1W

Земля живых (с 1 по 5 части)

в выпуске 2018/06/28
14 июня 2018 - Мария Арика
article12922.jpg

1
Джессика стояла у окна. Ее дивные кудри, обласканные солнечным светом, ниспадали на плечи, подчеркивая тонкий силуэт. Женщина нервно барабанила пальцами по бокалу в руках. Вино в нем давно закончилось, но Джесс не спешила выпускать его из рук.

Настроение напарницы, казалось, передавалось Джону, он хотел поскорей закончить планерку, но вместо этого уже битый час успокаивал раздраженную Джессику.

— С твоей сестрой все будет хорошо, просто она находится в некотором шоке. А каково бы было тебе, узнай ты, что в секторе с твоей капсулой произошел страшный пожар? Говорят, чудом удалось всех эвакуировать.

Закусив губу, Джесс наконец поставила бокал на стол и устало опустила плечи.

— Хорошо, прости, что отвлеклась. Никак не могу выбросить из головы Мэри с ее новыми странностями. Что у нас там на повестке дня?

Мгновенно между напарниками появилось увеличенное изображение карты с проложенным маршрутом, список документов и фотографии двух бейджиков ядовито-зеленого цвета.

— Омерзительный дизайн, — фыркнула Джесс. — Я все понимаю: зеленый цвет символизирует наши мирные намерения. И все же, я считаю, что надписи “Посол доброй воли” на обычном белом бейджике было бы достаточно. Если кому-то приспичит напасть на нас там, в пустоши, этот вырвиглазный цвет их не остановит, даже если мы целиком обольемся зеленой краской.

— Давай по делу, Джесс!

— А что там обсуждать? Дело-то плевое! Стандартная дипломатическая миссия. С некоторыми нюансами…

— Нам придется покинуть капсулы, — Джон тяжело выдохнул.

— … нам придется покинуть капсулы, — скривя губы повторила Джессика. — Если мы задержимся там дольше суток, я умру, точно умру. Просто лягу и умру.

— Ты всегда можешь отказаться от миссии.  Откажись, мне назначат нового напарника, и не придется терпеть твое нытье всю дорогу.

Женщина рассмеялась, кокетливо прикрыв ладонью лицо.

— Ох, нет, милый Джон, ты недооцениваешь мою меркантильную натуру. За ту сумму, которую я получу по возвращению в свою уютную капсулу, я готова потерпеть и дорогу, и пустошь, и тебя. А ты будешь терпеть мое недовольство.

Джон устало опустился на стул, налил себе еще вина, намеренно пренебрегая галантностью и оставив бокал дамы пустым.

— Мне надоело. С документами мы можем ознакомиться и по отдельности. Ты и я знаем, что подобные планерки — лишь формальность. Отчет с тебя. Я отключаюсь.

 

Изящная фигура Джессики тут же  растворилась в воздухе. Мужчина еще несколько минут буравил взглядом место на котором она была. Затем вино кончилось, и Джон выдохнул — попытался избавиться от отвратительного настроения. Джесс никогда не была лапочкой, но с тех пор, как ее сестра-близняшка Мэри чудом избежала смерти, стала просто невыносимой.

После выпитого вина Джону хотелось спать. Он пробежал глазами по документам еще раз, они все равно ничего не изменят, а их миссия — чистая формальность, чтобы было о чем написать в сми. И там все равно расскажут лишь свою версию, официальную, которая часто с фактической имеет мало общего. Впрочем, это все не его дело, все что там творится в мире — не его дело.

В чем он заинтересован — создание качественного софта. В этом у Джона настоящий талант. Он написал множество программ, но лишь одна среди них особенная. Именно она и мотивирует его сейчас на участие в этой дипломатической миссии, смотря на него томно и чуть смущаясь с яркого рекламного баннера.

Красивая молодая девушка, с аккуратным макияжем и длинными волнами локонов цвета пшеничного поля на закате. Девушка улыбается, глядя на Джона из-под чуть опущенных ресниц, а в ее ногах ярко алеет надпись: “В мире будущего нет одиночества! Купите приложение прямо сейчас и получите скидку 10%”.

Мужчина хмыкнул и свернул окно. Массовые модели, которые он клепал ежедневно, да даже уже и не он сам, а целая команда бесталанных ИТ-специалистов, его не интересовали. Джон хотел свою собственную, не имеющую доступа к интернету, чтобы ее нейронные сети обучалась на нем лишь одном, и больше ни на ком. Но для такой сложной девушки нужно много места на сервере, а оно стоит денег, и немалых.

Известность и слава привели Джона на должность Посла доброй воли, и гонорар за завтрашнюю миссию позволит ему создать то, над чем он работал всю жизнь. Создать идеальную женщину, которой нет аналогов, не важно в оффлайне или онлайне, такой больше не будет ни у кого.

Мечты убаюкали Джона, как теплые руки мамы убаюкивают малышей, мужчина сам не заметил как уснул. В то же время еще одна разработка Джона — Умный Дом услужливо и незаметно заменила стул на кровать и наскоро погасила закат за окном.

Проснулся Джон резко. Мысли о работе мгновенно взбодрили его. Он специально завел будильник пораньше, чтобы неспеша насладиться завтраком, ведь ближайшие сутки о нормальной еде ему можно будет только мечтать. Жителям онлайна совершенно не рекомендуется принимать пищу вне капсул, исключая отвратительную лапшу, по запаху и виду напоминающую пластик, приправленный огромным количеством специй и растительного масла.

Но сейчас его на столе уже ждала приготовленная яичница с исключительного качества жареным беконом. Сочное, жирное мясо с хрустящей корочкой — что может быть вкусней? Не обошлось и без чашки крепкого кофе.

Но время скоротечно, даже в онлайне. Завтрак окончен и Джон отложил пустую тарелку. Дав команду готовности интерфейсу, он крепко зажмурился и набрал в легкие воздух. В следующий момент в теле мужчины напряглась каждая мышца, Джон крепко стиснул зубы, так что проступили желваки. В его голове крутилось “Только бы не вздохнуть раньше времени, держись, не дыши, терпи, еще немного и все!”

 

И все.

 

Спустя мгновение, тело Джона подалось вперед и упало прямо на руки смотрителю.

— Сэр, можете дышать, сэр, очнитесь!

Джон судорожно втянул воздух. Смесь пота, масла и биомассы, которыми был пропитан комбинезон смотрителя, ударили в голову. Это вонючее амбрэ приводило в чувство лучше нашатыря, который все равно имелся тут же на всякий случай.

— Я в порядке Джо, я в порядке, спасибо, — Джон поспешил отстраниться, все запахи реального мира отвратительны, а такие — вовсе убийственны.

Пока Джон принимал душ и приходил в чувства, смотритель закончил с капсулой. Ее было необходимо простерилизовать и перевести в режим ожидания, покуда хозяин будет в офлайне.

— Хоть вы и выглядите паршиво, во время отключения, я вам завидую, сэр, я бывал в онлайне лишь однажды, в тестовом режиме, — завел Джо старую песню, наверно, он жаловался на свое существование каждому, кто уходил в офлайн в его смену. — Увы, но зарплата смотрителя никогда не позволит мне купить свою капсулу, разве что государство обеспечит на пенсии, если доживу.

Смотритель еще покряхтел немного, помялся и ушел, видимо, совершать обход, или какие там дела еще есть у этого пожилого бедолаги. Джону он никогда не нравился, как и все, живущие в офлайне. Грязные, вонючие, а изо рта у них несло этой отвратительной пластиковой лапшой, которую они едят. А теперь и самом Джону придется ближайшие дни жрать эту лапшу. Мерзкую, но питательную пищу обитателей офлайна.

По утреннему бекону остается только вздыхать.

 

2

Джон закрыл диалог, и Джессику выкинуло в одну из стандартных пустых комнат. Такие комнаты специально существуют на тот случай, когда один из собеседников решает резко оборвать связь. Не выкидывать же людей в бесформенное, не адаптированное пространство? В стандартной комнате светло, уютно и есть необходимый минимум мебели. И, конечно же, пользователь тут же может настроить ее под себя.

Джесс приглушила свет и устало оперлась на стену. Вызвала экран с документами и попыталась еще раз с ними ознакомиться, чтобы мысленно надиктовать отчет. Но она “слишком громко” думала не по делу, так что приложение тут же замигало новыми окнами, демонстрируя аккаунты Мэри в социальных сетях. Джессика  резким движением руки свернула всплывшие в воздухе страницы. И как бы она не хотела их видеть, один из свежих статусов сестры на долю секунды привлек ее внимание.

“Незаменимых нет, но есть неповторимые.”

— Ну и бред! Всегда ли ты была такой дурой, Мэри? — спросила у окна со страницей Джессика, и тут же его закрыла.

Сестра давно не выходила на связь. Эта дурная привычка, появившаяся у нее после пожара, беспокоила Джессику. Но прийти первой не позволяла гордость. К тому же в последний раз они сильно поссорились из-за этого.

Женщина начала мерить комнату шагами. Это всегда помогало ей собраться. Равномерный звук шагов словно упорядочивал мысли, выстраивая их в логическую цепочку, помогая собрать образы в слова, а слова перенести на диск памяти. Именно хождение из стороны в сторону, помогло Джессике написать ее первый успешный рассказ в жанре ужасы.

Современные люди любят пугаться, пожалуй, острые ощущения — единственное что еще способно заставить хоть кого-то читать. Ужасы, мистика и, конечно, чернуха, аморальная и запрещенная. Жанры, что всегда будут в моде. Джесс они не нравились, она их откровенно ненавидела, как ненавидела своих читателей, считая их непроходимыми тупицами и баранами, которые прутся от очередной дозы адреналина, и неспособные думать о чем-то большем, чем желание наложить в штаны от очередного “Обернись!” в конце рассказа. Но эти бараны приносили деньги и славу, так что Джессика была рада давать им то, что они так жаждут. Выпустив пару бестселлеров, писательница обрела славу и получила должность Посла доброй воли, которая принесла ей статус и еще больше денег. Люди прислушиваются к Послам доброй воли и боготворят их.

Но Джессика не перестала писать рассказы, которые нравятся ей самой, однако она отправляла их пылиться на немногочисленные форумы таких же, тех кто еще любил читать.

Несмотря на проверенный годами ритуал, отчет никак не двигался. Мысли все время уплывали в сторону Мэри, а все усилия Джесс прогнать их приводили к тупому счету шагов. В конце концов она выдавила из себя описку в деловом стиле, снабдив ее тонной звучных, но малопонятных даже ей самой терминов. Подумала, и в конце оставила запрос на машину поновей, хотя была не уверена, что автопром в офлайне продвинулся хоть немного за последние десять - пятнадцать лет, ведь спроса на него с каждым годом все меньше и меньше.

— Входящий вызов! — оповещение заставило Джессику вздрогнуть.

Женщина бросила взгляд на окно вызова, уголок рта ее невольно дернулся вниз.

Мэри, возникла тут же, воздух вдруг сгустился, окрасился и принял очертание женщины — почти полной копии Джесс. Близняшки прежде всегда были близки и очень похожи внешне, но даже случайные знакомые никогда не путали угрюмую Джессику, что не одаривала теплой улыбкой даже самых близких, и смешливую Мэри, которая казалась солнечным зайчиком: таким же ярким и непостоянным.

— Ууу, не будь такой букой, Джесс! — Мэри ловко запрыгнула на стол, свесила ноги и начала болтать ими в разные стороны.

— А ты перестань вести себя, как ребенок! То не отвечаешь на вызовы неделями, то появляешься передо мной, вся пышущая энергией. И когда это ты стала запрыгивать на столы, аки горная козлица?! Чего тебе надо?

— По новостям крутят, что тебя засылают в офлайн с дипломатической миссией, вот я и пришла проводить тебя! — Мэри слезла со стола, подошла к Джесс и заключила ее в объятия. — А еще я никак не могу дождаться следующей главы того твоего рассказа про исследовательскую станцию — “Карантин”.

От тепла и внезапной нежности со стороны сестры, Джессика растаяла, она все еще злилась на Мэри за ее поведение, но не могла же она устоять перед преданным фанатом!

— Слушай, Мэри, я скучаю по тебе…

— М? Я же здесь.

— Нет, по тому времени, когда мы еще были там, вне капсул, помнишь?

— Ога! Но какая разница?

— Помнишь, как мы сдвинули кровати, чтобы болтать под одеялом ночами, и в итоге обе перестали высыпаться, так что родителям пришлось наши кровати поставить в разных углах комнаты? Я сейчас чувствую себя точно так же: вроде мы с тобой в одной комнате, но в то же время и так далеко…

Мэри звонко рассмеялась, отстраняясь от Джесс.

— Ты предлагаешь и мне выйти из капсулы и проводить тебя до машины?

— Я хочу посмотреть на тебя… После того пожара я переживаю.

— Просто возвращайся скорей, и не особенно доводи там Джона своим брюзжанием. Знаешь, вы хорошо смотритесь вместе, — Мэри потрепала на прощанье сестре волосы и испарилась в воздухе, так же как и возникла.

Джессика переместилась в свою персональную комнату. Та представляла собой стандартную квартиру-студию, окна которой выходили на пляж. Вид мирного и бесконечного океана действовал лучше любых успокоительных. Впрочем, возможно это капсула сработала на напряжение и ввела небольшую дозу лекарств. Стресс вреден для здоровья, потому естественно, что автоматика следит за показателями и действует когда нужно. Сегодня она подарила Джесс хороший, здоровый сон.

Завтракать Джессика не стала. Как перед смертью не надышишься, так даже самый распрекрасный завтрак не отменит того, что следующий день, а возможно и дольше, если что-то пойдет не так, придется сидеть на мерзкой лапше.

Проснувшись, Джесс просто лежала в ожидании наступления часа икс. И вот прямо перед ней всплыло оповещение. Женщина закрыла глаза, полностью расслабилась и приказала интерфейсу вытаскивать ее.

В отличии от Джона, его напарница предпочитала проходить через отключение спокойно, не напрягаясь. Задерживаешь дыхание и полностью сосредотачиваешься только на нем. Через некоторое время терпеть становится невмоготу, хочется скорей выдохнуть и вдохнуть снова. Кажется, что тело сдастся в любую минуту, и никакой разум не сможет его удержать от желания хватать ртом воздух, пытаясь заполнить легкие. И когда Джессика была уже на пределе, вдруг все кончилось. Она судорожно выдохнула и вздохнула. И снова выдохнула, уже медленней, пытаясь прийти в себя.

Джесс дернулась от едкого запаха. Тамара — смотритель ее секции, озабоченно водила перед ее лицом пропитанной нашатырем ватой. Брезгливо оттолкнув смотрителя, Джессика полностью вылезла из капсулы и ее тут же вырвало. Густой желтой слизью. Как всегда.

— Вот, попейте, — Тамара заботливо поднесла стакан чистой воды.

 

В офлайне Джесс всегда чувствовала себя беззащитной. Наедине со своим непослушным телом, которое то ломит по непонятным причинам, то оно становится тяжелым. Но больше всего ей не нравилась тошнота. Когда содержимое желудка забивает нос и рот. Прожигает гортань, так что даже после того, как все закончилось, ты не можешь отделаться от неприятных ощущений где-то внутри.

Выпив одним махом воду, Джесс побрела приводить себя в порядок, на прощание буркнув Тамаре неразборчивые слова благодарности.


 

3

Приглушенный искусственный свет сменился ярким солнечным днем, и Джону пришлось накрыть глаза ладонью, чтобы разглядеть стоянку. На ней в самом центре, в секции “Г” его ждала Джесс. Выглядела напарница ужасно. Мужчина всегда старался не разглядывать людей в офлайне; в глаза бросались все эти мелкие синие венки, бугорки, прыщи и даже морщины. Неровности лица, дефекты кожи и желтоватые зубы создавали мерзкую для взгляда картину. Хотелось отвернуться, а увидев зеркало, разбить его на мелкие кусочки.

Джессика разминала шею, глядя на свое отражение в стекле машины. Первое время она пыталась пригладить непослушные кудрявые волосы. Короткие, еле доходящие до плеч и жутко колючие, они лезли в глаза, в рот, а иногда даже в нос. Заплести все это безобразие было решительно нечем: для резинки волосы были слишком коротки, а заколки не выдерживали напор жестких кудряшек, ломаясь и застревая.

А еще женщину жутко бесила выделенная государством машина. Развалина старой модели. Из электроники в ней был разве что спутниковый навигатор, который все равно придется отключить на въезде в консервативную Демию.

— Могу поклясться всеми своими зубами, что эта хреновина и до границы не дотянет, — Джесс пнула машину по колесу, — и хорошо если не за границей, там нам помощи не дождаться. Помрем на дороге в страшных мучениях от жажды и голода.

— Если так случится, не волнуйся, я дам себя сожрать. Впрочем, кровь ты мне выпьешь гораздо раньше, — Джон уселся на переднее пассажирское сиденье и попытался закрыть дверь. Получилось не сразу, в конце концов пришлось хлопнуть так сильно, что открылась дверь напротив, словно приглашая Джессику на водительское место. — Прошу, мадам!

 

Спустя час они уже ехали по трассе в сторону границы. Женщина нервно ерзала и цеплялась за руль так, словно была готова вырвать его вместе с карданным валом. Несчастный навигатор барахлил и давно покрылся россыпью черных точек — битых пикселей. В конце концов Джесс закончила его страдания, вырвав из передней панели с проводами и выкинув в окно. Она бы еще и проехалась по нему несколько раз, но боялась, что машина не выдержит таких маневров.

— Да чтобы им в капсулы смотрители насрали, этим чиновникам! Почему нельзя было выдать нормальную машину с автоматическим управлением? Почему я должна крутить это скрипящее дерьмо? Мы на этом вообще доедем? Заглохнем с той стороны границы и растащат стервятники наши кишки. Никто из этих чинуш и искать не будет. Вышлют новых послов и дело с концом.

— Джесс, ну, хочешь, я поведу? — Джона и без того раздражало дребезжание машины, а тут еще и дребезжащая напарница, — ты же знаешь законы Демии: все, что имеет подключение к Всемирной Сети, под запретом. А все современные машины просто не могут работать вне зоны доступа, их электронные мозги не в состоянии видеть дорогу без сигнала со спутника. Нам осталось только вот это.

Женщина замолчала на мгновение, словно пытаясь утихомирить внутреннего зверя, но тут автомобиль подскочил на кочке, вырвав руль из ее рук.

— Знаешь, они тупые! Все там тупые! Как же можно не принимать сочные и манящие плоды цивилизации. Они же только облегчают жизнь! Что в этом такого? Наше здоровье поддерживается капсулами автоматически, роботы обеспечивают нам стабильные поставки ресурсов, так что людям больше не нужно выполнять опасную работу, а жизнь  в онлайне и вовсе похожа на сладкий сон. Особенно в сравнении вот с этим вот, — Джесс взмахнула рукой, указывая на скудный вид за окном.

Окружающему миру явно не хватало красок: сверкающий стеклом и глянцевым пластиком мегаполис остался позади, а впереди по-лисьи рыжим хвостом вдоль дороги тянулась безжизненная почва; над ней висело хмурое серое небо, затянутое не то тучами, не то дымом. Джону вид напоминал старую фотографию, стертую временем. Да и сам он выглядел ничуть не лучше этого мертвого пейзажа, неотличимый от грязного смотрителя, разве что пах приятней. А на Джесс мужчина вовсе старался не глядеть, женщины в офлайне отвратительны. Лицо его напарницы было покрыто неровной сеткой сосудов, которые явственно просматривались сквозь бледную кожу, волосы растрепанной пыльной мочалкой падали на лоб, а под ногтями скопилась грязь. Впрочем, для Джесс вид Джона тоже был малоприятен.

 

Сказалось ли техническое состояние машины, или ошибочные расчеты координаторов миссии, но дорога оказалась куда более длинной. Сиротливая пустошь за окном постепенно сменилась полями, поросшими пожухлой травой и сорняками. Гладкое дорожное полотно стало неровным, и чем ближе напарники подъезжали к границе, тем больше трещин становилось на асфальте. Машину стало подбрасывать. Сперва на тошноту от укачивания пожаловалась Джесс, а спустя некоторое время и Джон понял, что ему как-то нехорошо. Останавливаться было нельзя, ехать по темной неосвещенной дороге в чужой стране не желал никто. Но был в этом и плюс: Джессика наконец-то перестала раздражать напарника своим нытьем; сражение с рвотным рефлексом полностью заняло ее разум.

 

В тишине напарники доехали до границы. Сразу за ней стоял огромный знак: “СВОБОДНАЯ ЗОНА!”, ниже на нем маленькими буквами было написано: “Любое устройство, подключенное к Всемирной Сети, будет изъято и немедленно уничтожено!”.

Здесь же стоял пост. Угрюмые и неразговорчивые военные скрупулезно проверили документы, обыскали машину и, молча, одними только жестами, пропустили послов.

Судя по инструкции от границы предстояло ехать еще около трех сотен километров. Солнце неторопливо начало уходить в закат, не оставляя путникам возможности успеть добраться до темноты.

Асфальт сменился откровенным бездорожьем, машина подпрыгивала на кочках и опасно гремела, у Джессики не хватало сноровки объезжать все неровности. И всякий раз, когда под днищем что-то шуршало и трескало, Джон испуганно вжимался в кресло, подбирая ноги.

 

На очередной такой кочке автомобиль заглох, словно заплывший на мель корабль. Сперва замолк мотор, затем разом погасли все экраны на приборной панели, погрузив салон в темноту. Джон принялся ощупывать дверь, его привыкшие к свету глаза, отказались различать что-либо, выхватывая из окружения лишь смутные очертания. Мужчина почти что кубарем выкатился на дорогу. Оставшись на четвереньках, он пытался справиться с очередным приступом морской болезни, которая настигла его как неопытного моряка. Тело, спокойно лежавшее в капсуле годами, было не готово к реальности. И пока он пытался понять где верх, где низ, Джессика громко ругала машину и ее производителей, а также дорогу, в конце концов полностью перейдя на обсценную речь.

 

Напарникам понадобилось какое-то время, чтобы принять действительность. Встряли они знатно. Автомобиль замолк и не поддавался никак. Ни у Джессики, ни у Джона не хватило толку разобрать причину неисправности. В конце концов было решено собрать свои вещи, свериться с картами и продолжить путь пешком до ближайшего населенного пункта, а там надеяться на то, что местные власти помогут если не добраться послам до пункта назначения, то хотя бы подсобят с депортацией.

Джон грубыми уговорами заставил Джессику нацепить на шею бейджик Посла Доброй Воли. И они отправились, сбивая ноги о неровную дорогу.

Последние лучи солнца освещали перед ними путь и зеленые поля, которые спустя час ходьбы сменились аккуратными грядками. Земля здесь была необычного черного цвета, а в воздухе пахло чем-то резким, неприятным. Источник запаха обнаружился вскоре, когда послы были вынуждены сделать крюк, обходя раскиданную навозную кучу.

— Судя по всему, здесь начинаются фермерские угодья, — Джон светил на карту карманным фонариком, — если продолжим держаться дороги, обязательно набредем на жилой дом. И тогда останется только надеяться, что нас не пристрелят на пороге. В документах координаторы оставили сноски о крайне враждебном отношении со стороны местных.

— Ох, дак ты все же их прочитал? — недовольно буркнула Джесс, — Интересно, почему же никто из этих координаторов не отправился с нами?

— Потому что наши имена звучат громче. Только представь, какими заголовками сейчас пестрит сеть!

— Известная писательница и талантливый программист отправились на дипломатическую миссию и пропали, продолжение читать в источнике, — женщина изобразила гнусавый дикторский голос, — для сохранности могли бы выделить нам хоть одного провожатого.

— Наша сохранность не волнует никого кроме нас. СМИ любой исход выведут в нужное им русло, а если мы и вовсе пропадем, политикам это будет только на руку. Лучше пошли вперед. Наверняка, когда мы проезжали пост, пограничники оповестили полицию о нашем прибытии, пожалуй, только Демии и не выгодно чтобы с нами что-то случилось.

Договорив, Джон сделал шаг и болезненно поморщился. Что-то мешало в ботинке. Он не мог понять что, на камень было не похоже. Джесс, увидев гримасу, исказившую лицо напарника, не на шутку испугалась и побледнела.

— Что? Ты на что-то наступил? Ты подвернул ногу? — засуетилась она.

— Не знаю я, просто...

Мужчина отстранил рукой Джессику и попробовал сделать еще шаг. Вновь это мерзкое чувство. Не боль, нет, просто отвратительно неудобно. Джон наклонился, расшнуровал ботинок и, пытаясь сохранить равновесие на одной ноге, стянул со второй обувь. Потряс снятый ботинок; он, ожидаемо, оказался пуст.

Джессика хихикнула, показывая пальцем на разутую ногу.

— У тебя просто носок сполз! А гримаса была какая страшная! Видел бы ты свое лицо.

Растерянно Джон поправился и обулся. Неужели всего-лишь сползший носок способен доставить столько неудобства? Мир офлайна теперь уже откровенно пугал.

 

Когда Послы доброй воли наконец добрели до жилого дома, на улице совсем стемнело, небо засеребрилось тысячами звезд, и где-то с краю степенно плыла луна. Напарники осмотрели друг друга, надо же выглядеть прилично, поправили бейджики. Джон жестом показал, что говорить будет он.

После непродолжительного стука входная дверь распахнулась и уставших с дороги напарников встретило холодное дуло самодельного обреза.

— Чего вам?

Джон автоматически поднял руки вверх:

— Здравствуйте, мы прибыли с дипломатической миссией из Объединенных Республик Континента, наш автомобиль сломался. Мы Послы доброй воли.

— Онанисты обдолбанные, а я думаю, чего это с моего поля говном несет, а это вы в гости пожаловали! — Джесс было хотела возмутиться, мол воняет как раз таки огромная навозная куча, которую кто-то разбросал на дороге, но благоразумно промолчала, позволяя договорить хозяину оружия. — Что, надоело цифровых баб трахать, за нашими приперлись? А на настоящих-то встанет у тебя, онанистушка?! А? Стоять смирно, дерьмо, я сообщу гвардейцам, пусть сами с вами разбираются.

Дуло скрылось за громко хлопнувшей дверью. Джон вздохнул с облегчением и сошел с крыльца вслед за трясущейся от ярости Джесс.


 

4              

Гвардейцев ждать не пришлось. Они оперативно погрузили дипломатов вместе с их миссией в бронированный внедорожник, обыскали, словно одного раза на границе мало было, и доставили в какое-то подобие местного отделения полиции. Небольшой домик с очень тесной приемной, которая невероятным образом сумела вместить в себя с десяток гвардейцев, двоих Послов доброй воли и еще около дюжины разномастных людей – в основном, крепких, дурно пахнущих мужчин. Воздух в приемной был тяжелым, сырым и явно отдавал плесенью.

Напарников усадили на скамью, приковав на всякий случай наручниками. Джесс пыталась как можно меньше касаться всего вокруг, даже дышать было какой-то пыткой. Джон с беззлобной усмешкой наблюдал за попытками напарницы задерживать дыхание время от времени. Самому ему было здесь находиться так же неприятно, но подобные ужимки казались ребячеством.

 

— Послы доброй воли, говорите? — грузный мужчина в форме оперся на стол. Стол протяжно скрипнул, Джесс ойкнула.

— Да, машина сломалась, мы были вынуждены бросить ее на обочине недалеко от границы, — Джон протянул бейджик и кипу бумажных документов.

— Уберите ваши листочки! Мы что, варвары какие? Если у вас все записано на цифровом носителе, к чему нам эта макулатура?! — гвардеец провел бейджиком по панели сбоку. — Гражданка, позвольте и ваш.

 

Джессика стянула бейджик с шеи и протянула его через весь стол.

 

— Документы в порядке! Вам надо было бы дождаться помощи, патруль давно обнаружил вашу машину с помощью дронов. Бродить самим вот так вот очень опасно, да и не пришлось бы вам сидеть в наручниках, как каким-то правонарушителям. Извините за неудобства. Бдительность в нашем деле не лишняя, знаете ли.

— И куда нас теперь? — Джессика приняла обратно свой бейдж и поспешила его тут же надеть.

— А куда и положено вам было прибыть. Доставим, машину подберем и починим, если возможно. Если нет, там уж сверху решат, куда ее и как вас обратно доставить. А пока добро пожаловать, гости дорогие! Щас я парням свистну, с каким-нибудь патрулем вас отправим. Посидите немного еще.

 

Спустя некоторое время и недолгую поездку в большом внедорожнике, Джон вместе с Джессикой стояли на пороге дома, окруженного яблоневым садом. Их встречал добродушный старичок, загорелый и абсолютно седой.

 

— Илларион Зеленин к вашим услугам, будете гостями.

— Меня зовут Джон, а это моя напарница Джессика, — мужчина пожал протянутую ему руку. — Как мы можем к вам обращаться, сэр?

— О! Просто Илларион, этого мне будет достаточно. Проходите внутрь и следуйте за мной.

 

Старичок, смешно перебирая короткими ногами, пошел вперед, уводя за собой послов сквозь ветреную веранду, пропитанную запахам яблок и нагретого солнцем дерева.

 

Вскоре они вошли в просторный солнечный кабинет. Илларион согнал с одного из стоящих вокруг стола кресел сонную кошку и жестом указал присаживаться. На столе в красивой вазе лежали яблоки. Джон поморщился, обратив внимание, что на некоторых из них были темные пятна и крапинки.

 

— Вы не любите яблоки или у вас аллергия? — словно прочитав его мысли, озабоченно спросил старик.

— Признаться, я вижу фрукты в офлайне первый раз в жизни. Я думал, что они чище и идеальнее, что ли...

— Ох, вот как! Не волнуйтесь, это не грязь, все фрукты очень хорошо помыты. Возможно, некоторые из них немного побились, проделывая весь этот путь с дерева и до тарелки перед вами, но на их вкус это никак не влияет. Я бы предложил угоститься, но вам нельзя употреблять еду и напитки, кроме установленных, это может быть опасно для вашего здоровья. Верно?

— Все верно, — Джессика согласно кивнула, в отличие от Джона она переселилась в онлайн, будучи уже довольно взрослой, и вид спелых яблок, их аромат, пробудил у нее аппетит. — Вы же знаете, что большую часть своей жизни мы проводим в капсулах, а питательные вещества поступают в наш организм в самом своем простейшем виде. Неферментированная и не обработанная предварительно еда может стать причиной серьезных проблем с пищеварением. Извините.

— Тут не за что извиняться, это не ваша вина, — Илларион с грустью убрал вазу с фруктами на подоконник. — Значит, я не зря попросил Линду не готовить на вас ужин. Жаль только, что пару стаканчиков сидра вы со мной тоже не разделите. Как дань традициям деловых переговоров, так сказать.

 

Илларион провел ладонью по панели стола, и тот преобразовался в большой экран, на нем отображалась карта мира. Огромный континент, окруженный со всех сторон океаном, суша, испещренная шрамами гор, венами рек и множеством дорог. Джон пробежался по карте взглядом и нашел пульсирующую точку, обозначающую их нынешнее местоположение. Точка находилась в левом верхнем углу материка, где красовалась зеленая равнина, контрастирующая с окружающими ее белым пятном современных строений и пустошью, заполняющей все остальное пространство.

Напарники мысленно прикинули, что они находятся примерно в сотне километров к югу от границы, в самом сердце Демии — маленькой, размером не больше города, но очень гордой стране.

 

— Вы можете загрузить ваши документы, если разрешите подключение, — тон старика не изменился, но голос его вдруг стал каким-то тусклым.

 

Послы доброй воли почти синхронно приложили свои бейджики к экрану. Спустя пару секунд замигали синие огоньки, подтверждая, что данные синхронизированы. Первым заговорил Джон.

 

— Мы здесь в качестве представителей Международного Совета. Как вам известно, Демия — единственная страна, не подписавшая Современную конвенцию по правам человека, поэтому Международный Совет предупреждает, что вынужден наложить санкции в виде торгового бойкота. В приложенных документах вы найдете полный перечень товаров, которые с первого числа следующего месяца будут бойкотировать все страны, входящие в состав Международного Совета.

 

Илларион склонился над столом и принялся читать всплывающие на экране списки. Это длилось довольно долго, старик периодически возвращался к тем страницам, что уже посмотрел ранее, в конце он поднял глаза на послов и с легкой улыбкой заметил:

— Что ж, значит, Международный Совет никак не может смириться с тем, что на планете все еще есть люди, не желающие быть заживо похороненными в суперсовременных гробах?

 

Глаза Джессики гневно сузились, она растянула свои тонкие губы, подражая снисходительной улыбке Зеленина и заговорила.

 

— То, что вы называете гробами, дает людям счастливую жизнь. Слепой в ней может наслаждаться созерцанием картин и даже написать свою, глухой способен слышать голоса любимых, а калека может построить спортивную карьеру. Кто дал вам право лишать всего этого граждан вашей страны? Неужели они виноваты лишь в том, что родились не там?

 

Над столом повисло молчание. Джон ощутил, как напряглась его напарница, чьи идеалы были только что так грубо оскорблены. А еще он ощутил легкий порыв ветра, принесший в комнату запах свежескошенной травы из сада. Мужчина повернул голову в сторону открытого окна и, ослепленный ярким солнечным светом, зажмурился.

 

— Извините, — Илларион встал, закрыл окно и плотно задернул шторы. — Вы, наверно, непривычны к такому яркому свету.

— Нет, ничего страшного, извините, продолжайте.

— А нечего тут продолжать. Раз уж весь мир решил задавить Демию, пусть так оно и будет, но наши граждане лучше умрут от голода, чем согласятся на вечное заточение. И не нужно пытаться переубеждать меня, дорогая, — пресек старичок очередной провы Джесс, — лучше давайте просто закончим. Частично вы свою миссию выполнили, документы переданы, я сейчас же отошлю их вышестоящему начальству.

— Что нам до правительства? Я хочу донести все это до народа Демии! Передача этих документов — лишь малая часть задачи. Граждане Демии из-за недальновидного начальства, как вы выразились, живут в совершенной изоляции, не подозревая, что всего в паре сотен километров есть настоящая счастливая жизнь. Без болезней, стрессов и всех опасностей реальности. — Джессика, казалось, заготовила эту речь заранее, и сейчас, вот так выпалив ее, была несказанно собой довольна.

 

Лицо Иллариона покрылось бурыми пятнами, но дружелюбное выражение его не изменилось.

 

— На завтра вам назначена пресс-конференция. Или вы предпочтете разбрасывать рекламные листовки с изображением капсул и стучаться в каждый дом? Боюсь, дорогая, это небезопасно для вас. А вот общение с журналистами под присмотром гвардейцев — в самый раз. Потому поберегите ваши речи до завтра.

— Пресс-конференция будет как раз кстати, — Джон взглядом приказал напарнице не пытаться продолжать спор.

— Вот и ладно, — старичок поднялся из-за стола, выключая его. — Пока вы можете пойти принять душ и отдохнуть, все же весь день на ногах. Примерно через час я позову вас к ужину. Хоть я и не могу угостить вас едой, но заставлять гостей есть в одиночестве противоречит правилам гостеприимства. Пойдемте, я покажу ваши комнаты и ванну.

 

5

Джон стоял под горячими струями душа. Что ему доставляло неподдельное наслаждение в офлайне — так это принимать душ. В онлайне мыться не обязательно. Нет, конечно, если очень хочется, можно и ванну принять, и душ, но почему-то никакого удовольствия водные процедуры там не приносят. А сейчас мужчина намыливался и тер себя мочалкой снова и снова, смывая пот и грязь, скопившиеся на его теле за день. Выйдя из теплого душа, Джон моментально замерз: откуда-то появился легкий сквозняк, и кожа покрылась противными мурашками. Мужчина поспешил завернуться в полотенце и вспомнил, что в офлайне нужно еще чистить зубы. Это уже совсем не так приятно, но это нормы гигиены, и их надо соблюдать. Зубную щетку Джон нашел у раковины, она лежала на стеклянной полке. Еще одна щетка лежала чуть поодаль мокрая — вероятно, Джесс воспользовалась ею ранее. Мужчина наспех почистил зубы, стараясь избегать взглядом собственного мутного отражения, очертания которого вырисовывались на глади запотевшего зеркала напротив, так же быстро оделся и вышел, оставив мокрое полотенце аккуратно сложенным на полке. В коридоре его уже ждала Джесс.

— Только что приходил Илларион и приглашал нас к столу. И почему мы просто не можем поесть у себя в комнатах? Клянусь, если он еще раз заведет свою песню про гробы, я не выдержу, — зашипела она на ухо Джону.

— Нам ни к чему обострять конфликт, так что отнесись с уважением к его мнению. В конце концов, его воспитывали, заставляя думать, что капсулы — это плохо и противоестественно. Мы должны быть к нему снисходительны.

— Никаких конфликтов, милый, я же понимаю, что нельзя портить имидж. Я просто бешусь, изливаю тебе душу, если хочешь.

 

Напарники спустились в столовую, где их уже ждал Илларион. Старичок все так же добродушно улыбался. Все заняли места за столом. Джон поставил перед собой коробку с пайком и открыл ее.

— Заранее прошу прощения за своеобразный запах, — сказал он, обращаясь к хозяину дома. — Надеюсь, он не испортит вам аппетит.

— О! Не волнуйтесь, я так голоден, что готов съесть подметки собственных ботинок. Линда уже согрела для вас воду. А вот и она!

В зал вошла высокая стройная девушка, одетая по старой моде в длинную юбку из джинсовой ткани и бесформенный кардиган. Ее светлые волосы были собраны в тугую косу. В руках девушка держала тяжелый с виду чайник.

Джон привстал, но Линда, подняв на него взгляд своих глаз, цвет которых мог сравниться лишь с лазурью симуляции неба, смущенно протараторила:

— Пожалуйста, не вставайте, мне нисколечко не трудно, я справлюсь. Лучше покажите, куда вам эту горячую воду налить.

Черты лица девушки были совершенно несимметричны: одна бровь чуть выше другой, нос слишком маленький, а губы, напротив, уж очень полные. Впрочем, как и у любой

другой женщины в офлайне, у Линды было слишком много мелких изъянов. Но Джона они не волновали. Его зачаровали глаза и волосы, длинные светлые волосы. Ему хотелось протянуть руку и распустить косу, чтобы освободившиеся пряди волнами упали на плечи.

— В-вот сюда, пожалуйста.

Джесс не могла не заметить дрогнувший голос напарника. Джон встретился с ней взглядом и поймал ехидную усмешку. Линда, между тем, уже залила кипятком его лапшу и отошла в сторону Джессики, оставив после себя запах домашней выпечки.

— Приятного аппетита! — пожелал Илларион, когда Линда закончила и, наконец, села на свое место.

Джону захотелось съязвить, что ничего приятного в поедании вонючей пластиковой лапши нет. Он с грустью посмотрел на стол, на то, как Линда наливает себе густую ароматную жидкость из супницы, как она разламывает свежий хлеб и передает его Иллариону. Ее кожа была такой же загорелой, как и у старика. Почувствовав на себе изучающий взгляд, девушка смущенно улыбнулась гостю и опустила глаза в свою тарелку.

— Не хотите ли прогуляться после ужина по саду? Мы с Линдой с удовольствием проведем для вас экскурсию, — решил завести беседу Илларион.

Джон едва успел опередить Джесс, явно собравшуюся ответить отказом:

— Это было бы очень любезно с вашей стороны, ведь мы с напарницей никогда не видели яблонь. Не так ли, Джессика?

— Да, никогда, — только и сумела проговорить та, несколько оторопев.

— Вот как! А что, в симуляции нет садов? — удивилась Линда.

— Есть, конечно. В онлайне есть все, что угодно, стоит только захотеть, — начала хвастаться Джесс. — Если очень хочется, можно приобрести соответствующее приложение и хоть целыми днями бродить по яблоневым садам. Только зачем, если вместо этого можно, скажем, слетать на другую планету или отправиться в путешествие на дно мирового океана.

— Здорово! — восхитилась Линда, ее глаза засветились любопытством. — А откуда создатели приложений знают, как выглядит другая планета или дно мирового океана? Они собирают информацию при помощи разведывательных беспилотников, да?! Это просто невероятно!

— Нет, к чему такие сложности? Приложения создаются специальной командой разработчиков, в задачу которых входит сделать симуляцию красочной и интересной. — То есть они попросту все выдумывают? — Можно сказать и так. И это гораздо лучше, ведь реальность, как правило, оказывается слишком скучной и обыденной, — отрезала Джесс.

Каждый занялся своей едой, и остаток ужина над столом висела тягостная тишина. Илларион несколько раз пытался завести отстраненный разговор, но его никто так и не сумел поддержать.

 

После ужина компания отправилась в сад, но и там беседа не клеилась. Джесс старалась лишний раз не подавать голоса, чтобы скрыть свое раздражение. Джон украдкой наблюдал за Линдой и все расспрашивал Иллариона о трудностях ведения сада — больше из вежливости, чем из интереса.

Сад был прекрасен. Джон и не думал, что деревья выглядят столь потрясающе. Конечно, ночь — не лучшее время для прогулок, но Илларион расставил на дорожках мелкие фонарики, и они мерцали в темноте. Их неровный свет озарял изумрудную траву, блестящую от ночной росы, чудное переплетение корней и шершавую кору, панцирем покрывающую стволы яблонь. Все эти мелкие узоры коры, прожилки на листьях, сверкающие бриллиантами капли влаги поражали воображение наблюдателя. Даже выражающая свой протест полным молчанием Джессика засмотрелась. Она вертела головой из стороны в сторону, но, когда на одном из фонарей разглядела жирного мотылька, фыркнула от омерзения и вновь начала пилить взглядом спину напарника, заклиная его споткнуться и упасть. Совершенно не замечая этого, Джон завороженно наблюдал за шедшей впереди Линдой.

Девушка смотрела в черную пустоту ночного неба, задумавшись о чем-то настолько глубоко, что не заметила торчащий камень на дорожке и споткнулась. Мужчины тут же бросились ей помогать. Джесс картинно хмыкнула и закатила глаза.

— Я в порядке, простите, — поднимаясь с земли протараторила девушка. — Просто мне вдруг подумалось, что если в онлайне возможно все, что угодно, то ведь можно и написать программу, которая будет совсем как человек.

— Ну конечно, можно! Для этого существуют специальные приложения. В офлайне очень многие люди были одиноки, особенно с тех пор, как темп жизни перешел на галоп. В онлайне же ты всегда можешь создать себе компанию, будь то партнер по шахматам или любовник, — Джессика и не пыталась скрыть снисходительность в голосе, она говорила с Линдой, как с маленьким ребенком.

— И как же вы отличаете, кто настоящий, а кто приложение?

— У настоящих людей есть свобода воли, способность к творчеству, широкие социальные навыки, да и документы, в конце концов!

— Как же я пойму, есть у стоящего передо мной человека свобода воли или нет? Вот у вас — есть? Вы сейчас стоите здесь по собственному желанию? Или, может, мне проверить ваши творческие навыки? Не могли бы вы исполнить песню собственного сочинения?

Терпение Джесс подходило к концу, ее лицо залила багровая краска, а Линда продолжала, разгоряченная спором.

— Если приложения используют как любовников, то социальные навыки у них наверняка на высоте. А что касается документов, почему бы не заменить настоящего человека приложением, созданным в точности, по образу и подобию?

— Такое даже практикуется, — Джон сперва не хотел вмешиваться, но понял, что считает Линду правой. — Джесс, ты же сама говорила, что твоя мама после смерти супруга выложила огромные деньги, чтобы купить приложение, выглядящее и ведущее себя точно, как он. И когда я ходил к вам на ужин, они спорили, словно пара,

прожившая вместе много лет. Если бы ты не сказала, я бы и разницы не заметил.

— Как ты сам сказал, разработка такой программы стоит кучу денег. И если вдруг кто-то потратит такое количество кровно заработанных, чтобы заменить в онлайне настоящего человека его копией, полиция точно заинтересуется!

— Только если подобное не понадобится самой полиции или кому повыше, — Илларион мягко улыбнулся и тут же, не желая продолжать спор, развернулся в сторону дома. — Поглядите-ка! Уже начало рассветать, давайте вернемся.

Похожие статьи:

РассказыПо ту сторону двери

РассказыДоктор Пауз

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПограничник

Рейтинг: +1 Голосов: 1 23 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий