.

     Тот, с простреленным горлом, всё ещё хрипел, дёргая ногами, на полу. Рядом стоял Глен и поглядывал по сторонам, с автоматом наготове.

     Елена присела возле умирающего. Ей приходилось видеть инвалидов, уродливых людей - их много было на улицах, они считались обычными гражданами, пока могли хоть как-то работать - но такого встречала впервые.

     Кровь уже не текла, а слабо сочилась из простреленного горла. Удивительно, что человек был ещё жив. В развороченном пулей горле что-то блестело, и Елена вгляделась поближе. В багровом месиве виднелись оголённые позвонки, и они были не из кости. Гладкие металлические шарниры, как в шарикоподшипнике, сидели в позвоночнике из матово-белого материала, похожего на кость. Трубчатая пластиковая вена слабо пульсировала, проталкивая остатки тёмной крови.

     Удивляясь, что видит такое, она перевела взгляд ниже и вздрогнула. Тряпки, подобие штанов, закрывавшие кривые ноги существа с огромными ступнями, разорвались окончательно, и теперь их стало хорошо видно. То, что Елена приняла за ноги, было протезами. Нет, даже протезами это трудно было назвать. Кость из того же светлого материала, обвитая искусственными сухожилиями, с трубками наполненных кровью вен. Шарниры сустава, сложные, выпуклые, опутанные проводами и пружинами. И ступни - похожие на лопаты, обутые в пластиковые боты, нет, не обутые - запаянные намертво. Металлические, словно свинченные с какого-то механизма, и приделанные к этим псевдоногам.

     Елена непроизвольно коснулась рукой этой странной конструкции. Её будто ударило током, пальцы дёрнулись и прилипли, впились в белую матовую кость, в сухожилия проводов. Снова раздалось это гудение, низкое, вибрирующее. Оно звучало в голове, вместе с биением сердца, с током крови, передавалось через пальцы, и отдавалось во всём теле.

     Теперь она видела это существо насквозь, всё, как на ладони. Видела его изувеченное тело, огрызки ног, оборванных у колена. Видела искривлённую грудную клетку с вставным позвоночником - цепочка из металлических шарниров прочно вросла в разбитую когда-то костяную конструкцию, и теперь полностью заменяла её. Так, что вынуть металл означало верную смерть этого существа.

     Гудение нарастало, оно заполнило голову, замирающий стук сердца громом отдавался в ушах. Почему так больно? Или это не её боль?

     "Гнездо, - вдруг отчётливо произнёс чей-то голос, сотканный из гудения и толчков крови. - Гнездо". И так же отчётливо она увидела клетку. Клетку с крупными ячейками, запертую на замок, и людей внутри. Люди цеплялись за прутья железными пальцами и вопили, а металл клетки накалялся и плавился, пока не вспыхнул ослепительным белым светом...

     Она сильно вздрогнула и разжала пальцы.

     Существо на полу перед ней дёрнулось в последний раз и затихло окончательно. Человек-машина был мёртв.

     Глен тронул её за плечо:

-    Эй, ты в порядке?

     Голос его звучал обеспокоенно, рядом стояли ещё двое из их группы, с туго набитыми мешками с добычей, и тоже смотрели на неё. Сколько она так сидела, вцепившись в чужой протез? Наверное, она выглядит как идиотка.

-    Да, всё нормально...

     Елена поднялась на ноги, торопливо отошла в сторонку и её вырвало в углу на кучу хлама.

-    Бывает, - понимающе сказал щербатый мужичок. - В первый раз всегда так.

     Они не понимали. Ну и хорошо. Елена отёрла рот ладонью и вернулась к своим. Ещё не хватало, чтобы её приняли за чокнутую. Тогда ей точно работы не видать, как своих ушей. 

     Остальные члены группы уже выходили из мастерской, таща за собой мешки. Кое-кто нёс даже оторванные дверцы шкафа и здоровенную деталь под мышкой, должно быть, свинченную со станка. Видно, здешний металл был и правда дорог.

     Глен тоже подобрал пару мешков, небрежно забросил за плечо. Лежащих на полу уродцев пинками подняли  на ноги и повели перед собой, подбадривая тычками в спину. За убитым снайпером двоим пришлось сбегать наверх. Вскоре они вернулись и притащили тело, засунутое в длинный мешок. Как видно, запас мешков у них был солидный.

     На выходе из здания мужик в бронежилете включил рацию и связался с фургоном. Что-то сказал про снайпера и про добычу. Потом они выбрались на залитую утренним туманом улицу и принялись ждать.

***

     Набитый людьми и добычей фургон покатил по сырым, разбитым улицам, перевалил понтонный мост и запетлял по окраинам города. Елена сидела рядом с Гленом и думала, сказать ему про своё видение, или не сказать. Уродцы, связанные, лежали на полу фургона, и все поставили на них ноги. "В тесноте, да не в обиде" - с усмешкой сказал кто-то.

     Машина долго катила по городу, сквозь тёмные стёкла было плохо видно, куда они едут. Елена думала, что их привезут на то же место, откуда забирали, но, когда они наконец вылезли на свет, оказалось, что это задний двор какого-то здания, с широкой дверью и пандусом, как на складе. Кругом возвышались слепые стены таких же домов, тёмные, накрытые серым предрассветным небом.

     Встречать их вышли двое, и в одном из них, плотном, круглолицем мужичке, Елена узнала владельца того тира, где Глен подбирал ей оружие.

     Группа сноровисто перекидала мешки с добычей на тележку. Связанных уродцев, с накинутыми на головы мешками, тоже потащили внутрь. Те отчаянно брыкались, но поделать ничего не могли. Последним вынесли труп и тоже положили на тележку. Скоро всё это исчезло в распахнутом зёве склада. Мужичок, хозяин тира, его помощник и несколько человек из группы зашли внутрь, и пропали на полчаса. Их ждали, обмениваясь ленивыми матерками и от скуки поигрывая в картишки. Елена сидела, уставившись в одну точку, и прокручивала в голове видение пылающей клетки и распахнутого тела странного существа с металлом внутри. Видение было таким реальным, что казалось правдой. В глубине души она не верила, что это глюк - от усталости, голода, или от чего там это бывает. Она и усталости не чувствовала. Наоборот, странный прилив сил и бодрость, от которой хотелось немедленно вскочить и что-то сделать, бегать, махать руками, кричать, или влезть в игру и...

     Тут появился Глен с остальными, влез в фургон, и их наконец отвезли в глухой переулок, где и высадили. Пачки денег раздали по рукам, кто-то довольно фыркал, кто-то хмурился, а Елену хлопали по плечу и говорили: "С почином, салага! Приходи ещё!" - и исчезали в утреннем тумане.

     Вскоре все разошлись. Глен протянул Елене пачку банкнот:

-    На. Твоя первая работа.

     Она пересчитала, и подняла на него глаза:

-    Этого мало.

-    Тебе сколько надо? - он выглядел усталым. Небритое лицо в утреннем свете казалось помятым и злым.

-    Так я буду год расплачиваться.

-    Это задаток. Остальное потом.

-    Когда потом? - тоже зло спросила она. Денег было много, но чтобы уплатить долги Алекса, ей придётся убивать по десятку уродцев в день. Целый месяц.

-    Когда проверят добычу. Если найдут что-то ценное, будет премия.

-    Например, гнездо? Его же не нашли, да?

-    Ты о чём, детка? - он наклонился к ней, и она впервые испугалась. От Глена пахло... опасностью. Как тогда, в зале, где в них целился снайпер.

-    Я видела кое-что. Та мастерская - просто фуфло. Гнездо - это клетка с людьми. Не-людьми. Они же не люди, правда?

     Он крепко взял её за плечи и встряхнул:

-    Ну-ка, посмотри на меня. Что ты несёшь? Какая клетка?

-    Ты раньше их видел, таких? - торопливо спросила она. Главное, не останавливаться, иначе у неё не хватит духу продолжить. - Ты сам говорил, про гнездокрысу - там такого полно. Что это цветочки. Что они такое? Я дотронулась до него, и увидела... Он сказал мне. Сказал одно слово... гнездо. И я увидела. Клетку. С людьми. Они горели...

-    Стой, - серьёзно сказал он, крепко держа за плечи. - Остановись. Хватит.

-    Я видела, - упрямо повторила она. От Глена больше не пахло опасностью. Он был скорее... испуган. И ещё что-то, что она не могла определить.

-    Заткнись, дура. Ты нас убьёшь. Закрой рот.  

***

     Следователь оттянул пальцем ворот тёплого свитера и вздохнул. День выдался мутный, тяжёлый. С утра пришлось лично мотаться на место, будто бригады было недостаточно, но дело взял под контроль главный судья. Потом пришлось срочно строчить отчёт с проклятыми таблицами и цифрами, которые следователь ненавидел тихой ледяной ненавистью.

     Едва он глотнул остывший кофе, который в холодном виде не хотел пролезать в горло, его выдернули из-за стола и потащили на совещание. Все уже были на месте, и он с трудом нашёл свободный стул.

     Красный от вышестоящего втыка начальник долго муссировал вопрос о чистоте городских улиц. Народ мрачно слушал. Следователь внимал с полузакрытыми глазами, покачивая головой в такт речи. К этому давно шло. Шило в мешке не утаишь, а то, что в последнее время смежники взялись активно чистить подвалы и окраины от мутантов, знали все, даже нежные девицы из бухгалтерии. А ещё он знал - и это не разглашалось - что всех полулегальных мутантов, на которых раньше велено было закрывать глаза, теперь ловили и отправляли в одну фармацевтическую фирму. Болтали, что для опытов. Но это уже из области фантазий, фирма была наглухо закрыта для внешнего мира, при всём обаянии их рекламных роликов.

     Потом на выходе из начальственного кабинета его поймал Макс - новенький в бригаде. Парень был только после академии, и ещё не утратил энтузиазма.

-    Шеф, - сказал Макс, - я вызвал свидетеля, как вы просили.

-    Ну, - шеф уже знал, что новенький ничего не говорит сразу, а неприятную информацию из него и вовсе приходится рвать клещами.

-    Он не пришёл.

-    Ну.

-    Я смотался к нему, - Макс снова замялся, посмотрел на мрачного шефа, и торопливо выдал: - Короче, откинулся он. Передоз.

     Следователь сунул палец за ворот, и покрутил шеей. Чёртово дело о пожаре в фирме, где сгорело несколько игроков, сидело у него в печёнках. Ещё этот свидетель, как его, Игорь Мизинов - ничего не видел, ничего не слышал, ничего не знаю. Передоз... Полицейский знал, как выглядят наркоманы. Техник Мизинов наркоманом не был. Не мог быть.

-    Это точно? - спросил он, глядя на блестящего от мыла и свежей бритвы новичка. Вот кто не мучается сомнениями.

-    Всё как по учебнику, шеф. Типичный случай, - Макс честно выкатил глаза, а следователь испытал приступ изжоги. Мутный сегодня был день. Очень мутный.

 

 

Глава 37

 

     Глен давно пропал в утреннем тумане, а слова его всё ещё отдавались эхом в голове. Елена шла по почти пустой в этот час улице к дому своего агента Толяна. Плечо ещё ныло от хватки этого психа, который тряс её и говорил странные вещи. Это надо обдумать. Может быть, он и не врал, но кто его знает. Сам говорил, что у него титановая пластинка в черепе. Может, всё это бред и Глен полный псих, а его разговоры - пустой звук.

     "Не пускай их в свою голову, дурёха! Они уже не люди, у них мозги съехали! Я знаю, что говорю. Это те, кто попал под раздачу, когда настал пипец. Те, кого накрыло, понимаешь?" Она хотела спросить, что за раздача, но он не дал ей открыть рот. "Они изменились, потом наплодили детей - таких же уродов, как они. Они никому не нужны, нигде не числятся. Их нет, ни для кого. Они как крысы, выживают на помойке, где никто не живёт. Там жить нельзя, понятно? Потому что станешь, как те, с жестью в башке... Не слушай их, а то крыша съедет. Никогда, понятно?!"

     Елена тогда молча кивнула, и он, тряхнув её в последний раз, отпустил. Потом, не глядя на неё, коротко попрощался и ушёл, исчез в рассветном тумане. Она посмотрела ему вслед, уверенная что он начал говорить одно, а потом чего-то испугался, и свернул на другое. Что-то она сказала ему, сообщила что-то важное, но ответа не получила, и это было как заноза в мозгу.

     Всё равно, деньги ей нужны и этот факт, как ни крути, от разговоров не исчезнет.

     Было ещё совсем раннее утро, когда она подошла к дому своего агента. Пару раз хлопнула дверь подъезда, выпуская ранних пташек -  людей, торопящихся на работу. Скорее всего, Толян ещё отсыпается после очередной попойки со своими нетрадиционными друзьями. Или мучается с похмелья. Ничего, Елена знала, что от работы Толян не откажется никогда, как бы у него ни гудело в голове.

     Она набрала код квартиры, но никто не откликнулся. Сигнал вызова звучал снова и снова, без ответа. Вот щёлкнула дверь, очередной сосед выбрался на улицу и заспешил куда-то. Елена воспользовалась моментом, и проскользнула в подъезд.

     Дверь в квартиру была закрыта. Елена постучала, раз, другой, третий - её агент не отзывался. В квартире было тихо, только где-то за стенкой шумела вода и свистел чайник. Стенки в этих домах были тонкие, и все всё друг о друге знали. Наверное, соседи собирались на работу.   

     Елена постояла ещё у двери, и ушла. Наверное, Толян так напился, что спит без задних ног. Или подвернулось выгодное дельце, и он уже умчался куда-то, и теперь его не будет но ночи. Раз так, она знала, где его искать - любимое кафе, где агент сидел часами и вёл дела, не отрываясь от ноута. Надо идти туда.

     Ноги резво несли её по знакомому маршруту, внутри всё ещё было жарко от резкого разговора и от ночного дела.

-    Эй, подруга! Ты чего мимо бежишь, как неродная! - Фрайди улыбался во весь рот, его нечёсаные волосы стояли дыбом, как у дикобраза, из-под расстёгнутой куртки весело подмигивал нарисованный на футболке смайлик. - Ну ты метеор, чуть с ног меня не сбила. Куда торопишься?

     Елена остановилась. И правда, чего она так бежит. Толян, если он в кафе, никуда не денется, входные двери, с кофейной кружкой над входом, уже хорошо видно отсюда.

-    Привет.

-    Куда бежишь? - повторил вопрос Фрайди. Он просто излучал дружелюбие, и Елена невольно улыбнулась. Приятно было видеть хоть кого-то, не похожего на её недавних друзей - суровых, вымазанных тёмной краской и, чего уж там, убийц по найму.

-    Ищу Толяна. Работа нужна.

-    Толяна? Так я его уже нашёл. Вот, - Фрайди покопался в кармане куртки, вытащил записку - на таких агент обычно писал адреса - и помахал перед носом у Елены. - Работа. Можешь больше не искать.

-    Но... - она обернулась на двери кафе.

-    Всё нормально, приглашение на двоих. Ты же знаешь - Толян для тебя не глядя распишется. Пошли, а то опоздаем.

     Он потянул её за собой. Ладно, если бумажка на двоих, почему бы нет. Елена знала, что Толян, хоть и злился на неё, был доволен её работой. "Наверное, хорошие комиссионные получает", - подумала она, торопясь за Фрайди. 

     Идти пришлось далеко, их обгоняли утренние заспанные рикши - парни на диких гибридах велосипеда и педального автомобильчика с коляской. Жилистые ноги рикш с усилием крутили педали, разгоняя застывшую за ночь смазку в ходовых деталях. Топливо было дорого, и большинство небогатых граждан предпочитали такой вид такси.

     Они вышли на знакомый перекрёсток, где Елена познакомилась с Гленом и Фрайди. Кажется, это было так давно, а на самом деле недавно, и они уже знают друг о друге столько всего, что не всякому расскажешь... Пропустили очередного рикшу, тянущего первого клиента, перешли дорогу и свернули за угол дома, заметного по стене, щедро разрисованной граффити. Здесь даже прохожих не было, в этом глухом месте. Аляповатый рисунок на стене подтекал влагой, щётка бурого мха в щелях между камнями была вся в мелких каплях воды.

     Елена и Фрайди прошли под полуразрушенной аркой и спустились по узкой грязной лестнице в полуподвал.

     Их пропустили внутрь, в густо пахнущую химией, сигаретами и дешёвой едой темноту тамбура. Укреплённая дверь открылась, и знакомый зал, с нагромождением ящиков и коробок у входа, встретил их резким светом настольной лампы.

-    Вы опоздали, - недовольно сказала девица за канцелярским столом. Она нервно перебирала какие-то папки и шарила в отделениях стола. - В другой раз не пущу.

     Фрайди обворожительно улыбнулся девице, положив на стол записочку от агента. Девица на миг оторвалась от своих поисков, и Елена заметила, что та выглядит совсем не весело. Лицо бледное, помятое, под покрасневшими глазами - тёмные круги. Видно, непростая у них в подвале работёнка. А может, хорошо повеселились накануне, кто их тут знает.

    Клетки посреди погружённого в полумрак помещения были уже заняты. В них маячили какие-то люди, только две крайних были ещё свободны. Елена заметила, что с прошлого раза клеток стало больше, и теперь они занимали почти всё пространство в середине зала, от стены до стены.

     Они с Фрайди заняли свободные места, и недовольная девица выдала им снаряжение. Прилепила присоски, торопливо, но точно, с силой придавливая каждую. Принесла шлемы и перчатки, помогла затянуть ремешки.

     Прозвучал первый сигнал. Свет погас, раздался второй сигнал. Перед глазами возникло туманное пятно, оно быстро увеличилось и заполнило всё поле зрения. Третий сигнал.

     Всё исчезло, пропало вместе с выключенным светом, клеткой из стальных прутьев, шлемом, перчатками, всем вокруг.

***

     Ничего не изменилось. Она всё ещё была на задании, вокруг возвышались стены и решётчатый потолок огромного зала, там, на заброшенном заводе. Те же, или похожие, кучи мусора, останки разрушенных станков, какие-то коробки и груда камней на полу у стены. Только куда подевались все остальные, вся их группа? Никого не было вокруг, ни единой души. Она захотела позвать их по именам, но имена никак не вспоминались.

     Нет, это не тот самый зал, а просто похожий. И это не то дело, на которое они ходили группой наёмных убийц - собирателей, а работа, халтурка ради денег. Сообразить это она смогла с огромным трудом. Что-то давило на сознание, туманило разум, способность мыслить.

     Она подняла руку, смутно вспомнив, что в прошлый раз её звали Жертва. Сейчас её звали...  "Тело". Просто Тело.

     Зато показатели изменились. Они стали больше, хотя и ненамного:

    

     Уровень: 10/100

     Здоровье: 50/100

     Сила: 10/100

     Ловкость: 10/100

     Интеллект: 10/100

     Способность к мимикрии: 10/100.

    

     Это нечестно. В прошлый раз её персонаж был хорош. Лучше всех, она была уверена. Они должны были дать ей гораздо больше. Ну да ладно, сейчас она хотя бы не жертва. Но кто она теперь? И что значит "тело"?

     Она оглядела себя. В прошлый раз её персонажу придали форму картофелины с тонкими ручками и ножками. Бесформенный клубок некой зелёной массы, которая могла трансформироваться. Сейчас это было действительно тело, почти человеческое. Торс, правда, без явных половых признаков, плечи, шея, голова, руки и ноги - всё это бледное, неровное, будто слепленное из теста.

     "Хорошо хоть не Мясо" - подумала она, с усилием ворочая мыслями. Хотя... кто знает.

     Стоило об этом подумать, в окружающем пространстве что-то изменилось.

     "Тело" только сейчас заметила... вернее, заметило, что предметы, в беспорядке разбросанные по огромному залу, поменяли позиции. Стило отвернуться, как станки сдвинулись, груды железного хлама изменили контуры и стали как будто ближе.

     Потом, уже не скрываясь, большая помятая бочка, ржавая, с отвалившимся дном, стала двигаться. Неровно, будто слепая, она дёргалась, катаясь по щербатому бетону, натыкалась на кучки мусора и прилепляла его на себя. По ходу движения она непрерывно обрастала дополнительными мусором, к ней прибавлялись новые детали, и всё это со скрежетом и шуршанием поползло по направлению к Телу.

 

Похожие статьи:

РассказыПотухший костер

РассказыОбычное дело

РассказыПоследний полет ворона

РассказыПортрет (Часть 2)

РассказыПортрет (Часть 1)

Рейтинг: +3 Голосов: 3 55 просмотров
Нравится
Комментарии (5)
Finn T # 25 августа 2020 в 14:41 +2
Продолжение! Новые главы, новые приключения бедной, замученной автором героини с автоматом! smoke crazy zlo v
Евгений Вечканов # 25 августа 2020 в 16:30 +2
Интригует...
Плюс.
Мне нравится.
Finn T # 25 августа 2020 в 16:47 +2
Спасиб zst То ли ещё будет! smoke hoho
DaraFromChaos # 25 августа 2020 в 17:53 +2
афтырь, пишЫ исчо!
читателю жалают :))))
Finn T # 25 августа 2020 в 20:29 +2
zst crazy Пишу, раз такое дело! smoke joke
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев