1W

Здесь и сейчас

в выпуске 2015/10/05
22 апреля 2015 - Михаил Бочкарев
article4390.jpg

Шарик со стуком запрыгал на ребрах рулетки и вкатился в ячейку. За секунду до этого, Данила закрыл глаза и сжал кулаки.

  • Семь красное,  - объявил крупье.

Красномордый мужик, стоящий напротив, радостно затрясся и принялся собирать в башенки выигранные фишки, которые ему подал крупье. Данила опять проиграл. Стик очистил поле и крупье попросил делать новые ставки. В этот момент стены игорного зала задрожали. Видимо где-то рядом взорвалась бомба. Никто не обратил на это внимания. Данила потер последнюю свою фишку между пальцев и поставил на «34». Он снова сжал кулаки. Это был последний шанс отыграться. И он опять проиграл.

 

На улице моросил мелкий дождь. Казалось он падал не с неба, а брызгал со всех сторон, неприятно попадая за воротник и на лицо. В груди резко кольнуло, Данила закрыл глаза и понял, что провел в казино, в закрытом и душном помещении, часов десять.  Данила съежился и пошел вдоль здания казино, по раскуроченной брусчатке. Мимо пробежали три молодых активиста сине-зеленых, в балаклавах. У одного на плече висел автомат. Двое других держали в руках мини-арбалеты с взрывчатыми наконечниками стрел. Не вынимая рук из карманов, Данила пытался сосчитать пальцами мелочь - последнее, что у него осталось на жизнь. На кофе вполне хватало. Он завернул за угол и пошел к кафе под названием «Другая жизнь». В полупустом зале были свободны только высокие столики. Данила взял кофе и встал за одним из них, возле окна. За окном не прекращаясь уже который год шла война. К войне все привыкли, она казалась столь же обыденным течением жизни, как смена дня и ночи. Никто уже и не помнил с чего все началось. Наверное, как это и обычно бывает, тем у кого не было власти, надоело смотреть на жирующий класс, а тем у кого власть была, ни за что не хотелось её терять. Постепенно борьба обросла идеологией,  различные группировки борцов за свободу синтезировали свои уникальные требования и представления о справедливости, и поэтому разделившись между собой воевали уже не только с властью, но и с другими такими же обделенными ей, но желающими получить. В итоге все смешалось и было порой не ясно, зачем вообще вся эта война от которой страдают прежде всего простые граждане. Впрочем в истории это всегда было так.

  • Свободно? - услышал Данила. Он повернулся. За его столиком стоял пожилой мужчина, явно гражданский. Короткое серое пальто, вязанный шарф, берет. Он был в очках в толстой оправе и напоминал учителя семидесятых годов двадцатого века.
  • Роман Николаевич, - представился он. И Данила увидел в его глазах, что-то мучительное. Словно он страдал непрекращающейся зубной болью.
  • Данила.

Они пожали руки. Где-то в дали, со стороны площади послышался хлопок, а за ним нечленораздельные крики и стрельба.

  • Должен признаться я видел вас в казино. Вы часто играете?
  • Играю, - ответил Данила нехотя.
  • И вам, по всей видимости, не очень то везет, - он оценивающе посмотрел на Данилу и его кофе.
  • Вам то какое дело?
  • Простите, я не хотел показаться бестактным. И вовсе не для того подошел к вам, что бы указать на... - он запнулся, а Данила, смерив своего собеседника, скептически заключил:
  • Да вы тоже, я смотрю, не на пике успеха.
  • Смотря что понимать под этим. Для каждого человека успех понятие сугубо индивидуальное.
  • Разве?
  • Нет, конечно есть общее стереотипное представление, но оно не применимо к каждому в реальной жизни. Если мы вообще можем утверждать что наша жизнь реальна, - он странно хихикнул и посмотрел на Данилу, пронзительными глазами. И тут Данила понял, что, вероятно, перед ним очередной сумасшедший. В это тяжелое время таких встречалось не мало. И это было объяснимо. Но прогонять свихнувшегося от всеобщих бедствий человека он не захотел. Было в этом старике что-то загадочное и притягательное.
  • То есть по- вашему наша жизнь — мираж?
  • Мираж? - он задумался, - Я бы не применял это слово. Скорее это воспоминание.
  • Что?
  • Понимаете в чем дело. Мы живем как бы только здесь и сейчас. В данную секунду. И по сути каждую эту секунду, мы просто вспоминаем то, что с нами произошло.
  • Оригинально, - улыбнулся Данила.
  • Если вы вдумаетесь в мои слова, вы найдете их весьма правдоподобными.
  • Даже если это и так, это ничего не меняет, - с грустью ответил Данила.
  • Это только на первый взгляд. Воспоминаниями можно управлять. Вот скажем ваша страсть к игре...
  • Это не страсть, - перебил Данила, - У меня нет работы, а вступать в это, - Данила кивнул за окно, - я не желаю. Никто из них не прав.
  • Да, это очевидно. Но... даже этим, можно управлять.
  • Управлять настоящим и будущим? - Данила с жалостью посмотрел на старика.
  • А будущего никакого нет. Есть только здесь и сейчас, - невозмутимо ответил тот.
  • Я вас понял. Вы предлагаете ни о чем не думать и жить в мире фантазий, предполагая что здесь и сейчас вспоминаете то, что с вами случиться в будущем, так? Только это знаете ли не выход.
  • Я вам простой пример приведу. Вспомните, когда вы узнаете что-то новое, не возникает ли у вас чувство, спустя время, что это новое вы и так знали? К примеру ваша страсть к игре...
  • Почему вы прицепились к игре? Это моё дело.
  • Безусловно, но подумайте. Вы ставите, к примеру, на красное, а выпадает черное.
  • И?
  • В эту секунду вы понимаете, что знали — будет именно так, и клянете себя за неверную ставку. Бывает?

Данила пожал плечами. С кем такого не бывало. Ничего удивительного. Игра есть игра, иногда выигрываешь иногда нет.

  • И это ваше доказательство?
  • На самом деле, вам только кажется, что вы не знаете своего будущего, потому что, вы живете по установленному правилу для всех. Однако его можно нарушить осознав, что игра это не только угадывание чисел стола рулетки, а игра это вообще все вокруг, - он обвел взглядом зал, - и никакого будущего нет, как и нет вариантов выпадения шарика. Вернее их всего два — в одном случае вы выигрываете, в другом нет. Но для поддержания иллюзии, в которой вам известно, что выиграть сложно — вы проигрываете чаще чем выигрываете. Это касается вообще всего. И того что происходит вокруг тоже.

 

Роман Николаевич кивнул за окно указав на обгоревшее здание напротив. По улице стелился слабый прозрачный дым. Никого не было. В воздухе висела тяжелая тишина и спокойствие. Но это было обманчивое ощущение. Спокойствия в этом городе не было уже очень много лет.

 

  • То есть по вашему это чуть ли не я всё это начал? - Данила горько усмехнулся.
  • Не то что бы начал, скорее логически продолжил. Это последствия очевидной абсурдности жизни, где нет справедливости и правды. Вспоминая свое здесь и сейчас, вы и не могли придти к другому повороту событий. Так же человек проживая жизнь постепенно добирается до главного осознания — своей смерти.
  • Интересно.
  • Конечно, ведь тогда он и осознает, что жизнь это его игра, которую он закончил. Но секрет в том, что игра эта может быть бесконечной и продолжаться сколь угодно долго. Вы можете жить в этом воплощении или в другом множество раз и любое время, а можете перейти на другой уровень и стать неуязвимым. Быть подобным богу.
  • Даже так, - усмехнулся Данила.
  • Да. Но от этого быстро устают, потому что любое желание воплощается мгновенно и доступно абсолютно всё. А человеку, или вернее сущности, которая мыслит себя человеком, это кажется не интересным. Поэтому он и выбирает новую жизнь, забывая кто он такой. Он рождается, живет, вспоминает себя с каждой секундой до тех пор, пока опять не вспомнит что он такое.
  • И что же он такое?
  • Он суть всего, всемогущее сознание.
  • Вы прям какую-то компьютерную игру мне рассказываете.
  • Естественно, ведь игры придумывает человек, это тоже относится к области его воспоминаний о своей сущности. Для других же, это служит подсказкой.
  • Как теория это конечно интересно, но на практике...
  • На практике с вами Данила произошло нечто, чего вы еще не осознали. Но, как я и говорил, воспоминание придет. Всё происходит только здесь и сейчас. Фактически нет ни прошлого ни будущего. Это похоже на сон. Бывает что человеку сниться нечто такое, чего нет в течении его обыденной жизни. Некая смесь его впечатлений, воспоминаний и мечтаний. Из этого выстраивается ситуация, зачастую абсурдная и неправдоподобная, но пока он спит, она и есть его жизнь и у него нет сомнений, что происходящее реально. Но вот он просыпается и реальность его сна распадается, потому что он возвращается в другую реальность, привычную и логичную. Но и эта реальность на самом деле вовсе не конечный пункт, - Роман Николаевич сдержанно улыбнулся, - мы лишь путешествуем по этим мирам, собираем знания, эмоции и впечатления.

Данила вдруг начал понимать, о чем говорит старик. Ему припомнился недавний сон, совершенно абсурдный и в тоже время удивительно приятный. В этом сне он жил в большой и просторной квартире освещенной солнцем. Она находилась на последнем этаже высотного здания и окна её выходили на все четыре стороны света. В одном окне был невероятной красоты лес, в другом бескрайнее море, третье окно открывало вид на город утопической архитектуры, а в четвертом окне всегда была ночь с огромной полной луной, сияющими звездами и заснеженной далью. В этом сне он мог свободно летать и чувствовал себя абсолютно счастливым и свободным. И главное, он видя этот сон, ощущая его так же как он сейчас ощущает то что стоит здесь в кафе, понимал что ничего другого в его жизни нет. Что это его единственная реальность. Но потом он проснулся и осознал что это только фантазия.

 

  • Все что мы видим и знаем фантазия, - сказал Роман Николаевич, словно прочитав мысли Данилы, - и рано или поздно они кончаются и на смену им приходят новые.
  • Кто вы такой? - Данила испуганно посмотрел на своего случайного собеседника, - Что вы знаете обо мне? Почему вы подошли?
  • Я проводник, - ответил он спокойно, - тебе просто пора вспомнить, что случилось.

Роман Николаевич опустил глаза и Данила проследив его взгляд вздрогнул. Странное чувство накрыло вдруг его сознание. Он вспомнил как вышел из казино, как вдохнул холодный с запахом гари воздух и как почувствовал боль...

Он опустил глаза и посмотрел себе на грудь. В области сердца, на ткани рубашки, алело темное пятно крови. Боли не было, но он понял, что произошло. Пуля неизвестного снайпера нашла свою цель. Эта игра кончилась. Он вспомнил, что больше не принадлежит этому миру.

 

  • И что теперь? - спросил он стараясь держать себя в равновесии. Ему казалось еще чуть-чуть и он упадет без памяти.
  • На данном этапе ты можешь выбрать всё что угодно. Можешь начать заново этот мир, можешь выбрать тот, что тебе снился. Можешь все забыть и остаться здесь, полностью изменить его. Любое твое решение воплотиться в реальность.
  • Но я, я не могу в это поверить. Неужели все кончиться вот так. Так нелепо.
  • Ты все еще не понял. Конца нет. Да и начало условно. Есть только здесь и сейчас. Просто закрой глаза и подумай о том, чего ты хочешь.

 

Данила закрыл глаза и сжал кулаки. Он слышал, как шарик катится в колесе рулетки с характерным звуком. Вот он замедлился и запрыгал, и наконец провалился в лунку.

 

  • Семь красное, - объявил стикмен.

 

Данила открыл глаза. Он выиграл. Красномордый мужик напротив, поставивший на тридцать четыре, злобно чертыхнулся и допил остатки бренди, а Данила уже сгребал выигранные фишки и распихивал их по карманам. Когда он вышел на улицу, в глаза ему хлынуло раннее весенне солнце. Чистая улица дышала свежестью и счастьем. Он двинулся вдоль домов и на секунду ему припомнился странный сон, в котором горд был охвачен многолетней войной. Это был кошмар, ведь он помнил, что никаких воин не было уже больше ста лет. Он, словно пес выбравшийся из воды, тряхнул головой и воспоминание исчезло, и он двинулся дальше, думая о чем-то легком и безмятежном.

 

* * *

Похожие статьи:

РассказыЕлки-палки

РассказыБрокер жизни

РассказыБеглец

РассказыРок

РассказыБродяги космодрома

Рейтинг: 0 Голосов: 0 634 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий