fantascop

Запретная глубина. Часть 1

в выпуске 2018/09/20
12 сентября 2018 - Андрей В.Болкунов
article13457.jpg

Самое страшное проклятие космического дальнобойщика (или патрульного, или рейнджера), а также любого другого человека, чья работа так или иначе связана с долгими межпланетными перелётами, с практически бесконечным ожиданием чего бы то ни было, а может и просто с длительными периодами ничего-не-делания в полном отрыве от цивилизации, это, конечно же, скука. Можно долго рассуждать о том, как это безобидное с виду явление мешает жить доблестным космолётчикам, решившимся отправиться на работу в далёкий космос. Факт остаётся фактом: из всех опасностей безграничного космоса, которые только смогло придумать себе неугомонное человечество, самую большую представляла именно она. Скука была настоящим бичом XXIII века! И люди спасались от неё как могли.


***
«Командир» газодобывающего танкера «Вальяжный», висящего сейчас на глубине пяти с половиной тысяч километров в атмосфере Юпитера, откровенно скучал. Его долгая четырёхдневная вахта, здесь, на глубине, началась всего двенадцать часов назад, но капитан уже не находил себе места от безделья. Он успел поспать, поесть, снова поспать и теперь, окончательно вымотанный, сидел, глубоко провалившись в своём «капитанском» кресле, вцепившись в подлокотники, и осоловело пялился на приборную панель. С нескрываемым отвращением он наблюдал, как медленно, предательски медленно, растут на виртуальном экране пульта управления шкалы заполнения отсеков газовых цистерн. И проклинал свою работу.

Работа была не сложной, но о-очень скучной!

«Вальяжный» был одним из самых больших и самых современных газодобывающих танкеров землян. Он был способен опускаться на значительную глубину в весьма агрессивную атмосферу газовых гигантов (внешних планет Солнечной Системы), совершенно не боясь быть раздавленным их колоссальным давлением! И мог выкачивать из них различные виды газов и веществ, необходимых для нужд человечества и его развивающейся промышленности. Люди давно поняли, что добывать ресурсы таким способом проще и выгоднее, чем, действуя по старинке, пытаться достать их из недр родной планеты, астероидов или и без того слишком скудных и тонких атмосфер планет «земной группы». С изобретением гравикомпенсаторов – приборов, способных аккумулировать и перенаправлять избыточное давление и создавать искусственную гравитацию, – люди, в своей неуёмной страсти к добыче и накоплению ресурсов, стали разрабатывать гигантские планеты наравне с остальными, и подобные газодобывающие танкеры не были редкостью.

«Вальяжный» состоял из трёх последовательно соединённых цистерн, разделённых на множество отсеков, перемежавшихся массой всевозможного очистного оборудования. В общей сложности он имел более ста десяти метров в диаметре, почти полтора километра в длину и мог нести до пятнадцати миллионов тонн полезного груза! При этом его внутренняя начинка была настолько совершенной, что экипаж его составляли всего два человека. Да и то в их обязанности входило всего лишь привести танкер на место, опустив его на большую глубину в атмосферу выбранной планеты, проконтролировать работу приборов на борту и весь процесс сбора материала (проще говоря: в нужное время нажать нужную кнопку) и транспортировать добычу на распределительный узел – огромную перевалочную станцию возле Ганимеда. Всё остальное на этом корабле делалось автоматически: закачка окружающей атмосферы в большие сепараторы внешнего слоя, тщательная многократная очистка её от твёрдых и жидких примесей, перемещение полученной газовой смеси во внутренние отсеки корабля и разделение её на составляющие с последующим разведением этих составляющих по отдельным резервуарам, дополнительная профилактическая очистка, сгущение и сжижение очищенных газов для уменьшения их объёма и многое, многое другое…

Каждый из этих процессов требовал времени. И каждый был до невозможности скучным!

Капитан начал беспокойно ёрзать на месте. Он «работал» на этом корабле уже три года, но до сих пор не мог привыкнуть к столь длительным периодам ожидания и ничего-не-делания. За это он искренне ненавидел свою уже опостылевшую ему службу! Но и бросить её он не мог. В свои двадцать лет он занимал довольно престижную должность, – работа на «Вальяжном» была мечтой многих, – однако сюда его устроил отец. Глава газодобывающей корпорации «Джуп и Ко», (один из богатейших людей мира!), уставший от бесконечного нытья сына-лоботряса, требующего острых ощущений, денег и отсутствия работы, пригрозил сыну лишением наследства, если тот не возьмётся за голову. И пристроил его на корабль. Совершенные технологии и автоматика делали такую работу не более опасной, чем вождение автомобиля, поэтому отец ничуть не волновался о безопасности своего непутёвого отпрыска. Вот только сам потомок олигарха, избалованный светской жизнью и вседозволенностью, доволен своим положением не был: торчать в космосе, вдали от всех благ цивилизации, шумной молодёжной тусовки, баров и девушек, и при этом часами наблюдать за работой насосов и сепараторов было невыносимо скучно! И пусть погружение в глубины атмосферы Юпитера давало достаточно острых ощущений, а зарплата была более чем высокой, радости такая работа не приносила.

Время, проведённое на «глубине», больше напоминало пытку! И пытка эта, казалось, длилась бесконечно…

– Давай же, давай! – не выдержал капитан, несколько раз от души пиная нижнюю стенку пульта управления. – Давай, чёртова ты машина, работай быстрее!

Он, не вставая, задрал ногу, намереваясь врезать по ни в чём не повинному прибору особенно сильно, но потерял равновесие и провалился в кресле почти до самого сидения, едва не свалившись на пол под пульт.

Сидящий слева от него пилот (а по совместительству: навигатор, бортинженер и «главный помощник капитана», нанятый его отцом специально чтобы следить за безалаберным потомком) тяжко вздохнул, наблюдая, как молодой человек, чертыхаясь, выкарабкивается из своего кресла, и покачал головой:

– Василь Борисыч, ну что же вы? – укоризненно загудел он сквозь бороду. – Не надо. Не изводите себя. Займитесь лучше чем-нибудь. Хобби себе найдите. С делом оно, знаете, веселее! И время не так медленно идёт. Опять же – польза. Хотите, я вас вязать научу?

Здоровенный мужик – косая сажень в плечах – с растрёпанной чёрной бородищей и наголо бритой головой (на которой зловеще выделялась татуировка оскаленного черепа на затылке), обряженный в форменную чёрную куртку газовщика, всем своим видом напоминал старого космического байкера и обладал исключительно бандитской внешностью. Тем нелепее выглядело его невинное занятие, совершенно не сочетавшееся с его грозным видом. Этот страшный человек, удобно развалившись в кресле пилота и поставив корзинку с клубочками шерстяных ниток на пульт перед собой, нацепил на нос крохотные очки и умиротворённо вязал.

Капитан с отвращением покосился на розовую кружевную кофточку, что лежала на коленях напарника, – тот как раз довязывал воротничок.

За всю двух вековую историю своих космических путешествий человечество так и не придумало действенного способа борьбы со скукой. Перелёты между планетами по прежнему занимали дни и недели (если не месяцы!) по земному планетарному времени, а уж на то, чтобы из конца в конец пересечь Солнечную Систему, требовался целый год. Люди, запертые в тесных помещениях космических кораблей, обречённо скучали. Конечно существовали некоторые правила, регламентирующие распорядок дня и поведение членов экипажа на борту, но зачастую они оказывались бесполезны. Долгие однообразные перелёты утомляли, одни и те же лица напарников вызывали раздражение, однообразные унылые пейзажи величественного космического пространства за иллюминатором – депрессию, а замкнутые пространства узких корабельных коридоров – клаустрофобию. Неудивительно, что при таких сложных условиях труда количество нервных срывов среди доблестных космолётчиков превышало все допустимые нормы. Каким бы слаженным и дружным не был экипаж, неизбежно рано или поздно возникали конфликты, драки. Иногда дело доходило до самоубийства…

И люди, борясь со скукой, придумывали себе занятия по душе. Хобби. Порой эти самые «хобби» приобретали весьма причудливые очертания! Каждый сходил с ума по-своему.

– Туфу ты! – выругался капитан. – Гришка, опять ты со своим вязанием лезешь? Не мужицкое это дело! Сколько раз тебе говорю. Нет бы в компьютер зарубиться, благо игрушек у нас предостаточно, или, там, картишки раскинуть. А ты с этой фигнёй возишься. Фу!

Молодой человек демонстративно передёрнул плечами, отстраняясь от напарника.

– Ну что же вы? Зря вы так, – добродушно отозвался Григорий. Он с гордостью приподнял на спицах предмет своего труда: – Я вот кофточку дочурке вяжу. Приеду, – обрадуется подарку! Она же папку, почитай, два раза в неделю видит! А я ей подарок привезу, – умильно осклабился отец. – Давайте и вас научу? Больно видеть, как вы страдаете!

– Занятие для идиотов! – пробормотал Василь. – Убери от меня эту гадость!

Он понимал, что ведёт себя по меньшей мере неприлично, но ничего не мог с собой поделать – скука измотала его.

– Ну, знаете… – обижено засопел пилот. – Я вам от всего сердца. Помочь хотел, вижу, как вы от безделья изнываете. А вы? Эх!

Он тряхнул бородой и отвернулся, продолжая шевелить спицами и что-то оскорблённо бормотать. Капитан почувствовал себя неуютно:

– Да ладно тебе! – неуклюже попытался извиниться он. – Скучно мне! А ты со своим вязанием…

Он подтянулся к пульту, поёрзал в кресле, усаживаясь поудобнее, и бесцельно пощелкал какими-то рычажками на панели. Григорий не отвечал, угрюмо сосредоточившись на своём занятии.

– Ладно, Гришка, не обижайся! Давай лучше посмотрим, что у нас на мониторах творится? – весело предложил Василь. – Авось, да заснимем чего интересное. Я уже давно ни одного ролика не выкладывал, зрители продолжения требуют!

Он азартно стал возиться с приборами, «подвешивая» в воздухе вокруг себя голографические «окошки» с записями с камер наружного видеонаблюдения и с внешних датчиков корабля.

Капитан вёл собственный видеоблог на самом популярном видеохостинге Межпланетного Интернета. И частенько «радовал» своих подписчиков новыми видео из самых глубин Юпитерианской атмосферы: атмосферные шторма и вихри, молнии и миражи, причудливые завихрения разноцветных облаков на поверхности и аномальные особенности уплотнённого газа на глубине, аудиозаписи «песен» Юпитера – слегка изменённые и обработанные записи его радиоизлучения, – контент на канале был разный и весьма интересный для простого обывателя. К слову сказать, число его подписчиков исчислялось миллионами, а канал приносил ощутимый доход. К тому же некоторыми видеозаписями заинтересовались учёные-планетологи, и их удалось им продать за весьма внушительное вознаграждение.

Канал был гордостью капитана и, пожалуй, единственным занятием, от которого он действительно фанател.

Проблема заключалась лишь в том, что Интернет (равно как и связь вообще) не работали вдали от ретрансляторов, установленных только в наиболее крупных человеческих колониях Солнечной Системы. Фактически, сейчас экипаж «Вальяжного» был полностью отрезан от всей остальной цивилизации, что не добавляло капитану корабля ни капли оптимизма. За время вынужденного простоя на работе он мог всего лишь накапливать материал: снимать видео, озвучивать, нарезать и подготавливать видеоролики и придумывать разнообразные шутеечки для своих подписчиков. Выложить своё творчество в Сеть и пообщаться с друзьями он мог лишь со стационарной «точки подключения» к Интернету, с Базы на Ганимеде.

И эта оторванность от мира с каждым «погружением» угнетала его всё сильнее.

Какое-то время Василь молча сидел, внимательно разглядывая накопленные за прошедший день видеозаписи. Проматывал их на большой скорости, менял спектр и даже пробовал обрабатывать видео с различными фильтрами в специальных программах. Но ничего примечательного найти ему так и не удалось: за обшивкой корабля клубился однообразный розовый туман.

Атмосфера Юпитера в этой части планеты была на редкость спокойной и скучной. Корабль словно оказался в центре «ока бури», или просто между двумя глубинными «поясами» Юпитера. В «тихой» области. Легкая водородная дымка просматривалась на десяток километров вокруг, словно редкая облачность на Земле. Солнце на такую глубину не проникало, но мощные прожектора, установленные на внешней обшивке «Вальяжного», пробивали розоватую хмарь достаточно далеко. Да и легкое свечение разогретого газа им в этом помогало…

Однако ничего интересного за бортом корабля заметно не было.

Капитан смахнул бесполезные «окна» и от скуки стал ковыряться в настройках приборной панели, проверяя графики состояния корабля и приборов: скорость заполнения цистерн, уровень собранного газа и степень его очистки, состояние внутренних газопроводных трубок, наличие повреждений (в шестом отсеке Второй цистерны образовался засор, а третий, пятый и восемьдесят второй оказались повреждены кислотой и фонили) и ещё уйму разных скучных показателей.

Наконец он откинулся на спинку кресла и разочарованно застонал:

– Эх, да мы так ещё долго на одном месте торчать будем! – воскликнул он. – Слишком уж много времени на очистку и на разделение уходит. Цистерны-то – гляди! – еле-еле заполняются. Всего 19% за всё время, что мы тут торчим. Такими темпами мы тут ещё три дня провисим! Нет, так дело не пойдёт! Надо что-то думать.

– Ну что тут думать, Василь Борисыч? – всё ещё обиженно проговорил Григорий, с видимым удовольствием затягивая на кофточке очередной узелок. – Сиди да наслаждайся. Работать – не надо, кораблём управлять – не надо, автоматика всё за нас делает. Да и контракт у нас аккурат на три дня рассчитан! Плюс-минус ещё день – на обстоятельства. Так что пока мы из графика своего не выбиваемся, можете расслабиться.

– Не дури, Гришка! – скривился капитан. – Зачем нам столько времени впустую тратить? Да я так с ума сойду от скуки! Давай-ка занырнём поглубже, а? А что, отличная идея! Опусти-ка нас ещё тысячи на… три! Там и плотность среды побольше, а значит и газы будут чище, равномернее – «слоистость» у них, как учёные говорят. Вмиг доберём нужную массу! К тому же под давлением они будут быстрее закачиваться. Глядишь, и сэкономим дня полтора. Нам ещё премию за расторопность выпишут!

Василь уже азартно потирал руки в ожидании приключений и премии. Григорий пожевал губами, обдумывая предложение:

– Опасно, Василь Борисыч. Мы и так глубоко. А уж ниже семи тысяч опускаться и вовсе не рекомендуется, так в разделе техники безопасности написано. Уж лучше здесь повисеть. Тихо, покойно. А про скуку я вам уже говорил. Найдите себе занятие, капитан! Не изводите себя!

– Опасно ниже десяти тыщ опускаться! Все знают! А мы по самой границе пройдём, на восьми. Да и то ещё неизвестно, что там опасного?

Василь замолчал и вдруг с восторженной ухмылкой оглянулся на товарища:

– Гришка! Ты подал мне замечательную идею! Опусти нас не на три тысячи, а на все пять пятьсот!

– П-почему «пять пятьсот»? – растерялся пилот.

– Потому что тогда аккурат одиннадцать получится! На целую тысячу ниже предела!

Капитан ликовал. Глаза его светились безумием изнывающего от скуки человека, внезапно придумавшего себе интересное и опасное занятие. Григорий уставился на него с истинным недоумением:

– Да вы что, Василь? Вы в своём ли уме? Никто ещё ниже десяти тысяч не опускался. Запрещено это! Инструкции-то не зря писаны!

– Инструкции для дураков пишут! – отмахнулся капитан. – Да мы первые там будем, подумай! Наш «толстяк», по всем характеристикам и до двадцати дойдёт. Сожмется в гармошку, но дойдёт. Одна кабина с движком уцелеют. А уж одиннадцать ему на раз плюнуть будет! Там и гравитация едва ли до пяти Ж дотягивает, и давление всего десяток тысяч атмосфер. Ерунда! Наши компенсаторы и не такое выдержат, их для того и придумали. А какие я там видео запишу, ты представь! А что? Хобби не хуже твоего! Запускай!

Василь самодовольно щурился и расплывался в улыбке. предвкушая будущую славу именитого интернет-блогера.

– Всё бы вам видеоролики записывать, – заворчал пилот, переставая вязать. – Баловство! Уж коли решили голову сложить, то не ради такой ерунды! Василь, – продолжал увещевать капитана Григорий, – ты подумай: почему газовщикам запрещают так глубоко в Юпитер опускаться, если наши танкеры могут и на большую глубину опуститься? Нам даже ниже семи тысяч не рекомендуют заходить! Значит всё это неспроста. Значит есть причины.

– Причины? – оживился капитан. – Вот мы эти самые «причины» и поищем! Ну ты что, Гришка, неужели тебе самому не интересно? Давай, я уже всё рассчитал, опускаться будем медленно, не торопясь, чтобы гравикомпенсаторы не повылетали. Через четыре часа будем уже там. Вот, я тебе уже схему набросал, – за всё время разговора Василь не переставал возиться с приборами и теперь передал напарнику одно из виртуальных «окошек» с расчётами. – Здесь, на этой глубине, нам делать нечего! Мне ещё батя говорил: что, мол престижная работа, самый большой танкер в мире, опасности, как ты любишь, интересности. Танкер и работу вижу, где остальное?! СКУ-КА-ТА!!! Может быть хоть там, внизу, мы найдём что-нибудь интересное? Как думаешь? Давай, давай, всю ответственность беру на себя. Папка, если что, разрулит. Запускай же!

И он нетерпеливо заёрзал на месте, устраиваясь поудобнее.

– Эх вы, приключенец, – со вздохом протянул Григорий, понимая, что отговорить капитана от идиотской затеи не получится. Он аккуратно сложил недовязанную кофточку в корзинку с вязанием, переставил последнюю на пол под пульт и взялся за штурвал.

– Ну, тогда пристегнитесь хотя бы, – сказал он. И совершенно непонятно для чего тихо добавил в сторону:

– Авось разминёмся…

Пилот перекинул несколько рычажков на приборной панели и потянул стартёр на себя.

«Вальяжный» начал медленно погружаться в бездну.

Похожие статьи:

РассказыБольшой Испаритель

Рассказы11 астронавтов. Глава 3. Финал.

РассказыЗапретная глубина. Часть 2

Рассказы11 астронавтов. Глава 2.

Рассказы11 астронавтов. Глава 1.

Рейтинг: +6 Голосов: 6 230 просмотров
Нравится
Комментарии (14)
DaraFromChaos # 12 сентября 2018 в 01:09 +1
*поправляя бантики на розовой кофточке*
Афтор, я требую продолжения банкета!
А если не дашь, мне кааааак станет скучно.... и будет ой фсё zlo laugh
fadei # 12 сентября 2018 в 12:53 +2
Ага! Ждём продолжения
Игорь Колесников # 12 сентября 2018 в 18:04 +1
Помню этот рассказ, но забыл, чем кончилось.
Или это теперь в повесть переросло?
Blondefob # 12 сентября 2018 в 18:25 +1
Удивительное дело! Андрей комментировал этот же рассказ на конкурсе "Дорогой приключений" и даже плюсик ставил, а щщас в авторах значится. Не гуд!
Надеюсь продолжение будет поярче, чем в прошлый раз. Без плюса
Игорь Колесников # 12 сентября 2018 в 19:31 +2
Так там комментировать было обязательно, а плюсовать не запрещено.
Blondefob # 12 сентября 2018 в 19:42 +1
Плюсовать собственный рассказ? Не, моветон.
Игорь Колесников # 12 сентября 2018 в 19:57 +1
Может быть.
Но не запрещено же. И ни на что не влияет.
А плюс - это когда рассказ нравится.
А редко кому не нравится собственное творчество.
DaraFromChaos # 12 сентября 2018 в 20:34 +1
редко кому не нравится собственное творчество.
*гордо, но скромно*
Я - редкость! laugh
Андрей В.Болкунов # 12 сентября 2018 в 22:43 +1
Самое смешное, что плюсик-то (зелененький) я как раз и не ставил laugh А в коменте написать можно что угодно! В том числе и просто слово "плюс" ))) Для привлечения так сказать)

А на счет нравится/не нравится это да... Я редко своим творчеством доволен. Перфекционист. sick Потому и пишу редко и мало. Сколько у меня черновиков не дописанных валяется - ужас! Все время хочется что-то доправить, доделать. И всё в стол... Этот рассказ (сейчас) более-менее удовлетворяет, но всё равно что-то не то. Может годика через два-три займусь снова его перепишу-дошлифую-поправлю, а пока пущай тут полежит crazy
DaraFromChaos # 12 сентября 2018 в 20:33 +1
Душечка, ты здря бухтишь :)
многие свой рассказ плюсуют
но орги-то всегда знают, где чей. Так что авторский плюсик не засчитывается
Blondefob # 12 сентября 2018 в 21:24 +1
Ладно, не буду. angel
Славик Слесарев # 12 сентября 2018 в 22:10 +1
Там башли и отмазы не канают,
Там вашу вшивость выкупят на раз!
Евгений Вечканов # 12 сентября 2018 в 22:11 +3
Хорошее начало!
Плюс. Ждём, что дальше будет!
Николай Левченко # 12 сентября 2018 в 23:42 +1
Получилось добротно. Ставлю плюс!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев