1W

Звонок

20 августа 2013 -
article822.jpg

 

  Звонок   Кто-то из классиков сказал, что миром правят две силы: любовь и голод. Ах, как он ошибался! На самом деле, миром управляют страх и жадность.


 

  Баба Тамара, очень полная пожилая женщина, сидела в гостиной у телевизора и мерно постукивала спицами. Она вязала без усилий, не глядя на рукоделие, плавно и аккуратно, словно вязальная машина. Сказывался многолетний опыт. Ее мутноватые выцветшие глазки бессмысленно пялились в экран, на котором полыхали страсти бразильского сериала.

  Ее дочь, Карина, маленькая тощая женщина лет пятидесяти, как обычно коротала вечер на кухне. На столике перед ней стояла наполовину пустая бутылка водки и банка домашних маринованных огурчиков.

  Зять Митька был в спальне. Мужчина, по привычке, в одних семейных труселях, лежал на незастеленной кровати, вывалив порядочное розовое пузо. Он тоже смотрел телевизор — соревнования по плаванию, лениво посасывая пивко из полторашки.

  Вдруг зазвонил телефон. Тамара, вздрогнув от неожиданности, тяжело встала с кресла и поднесла трубку к уху.

   — Оле! Оле! — встревожено запричитал тонкий и несколько визгливый женский голос на другом конце провода. — Это хто? Тетя Клара?

   — Я Тамара, — ответила старуха. — А вам кого надобно?

   — Ну ладно, пускай Тамара! — отозвался голос. — Вы мене не узнаете? Это ж я, Аля Адина, с вашей Маринкой в одном классе училася!

   — Кто? Галя-гадина? С Каринкой училась?

   — Ну да, с Каринкой. Только я Аля.

   — Ага, вроде припоминаю, Валюша. Что-то тебе давненько не видно. Совсем нас позабыла! Так чего звонишь? Что новенького?

   — Ой, да столько всего, за раз не рассказать. Я завтра в отпуск улетаю, на юга. Как приеду — сразу же к вам забегу.

   — Ну, конечно, заходи, Валюшка! Будем рады, — вежливо сказала Тамара и уже хотела повесить трубку.

   — Погодите, у мене для вас неприятное сообщение имеется, для чего я и звоню. Тут такая оказия щекотливая. Мне бы Маринке надо кое-что рассказать, да вот не решаюсь. Не знаю, стоит ли? Вы вот человек взрослый, опытный! Я лучше сперва-наперво вам расскажу, а вы потом сами решайте, говорить ей, или не стоит.

  Аля сделала паузу.

   — Ну, что ты умолкла? Позвонила, так выкладывай все начистоту, не томи!

   — Да вот такое дело деликатное. Как-то прошлой зимой, вечерком, прохожу я мимо вашего дома и вижу: ваш зятек Витька, с помойным ведром крадется.

   — Митька, что ли? — перебила старуха.

   — Он самый! Так вот значит, крадется этот Витька с помойным ведром, якобы мусор выкинуть. Думаю, чего крадется-то? Мусор выкинуть — эка невидаль? Да не тут-то было. Подруливает к нему черная машина, иностранная, дорогущая, не то что ваше "шевроле".

   — Так у нас "ситроен"!

   — Не важно, я в этих иномарках не разбираюсь. Так вот, подкатывает, значится машина, а оттуда — две мадамы. Шикарные такие, в дорогущих шубах, морды-то накрашены, когти наманикюрены! И вот ваш Витька к одной из них подскакивает и давай обниматься-цаловаться! Цаловаться-миловаться! Бесстыжие! При всем честном народе, ни стыда, ни совести! Перед соседями семью опозорил.

   — Да ты шо! Целовался говоришь? Сама видала?

   — Сама-самехонька! Собственными глазами. Прямо на помойке! С мусорным ведром! Маринку-то как жалко, ведь хорошее женщино! А он — супостат, изменщик! Аспид, одним словом!

   — Ой, Валюшка! Страсти-то какие! Почище, чем в Бразилии! Целовались на помойке. Так говоришь, зимой? Ведь уж полгода прошло. Может, не стоит Каринке рассказывать, дочечку огорчать почем зря? Кровиночку расстраивать?

   — Ох, тетя Клара!

   — Я Тамара.

   — Ну, вам виднее, не в этом дело. Давеча, я снова их приметила. Иду я по улице Бори Моисеева в поликлинику...

   — По Бори Новикова, что ли?

   — Ну да, его самого, не в нем суть-то! Вот иду я в поликлинику и вижу. Подкатывает ваше серое "шевроле"...

   — Бежевый "ситроен"?

   — Ага, он! И оттудова выходят двое: ваш Витька и эта самая фифа! Морда накрашена, титьки торчком, волосья распущены! Тьфу, тошно смотреть! Не то что ваша Маринка: маленькая да кособоконькая, хроменькая да горбатенькая — сразу видно: порядочное женщино!

   — Ну-ну! И дальше что?

   — И вот выходят они, идут к подъезду, рука об руку, как жених с невестою! И у самого подъезда остановилися и снова: цаловалися да миловалися, цаловалися да миловалися, охальники! При всем честном народе! Бесстыжие!

   -А потом-то шо? Дальше-то как было?

   — А потом вошли они в подъезд! Я уж не стала их поджидать. У мене талончик аккурат на час с четвертью к зубодеру был, запоздать побоялась. Ну и так понятно, для чего они в подъезд поперлись! Вот такие пироги, тетя Клара! Ну все, пока-пока, чмоки-чпоки! Побежала вещички паковать! А вы уж сами думайте, сами решайте, говорить Маринке, аль нет! — и в трубке раздались короткие гудки.

  Минут две тетя Тамара стояла в раздумье, а потом решительным шагом направилась в спальню. Митька, как ни в чем не бывало продолжал смотреть соревнования. Старуха демонстративно плюнула в его сторону и пошла на кухню. Карина почти допила бутылку и пребывала в алкогольной нирване.

   — Доча, ты послушай, шо я тебе расскажу! — многозначительно глядя в ее пьяные глазенки, начала Тамара.

   После первых же слов, Карина протрезвела. Она взревела, словно полицейская сирена и побежала в спальню.

  Ни слова не говоря, она сняла с ноги жесткий, вонючий тапок и начала лупить мужа по толстой красной физиономии.

  Тот даже не пытался сопротивляться, лишь закрывал лицо ладонью.

   — Ага, подлый изменщик! Получай, потчуйся, сукин сын!

  Вдруг ее взгляд упал не экран телевизора, женщина увидела плавчих в купальниках и разъярилась еще больше.

   — Ах ты, сучий выкидыш! На голых баб глазеешь? — На несчастного, ничего не понимающего Митьку обрушился град ударов и пинков.

   — Будешь знать, как изменять законной супружнице! Получай, проклятый, за дела свои подлые! — и она добавила целую серию непечатных выражений.

  -Так, его! Так его, доча! Заслужил, аспид подколодный! Кобелина блудливый!

  Минут двадцать полупив мужа, Карина устала и выдохлась. Вместе с Тамарой они оставили несчастную жертву в покое и отправились на кухню пить чай.

   — А ктой-то тебе позвонил? — вдруг поинтересовалась дочь.

   — Да какая-то Валя. Говорит, все своими глазами видела.

   — И что за Валя, соседка, или кто?

   — Да твоя одноклассница, говорит.

   — Одноклассница? — Карина задумалась, наморщив и без того морщинистый лоб.- Что-то, маманя, я такую не припоминаю. Или память у меня испортилась, или, может, кто номером ошибся?

   — А может и ошиблись. То-то она меня все тетей Кларой называла. Точно, ошиблись! — вдруг осенило Тамару.

   — Нет, маманя. Номером может-то и ошиблись, зато во всем остальном — в точку попали! По заслугам кабаняка получил! Жирный свин! Будет знать, как мне рога наставлять!

   А Митька продолжал лежать на кровати, так и не поняв, за что получил тумаков. Он никогда не изменял жене, хотя давным- давно ее разлюбил. И как было не возненавидеть эту маленькую, злобную, уродливую ведьму, которая, к тому же, частенько прикладывалась к бутылке? Но он продолжал с ней жить. Разводиться не хотелось во-первых из-за страха, что скажут родственники и знакомые. Они ой как этого не одобрят! А во-вторых, из жадности: очень уж не хотелось делить нажитое за долгие годы "непосильным трудом", имущество. Хорошую трехкомнатную квартиру, две дачи в престижном массиве, новенькую иномарку.

 

Похожие статьи:

РассказыМобильник и его возможности

РассказыНовые туфли

РассказыМоя жена - инопланетянин

РассказыНесердин

РассказыКто она?

Рейтинг: 0 Голосов: 0 911 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий