1W

Жука

в выпуске 2017/06/26
16 мая 2017 - Анна Орлянская
article11082.jpg

I

Калитка с трудом отворилась, пробороздив рейками землю. Нехотя впустила за изгородь. Следуя друг за другом по узкой, выложенной из колотых кирпичей дорожке, ребята зашагали к бабушкиной избе. Её оконца искрились на солнце чистыми стёклами, а между рамами, видно ещё с зимы, лежали горки ваты. Возле железного уличного рукомойника белел полотенец. Кривое, щербатое крыльцо, судя по яркости, было недавно окрашено. Внуки дивились, как быстро бабушка облагородила лачугу с облупленными стенами и сад, заросший ползучим пыреем да цепким подмаренником. Таким они всё видели весной, когда приезжали в деревню. Раньше бабушка с дедушкой жили в высоком, бревенчатом доме с красивым, плодовитым садом. Внуки любили проводить лето у них. После смерти дедушки продав добротный дом, бабушка купила эту избу на окраине деревни, а их семье помогла с переездом в город.

- Зачем мне большой дом? – говорила баба Ариша. - Я без деда не смогу его в порядке содержать, там мужицкие руки нужны. Мне, одной, и такого хватит. А вы из деревни выбирайтесь, детей на ноги ставьте.

- Жалко с домом разлучаться, - искренне горевала дочь её, Раиса. - Ведь немало труда вложено.

Матвею и Лиде тоже не хотелось расставаться с бабушкиным домом. Сколько связано с ним светлых, радостных воспоминаний!

- Вам жалко, а мне – нет, - с серьёзностью отвечала Арина Глебовна. - Большой дом много сил забирает.

Как сказала – так и сделали.

Брат с сестрой замерли на месте, увидав несущуюся на них с лаем собаку.

 

- Ну, чего испугались? – на пороге дома появилась бабушка. - Она только с виду грозная, а так не кусает. Идите, идите. Она сама вас боится. Жучка - мой новый жилец. Так что, прошу любить и жаловать.
 
- А вы что, одни? Родители где? - Арина Глебовна обняла внуков.

- Мы уже большие, - важно насупилась Лида. - Дела у них какие-то. Мы решили сами приехать.

- Ага, большие – одному тринадцать, другой – четырнадцать. Большие – на работу устраивайтесь. Я в вашем возрасте уже родителям помогала.

Ребята не обращали внимания на бабушкину ворчливость – редко она их ругала, и то всегда по-доброму. Они были очень рады ее видеть – здоровую и бойкую.

- Заходите. Я вас с утра ждала, а вы только к обеду пожаловали. Ладно, хорошо, что вообще приехали. Как раз, сейчас и покушаем вместе. Борщ наварила с молодой картошечкой. Пирожков напекла ваших любимых, с пасленом.

Следом за бабушкой и прошмыгнувшей в приоткрытую дверь собакой, ребята переступили порог избы. Из темной горницы повеяло прохладой, засушенными травами и отчетливым запахом чеснока, развешенного в чулках. Под ногами скрипнули половицы. Такой же, протяжный звук издала дверь. 
- Да вот, всё руки не доходят петли смазать, - вздохнула бабушка. - Жучка, ты что ли мне бы напомнила.

Митя и Лида прошли  в тесную кухоньку, оттуда - в зал. Зал был тоже маленьким, но светлым, с двумя оконцами. Внукам вспомнилось беззаботное детство. Ведь несмотря на то, что бабушка стала жить здесь недавно, некоторые до боли знакомые вещи перекочевали вместе с ней, да и царил в избе тот же неизменный порядок: кровати застелены покрывалами, без единой складочки, поверх - пирамидки взбитых уголком подушек. Старое трюмо сверкало полированной гладью. Кочерга подбоченилась к белой-пребелой печи. На столе – узорная скатерть, марлей накрыты пирожки и ещё дымится кисель, разлитый по стаканам. Все стояло на своем месте, а кухонная утварь попрятана по шкафам и тумбочкам. Кругом чистота, разве что полы с ковриком кое-где в крошках – видно, не успела полностью прибраться. А может, их поджидала. Бабушка всегда давала небольшие задания внукам - Мите натаскать воды, Лидочке подмести полы и помочь с поливкой огорода.

Дети, помыв руки, одновременно вытерли полотенцем, каждый со своего края. В детстве бабушка за это их ругала, говорила, что к ссоре, но они всё равно часто так озоровали. Вот и в этот раз, удостоверившись, что бабушка не смотрит, потянули в разные стороны. Матвей мог одним рывком отобрать, но уступил сестре. Внуки улыбнулись друг другу и уселись за стол, чуть было не подравшись из-за единственного стула со спинкой, стоявшего у стола.

- Это соседская собака? – предположила Лида, откусывая хлебную горбушку, натертую чесноком.

- Зачем же, соседская? Моя собака, - ответила бабушка.

Внуки брезгливо рассматривали болонку: посеревшая, точно от старости, шерсть свалялась, топорщилась лохмотьями и нависала над глазками - маленькими, черными, как уголь в бабушкиной печи. Им не хотелось касаться грязной шерсти, а болонка так и терлась об ноги, металась от одного к другому, виляя хвостом.

- Где ты взяла такую страшную? - полюбопытствовал Матвей.

- Подобрала у колонки, - объяснила баба Ариша. - За водой пошла, а она, бедная, от жары спасается. С колонки вода капает и от земли прохлада идет. Вот она там и ошивалась. Пусть теперь живет со мной. Охраняет. А то мне одной скучно.

Арина Глебовна заметила, как Митя теребит за ухо собаку. Пристроившись под его стулом, болонка норовила облизать руку парня. Наконец, ей это удалось.

- Иди, теперь вымой, - строго сказала бабушка.

- Баб, давай, лучше мы попросим родителей, чтобы подарили тебе щенка какого-нибудь породистого, сторожевого, - предложил Матвей. - Овчарку, например.

- Не придумывай. Щенка приучать нужно, а это взрослая, все понимает. Раз пошла за мной, пусть и живет. 

- Да она же старая совсем. Интересно, сколько ей лет? – не унимался Матвей.

- Кто же знает? А, Жучка, сколько тебе? – Арина Глебовна внимательно посмотрела на собаку, будто ожидая от нее ответа. – Видать, много ей лет. Но уж не старее меня.

- Древняя, как динозавр, - рассмеялась Лида.

Матвей быстро орудовал ложкой, хлебая наваристый борщ со сметаной. А Лида ела не спеша, поглядывая на болонку. Да, собака была неухоженная, зато с добрыми-предобрыми глазами. Лиде показалось, что и задор в них есть.

- Не пойму, - сказала девчушка, - она грязная или шерсть с проседью?

- Сама не знаю. Не дается ни мыться, ни стричься, - пояснила бабушка. – Ничего. Как-нибудь с ней договоримся. Да, Жучка?

- А звать ее как? – поинтересовался Митя.

- Так и звать - Жучка. Вернее, Жука. Перебрала клички, какие знала  – ни на одну не откликалась, - пояснила бабушка. -  А как крикну – Жука, сразу оглядывается.

- Жука? – одновременно переспросив, брат с сестрой рассмеялись.

- Пусть будет Жукой, если ей так нравится, - бабушка поглаживала собаку, уже пристроившуюся у нее на коленях. Жука облизнула руки хозяйке, точно подтверждая ее слова.

- Так ведь ты хотела к нам в город переезжать, - напомнил Митя, - Жуку твою потом куда девать будем? 

- Куда девать? Куда нас, динозавров, девать? – улыбнулась бабушка. - На кладбище.

Арина Глебовна относилась к возрасту философски. Единственное, что бы она пожелала - так это не быть в тягость родственникам.
 
- Бабулечка, что ты такое говоришь? – Лида крепко обняла бабушку. – Ты у нас должна долго жить. На свадьбе нашей погулять.

- Сколько отмерено судьбою, столько и проживу. А переезжать в город я передумала.  Так матери и скажите. Ну, приедет, сама скажу. Что я там у вас делать буду на этаже? Куковать, как та кукушка в лесу? Пока здоровья хватает - из деревни не уеду, а там видно будет, - вздохнула баба Ариша, вытерев руки о фартук. - Вы пошли бы – яблок насобирали. Такие нынче сладкие! 

Ребята, вскочив со стульев, наперегонки с собакой поспешили в огород. 

- С деревьев яблоки не срывайте, - крикнула вдогонку бабушка, - там полно попадало. Девать некуда! 

Да куда там, не срывать?! Еще с детства совместной забаве дети чаще предпочитали уединение в саду. Каждый по-отдельности, в своем закутке дворика. А плоды им казались вкуснее, если съедали их тут же, сорвав с ветки. 

Небольшой участок располагался в низине, отчего тут и там зеленели островки мха. К летней кухне был пристроен курятник. В паре шагов стоял чугунный бак с водой, над ним склонил тяжелые ветви царский орех. За низенькими оградками пестрили цветочные клумбы - каких только цветов у бабушки не было! И трогательные анютины глазки, оцеплённые живучкой, и щёточки люпинов под колоколами медуницы, и высокие разноцветные георгины, и вьющиеся розы, переползающие с оградок на стену дома. 
По обеим сторонам от дорожки разбиты ровные грядки. Одну сторону забора, возле балагана облепили заросли малины, пылающие из-под листьев сочными гроздьями. У другого забора теснились несколько полусухих абрикосовых деревьев. Тыквенные побеги оплели три развесистые яблони с побеленными стволами, да вишню, годную только на компот. Вот и все хозяйство. Лида задумчиво осматривала бабушкин сад. А Матвей носился с болонкой вокруг курятника – распугивать кур казалось ему веселым занятием. 

- Жука, Жука, за мной! – кричали поочередно брат с сестрой. И болонка нарезала круги от одного к другому, шустро петляя между бабушкиных грядок.

Так Жука впервые познакомилась с родственниками бабушки, быстро ко всем привыкнув. 

II
Спустя неделю Жука встречала детвору лаем, не признала вначале. В этот раз Митя и Лида приехали вместе с родителями. Болонка кидалась под ноги, обнюхивала ребят, отбегала на расстояние и вновь принималась лаять. Да с таким задором – не иначе как защищала давно принадлежащую ей территорию. Не нравилось ей, что столько людей в дом идут. Кто знает, что ожидать от важного, сердитого мужчины и улыбчивой, но громогласной женщины.

- Жука, молодец, молодец! Обругала, так обругала, - слегка отталкивая собаку ногой, похвалила Арина Глебовна. – А теперь пропусти. Свои ведь, родные.

Зять, Егор Борисович без дела сидеть не любил - сразу кинулся дров бабушке колоть. Митю к себе подозвал. Пусть смолоду приучается к труду! 

Женскую половину баба Ариша повела за стол. Вскоре и зять с внуком присоединились. Арина Глебовна расспрашивала каждого об учебе, работе. Нахваливала собаку, которую уже все соседи знают за ее истошный лай. 
- Вот какая у меня защитница! 

- Что уже и дверь на засов не запираете? – поинтересовался зять, подкидывая кость под стол для собаки. – Предусмотрительность никогда не помешает. Болонка – не сторожевая собака.

- А мне она почему-то напоминает пуделя, а не болонку, - Раиса Григорьевна протянула к собаке руки, и та в один миг запрыгнула к ней на колени. – Да, моя ты, хорошая, ласковая.

- Действительно шерсть какая-то кучерявая. Но нет, ей богу, болонка. Может, помесь. Дворняжка, она и есть дворняжка. Что вы ее, мама, не подстрижете? Жарко ведь собаке.

- Да, беда. Не дается, кусается. Потихоньку стригу, когда смирно лежит. Поэтому бока такие пегие, клочками. Так, глядишь, к зиме и пострижем. 

- Придется потом ей шубу шить, - прыснул от смеха Матвей, - чтобы не замерзла.

- А мне она напоминает барашка, - высказалась Лидочка.

И действительно, кучерявилась болонка, как барашек. 

От удовольствия, что ее ласкают, Жука махала хвостом, точно веником, и перекатывалась на полу, подставляя для чесания бока. Глядя на нее, все улыбались. И она продолжала купаться во всеобщем внимании. 

Арина Глебовна поведала историю ее жизни. Оказалось, что предыдущая хозяйка Жуки скончалась. И про собаку, привязанную к будке, все забыли. Хорошо, что веревка была уже старой, истертой. Видно, в попытке освободиться, собака резко дернулась и оборвала ее. Страшно представить, что с ней стало бы - привязанной, на жаре, без еды и воды... Такую, с волочившейся грязной веревкой, всю в репейнике, с мольбой в глазах - поистине человечьей, она и нашла собаку. И что самое удивительное – Жука легко ужилась с задиристым котом. Бабушкины питомцы даже ели иногда из одной миски.  

Родственники долго общались за столом. Вспоминали старые времена, когда еще дед был жив, здоров, в большой компании за столом собирались, задушевные песни пели.
- Ну что, теперь про серую лошадку? - спрашивал дед внуков. 
И заводили дружно "Маменьку". Внукам эта песня очень нравилась. А уж когда и соседи с гармонью приходили, застолье становилось более шумным. Бабушка самовар расписной, пузатый, на стол ставила, чай пили, разливая по блюдцам. В карты играли до поздней ночи. И потом разбредались по комнатам с семечками – у бабушки они были очень вкусными, всегда отборные, подсоленные. Да и разве может быть невкусным, что на собственном огороде выращено и заботливыми руками приготовлено?!

Жука в углу пристроившись, язык высунула и радостно поглядывала на всех, будто понимала, о чем говорят.

За теплой беседой незаметно пролетел день, угас в синеве неба закатный багрянец. Деревня погрузилась в звенящую ночную тишь, какой не бывает в городе.

- Засиделись, мама, у вас. Совсем уж темно, хоть глаз выколи. Пусть дети у вас остаются, а нам пора. Завтра на работу, - взяв заботливо приготовленные бабушкой сумки с закрутками и огородными дарами, зять вышел во двор.

Собака за ним увязалась. На задних лапах запрыгала, прижимаясь к ногам мужчины, пока он пачку сигарет из кармана доставал.

- Чего выпрашиваешь? Не думаю, что тебе табак по вкусу придется. Ишь, ты какая! Решила все в своей жизни попробовать? – поднес руку с дымящейся сигаретой к ее носу.

- Егор, что над собакой издеваешься? – пожурила вышедшая следом супруга.

- Нюхать даю, - улыбнулся Егор Борисович, - В следующий раз будет меня издалека чуять. – Ты, псина, давай сторожи нашу бабушку, коли пригрелась. А то три шкуры с тебя спущу.

Жука хвостом завиляла. Понимала: при всей серьезности, добрый ведь он, добрый. Проводила всех до калитки. И Митя с родителями уехал. Одна Лидочка осталась ночевать у бабушки. С ней Жука и легла. Пристроилась в ее ногах. Чем-то приглянулась собаке эта конопатая девчушка, хоть и гладила та ее меньше всех.

– Значит, приняла тебя, полюбила, - сказала Арина Глебовна. – Вот и хорошо. Спите.

Вскоре услышала их сопение – дверей между комнатами не было. А, может, ей казалось, что слышит. Дом обветшалый, без ветра весь трещит и гудит. Сама Арина Глебовна долго не могла уснуть. Ворочалась с боку на бок. Размышляла. Опять близкие ее в город звали. А ведь, как говорится, и хочется, и колется. Огород последние силы забирает. Иной раз согнется с мотыгой в руках, а обратно разогнуться не может. Земля не хочет ее отпускать, так и призывает к себе. Жалко ей грядки свои. Теперь и собака. Сколько ей жизни отмерено? Пять лет, а может все – двадцать пять. И свыклась с ней, то ли болонкой, то ли дворняжкой. Но и хочется быть ближе с детьми, внуками. С годами все острее стало ощущаться. Одиночество тяготит. 

- Баб, ты спишь? – услышала голосок внучки.

- Не сплю еще. А ты спи, Лидочка, спи. Поздно уже.

- Мне страшно, бабушка. 

- Страшно? – Арина Глебовна встала, свет включила. – Смотри, никого, кроме нас, в доме нет. Дверь заперта на два засова. Да и собака ведь охраняет. У Жуки слух хороший - за версту услышит. Лает так, что уши закладывает. 

- У печи половицы скрипят. Мне кажется, будто ходит там кто-то. 

- Кто ходит, внучка? 

- Дух умершего в этом доме, - предположила Лида.

- Да, Господь с тобой, - бабушка, все еще верная духу коммунизма, на бога не уповала, но Лиду криво-косо перекрестила. Черт поймет это поколение. Ну надо, так надо. – Не мертвых нужно бояться, а живых. Воры в такой дом не полезут, что брать то у меня? Брать нечего. А половицы действительно скрипят. Весь дом кряхтит от ветхости. Его беречь нужно, а не бояться. Ты спи, а я рядом посижу. Спи.

Долго сидела бабушка у постели внучки. Вместе с собакой безмятежный сон ее охраняла. По сердцу бабы Аришы радость разливалась. Когда близкие рядом – всегда спокойно и радостно.


Жука проснулась ни свет, ни заря. За окном ни единого всполоха света - темень густая ещё властвовала. Арина Глебовна услышала, как когтями собака по полу чечетку отбивает. Значит, на улицу просится. Только хотела дверь ей открыть, а та на кровать к внучке прыгнула и давай егозить, лицо языком облизывать.

- Ты что, негодная, вытворяешь? Жука, слезай! Дай Лидочке поспать. Рань еще несусветная, - подхлестнула ее рукой, - Пошли, пошли, тебе говорю.

Щеколду отворив и щелкнув рубильником, вышла с собакой во двор. 

В темноте тут и там вспыхнули светом оконца. Первые петухи заголосили на краю деревни. Бабушкин петух пока молчал, ленясь покидать пригретый насест. 

- Ну, вот Жука, все только просыпается. А ты самая ранняя. Раньше петуха встаешь.

Сколько жила в деревне Арина Глебовна, заре всегда радовалась. Новый день, новая жизнь. Ведь даже в бесцветном горизонте жизнь теплится. 

Утро дышало прохладой, стлалось росой серебристой от травинок до макушек деревьев. Жука - к кустам, из кустов выскочила, тряхнула шерстью. И полетели брызги по сторонам. Кинулась к миске. С жадностью, будто неделю некормленая, поглощала бульон с сухарями. На миг отрывалась от еды, облизывала ноги хозяйке, точно благодарила, и вновь бежала к еде. 

- Набила брюхо? Пошли теперь за водой. Одно ведерко принесем с тобой. А Лида проснется, попросим еще воды нам натаскать.

Не успела калитку открыть, собака в щель протиснулась и рванула вперед. Бабушка до конца проулка не дошла, а Жука успела до колонки добежать, все проверить и обратно вернуться, чтобы хозяйку сопроводить. Не знала она, как еще можно отблагодарить за доброту и заботу, если не верностью своей да услужливостью. 

- Не хотела к тебе привязываться, а ведь привязалась, - сказала Арина Глебовна. – Хорошая, ты, славная собака! Маленькая, а такая бойкая!

Жука уткнулась холодным мокрым носом в ногу хозяйки. 

- Все ты понимаешь. 

Так и дошли, разговаривая, до колонки. Силы пришлось приложить, чтобы опустить холодный железный рычаг. Хлынула под напором и затарабанила вода по днищу ведра. 

Пока Арина Глебовна ведро наполняла, собака махнула за угол и лай подняла.
- На кого она там? 

Только приблизилась к крайнему дому, через забор щебень полетел. Успела вовремя увернуться, чуть было ей по лицу камни не попали. Ведро из рук выскользнуло, упало с громыханием на землю. 

Бабушка смотрит: двое мальчишек на куче щебня пристроились, набирают полные руки камней и собаку обкидывают. Вот она и заходится лаем.

- Я вам покидаюсь, - пригрозила им пальцем.

- А что вы нам сделаете? – спросил старший из мальчишек, неумытый, с всклокоченными волосами.

- Что сделаю? Родителям расскажу. Хулиганы.

- А мы ничего не делаем, мы просто играем. А собака ваша на нас бросается. Выйти не дает на улицу. 

- Нашли кого бояться! - негодовала бабушка. - Обманывать - каждый горазд. А  признаться и попросить прощение не можете нынче. Нет уважения ни к старшим, ни к друзьям нашим четвероногим. Что за поколение растет?! 

Жука вновь залаяла, кидаясь лапами на забор. 

- Вот видите, она еще и укусить может, - крикнул младшей сорванец. 

- Никого она не кусает, - ответила Арина Глебовна. - Отстань от них, Жучка. Сказала, отстань. 

Собака не унималась. Пришлось палку взять. Только замахнулась, а Жука к забору прижалась, задрожала.

- Ты чего так испугалась? Не буду бить, - склонилась над ней бабушка. – Трясешься, как перед смертью. Пошли еще раз к колонке, вода то разлилась. 

- Я хоть раз поднимала на тебя руку? - на обратном пути спросила. - Видно, Жука, досталось тебе в жизни. Поверь мне, и я не мало хлебнула.


Чуть позже внучку проводили. И понеслись обычным чередом домашние дела. Жука на камнях лежала, нежилась под солнцем, подставляя то живот, то спинку. А как припекать стало, в тени у бака спряталась. Лень ей до ведра с водой бежать, лизнет перемотанную изолентой влажную трубу и дальше спит.

Жара всех уморила. Куры в земле зарылись, одни бугры спин торчат. 

Арина Глебовна тоже в дом зашла. Только прилегла отдохнуть, как услышала голоса с улицы:
- Баб Ариш, баб Ариш!

- Тут я, - вышла на крыльцо. Увидала мальчишек, что камнями кидались с утра.

- Вашу собаку загрызли, - крикнули ей через забор.

- Кто загрыз?

- Большие собаки. Мы видели. Она на них залаяла, вот они кинулись на нее всей сворой и загрызли. Насмерть загрызли, - затараторили дети, перебивая друг друга.

У мальчишек совесть проснулась: могли ведь отогнать свору от Жуки, да не отогнали - интересно им было посмотреть на кровавые собачьи разборки. А потом осознали, что радости мало от такого зрелища, болонку жалко. Но сообщить о произошедшем - это тоже поступок, смелый, хороший поступок! Вот они и прибежали.


В глазах Арины Глебовны все потемнело, закружилось. Схватилась, чтобы не упасть, за перекладину лестницы, подпертой к дому. Не хотелось ей на растерзанное тело своей любимицы смотреть. Но похоронить надо – не хорошо так бросать. Верную службу собака ей сослужила, хоть и короткую.

Взяла лопату, мешок. Пошла искать собаку, куда мальчишки указали. В бурьяне та лежала. 

- Эх, Жука, Жука, бойкость тебя и погубила, - вздохнула бабушка. - Откуда в тебе было это бесстрашие? 

Расправила мешок. Подцепила окровавленное тельце лопатой. Слезы с глаз бабушки текут, и сквозь их муть видит – дышит Жука, дышит.

Утерла слезы рукавом. Взяла собаку, в мешок завернула, к себе прижала - крови Арина Глебовна не страшилась. 

- Ничего, Жука. Ничего. Это боевые ранения. Они пройдут. Выхожу тебя…


Выходила. Через месяц и шрамов не было видно. Только в памяти собачьей остались обрывки воспоминаний – как боль ее пронзала, и как сквозь темноту заботливые руки хозяйки к ней тянулись. 

Пока была Жука слаба, Арина Глебовна выстригла колтуны на ее шерсти. И теперь собака обрастала новой шерсткой - серенькой, пушистой.
 

III
В конце августа народ разъехался из деревни. Тишина стояла тоскливая. Выйдешь во двор – гул в ушах от ветра, посмотришь по сторонам - старики молча сидят в тени на лавочках. Поблекли их глаза, сединами белеют головы, морщинами испещрены лица - не вспомнить и сложно представить, какими были в молодости. 

С соседями всеми Арина Глебовна дружила. Но от посиделок у плетня отказывалась, ссылаясь на срочные дела – не любила она пересуды да сплетни.
Дети и внуки реже приезжали. Особенно, как дожди начались. Дороги поразмывались, промоинами и колдобинами ощетинились. Как-то в одну такую промоину трактор угодил – доставали тягачом два дня.

- Баба Ариша, помнишь, как нелегкая тракториста занесла? – спросила одна из женщин.

И полетели у покосившегося, ивового плетня вздохи от лавочки к лавочке. 

- Да, помню, помню, - отозвалась Арина Глебовна.

Прибавила шагу, желая быстрее от докучающих бабок отвязаться. Собака за ней семенила.

- Что дела опять? – спросила другая женщина.

- И шо за дела такие у тебя, постоянные? – подхватила еще одна, совсем старенькая.

- Зелье варю, - пошутила Арина Глебовна.

- Чаго варишь? – переспросила немощная старушка, подставляя к уху руку.

- Чаго, чаго, - тихо передразнила Арина Глебовна, - Кормить надо – то собаку, то курей. Вон и соседских свиней подкармливаю.

- Сдались они тебе? – уже вслед ей крикнули.


- Теперь будет им тема для разговоров на целый вечер, а то, глядишь, и на неделю – хватит, - усмехнувшись, сказала бабушка Жуке.

 
Только до дома дошли, Арина Глебовна побледнела, схватилась за сердце.  Благо домик маленький, кровать рядом оказалась. Без чувств упала на нее, чуть не ударившись головой об металлическую грядушку. 

Жука сразу поняла – неладное с ее хозяйкой. Никогда бабушка не ложилась спать в столь ранний час. Да и в позе ее было что-то неестественное, неспокойное. Прыгнула к ней, лицо облизывает, а та не шевелится, не гонит ее. Страшно Жуке стало, так страшно, что шерсть дыбом встала.

Засуетилась. Запрыгала с пола на кровать и обратно. Что делать - не знает. Вой подняла. На него соседи с обеих от дома сторон и сбежались. 

Водой в лицо брызгают, по щекам бьют Арину Глебовну. А Жука за ноги их оттаскивает. Отшвырнут ее ногой – та катится кубарем, и вновь подбегает. С остервенением в ноги зубами впивается. Ее и тазом металлическим бьют. И кочергой в морду тычут. А ей хоть бы что! За хозяйку жизнь готова отдать!

Кое-как прогнали собаку на улицу. 

Легла Жука на порожке, трясется, вслушивается в голоса. Но тихо за дверью. От тишины этой страх ее пробирает. Заскреблась в дверь, жалобно заскулила.

Дверь открылась, вышла одна соседка, за ней другая. Друг с дружкой громко, отрывисто разговаривают, а ее, будто и не замечают. Жука за ними побрела до самой калитки.

- Пшла, прочь, прочь, - развернувшись, оттолкнула ногой одна из женщин.

Вернулась собака к порожку дома. Опять завыла. Хуже неизвестности - только неизвестность. Никто ее так не любил, как баба Ариша. И не будет любить, если хозяйки не станет. 

- Ну, чего развылась? – пропустил ее в дом сосед Кузьмич. – Жива твоя хозяйка. Спасибо скажи! Эх! – замахнулся рукой, - Не знал бы, как баба Ариша тебя любит, прибил бы на месте. Вон, гляди, до крови ноги покусала.

Жука к хозяйке подбежала - лезет, лезет в лицо, точно целует, радость у нее безмерная! Не осознает, что ведь она ее спасла. Собаке и не нужна благодарность, главное, что хозяйка жива.

В этот день Жука поняла, что такое настоящее горе. Нет, ни тогда, когда она на привязи сидела – тогда ее не любили, ни тогда, когда мальчишки закидывали камнями, ни тогда, когда большие собаки чуть ее не загрызли. А когда теряешь того, кого любишь. Когда в одночасье радостные дни сменяются неизвестностью. Больше прежнего она ластилась к хозяйке. Теперь не то, что на порог, к забору близко никого не подпускала. 

Даже пьянчуги стороной стали обходить дворик бабы Аришы - знали, собака ее, ненормальная, цапнуть может.  


- Лучше мне, лучше, - поглаживала ее по мордочке хозяйка. - Мы с тобой у времени хотим минуты отобрать. Да, испили горюшка не мало. Но ведь и счастье было. Все таки хорошую, долгую жизнь пожили. Ты одиночества испугалась, а мне одиночество уже не так страшно. Стало не страшно, как в войну, будучи молодой девчонкой, в окопах с автоматом лежала, а враг в спину дышал. Я понимаю тебя, знаю, что такое голод, холод. Когда жизнь на волоске от смерти, на все по-иному смотришь. В один миг переосмысливаешь. Еще тогда пообещала самой себе, коли живой останусь, на судьбинушку больше не пожалуюсь, не всплакну от собственной жалости. Муж хороший был. Не пил, не бил. Я его пережила. До сих пор слово свое держу - дети слез моих не видели и не увидят, - одна единственная слезинка скатилась у Арины Глебовны на собачью шерсть. 


- Знаешь, что я делала, когда очень тягостно на душе становилось? - протянув руку к шкафчику, Арина Глебовна достала деревянную дудочку. Стала дуть, пальцами перебирать по незатейливому инструменту. 

И полилась тоненько музыка, какую Жука еще не слышала. Завыла болонка. Баба Ариша  посмотрела на собаку – та на нее. Еще раз задудела, и снова собака подвывала.

- Жука, ты у меня певица, оказывается! – удивилась Арина Глебовна.

И смеяться стала. Долго смеялась, до слез.

- Что уши повесила? Саму себя не жалею. И ты не жалей. Поживи еще, вместе со мной. 


Настала зима, снежная, ветряная. В один день пурга все дворы замела, калитки, утопленные в снегу, трудно было открыть. Морозы свирепствовали так, что стекла трещали. Воду за порог только выставишь - коркой льда на глазах покрывается. 

Неделями баба Ариша не виделась с сельчанами. Иногда казалось, что вся деревня вымерла. Но приглядится - оконца горят теплым светом, и вьются над трубами струйки дыма. Неторопливо, тихонько бьется в каждом доме жизнь. Унылыми холодными вечерами бабушка с Жукой играли на дудочке. Так от скуки и спасались.

Родные навещали, доставляли им провизию из города. Впрочем, бабушка в этом нужды не испытывала. Курицу зарубит, еды наготовит - на неделю хватает, да и больше. Про то, что сознание теряла, Арина Глебовна смолчала - не хотела, чтобы родственники в город упрашивали ехать. Не готова была еще с деревней проститься.


IV
Коротки были зимние дни, долго тянулись зимние вечера. На дворе уже и март, а холода не отступают. В один день все подтает, а на другой – стрелка термометра резко вниз опустится. От таких перепадов у Арины Глебовны давление скакало. Лежит утром с головной болью, руки, ноги отнимаются, а дела не ждут - обледеневшее крыльцо песком нужно присыпать, сосульки с крыши посшибать, кур покормить, собаку на улицу выпустить. Лежит и думает - вот бы родные были рядом.

Только потеплело да подсохло, и внуки приехали, ночевать остались. Бабушка свою дудочку достала и показала, как они с Жукой развлекаются. Митя и Лида смеялись. А меж тем стыдно им стало, что редко бабушку навещают. Пообещали каждую неделю приезжать. Так оно и было в этот год. Вместе или кто-то из родни, раз в неделю, но обязательно приезжал.

Как выходные, собака бегом к забору – поджидать гостей любимых. Солнце слепит так, что глаза режет – Жука ждет. Дождь льет нещадно – Жука спрячется под лопухом и ждет. Упрямой была собакой. 

Шерсть у Жуки отросла ровно. Никто больше не говорил, что она страшная. Болонка, как болонка. Все-таки, болонка, а не дворняжка. 

И вроде, все хорошо. Только заметила Жука, когда никого нет, хозяйка ходит мрачная и молчаливая. Огородом все меньше и меньше занимается. А то вообще, лишний раз на улицу не выйдет. Подопрет рукой подбородок и сидит у оконца в задумчивости. Или подолгу лежит в постели, тяжело вздыхает.

Однажды соседский кот к ним забрел. Облезлый, тощий. Видно, и слепой. Стала Жука его по всему огороду гонять. Раздербанила, разворотила бабушкины грядки. И сама получила от хозяйки нагоняй.

- Жука, я тебе щас! – замахиваясь бадиком, грозила Арина Глебовна. -  Все грядки мне истоптала. Ноги болят, так ты еще учудила. 

Весна выдалась очень дождливой. Низину водой подтопило. У соседей вода весь участок залила, подобралась к самому дому, просочилась в погреб. Бабушка переживала, что внуки приедут, а угостить их нечем будет – обильные дожди и грунтовые воды сад загубят. Работы ей прибавилось: то почву разрыхлить, то вал перед участком укрепить. Где бы еще здоровья взять?

Ясными днями и лето мало радовало. Из-за пасмурной погоды ноги Арины Глебовны так выворачивало, что на стену готова была лезть от боли. Но находила в себе последние силы, чтобы встать. Дожди дождями. А саду поливка постоянная нужна. Да и как же ее грядки без окучивания и прополки?

Казалось Арине Глебовне, что время все быстрее и быстрее течет. Вроде не успела весна наступить - оказывается, позади осталось и лето. Время ускользало вместе со здоровьем. То одно ее беспокоило, то другое. Но только боль отступала, баба Ариша неслась в огород. Не берегла себя.

- Завтра наши приедут. А сил никаких нет, - жаловалась она собаке. – Ничего, на том свете успею отдохнуть. Сейчас разотру ноги настойкой, завтра буду шустрее тебя. Есть у меня одно проверенное средство ото всех хворей. Обещала я грибные места показать, так что не до лежания. Да и надоело без дел, истуканом в постели валяться. 

 

Как договорились, родные за бабушкой заехали рано утром. По земле еще туман расстилался. Жука выбежала во двор - кружева пара, как шаль, ее укутали, одна голова торчала. Счастьем светились глаза собачьи. Лес так близко - из окон виднелись пушистые кроны, да мало кто из местных пешком до него добирался, здоровье не позволяло. Вот и для Жуки такое событие было впервые.

Позади осталась тихая деревушка, песчаная дорога запетляла по ухабам, приближаясь к сосновой рощице. Вдали горизонт, будто осенялся ярким пламенем. Это пестрил кронами смешанный лес, преимущественно дубовый. Давно уж не дикий, но очарования своего не утративший. 

Дубрава встретила пряным шлейфом разнотравья. С пыльной дороги не успели съехать, как повеяло и прелой листвой, ковром устилающей лес от края до края. И наиболее терпко ощущался аромат грибов. Казалось, что сам воздух, пропитанный грибным запахом, стал тягучим и тяжелым.

Разбрелись все по лесу, только шуршание листьев да хруст веток слышатся. И Жука зря время не теряет. Носом ныряет в опалую листву, а то, как курица в жару, закопается целиком в большой куче. Выскакивает потом, нападает неожиданно на проходящих мимо неё людей. 

Митя с Лидой полные корзины грибов насобирали, и спустившись к пруду, стали кидать камешки в воду – скачут они по рябой поверхности, а Жука головой вверх-вниз трясет. На ежа наткнулась - от испуга подпрыгнула и в воздухе кувыркнулась. Детворе - веселье!

На бережку, поросшем душистым вереском, вытянулись ребята. Смотрят на чистое небо - в нем густая синева разливается. Солнечные лучи, пробиваясь сквозь кряжистые ветви дубов, на их лицах тенями играют. Трещат дубы. Тепло. Хорошо.

- Мить, а помнишь, в детстве мы из какой-то травы свистки делали? Что за трава?

- Помню, что делали. А вот из чего не помню, - ответил брат. – Па, ты не знаешь? – спросил подошедшего отца.

- Из тростника или камыша, думаю.

- Нет, из травинки какой-то, - сказала Лидочка.

- Тогда полым внутри стебель должен быть, - пояснил Егор Борисович.

Любопытство у Мити взыграло, пошел искать, из чего можно дудочку сделать. 
Вернулся с двумя тоненькими стебельками. Протянул один сестре. Задудели. И тут все услышали, как Жука поёт.

- Разве я вам не говорила? – спросила Арина Глебовна, увидав удивление на лицах Егора и Раисы. – Совсем памяти нет! А ведь, правда, только внукам талантом ее хвасталась. 

- Вот тебе, Жука, приключение! – потеребила собаке загривок Раиса. Она больше всех Жуку ласкала, а та к ребятам тянулась.

- Точно, - подтвердила бабушка. - Такого у нее за всю жизнь не было. Сидела во дворе на привязи. А тут всех смешит, и сама радуется.

Поняв, что ее хвалят, Жука довольно посмотрела своими черными глазенками. К каждому подбежала, поблагодарила - в кого носом ткнула, кого лизнула. И унеслась резвиться в ворохах листвы, прислушиваться к хрусту и шелесту под лапами. И думать - не думала, что больше радости у нее не случится...

 

Через месяц они на пару с хозяйкой заболели. Арина Глебовна слегла с больными ногами. У Жуки кашель начался. Видела бабушка, как страдает животное, а сделать ничего не могла. Все дороги к деревне в месиво превратились – ни пройти, ни проехать. А сама она не в силах была собаку к ветеринару сводить. 

Однажды услышала Жука, как по телефону хозяйка разговаривает. Настороженно вслушивалась она в ее речь, по интонации понимала – недобрый разговор. 

- Не смогли вы ее полюбить, да? – спросила Арина Глебовна. - Ничего. Жуке и того хватило. Ей много не надо.

Положив трубку, баба Ариша молчала долго. 

- Плохо дело, Жука. Плохо, - сказала собаке. – Видно, кашель твой не лечится. Усыпить предлагают. Не могу я жизни лишить, кого выходила. И в город с собой взять не могу. Некому будет тебя выгуливать. А мне нужно на обследование ложиться – в боку стало невыносимо колоть. Что делать нам, а?

Жука устроилась в ногах хозяйки, голову поднять не решалась. Чувствовала своим сердцем собачьим – расстаться придется. И так грустно стало, хоть на луну вой. 

Зашла к ним соседка – жена Кузьмича, проведать Арину Глебовну, узнать из первых уст о ее переезде в город. Бабушка и про печаль свою рассказала.

- О, велика беда! – всплеснула руками женщина. – Оставляй мне, пригляжу. Поправишься, заберешь собаку. Но думается мне, тут ей лучше будет, чем в квартире. Хворая она у тебя, хилая. В деревне ей и раздолье, и воздух свежий, и есть, кого облаять. А в четырех стенах она что будет делать? Тот, кто всю жизнь в деревне прожил, на старости лет не уедет. Это тебя нечистая куда-то понесла. Ты, как тот солдат, который только вперед идет. Собаку хоть не мучь. Пусть спокойно доживет свой век в родных пенатах.

Так и решили.

- Ты прости меня, Жука, - прижала болонку к груди Арина Глебовна. -  Знаю, друзей не предают. Постарайся понять. Коли могла выбирать, ты кого бы выбрала  – друга верного или своих щенят? Вот так и я. 

Жука притихла, словно в чем-то провинилась. Видела бабушка, что в глазах ее больше нет блеска, потух вместе с верой. Ведь не обманешь собаку - все чувствует.

Каждый божий день просыпалась болонка, вскакивала, как кипятком ошпаренная,  и кидалась хозяйку искать по дому. Найдет, рядом свернется калачиком и поглядывает жалобно и обреченно. А стоит хозяйке встать, так и Жука за ней по пятам. 

- Да, здесь я, здесь, - глядя на метания собаки, отвечала бабушка. - Ох, Жука. Если сможешь, прости меня, старую.

Только руки свои опускает, сухие, мозолистые, как собака подбегает и облизывает, облизывает их - точно запомнить хочет всю их шероховатость.

- Не мучь меня, Жука, - склонится над ней. - Закаленная я трудом и войной, а сердце то не каменное. У каждого свой срок жизни отмерен. Твоего осталось немного. И мой не за горами. А ведь хорошо нам с тобой было, да, Жука?


В день отъезда закрыла за собой дверь и пошла, не оглядываясь. Хотя оглянуться хотелось, точно сам черт нашептывал: посмотри, посмотри, готова ли свое хозяйство оставить, готова друга верного бросить? 

- Не сметь, - сама себе приказала Арина Глебовна, - Не жалеть, не думать, не оборачиваться.


Стальное, тусклое небо пустотой давит. Морозцем крепким лужицы схватились. Идет бабушка, а под ногами лед трещит. Тяжело трещит. И на сердце ее тяжело, словно чугун расплавленный в него влили. И себя жалко, и собаку, и дом... 

А в городе совсем взгрустнулось. Стала казнить себя, что не настояла на своем, не уговорила родственников собаку забрать. Решила, как выпишется из больницы – заберет обязательно. Позвонила той соседке – справиться о Жуке. Оказалось, что собака умерла. Ушла сразу после ее отъезда, спряталась в промоине. Там ее и нашли. Там и присыпали землей.

- Ты, баб Ариш, не грусти, - утешала соседка, - Оно и к лучшему. Ведь не мучилась же, хворая она была. Вот и ушла, умирать. 

- Нет, не поэтому, - хотела баба Ариша ответить, но лишь горько вздохнула. Что тут скажешь? И может, действительно, всё к лучшему. Как бы там не было, а в её памяти Жука осталась живой и задорной.


В этот же день сон Арине Глебовне приснился. К дому своему идет по дорожке, а навстречу ей Жука бежит. Подбегает, руки ей облизывает, радостно в глаза заглядывает. Значит, простила. 

Похожие статьи:

РассказыПоследний человек

РассказыКак я получил Нобелевскую премию

РассказыОМЕГА – АЛЬФА

Рассказы720 часов

Рейтинг: +8 Голосов: 8 857 просмотров
Нравится
Комментарии (69)
Ольга Маргаритовна # 16 мая 2017 в 14:00 +3
Плюс. Понравилось) А из деревни в город на старости лет ох как сложно((( Знаю.
Анна Орлянская # 16 мая 2017 в 14:19 +3
Спасибо, Оль).
shelegov # 16 мая 2017 в 14:40 +3
Хороший рассказ.
Жан Кристобаль Рене # 16 мая 2017 в 15:09 +3
Анют, мнение я говорил, повторять не буду.) Молодчина!
DaraFromChaos # 16 мая 2017 в 15:12 +3
*искренне не поняла восторгов почтенной публики, поэтому ушла на цыпочках, тихо прикрыв дверь* laugh
shelegov # 16 мая 2017 в 15:15 +3
За жысть же. Вполне себе. Построено хорошо. Изложено гладко вощемта.
Еще озвучку подобрать по типу Леонова с архангельскими новеллами или как мультики по Бажову озвучивали и вполне себе получится недурственно. zst
Но не всякому такое заходит, это да.
DaraFromChaos # 16 мая 2017 в 15:26 +2
сыно, давай не будем про "заходит"
:)))
я не поняла восторгов, потому что, имхо, качество исполнения очень сильно не дотягивает до заявленной темы
недоработок выше крыши
Ольга Маргаритовна # 16 мая 2017 в 15:25 +2
искренне не поняла
Не удивила)))
Анна Орлянская # 16 мая 2017 в 16:33 +1
rofl
Дар, меня саму многое что не устраивает, но пока что только это могу выдать. И надеюсь когда-нибудь получится лучше). А ты можешь сказать, все что думаешь - зачастую мне оказывается это очень полезным, даже если сразу не соглашаюсь.
Александр Амдусциас # 16 мая 2017 в 15:13 +2
Понравилось.
Животных всегда как-то особенно жалко, порой, даже больше, чем людей.
Анна Орлянская # 16 мая 2017 в 16:39 +1
Жалость совершенно не хотела вызвать - если только чуть, чуть). Наоборот, другие мысли пыталась донести. Убеждаюсь, что не вышло(.
Анна Орлянская # 16 мая 2017 в 16:35 +2
Всем спасибо - и кому понравилось, и кому не зашло)). История правдивая. А то, что пока что из меня рассказчик плохой я знаю). Желание расти есть, а значит, все получится.
Ольга Маргаритовна # 16 мая 2017 в 16:41 +3
Я считаю, что "не пережать" тебе удалось. И вижу прогресс в творчестве. Это хорошо!
DaraFromChaos # 16 мая 2017 в 17:14 +1
Анют, ничего личного (ты знаешь, что я тебя love ), но вот у меня ощущение от рассказа - прямо противоположное тому, что сказала Оля zst
Анна Орлянская # 16 мая 2017 в 17:24 +1
Думаешь, все-таки получилась слезодовилка, за которой других мыслей не видно? Блин, ну буду думать.
Анна Орлянская # 16 мая 2017 в 20:12 +1
Да, Оль, я тоже вижу прогресс. Небольшой, но все-таки есть. Раньше двух слов связать не могла, новые слова и словосочетания изобретала - заглядываю в свои произведения, много раз правленные, и думаю - как вообще со мной люди общались? они вообще меня понимали? блин, да я ведь, что хотела сказать - то и не сказала, а что сказала - ужас как коряво! Мой рост начался с приходом на этот сайт - после всех пенделей. Надеюсь, на этом я не остановлюсь). Сама вижу, что слог хромает, что иногда мысли до конца не раскрываю. Так что мне вообще следует молчать в тряпочку и на ус наматывать. smoke
DaraFromChaos # 16 мая 2017 в 20:26 +2
Раньше двух слов связать не могла, новые слова и словосочетания изобретала - заглядываю в свои произведения, много раз правленные, и думаю - как вообще со мной люди общались?
неее :)))) эту стадию я не видела :)))
Анна Орлянская # 16 мая 2017 в 20:46 +2
Дар, ты наверное, когда ко мне заглядывала с пилой на перевес - уже все было исправлено. Кристо, Ворона, Оля чуть ли не по каждому предложению пробегались катком и граблями.
DaraFromChaos # 16 мая 2017 в 20:55 +1
да не, я помню, тоже жужжала на какие-то рюшечки :)
но связывать ты вполне можешь :)
Дмитрий Липатов # 16 мая 2017 в 16:55 +3
«- Зачем мне большой дом? – говорила баба Ариша».
(Мою бабушку тоже звали Ариша. С Бурейского району Алтайского краю. Дурень шутил всё, когда с пионер лагерей возвращался: ты еще жива? Рубль с пенсии давала. Как щас помню шифоньер старенький, скрипучую дверцу, железную кровать с набалдашниками на грядушке и оленята по стенке пасутся. Только перед её смертью узнал, что у ней кроме моей матери еще были дети. Померли все с голодухи)

«- Кто же знает? А, Жучка, сколько тебе? – Арина Глебовна внимательно посмотрела на собаку, будто ожидая от нее ответа. – Старая, видать. Но уж не старее меня».
(Жучка подбежала к зеркалу и недовольно фыркнула: - Действительно старуха! Надо, брови выщипать)
Плюс. Остальное в личку.
Анна Орлянская # 16 мая 2017 в 17:21 +1
Дмитрий спасибо! Ваши отзывы остроумны и полезны. Вы вообще меня на этом конкурсе уморили).
На счет бабушки - если честно, тоже писала именно о своей бабушке, сильно не углубляясь в ее историю - т.к. считаю, что она заслуживает чего-то большего, чем просто рассказ. В моей бабушке удивительным образом сочеталось мудрость, заботливость, трудолюбие и солдатская смелость и стойкость. Она - для меня пример для подражания.
Мария Костылева # 16 мая 2017 в 16:56 +3
Зацепила история. Плюс smile
Анна Орлянская # 16 мая 2017 в 17:23 +1
Маша, спасибо).
Славик Слесарев # 16 мая 2017 в 17:25 +2
Восторг! Редкостно хороший рассказ, Анна!
Анна Орлянская # 16 мая 2017 в 17:35 +3
Спасибо большое! Прям там редкостно)). Дара права, мне еще учиться и учиться.
Славик Слесарев # 16 мая 2017 в 19:30 +1
Я конечно не редактор туристического сайта, не могу высказать профессионального суждения...
Но в этом рассказе я чувствую главное - нить. Остальное по-моему - всего лишь детали.
Дипка # 16 мая 2017 в 18:32 +2
Прочитала пока первую часть, попозже дочитаю. Много ошибок, это даже я вижу. И у вас ошибка с цветами и ягодами-фруктами. Анютины глазки-двулетнее растение, сеют в июле, цветет на другой год рано весной, к концу лета его уже нет практически. Пионы у нас не помню, когда цветут, но точно не в августе. Вроде в июне-начале июля. Они очень быстро отцветают. Иногда достаточно одного сильного дождя и они все после этого выглядят побитыми и облетают. И когда есть яблоки на дереве, самые ранние, малины уже нет, так же, как и смородины и крыжовника. По крайней мере у нас в Поволжье ранние яблоки в августе поспевают, а малина в июле уже вся отходит. Хотя, может быть ремонтантной, тогда она до осени. Но смородины и крыжовника никакого нет в августе.
Александр Амдусциас # 16 мая 2017 в 18:47 +1
Да, пионы к августу облетают начисто. На даче в пригороде Казани у бабушки был здоровенный куст, на цветы в июне слетались жуки "бронзовка" (изумрудно-зеленые такие), к концу июля цветов уже не было и жуков тоже)))
Дипка # 16 мая 2017 в 19:01 +1
А я то все думаю, как эти сволочи называются. Они у нас не только пионы едят, так еще и ирисы мои сортовые. А начиная с того года и малину начали жрать. Ненавижу их!
Александр Амдусциас # 16 мая 2017 в 19:31 +1
laugh любимые жуки моего детства! Такие красивые и большие))) одно удовольствие было их ловить, в банку сажать, смотреть как они там ползают... а как подохнут - выбросил и еще наловил :)
Дипка # 16 мая 2017 в 19:49 +2
Ага, у меня муж до сих пор ловит, с малины собирает в банку. Только он не радуется, а матерится. laugh
Анна Орлянская # 16 мая 2017 в 19:54 +1
Дипка, буду очень признательна, если укажешь на ошибки. Что касается цветов - сложно сказать, у нас у самих дача - там все лето цветы, может и не все подряд)) и сколько помнится, у бабушки до конца лето все цвело. Одно отцветает, новое зацветает. Может, ошибаюсь, и не все. Нужно тут собрать инфу)). А ягоды - у нас и малина, и клубника начинаются на даче в июне. Есть ранние сорта, есть поздние. Ранняя клубника крупная и водянистая. А малина у нас есть и в сентябре! Как раз в июле-августе - это то время, когда у нас есть все - помидоры, огурцы, яблоки, крыжовник, смородина и малина. Так что тут нет ошибки. Конечно, до конца августа уже не будет ни крыжовника, ни смородины, ни слив - но в самом начале все это есть).
DaraFromChaos # 16 мая 2017 в 20:00 +1
*с ностальгическим вздохом*
а у нас в деревне, кроме обычной, еще и ремонтантная клубника есть, сентябрьская :((((
эххх, девчонки, пробудили грусть-печаль sad так в деревню захотелось
Анна Орлянская # 16 мая 2017 в 22:24 0
тоже деревню люблю, но жить бы там не смогла. хотя кто знает, может, на старости лет по-другому рассуждать буду. впрочем, от нас деревеньки недалеко - полчаса с нашего района и ты уже за городом, еще через час - в пойме. город на Волге, рядом Дон, леса, степи - все, что хочешь)
Дипка # 16 мая 2017 в 20:07 +1
Я потом напишу про те предложения, что царапнули, скорее всего завтра утром. Яблоки ранние созревают в середине августа. Яблочный спас, если не ошибаюсь, 21 августа. После него в старину считалось можно собирать яблоки. Да даже если и в начале августа, все равно. Лично у нас в это время крыжовника и смородины уже нет. Вернее, если ягоду не обобрать, она будет на кусту, но вся словно вареная. Лучше все же изменить на что-то другое, не такое спорное. Или все это оставить, а заменить яблоки на сливы. Пусть дети сливы собирают. В общем, не знаю. Но сроки созревания у всего этого разные, а тут в кучу навалено все.
DaraFromChaos # 16 мая 2017 в 20:09 +2
Оль, а белый налив? у нас он уже в июле вовсю
но согласна, в куче всё не созревает :)))))
ни в какой части большой страны Расеи :)
Дипка # 16 мая 2017 в 21:10 +1
У нас он тоже в августе. В саду у нас большое старое дерево. Такие мягкие, сладкие, рассыпчатые яблоки! Если где-то и вправду созревает раньше, то тогда сорт указать лучше. Ведь потом еще кто-то придерется, уж больно много всего перечислено.
DaraFromChaos # 16 мая 2017 в 21:13 0
да тут проще, мне кажется, сделать упоминание о примерной географии
тогда и цепляться не будут
Анна Орлянская # 16 мая 2017 в 20:23 +1
Дипка, про цветы - я узнаю. Может, ошибаюсь. В общем-то этим летом посмотрим, что есть, что нет в июле-августе. Да и можно погуглить. Спасибо, что обратила на это внимание.
Что касается ягод - мы в прошлом году поехали на море в начале августа - бабушка (мама мужа) нам в дорогу яблок дала, а на самой даче была и слива, и крыжовник, и смородина, и малина. Яблоки у нас все лето - июль, август и есть еще зимние сорта. Крыжовник, смородина в августе заканчиваются. Малина - до осени и в начале осени еще есть. Но подумаю, может, действительно, поставить июль - или убрать крыжовник с смородиной, чтобы вопросов не было.
Ольга Маргаритовна # 16 мая 2017 в 20:57 +1
Про всякие цветочки-ягодки давайте будем учитывать разность климата))) Итак: Подмосковье, начало августа, крыжовника полно, смородина чёрная остатки, малина во второй половине как раз даёт второй урожай, пионов нет( даже самых поздних) Яблоки ранние))) Что ещё интересует?))
Дипка # 16 мая 2017 в 21:12 +1
Да нет, лучше уж самое начало августа. И можно написать, где это происходит. А пионы однозначно убрать.
Ворона # 17 мая 2017 в 00:21 +3
Аня, георгины пусть будут вместо пионов, всего делов.
деревянные оконца, заткнутые ватой еще с зимы, искрились на солнце чистыми стеклами.
оконца почему деревянные, если стеклами искрятся, как положено? это рамы штоль деревянные? ну это как бы само собой, мало ещё по деревням домов с пластокнами, тем более если избушка старенькая. И ватой заткнуты тоже не окна, а рамы протыканы, щели то есть в них, и между рамами тоже раньше вату накладывали. Но чистюля-бабуля это всё пропылённое давно уж повыдёргивала, раз стёкла отмытые.
Раньше бабушка жила в добротном, высоком доме из бревна.
Дом из бревна - это так не говорится, получается несусветица, что из одного брёвнышка целый дом забабахан. И дом из брёвен -тоже коряво, лучше бревенчатый дом.
Вот как хотите, а только нету в деревенских домушках кухонь и тем более залов. Бабулькам чудно показалось бы, потому что у них это задняя изба да передняя изба. И даже в здоровенных по деревенским меркам шведских домах, которых понаставил по сёлам местный домостроительный комбинат, это "куфня" и "зала". Поэтому " ступайте в избу да заходьте в залу, неча на куфне толчись". Не знаю, может, в других местах и не так.
Почему-то нам могли и по шеям пригрозить за перетягивание полотенца, и даже просто утирание с двух концов одновременно приметой что ли какой-то плохой считалось, уж и не помню, а только ругали нас за такое. Кстати, умывальник - рукомойник, а вот полотенце утиральником назавали уже только либо совсем старенькие бабули, либо в шутку. Но вот именно чтоб "полотенце" - так тоже нет, либо полотенец, либо полотенчик, причём все так называли, включая, например, учителей. Так, ну это меня не туда занесло.
Рухлядь -это тряпьё, а не любые причиндалы.
С добрыми-предобрыми глазами - через дефис.
Яркие щёточки люпин - надо люпинОВ, и им тоже август поздновато, это вообще-то сидерат. Вместо них нормально дельфиниумы пойдут, тоже долгопятые, или мальвы. Медуницу не знаю садовую, у нас лесная только , и вообще первоцвет.
Балаганчик что за зверь, беседка что ли?
Абрикосов нету, только сильно южнее.
Рубить дрова - необъяснимая процедура. Напиленные чурбашки на поленья принято колоть, не рубить. Срубить можно какую-то хлобыстину на дрова, не шыбко здоровую, которую проще и быстрее топором перехряпать, чем пилой перешкрябывать. Ой, это я опять зря.
Насчёт по комнатам разбредались - ну где можно в деревенском доме разбрестись? негде.
Мальчишки откуда-то взялись ни свет ни заря в рань кромешную.
И дальше там участок подтопило, а саду поливка с чего-то нужна.
"На бережку, поросшим душистым вереском..." - поросшЕм. А дубы-то с какого перепугу трещат, мама рОдная?!? не, ну так нельзя. И тепло. И хорошо. И тут ка-ак дубы затреща-ат! Пусть уж молчком стоят, трещать не надо.
Мелкие блохи ещё попадаются, типа "не-ни" запятушки кое-где гуляют, а так-то неплохой рассказ.
Анна Орлянская # 17 мая 2017 в 01:20 +3
Каркунь спасибо! Дело в том, что история правдивая и потому некоторые описания взяты не из абы откуда, а именно из памяти.
На счет окон - мне еще Кристо сказал, что не заткнутые, а только щели. Но я сейчас все поясню, в том числе про окна.
Вначале бабушка жила у нас в бревенчатом доме - да, ты правильно написала, не из бревна, а бревенчатый - мне правда уже все эти ляпы в личку написал Дмитрий)). Так вот, бабушка с дедушкой жили в большом доме, дедушка в нем сам много чего достраивал после войны - он как с Польши в 1947г вернулся, не мог свыкнуться, что там кухни просторные, холлы даже есть, а у нас в России мизерные. Поэтому они с бабушкой дом просторный приобрели, в котором три комнаты было, большая, по советским меркам, кухня, что-то типа прихожки, которую они почему-то называли предбанником, и участок очень большой - как-то они так "намудрили", что захватили территорию рядом - короче, участок был очень большой по сравнению с соседними. Бабушкина была женщиной очень современной, молодящейся, работала после войны только на руководящих должностях, в том числе в администрации города и потому речь ее была чистой, грамотной. Никогда она не называла "залу" - зал так и был зал. Да, я часто встречала в книгах - "залу", даже на этом конкурсе кто-то использовал, но вот у нас бабушка с дедушкой так не говорили. Балаганчик - балаган, так и называли - в нем помидоры с огурцами выращивали и выращивают, когда еще на улице холод. Умывальник - так и называли умывальник. Он стоял возле летнего душа и все так и называли его умывальником. Но в их доме и вода была проведена. В нем прошло мое детство.

Теперь что касается дома, доставшегося ей от пробабушки, в который она переехала после продажи того большого дома. Он был в годы войны полуразрушен, и потому действительно представлял собой лачугу, к которой впоследствии пристроили безоконную горницу. Через нее попадали в кухню. В этой горнице всегда было очень холодно, так как холод шел еще от погреба.
Так вот однажды мы приехали летом, когда бабушка уже жила в нем - и увидели между окнами вату. Не щели ею были заложены, а именно лежала горкой между окнами, да еще и сверху была посыпана кусочками фольги, я не знаю, зачем. Может, для красоты)). Не спросила. Бабушка так и не убрала ее за лето. В деревне по другому жизнь течет, встают там очень рано, огородом сложно заниматься в жару, и дети бывает рано встают, но, наверное, не городские)).

Лес я люблю. Постоянно по детству ездили с бабушкой и дедушкой за грибами и на рыбалку и сейчас с мужем бываем в лесу. Правда ссоримся, потому что он везет меня, где леса мало - зато есть река и много его рыбы, чаще всего в пойму. Волга разливается и вся пойма в воде - красотища, только леса нет! Но зато рыбу можно чуть ли не сочками ловить (впрочем, дети так и делают))). Так вот, когда мужа получается уговорить не на рыбалку, а в лес за грибами (не понимаю, почему он не может найти место - где есть все и лес и река с рыбой, дед то мой находил) - радуюсь там всему, вдыхаю запахи, слушаю звуки - и дубы трещат, еще как трещат.
Вот. Все остальное - исправлю. zst Спасибо, спасибо!!!
Ворона # 17 мая 2017 в 04:13 +3
слушаю звуки - и дубы трещат, еще как трещат.
дуплястые штоле, полусгнившие? даже в сильный ветер исправный крепкий дуб может только поскрипывать, но никак не трещать. Треск издают деревья сугубо в лютый холод, лесничий рассказывал, но и то скорей не дубы.
"...увидели между окнами вату... лежала горкой между окнами...". Аня, опять попутаны окна с рамами. Между внутренними и наружными рамами окна вата лежала. Между двумя соседними окнами - простенок, какая вата? А между рамами действительно могли и на лето оставлять, если в рамах только форточки были открывающиеся и вынимать внутреннюю раму целиком - целая затея, а старушки обычно зябкие. Моя бабуля эти валики сверху листочками украшала и паслён специально выращивала, не овощной, с которым пироги и который небеспричинно назывался бздникой, а декоративный, с оранжевыми погремушками. Потом ещё миниатюрные тыковки появились, с помидор, они тоже туда шли, ярко-жёлтые полосатенькие.
Горницей у нас называли горенку, светёлку - это надстройка небольшая сверху, не то чтоб полный этаж, но без окон она не могла быть. Может, в разных местах по разному.
Летом светать начинает в третьем часу утра. И если взрослые встают корову, например, в стадо выгнать, то на мелкоту только прицыкнут, чтоб спали ещё и не крутились под ногами. А у тебя то была темень глаз коли, и следом уже мальчишки щебёнкой кидаются.
Анна Орлянская # 17 мая 2017 в 11:47 +1
На счет ребят - ок, подправлю как-нибудь. А на счет треска - блин, не знаю, как еще этот звук назвать, но не скрип, точно)). Треск, скрип, сочки. rofl Ляпота!
Анна Орлянская # 17 мая 2017 в 13:56 +2
Блин, хотела голую бабу удалить, вызвавшую у Теркина ассоциации на слово сОчки - которые сачки, а удалилась вся ветвь... Ладно тогда здесь напишу - Тёркин, выискивать блох по сообщениям - это также низко, как и размещенные вами фотографии. Я не сноб, сама пошлячка - но это не та тема. Можете, создать пародию и там выложить, все что вам нравится. Или делайте спойлерами. Проявляйте уважение к другим. Своими опусами не горжусь, вполне здраво отношусь - знаю, что пишу пока еще невнимательно и коряво. Если бы вы не сказали про "дешевую графомань" и что это было сделано лишь затем, чтобы подъе*** поставить автора на место - я бы не завелась. шутки люблю, даже касающиеся лично меня. но здесь нужно уметь соблюдать баланс и палку не перегибать. у вас - не вышло. садитесь - кол вам!
DaraFromChaos # 17 мая 2017 в 14:19 +2
Ань, насчет голой бабы - согласна целиком и полностью. она меня еще вчера выбешивала.
потому что просто неуместно
Тёркин # 17 мая 2017 в 15:10 +3
она меня еще вчера выбешивала.
Ну, не знаю. Мне голые бабы нравятся. Они такие смешные )
Да и куда солдатику без голых баб?
Анна Орлянская # 17 мая 2017 в 15:31 +3
Тёркин, мне тоже нравится то, о чем вы говорите, как ни странно это звучит. Иначе бы и к эротике не проявляла интереса))). Я эстет во всем, хотя это пока и не понятно из моих произведений. И женская красота - не исключение. Но есть понятия "уместности" и "тонкого вкуса" - размещенное фото не соответствовало ни тому, ни другому).
Тёркин # 17 мая 2017 в 15:38 +4
Но есть понятия "уместности" и "тонкого вкуса" - размещенное фото не соответствовало ни тому, ни другому).
Никогда не отличался ни тем, ни другим ) Тема ваша, вам темой сисег и рулить.
Тёркин # 17 мая 2017 в 15:47 +4
Если бы вы не сказали про "дешевую графомань" и что это было сделано лишь затем, чтобы подъе*** поставить автора на место - я бы не завелась.
О, а слона-то не приметил ) К сожалению, ваш опус не прочитал, сходу упёршись в механизм взведённых "сочков", и понеслась ) Но насколько я помню, разговор в том диалоге с Кристо шёл конкретно обо мне и ни о ком более, потому и отвечать я мог только за себя, ни коим образом ни на что не намекая и не переставляя чужую мебель. То, что Вы отнесли мою "дешёвую графомань" на свой счёт и завелись, в моих глазах характеризует Вас лишь как заводную женщину, что тоже неплохо )
Анна Орлянская # 17 мая 2017 в 15:50 +2
А я всегда все отношу на свой счет и все в кучу мешаю, как в текстах, так и по жизни. Увы zst Пытаюсь исправляться, пока что получается плохо.
Тёркин # 17 мая 2017 в 15:58 +2
Пытаюсь исправляться
А, собственно, ради чего исправляться? Чтобы угодить другим людям? А они того стоят?
Ради любимых и близких сильный человек может пожертвовать чем угодно, а идти против себя, чтобы вписаться в какие-то рамки какого-то сообщества - это уже не борьба, а слабость.
Анна Орлянская # 17 мая 2017 в 16:09 +1
Сама не пойму зачем. Наверное, чтобы быть понятой. То, что я на Прозе.ру почти все отзывы поудаляла (а их было не меньше пятидесяти), решив ,что против меня сговор, т.к. все писали в контексте "Браво!" на произведения, которые я нахожу ужасными - о многом должно говорить. zst
И сама вижу, что часто все в кучу мешаю, связываю, что совершенно не связывается. Когда мы с мужем ругаемся, я ему выговариваю за то, к чему он отношения и не имел. Это само собой выходит. То же самое и в текстах. И что получается? Смех и непонимание со стороны читателей. Так что вердикт один - исправление, исправление и еще раз исправление.
DaraFromChaos # 17 мая 2017 в 16:44 0
Ради любимых и близких сильный человек может пожертвовать чем угодно, а идти против себя, чтобы вписаться в какие-то рамки какого-то сообщества - это уже не борьба, а слабость.
теоретично-не_личное:
какие все-таки люди разные :)))
"идти против себя" может означать: "проявить уважение к думающим иначе и соблюдать принятые в чужом монастыре правила общения"
а вот если кому-то хочется детей убивать и он не может против себя идти - это признак силы? следуя той же логике :)
или тут логика не работает, потому что УК страшнее :)))))
Тёркин # 17 мая 2017 в 18:10 +1
Да, у "идти против себя" множество значений, но я сказал то, что хотел сказать в контексте диалога с автором топика, но тут прибежала Дара и объявила, что я "убийца детей". Не слишком ли суровый приговор за "сочки"? ) Вы ведь тоже не можете пойти против себя и не заявить о существовании высшего разума на ресурсе, там где для этого предоставляется хотя бы малейшая возможность. Каждому своё, как говорится.
DaraFromChaos # 17 мая 2017 в 18:15 0
*зевая*
опять пытаешься из себя жертву строить и передергивать?
неа smile не прокатит. здесь никто на такие вбросы поведется
перечитай еще раз мой коммент и скажи, где там сказано "Теркин - убийца детей"?
Тёркин # 17 мая 2017 в 18:26 +1
здесь никто на такие вбросы поведется
Снова за всех чревовещаете? Мне кажется, мы эту тему уже обсудили.
А про "детей" - вы же редактор, поэтому должны знать про образность побольше меня, а не зевать на сцене )
Жан Кристобаль Рене # 17 мая 2017 в 16:04 +2
Анютик, ты золотой человечек! dance Даж не парься)) Солдатик действительно мну отвечал, подтверждаю. А бут забижать, у мну тут хворост сухой и бензинчик с зажигалочкой)) laugh
Анна Орлянская # 17 мая 2017 в 16:18 +2
Не, я не обижаюсь, уже разговор по душам идет))). Какой золотой человек? Это ты о ком? К сожалению, знаю, какая я - тунеядка, развратница и неуч. Пойти что ли о себе написать? Это поинтереснее будет, чем о собаках)).
Жан Кристобаль Рене # 17 мая 2017 в 16:37 +1
Хулиганка)) laugh
Анна Орлянская # 17 мая 2017 в 04:00 +2
посмотрела на счет цветов - и анютины глазки, и медуница, и люпины есть у нас в августе. некоторые из них все лето, некоторые по два раза - в начале лета и в конце, как раз в августе). вот пионы - да, до августа отцветают.
Абрикосами раньше наш край славился. Помню с детства, как ведрами продавали. А сейчас абрикосовые деревья цветут, но плоды потом - мелкие и невкусные. Научились скрещивать абрикос со сливой - на даче у нас такой. Бабушка называет его красным. А как правильно не знаю. Мы живем в южном регионе).
Ворона # 17 мая 2017 в 04:16 +3
живем в южном регионе
другое дело smile
Mef # 16 мая 2017 в 23:28 +3
Не буду оценивать грамматику и достоверность описания, но если рассказ подбил меня на эмоции, я считаю его удачным. Словно фильм посмотрела, очень живые образы. Большой сентиментальный плюс!
Анна Орлянская # 17 мая 2017 в 01:21 +2
Спасибо).
Дипка # 17 мая 2017 в 12:40 +2
Следуя друг за другом по узкой дорожке из колотых кирпичей
Здесь не поняла, что за дорожка? Если из колотых кирпичей, то они просто свалены на дороге получается. Или же дорожка выложена из колотых кирпичей?
Оконные рамы не искрятся на солнце.
И умывальник все же лучше заменить на рукомойник. Я понимаю, что у тебя он так назывался, но в магазинах он называется именно рукомойник, это его официальное название. Ладно, если бы в диалоге было. Но здесь не диалог.
И слово "вывешенный" меня немного смущает. Могу представить, что кто-то вывесил белый флаг из окна. Я вывесила полотенце. Иди вывеси полотенце. Не знаю, у меня не идет это слово. Повесила-да, нормально.
И здесь говорится, что дети месяц назад видели сад, заросший пыреем. Откуда тогда взялись всего через месяц все эти цветы? За месяц они не вырастут и не будут так буйно цвести. Если есть пырей, то он не дает вообще ничему расти. Ну не могли из ниоткуда появится через такой срок все эти цветы. Лучше измени сроки, так проще будет. Хотя бы не месяц назад, а весной.
Написано, что раньше бабушка жила в большом доме. Получается, что вроде она одна жила, а потом выясняется, что и дети и внуки там жили. И почему детям не хотелось расставаться с бабушкиным домом, если это и их дом был тоже, они же тоже там жили. Или я чего-то не поняла? И неясно, от кого в наследство на старости лет получила бабка домик?
Важно насупилась Лида - больше подходит маленькой девочке, а не шестнадцатилетней.
"Под ногами скрипнули половицы" - лучше так, наверное.
"марлей накрыты пирожки и еще дымится кисель" - тоже лучше.
"все стояло на своем месте"- лучше читается
И за поливкой огорода последить, может, "проследить"? Следить-это наблюдать, а проследить, -это вроде сделать так, чтобы не забыли это сделать.
"Дети, помыв руки, ...вытирали" А "дети руки помыв"-коряво. Или же "дети помыли руки и одновременно..."
Матвею не понравилась болонка. Лучше не так написать, а картинку дать, типа он брезгливо или еще как посмотрел на болонку. А дальше описание. Или можно объединить детей, не объяснять, что Матвею она не понравилась, а затем тоже самое про Лиду, а сразу писать, что Матвей и Лида брезгливо посмотрели на болонку. И далее уже от лица обоих детей про собаку.
Матвей предложил подарить щенка породистого, а он стоит хороших денег, а дети еще маленькие. Лучше написать, что давай мы попросим родителей и они купят щенка тебе.
И называть девчушкой шестнадцатилетнюю девушку как то не очень. Не тянет она уже на девчушку.
Почему Жучка не кличка? Одна из самых распространенных кличек дворняжек.
И Люба говорит, что бабушка должна на свадьбе погулять, как то не очень. Ладно, если бы так сказала ее мама. К тому же свадьба может быть уже года через три у них. Получается, сразу после свадьбы бабушка может помирать?
Про цветы нормально стало.
"у другого забора несколько...слива с несколькими плодами". Лучше написать, что четыре дерева с несколькими плодами. Или просто полусухие абрикосовые деревья.
Пока все, до второй части попозже доберусь.
Анна Орлянская # 17 мая 2017 в 13:02 0
Оль, спасибо! Вроде да, все верно ты заметила. Некоторые моменты только поясню:
1) дорожка действительно из старых колотых кирпичей, земля мягкая - так что они не свалены, а распределены по всей дорожке. не знаю, как еще по-другому сказать.
2) на счет сада - там и был сад, с цветами и фруктовыми деревьями, только заросший. но может, чтобы не было вопросов, действительно, стоит указать что не месяц назад, а по весне.
3) бабушка жила с дедушкой, внуки с родителями отдельно, но часто гостили, на все лето приезжали. не знаю, нужно ли этот момент прояснять - думаешь, путаница возникает?
4) бабушка получила наследство от своей матери (пробабушки), в принципе, от кого угодно могла получить наследство - часто за стариками ухаживают, потом квартиру или дом от них получают, но зачем такие тонкости?
5) ты должна на свадьбе моей погулять - я сама так бабушке говорила, и она вроде меня понимала).
Дипка # 17 мая 2017 в 13:18 +1
Про дорожку поняла, но просто колотые кирпичи у меня большие сразу нарисовались, чуть ли не половинки. Лучше весну укажи. И не понятно, где жили дети и внуки. Хоть слово скажи, что по соседству жили. И лучше все же написать, что продали тот большой дом и купили поменьше. Так вопросов вообще не будет. Про свадьбу понимаю, но если бы Люба была поменьше, это было бы нормально. Здесь как хочешь, это не столь важно. И в первой части просмотри, дети у тебя воспринимаются намного младше своего возраста. Я по разговорам представляла, что им 12-13. Может, стоит уменьшить их возраст? Если, конечно, это не повлияет на сюжет. Я дальше еще не читала, все утро конкурсные рассказы читала и комментила и топ составляла.
Анна Орлянская # 17 мая 2017 в 17:17 +1
Да, наверное, так и сделаю. укажу возраст помладше).
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев