1W

Закрытый клуб

в выпуске 2018/06/18
1 июня 2018 - Юлия J. Черкасова
article12875.jpg

Флит-стрит, Лондон, май 2001 года

В приёмной «Нью Эйдж» было тихо. Рабочий день только начался. Чарли Уиллоу, главный редактор, получил свою порцию двойного эспрессо, и его бессменная помощница, миссис Дерек, наслаждалась временным спокойствием, которое грозило вот-вот перерасти в обычную суматоху издательских будней. Она смаковала горячий пончик, стоя у окна и разглядывая пейзаж, что ничуть не изменился за прошедшие сутки — даже автомобили были припаркованы там же, где и вчера. Никаких перемен, — впрочем, это ведь не новостной таблоид, а литературный журнал, и перемены им без надобности.

Рассуждая таким образом, миссис Дерек не заметила, что в приёмную вошёл светловолосый мужчина лет тридцати в сером пиджаке, оттенок которого прекрасно гармонировал с этим не по-весеннему хмурым утром.

— Здравствуйте, — вежливо произнес посетитель. — Я к мистеру Уиллоу.

— Вы договаривались? — подозрительно нахмурилась женщина.

Главный редактор не предупреждал её о встрече, и она с сомнением разглядывала незнакомца. На графомана — из тех, что идут на таран, атакуя своими шедеврами крепкие двери издательств, — мужчина был не похож, а она-то хорошо разбирается, немало их повидала на своём веку. У каждого в глазах горячечный блеск и какая-то особенная мимика, а этот выглядит вполне адекватным.

— Да, он ждёт меня. Скажите, что пришёл Майкл Кеннет.

 

Саттон, Лондон, апрель 2000 года

— Вот увидишь, тебе у нас понравится! — заверила меня мисс Клэр.

Она поправила головной убор, тряхнув кокетливыми рюшами на манжетах, и ободряюще кивнула — её щёки, покрытые сетью лёгких морщин, тут же округлились и зарумянились. Радушная мисс Клэр. Она всегда и всем улыбается, особенно таким хорошеньким, по её мнению, девицам, как я.

— Надеюсь, — промолвила я тоном неопытной инженю.

Никогда не посещала закрытых клубов. Этот, куда меня пригласила мисс Клэр — первый. Здесь собираются самые вкусные сливки общества. Аристократы творческой жилки, генераторы сверхценных идей, философы-новаторы и прочие уникальные персоны.

«Но не обычные сливки, а сливки ментальные, что являются результатом недюжинных мысленных ухищрений…» — я слушала эту чушь и верила мисс Клэр. В конце концов, рукопись в моей сумочке того стоила.

А мисс Клэр уже звонила в колокольчик. Тот прятался за тяжёлой дубовой дверью, только веревка свисала вдоль стенки ослиным хвостом. С кисточкой. Даже львиная голова на бронзовой ручке не могла сгладить этого впечатления.

Дверь тут же распахнулась, открыв нашим взорам благообразного старца с седыми локонами на висках, делавшими его похожим на потрёпанного жизнью херувима. Хозяин дома — едва ли это был дворецкий — подслеповато прищурился и отвесил низкий поклон. Мисс Клэр представила меня мистеру Доновану — Сейнт Доновану, с улыбкой поправил он:

— Кто, если не я? — воздел руки старец; я подняла очи к небу, чтобы узреть, как разверзнутся небеса, озаряя херувимский лик светом божественного благословения. Однако небеса не разверзлись, и с моих губ сорвался слабый вздох облегчения.

— Какой человек…  — умильно пропела мисс Клэр. — Агнец…

— Не сотвори себе кумира, — покачал головой Святой Донован, и на миг мне почудилась в его глазах довольная усмешка. — Добро пожаловать, мисс Чанс.

Мы прошли в гостиную под тихое воркование голубей. Птицы здесь были повсюду: одни, нахохлившись, дремали на декоративных балках-ригелях под самым потолком, другие лениво перелетали от стенки к стенке, третьи важно расхаживали по полу, изображая из себя павлинов. Кажется, в доме голуби чувствовали себя вольготно, по-хозяйски, наравне с мистером Донованом. Один даже чуть не нагадил мне на плечо в полёте, но ограничился отметиной на паркете — угодив точно в след.

— Ах ты, засранец! — топнув ногой, неожиданным фальцетом взвизгнул херувим, и этот визг вызвал среди обитателей гостиной переполох; птицы заметались, захлопали крыльями — херувимские ругательства вмиг утонули в шумном гвалте. — Как… гостей... встречаете… позор…

Пока он кричал, голуби попрятались. Часть птиц забилась в камин, который в последний раз разжигали, по-видимому, ещё весной — в доме пахло сыростью, хотя дожди в наши края не заглядывали с месяц.

— Вот я вам дам! — мистер Донован подскочил к камину, и, схватив кочергу, принялся с ожесточением размахивать ею, выкрикивая в адрес своих подопечных угрозы: — Вот вас тут и зажарю! Будет угощение гостям!

Мисс Клэр фыркнула, и, наклонившись ко мне, шепнула:

— Я давно ему говорю, что надо отправить их на голубятню, а он устроил им здесь праздник жизни. Впрочем, это его слабость. Накричал, напугал, а потом будет рыдать и просить прощения.

— У голубей? — изумилась я, и женщина в ответ лишь закатила глаза, неопределенно пожав плечами.

Слегка успокоившись, мистер Донован любезно предложил пройти в библиотеку, где, как он сказал, все уже собрались — мы столь же любезно согласились. Я мысленно перекрестилась и шагнула в тесную комнатку, заставленную креслами и книжными шкафами.

На меня уставилась пара десятков глаз, пыль мгновенно атаковала мой нос, и, конечно же, я отреагировала по-своему. Чихнула, закашлялась и, побагровев от неловкости, едва не задохнулась от  спазма в горле — так, что на глазах выступили слёзы. От смущения была готова провалиться — за неимением земли под ногами куда угодно. Хотя вряд ли бы меня это спасло — пришлось бы кому-то и вытаскивать. К счастью, половицы сделаны были на совесть, и этот кто-то обошёлся малым — дал мне воды, плеснул коньяка в бокал и усадил в прогнившее скрипучее кресло.

— Девочка переволновалась, — мисс Клэр безжалостно озвучила тайну, очевидную любой из присутствующих здесь персон.

А персон было с дюжину, включая хозяина дома и не считая меня. На ветхом диване с потёртой кожаной обивкой сидели самые почётные члены клуба: мужчина в соломенной шляпе, пожилая леди, походившая на мистера Донована лицом и телом, и бледный юноша с недовольным заломом между бровей и презрительным изгибом губ. Кресла занимали гости попроще — у мужчин средь них было явное численное преимущество, пять к двум. В отличие от диванных небожителей, эти с любопытством разглядывали меня.

— Как вас зовут, милое дитя? — джентльмен в соломенной шляпе говорил, не поднимая глаз от раскрытой книги, лежавшей у него на коленях.

— Бетани Чанс, — робко ответила я; едва ли он мог адресовать этот вопрос кому-то другому.

Но я ошиблась. Мог. По недоуменным взглядам сливочной дюжины я поняла, что попала впросак, впрочем, мистер Соломенная шляпа не обратил на мою реплику никакого внимания:

— Меня зовут Оливия, и я буду счастлива, если ваш взор задержится на мне чуть дольше обычного… — мужчина затих в театральной паузе, а его юный сосед брезгливо поджал губы:

— Как заурядно и глупо…

— Это мистер Оливер, — послышался торопливый шёпот мисс Клэр. Я и не заметила, как она устроилась рядышком, придвинув своё кресло. — Талантливейший писатель. Специализируется исключительно на шедеврах — всё, что выходит из-под его пера, моментально становится бестселлером…

— Оливер… — с сомнением откликнулась я. — Что-то не припоминаю…

— О, только в узких кругах… Это не для массового читателя, лишь для избранных, кто удостоился чести лично знать Маэстро. Вам несказанно повезло, Бетани. Гений сегодня представляет свой новый роман.

— М-м-м… — протянула я, стараясь, чтобы мои интонации выражали высшую степень почтения, и вся обратилась в слух.

Библиотеку заволокло туманом, и меня накрыло непреодолимой дремотой, которую вскоре нарушил зычный вопль крепкого брюнета — торчащие дыбом на макушке волосы делали его похожим на кабана элитной породы. Сверкая чёрными, как антрацит, глазами, мистер Новак выскочил на середину комнаты, запрыгнул на стол и, гордо оглядев нашу честную компанию, провозгласил:

— Всякий элемент земной материи есть союз энергии высших сил, движущей силой которой является божья искра. А что такое божья искра, кто мне ответит?! Вы, мистер Томпсон, считаете себя её носителем?

— Святилищем, — юноша, не терпящий заурядных идей, был лаконичен.

— О, даже так? Ну, ваше право… Допустим… Всякий храм души есть святилище, населяемое мыслями-жрецами и мыслями-прихожанами. А что вы возложите на алтарь, скажите мне?! Мисс, простите, забыл ваше имя, — Новак повернулся ко мне. — Что вы приготовили?

— У меня рукопись… — еле слышно промолвила я.

— Как предсказуемо, — поморщился он. — Здесь у каждого своя рукопись. Всякая жизнь человеческая есть рукопись, написанная трудами, чувствами и поступками. Высеченная твердыней неусыпного духа на скалах сложных обстоятельств.

— Браво! — крикнул кто-то из мужчин, и остальные подхватили: — Браво! Это гениально!

Мистер Новак тут же потерял ко мне интерес и принялся раскланиваться.

— Кто он? — спросила я у мисс Клэр.

— Тс-с, — она прижала палец к губам, призывая меня к молчанию, и шёпотом пояснила. — Это наш главный светоч. Он достиг пика ментального просветления, и его устами говорит вселенский разум. Тот, что создал небо и землю.

— Мистер Новак, вы сделали выводы, каким мог бы позавидовать сам Гермес Трисмегист, и достойны бриллиантовой скрижали, на которой будут начертаны Законы Божественной Мудрости, — седовласый херувим, кажется, прослезился. — Как бы я мечтал перенять хоть толику ваших знаний, но, увы, не дорос, не дорос…

— Что вы, мистер Донован, — возразила дама с пышной причёской. — Полно скромничать. Вы понимаете голубей, разве кто-то ещё может похвастаться таким умением?

«Зачем ему это?» — изумилась я и повернулась к своей наставнице, желая выведать подробности, и еле сдержалась, чтоб не закричать во весь голос:

— Мисс Клэр! У вас…

Она тронула лицо, и, нащупав жирного паука, без тени смущения или брезгливости стряхнула его на пол. Вероятно, он сидел в складках головного убора и успел даже соткать паутину. Странно, что я заметила это только сейчас — где были раньше мои глаза? Как будто обрела способность видеть и вдруг обнаружила, что всё здесь покрыто густой паутиной — стены, потолок, книжные стеллажи и карнизы.  И даже седые кудряшки на висках у мистера Херувима при ближайшем рассмотрении — вовсе не волосы.

 — Это моль поработала… — хихикнула мисс Клэр, проследив за направлением моего взгляда.

— Какая?! — ужаснулась я.

— Тополиная. Думаете, откуда он знает язык голубей?

Наш диалог был прерван аплодисментами — как выяснилось, в честь моей скромной персоны. Мистер Донован указал на стол-трибуну, с которой только что вещал кабан по имени Новак:

— Ваш черёд, милое дитя!

Я послушно встала с кресла, и, поддерживаемая херувимом, поднялась на стол. Чтобы не смущаться, сомкнула веки и начала декламировать — без единой запинки, потому что помнила наизусть каждый абзац своей рукописи. А после, нутром почувствовав, как что-то неуловимо поменялось в комнате, распахнула очи и узрела странную картину — покинув свои места, члены клуба построились в хоровод вокруг моей импровизированной сцены.

— Узкий круг, — захохотал напыщенный юноша; залом между его бровями превратился в резаную рану, из которой торчали мохнатые паучьи лапки. — Давайте сузим его по максимуму!

— Канцелярит, — с хирургической аккуратностью, двумя пальцами, словно пинцетом, мистер Оливер извлек паука, и, продемонстрировав всем присутствующим, вынес свой вердикт. — Жирный и неуместный канцелярит.

— Поставьте мне штамп, ну пожалуйста, — юноша рухнул на колени перед джентльменом в соломенной шляпе, не замечая, что из раны струится серая жидкость. — Вы же мастер словесных штампов!

В этот миг дверь распахнулась, и в наше тесное помещение ворвалась огромная стая голубей — их было сотни три, не меньше. С диким шумом они принялись кружить под потолком, сталкиваясь друг с другом, точно броуновские частицы. Перья, паутина, какой-то сизый дым, появившийся внезапно — всё смешалось в густой туман, медленно преобразовавшийся в торнадо, в эпицентре которого оказалась я.

— Обращение! — крикнул кто-то из членов клуба, и эти слова были последними, что я услышала, теряя сознание.

...Очнулась не сразу. Библиотека уже опустела. Рукопись валялась на полу. Я попыталась поднять её, и не смогла — вместо этого только неловко взмахнула крыльями. Вскрикнула от ужаса, но с моих губ слетело беспомощное воркование. Нет, не с губ… Я метнулась куда-то в сторону и больно ударилась о ножку дивана, чуть не сломав себе крыло — с непривычки. Тело меня не слушалось.

— Цыпа, цыпа, цыпа, — раздался знакомый голос.

То был мистер Донован, вернувшийся в библиотеку. Хозяин поднял меня, погладил по спинке и со словами: «Пойдём, я покажу твоё место», отнёс в гостиную, где обитали такие же, как и я, бедолаги, пожелавшие когда-то вступить в закрытый клуб ментальных гениев. Их пустые глаза ничего не выражали, они даже не  заметили появления новичка, равнодушно приняв меня в свои ряды — точнее, не возражая против пополнения стаи.

— Мистер Оливер допишет твою рукопись! — сказал мне херувим. — Он из неё конфетку сделает. Ему не привыкать.

Голуби заволновались — похоже, мистеру Оливеру действительно было не привыкать. С трудом управляясь со своим новым телом, я неловко взлетела на потолочную балку, где, забившись в угол, подальше от беспокойных товарищей, накрыла голову крылом и уснула — тоскливым безнадёжным сном.

 

Флит-стрит, Лондон, май 2001 года

Светловолосый мужчина в сером пиджаке вошёл в кабинет Чарльза Уиллоу, главного редактора журнала «Нью Эйдж». Тот поднялся из-за стола и, пожав посетителю руку, от души похлопал его по плечу, выказывая то особенное расположение, которого удостаиваются лишь старые приятели.

— Майк, рад тебя видеть! Как ты?

— Всё хорошо, Чарли, как и всегда. Как ты, как Мэри, как дочка?

— Кэтти в школу пошла, а так всё по старому… А ты так и не женился?

— Да с моей работой не до этого… Собственно, я и к тебе-то пришёл по делу.

— Вот как? Рассказывай.

Приятели уселись за стол; покопавшись в портфеле, гость достал тетрадь и протянул её главному редактору. Тот открыл и, пролистав несколько страниц, с удивлением в голосе воскликнул:

— «Закрытый клуб»… Хм, любопытно… я и не знал, что ты пишешь.

— Не всё так просто, — Майкл помолчал несколько секунд, собираясь с мыслями. — Это рукопись моей пациентки, Бетани Чанс. Её нашли год назад на голубятне, в совершенно невменяемом состоянии. Тетрадь была у неё в сумке. По словам родных, до того дня девушка была абсолютно адекватна. Как она очутилась на голубятне, и зачем туда пошла — не знает никто. С тех пор она ни с кем не разговаривает, ни на что не реагирует. Мы испробовали все методы — бестолку. Терапия не приносит результата. Поэтому нужна твоя помощь.

— Конечно, Майк, рад помочь тебе, хотя и не представлю, чем я могу тут оказаться полезным.

— Опубликуй у себя рассказ. Он неплох, это не бред сумасшедшего, иначе бы я не осмелился просить.

— А каким образом это поможет автору?

— Не уверен, что возымеет действие, но шанс есть.

 

Харли-стрит, Лондон, май 2001 года

Я сидела на балке у окна и вглядывалась в журнал, лежавший на столике возле дивана. Не знаю, как он очутился в гостиной, наверное, почтальон принёс. Что само по себе странно, ведь мистер Донован не читает свежую прессу, и журналов не выписывает.

Издав утробный звук, я оглянулась по сторонам, но мои товарищи как в воду канули. Негромко стуча коготками по дереву, я прошествовала до середины балки и свесилась вниз, склонив головку набок, чтоб получше рассмотреть журнал.

Это известное литературное издание, а в нём — «Закрытый клуб», под моим именем и с пометкой «дебют». Значит, мистер Оливер так и не добрался до рукописи. Но как она очутилась в редакции «Нью Эйдж»? Впрочем, какое теперь мне до этого дело…

***

На следующий день после выхода в свет очередного номера журнала Майкл Кеннет позвонил Чарльзу Уиллоу, чтобы поблагодарить за содействие.

— Ну, что ты, рад был помочь, — заверил его главный редактор. — Есть какой-то результат?

— Трудно сказать. Подвижки определённо имеются.

— Держи меня в курсе, ОК?

Повесив трубку, Майк задумался. Конечно, на радикальный эффект рассчитывать не приходится — он прекрасно понимал, что одно только появление журнала в палате мисс Чанс не вызовет ремиссии. Более того, он был готов к неудаче. Но пациентка отреагировала. Нет, она всё так же игнорировала Майка и его вопросы, — однако журнал заинтересовал её.

И пусть интерес был столь неявным, что, пожалуй, мог оказаться плодом врачебного воображения, надуманной реакцией… Майку хотелось верить, что взгляд, которым девушка окинула литературное издание, на миг сделался осмысленным. Она ведь задержала его — секунд на десять. Значит, есть шанс. Он оставил «Нью Эйдж» на столе и втайне от себя мечтал, что Бетани захочет прочесть его.

Он представил, как входит утром в палату и обнаруживает её сидящей за столом, склонившейся над журналом. Бетани поднимает на него глаза и улыбается, — так, как улыбаются кому-то не очень знакомому, но хорошему и безопасному…

Обозвав себя глупым фантазёром, Майк лёг спать.

***

— Что ты наделала?! — мистер Донован тряс передо мной журналом, загнав в угол гостиной, откуда я не могла выбраться, не рискуя получить наотмашь по крыльям. — Как ты посмела выйти за границы нашего клуба?! Кто будет читать твою писанину, кому она нужна? Что я скажу мистеру Оливеру?!

Остальные куда-то попрятались. Когда херувим в гневе, они делаются трусливыми, а мне не страшно. Я только за крылья боюсь, чтоб не покалечил случайно. Обычно успеваю улизнуть — до потолочного ригеля ему не дотянуться даже кочергой, сегодня же он сумел-таки загнать меня в угол.

Накричавшись вволю, старик покинул гостиную. Наверное, отправился на поклон к Оливеру — просить прощения за неудавшийся плагиат. Интересно, где мисс Клэр? Что-то давненько она к нам не заглядывала. Кто-то однажды тихо шепнул мне на ушко, что дама много лет поставляет «сырьё» для мистера Соломенная шляпа и, соответственно, снабжает домашними питомцами херувима.

***

Нет, никаких подвижек не случилось. Фантазии так и остались фантазиями — разочарованный Майк тяжело вздохнул: «И на что ты надеялся?» Мисс Чанс в обычной своей манере бессловесного изваяния сидела на кровати с абсолютно непроницаемым лицом и пустым отсутствующим взглядом.

Тем не менее, когда он взял со столика журнал, она вздохнула — да-да, ему не почудилось это. Обернувшись, он увидел, что её глаза заблестели — не слёзы, только намёк на них, и тень какого-то нового, неизвестного Майку выражения. Он положил «Нью Эйдж» обратно на столик, и вздох повторился.

Других реакций не наблюдалось, и большего в тот день Майк, как ни старался, так и не смог добиться от пациентки. С тем и ушёл домой.

***

— Как ты посмела, мерзкая тварь! Ты нарушила правила!

Кажется, мистер Оливер рассердился не на шутку, раз снизошёл до разговора со мной — голубем. Он битый час осыпал меня проклятиями, перемежая их нецензурной бранью, а я, сидя под самым потолком, безропотно слушала, даже не пытаясь отомстить, как это делают другие — те, что метят одежду гостей херувима.

— Тупая курица! — поддакивал ему мистер Донован. — Зачем я тебя кормлю?! Убирайся прочь! Проваливай!

Он распахнул настежь дверь, и я с недоверием покосилась в сторону выхода. Очередная ловушка? Мне не хотелось лишиться насиженного места, даже хозяйская истерика не пугала так, как пугала эта открытая дверь, за которой была неизвестность — тот мир, откуда я пришла, теперь казался чужим и пугающим. Мысль о том, чтобы вернуться в него, заставляла невыносимо страдать. Вот только мне не оставили выбора.

Еле слышно вздохнув, я вспорхнула со своего насеста и покинула жилище мистера Донована.

***

Подходя к клинике, Майк столкнулся нос к носу с молодым ассистентом — тот поджидал его у входа, чтобы сообщить, что Бетани Чанс сегодня говорила с персоналом.

— Мистер Кеннет, она поблагодарила Дороти за завтрак. Сказала: «Спасибо, вы так добры ко мне»! Этот ваш метод…

Не дослушав его, Майк бегом поднялся к себе на этаж и ринулся по коридору — туда, где пряталась одноместная палата трудной пациентки. Мисс Чанс сидела за столом, склонившись над журналом, совсем, как в его самонадеянных фантазиях. Она повернула голову и подняла на него глаза… полные слёз. Майк замер, глядя на её мокрое лицо и пытаясь подобрать слова — нужные и правильные.

Она заговорила первой:

— Зачем вы это сделали?

— Мы хотели помочь тебе, Бетани, — как можно мягче ответил он.

— Помочь… — горьким эхом повторила она. — И в чём же ваша помощь? — она неопределенно махнула рукой, указывая на стены больничной палаты.

— Ты поправишься и вернёшься к настоящей жизни, — возразил Майк. — Поверь, ты не пожалеешь.

— Да что вы знаете обо мне и о моей настоящей жизни?! — крикнула она, и в её голосе послышалась ярость, смешанная с невыносимой болью. — Я боюсь! Мне страшно. У вас птички поют, цветочки цветут, мир прекрасен, а у меня — страх. Дикий, первобытный. Я нашла убежище, где мне плохо, тяжело, пусто — но не страшно, слышите, не страшно! И что вы предложили взамен? Вот это всё?!

Бетани Чанс уткнулась лицом в журнал и отчаянно разрыдалась.

— А он пахнет краской, — вдруг сказал Майк. — Типографской. Чувствуешь?

Она сердито помотала головой, а потом понюхала страницы и нехотя кивнула с видом зарёванного дитя. И каким-то внутренним чутьём он сразу и безоговорочно поверил в то, что теперь всё будет хорошо. Кажется, от его фантазий есть толк, и однажды наступит утро, когда Бетани радостно улыбнётся —  именно так, как он себе и представлял.

Похожие статьи:

РассказыО неслучившейся Войне

РассказыМаяковский и обои

РассказыТак и было

СтатьиКуда уходит Детство

РассказыВкус Мечты или Лунодром (поэма)

Рейтинг: +18 Голосов: 18 432 просмотра
Нравится
Комментарии (49)
DaraFromChaos # 1 июня 2018 в 00:22 +5
гагая прелесть! love
Юлия J. Черкасова # 1 июня 2018 в 09:29 +2
Спасибо, Дара! joke
Графоман Чалис # 1 июня 2018 в 01:55 +1
Блиииин
а) я нашла новый топ на июнь
б) это должны зачитать
в) АААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААААА
Юленька...
Юлия J. Черкасова # 1 июня 2018 в 09:30 +2
zst Спасибо, Алис!
Жан Кристобаль Рене # 1 июня 2018 в 03:21 +3
Плюс, Юль smile
Парочка замечаний в вк. Классно написанный рассказ!
Юлия J. Черкасова # 1 июня 2018 в 09:32 +3
Да тут их больше должно быть) Чуток поспешила выложить.
Славик Слесарев # 1 июня 2018 в 10:23 +4
Плюс, Юля! Как-то я в рассказ не сразу въехал - он довольно кучерявым кажется поначалу. Зато потом всё больше норм.
И чем больше вдумываешься в него, тем больше видишь злостные аллюзии на фантастику.рф :)))
Александр Стешенко # 1 июня 2018 в 18:10 +2
видишь злостные аллюзии на фантастику.рф :)))
- ха-ха... hoho
Юлия J. Черкасова # 2 июня 2018 в 13:51 +2
Спасибо, Вячеслав! Сама не люблю кучерявости и с трудом обычно продираюсь сквозь них в надежде, что оно того стоит. Муж вообще, когда я ему зачитала фрагмент, посвященный собранию в библиотеке (вне контекста) спросил, что это за хрень))) Такое вот небольшое издевательство над читателем, чтобы он на себе прочувствовал абсурдность ситуации и дискомфорт ГГ. А потом можно было уже нормально продолжать))
Я-то не посещала литкрубов, кроме прозы и ф.рф, но мне рассказывали знакомые -- в том числе и о тех, что организуются в реале. И во многих было примерно так же, а кое-где доходило и до абсурда...
В какой-то момент я задалась вопросом "почему" и "на фига" -- и это вылилось в рассказ. Хотя это, конечно, только один-единственный ракурс, и я в процессе от души нафантазировала =))
Славик Слесарев # 2 июня 2018 в 15:30 +2
Тут , по-моему, есть некая проблема в том, что вся эта фантасмагория в клубе накладывается на довольно сложную временную структуру повествования - получается как бы двойной удар по мозгу, перебор. По мне так либо делать детектив с прыжками во времени, либо Алиса в стране чудес, но с линейным повествованием.
Юлия J. Черкасова # 2 июня 2018 в 17:28 +3
Думаю. Я ещё не пробовала прыжки во времени, за исключением воспоминаний или рассказов персонажей о прошлом. Надо будет попробовать написать что-то с такой структурой.

Тут изначально шло линейное повествование -- из-за элементов неожиданности надо было двигаться вперёд:
1. Клуб --> 2. Абсурд --> 3. Превращение в голубя --> 4. Разгадка -- «психоз» ГГ --> 5. Возвращение --> 6. Причина --> 7. Намёк на хэппи-энд.

Если по датам, то получается: действия 1,2,3 -- 1990 год, действия 4,5,6,7 -- 1991 год (в течение месяца). Итого -- год и месяц.

А потом я поняла, что на 2 действии читатель отвалится. Потому что тут такой коллегиальный юмор, понятный тем, кто в теме, -- они дочитают хотя бы из любопытства. А другие утомятся и бросят из-за непоняток, ещё и текст перенасыщенный -- нафига тратить на это время? И будут правы. Поэтому я решила для затравки сделать вступление из п.6, опережающее точку отсчёта на год -- рассчитывая, что читатель по нему догадается, что перед ним не результат творческого рукоблудия, не ахинея какая-то, а нормальная история -- и дойдёт до превращения, а там уже всё встанет на свои места.

Можно попробовать удлинить вступление до момента, когда Майк кладёт на стол главреду рукопись.
После -- повествование Бетани (+убрать звёздочки= разрыв между действием в библиотеке и действием после обращения, чтобы текст был сплошным и читатель не путался).
Далее с момента, когда главред листает рукопись, а Майк рассказывает о Бетани -- и линейно до конца.

Но тогда придётся убрать последний абзац из вступления, в котором читатель должен задаться вопросом, кто этот человек и что ему надо. Да и точка разрыва подходящая -- приёмная/встреча. Может, стоит только убрать разрыв в абсурдной части и сделать подзаголовки с месяцем и годом (перед вступлением, перед первой частью (1990 год) и перед второй частью (1991 год) -- чтобы облегчить восприятие.

СПАСИБО! Это очень нужное замечание. v
Станислав Янчишин # 1 июня 2018 в 12:36 +4
Дааа... Сильно! Про заколдованных голубей, я конечно, сразу догадался. А вот потом... Сон. Безумие. Возвращение.
И концовка - спрятаться от жестокого мира там, где плохо! Это настоящая находка. Юля, я тебя поздравляю!!!
Юлия J. Черкасова # 2 июня 2018 в 13:58 +3
Спасибо, что отметил главную мысль! Я финал чуток подслила -- как бы между прочим пара фраз, и только. Специально. Не знаю, почему мне так захотелось -- обойтись без явных акцентов.
На самом деле так бывает. И не так уж редко. Главный страх/боль в этом случае перестает быть доминантой -- и становится легче, потому что есть другой дискомфорт, который при всей своей дискомфортности вовсе не страшен.
Юрий Ильс # 1 июня 2018 в 14:33 +5
Бэлинн, не знаю, как кому, а мне видятся аллюзии с Кингом и иже с ним... прикольно, в принципе. плюс. zst
Юлия J. Черкасова # 2 июня 2018 в 13:58 +3
Спасибо, Юрий! smile
Blondefob # 1 июня 2018 в 16:00 +4
Клуб. Закрытый в черепной коробке. Круто. Эта +
Юлия J. Черкасова # 2 июня 2018 в 14:16 +3
Спасибо, Душечка! Ты объективна в других работах, и мне тем более радостно получить от тебя отзыв. joke
Анна Гале # 1 июня 2018 в 17:51 +5
+++ И в июньский топ - однозначно!!!
Александр Стешенко # 1 июня 2018 в 18:08 +3
Присоединяюсь!!! dance
Александр Стешенко # 1 июня 2018 в 18:09 +2
Может, я вообще, больше ничего не прочту... в июне-то... scratch
Станислав Янчишин # 1 июня 2018 в 19:52 +2
Согласен! v
Юлия J. Черкасова # 2 июня 2018 в 14:18 +3
Спасибо, Анюта! Мне только подправить чуток его надо, а то голова шла кругом, а руки чесались выложить =))
Александр Стешенко # 1 июня 2018 в 18:08 +2
Замечательно!!! dance
Александр Стешенко # 1 июня 2018 в 18:15 +3
Юль, а как тебе удалось ровно 40 тыс. знаков написать? scratch Чистая алка... без лохмотьев... smoke
Юлия J. Черкасова # 2 июня 2018 в 14:22 +4
Спасибки, Александр! Всё просто: я произнесла "Ахалай-махалай" перед тем, как нажать на кнопку "Отправить в публикации" и -- ВУАЛЯ!
На самом деле в нем порядка 17,5 килознаков, просто здесь, видимо, ещё и теги учитываются, поэтому выходит больше. Вот такое совпадение. Но я ещё собираюсь редактировать, так что...)))
Александр Стешенко # 2 июня 2018 в 19:28 +4
Я, Юля, знаю, что тут больше получается по знакам... smile И все же такое четкое совпадение... это не спроста... v
А насчет "Ахалай-махалай"... у меня так не получается. Я даже "сяськи-масяськи" пробовал - все равно без результата... cry
Юлия J. Черкасова # 2 июня 2018 в 22:58 +4
Давайте вызовем ВЖУХа!
Юлия J. Черкасова # 2 июня 2018 в 23:02 +5
""
Станислав Янчишин # 3 июня 2018 в 00:06 +3
shock Вот я и узнал, кто такой ВЖУХ!
Графоман Чалис # 2 июня 2018 в 20:02 +5
ууу а я думала, что у тя есть кнопка "сделать клево!"
Александр Стешенко # 2 июня 2018 в 20:04 +4
У нее не на кнопках... у нее на молниях... smoke
Графоман Чалис # 2 июня 2018 в 20:06 +4
Молния "сделать круто" ? Эт чета новенькое =)))
Нитка Ос # 1 июня 2018 в 20:02 +4
Великолепный рассказ. Напомнил Алису в стране чудес, такой же необычный и пугающе-реальный. От Нитки плюс.
Юлия J. Черкасова # 2 июня 2018 в 14:22 +3
Ниточка, спасибо за плюс! angel
Игорь Колесников # 3 июня 2018 в 15:10 +4
И я плюсану!
Несколько раз, правда, начинал читать, но что-то отвлекало.
Попалось несколько то ли косячков, то ли моих подсебяшек, но не буду заострять на них внимания, ибо написано ХОРОШО.
Ну и тема... благодатная и неисчерпаемая.
Юлия J. Черкасова # 3 июня 2018 в 22:10 +3
Спасибо, Игорь! А можно было бы и заострить, если что-то в глаза бросилось, я совсем не против, а только за. Даже рада буду, потому что иногда на меня находит тупняк, или глаз замыливается, и я могу что-то пропустить... Особенно, если выкладываю вечером.
Игорь Колесников # 4 июня 2018 в 17:37 +1
Ну вот, например: " седыми локонами на висках, делавших его похожим на потрёпанного " - получается, виски его делали похожим, а не локоны.
Или: "это ведь не новостной таблоид, а литературны журнал, и перемены им без надобности" - кому им? Ранее не говорится о "них".
В общем, и тому подобные мелочи. Сейчас уже не буду выискивать.
Юлия J. Черкасова # 4 июня 2018 в 17:52 +1
О, спасибо! Делавшими, конечно, досадная опечатка(((

По таблоиду -- "им <коллективу редакции>", в контексте размышлений персонажа это допускается, и в большой литературе тоже встречается. Нравится такой приём, он в сочетании с н.вр. некую душевность тексту придаёт.
Игорь Колесников # 4 июня 2018 в 18:15 +3
Согласен!
Там и другие ошибки незначительные. Где-то окончание не то, где-то запятулька убежала.
А в целом - очень грамотный текст!
Мария Костылева # 4 июня 2018 в 00:18 +5
Юююль. Ну вот умеешь же ты такие цеплюче-загружающие вещи писать.
А говорила, стёб, стёб... sad
У мну восторг.
Плюс.
Юлия J. Черкасова # 4 июня 2018 в 01:06 +3
Спасибо!!! ^_^
Это я просто вечно путаю понятия стёба и абсурда))
Константин Чихунов # 7 июня 2018 в 23:34 +1
Мастерски изложено, очень понравилось!
Юлия J. Черкасова # 11 июня 2018 в 12:03 +2
Спасибо большое, Константин! smile
Чертова Елена # 26 июня 2018 в 18:58 +1
Юлия, я в восторге! И написано здорово, и мои ожидания столько раз переворачивались, я в полном восторге и в состоянии эйфории!!! love
Григорий Родственников # 26 июня 2018 в 22:56 +1
Отличный рассказ. Юль, но мне показалось, что начало несколько перетяжелено.
Я дважды начинал читать и дважды бросал. На третий раз втянулся. И уже получил удовольствие.
Amateur # 27 июня 2018 в 05:55 +1
на вкус и цвет
Ольга Маргаритовна # 27 июня 2018 в 14:11 +1
Здорово! Потащу в ТОП)))
Сергей Филипский # 29 июня 2018 в 20:46 0
Очень интересный рассказ. Буду рекомендовать в топе за месяц. Плюс.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев