fantascop

Зима

на личной

24 января 2017 - Александр Швед
article10234.jpg
Зима всё не приходила. Был уже декабрь, а холода так и не пришли в Ленинградскую область. Было по-осеннему сыро и противно, как в октябре. Такая своеобразная неопределённость, как у девушек- вреде и живём вместе четыре года, но замуж пока не взял.
Листья уже облетели, деревья стояли голые, упирая свои острые вершины с ветвями, в серое небо, как копья дружины Дмитрия Донского, перед битвой. Гадкий пронизывающий ветер, метался между этими безмолвными созданиями, заставляя кувыркаться по земле их былые одеяния, вынося их на мокрый асфальт областной дороги.
Вечер приближался, тьма покрывала лес, поглощая его. Два белых пятна замаячили в лесной чаще, пробираясь сквозь деревья к дорожному полотну, что связывало один населённый пункт с другим. 
Тут редко проезжали автомобили, может раз в десять минут, а может и того реже. В любом случае, первые 4-е авто проехали мимо. Бледная женщина и бледная девочка стояли на краю дороги, держа руку поднятой, призывая придти к ним на помощь.
Белые длинные струящиеся волосы женщины, покрывали её плечи, спину и грудь, оканчиваясь ниже пояса. Отсутствие какой-либо укладки, выдавало в ней женщину вне нашего времени. Перед ней стояла маленькая девочка, которая сильно была похожа на женщину, что выдавало в них родственную связь. Девочка, обхватив женщину за талию, куталась в плед, которым была укрыта светловолосая дама. Цвет волос девочки был пепельный, а их длина достигала её плеч.
Это были мать и дочь.
Помимо пледа, что был накинут на женщину, мать была одета в вязанное платье, а из обуви, на ней были кожаные туфли. Девочка была одета гораздо разнообразнее, цвет её пепельных волос активно подчёркивала тёмно розовая осенняя куртка, из под неё торчала светлая юбка кремового цвета, далее следовали белые колготки и коричневые кожаные ботинки.
Одеты они были несуразно, что вызывало какой-то неосознанную тревогу, при виде них. И если так это была тревога, то в купе с бледностью их лиц и цветом волос, тревога превращалась в первобытный страх.
Очевидно, именно страх не давал водителям остановиться, чтобы помочь женщине с ребёнком. Но везде есть свои исключения.
Тёмно коричневая Мазда6 промчалась мимо них и резко затормозила, остановившись в 30 метрах. Она постояла секунд 5 и быстро начала сдавать назад. Поравнявшись с голосующими, у автомобиля опустилось тонированное стекло, со стороны переднего пассажира. Слегка щурясь, на них оценивающе смотрел юноша, лет 26-28. Нагловатое выражение лица, активно работающая нижняя челюсть, перекатывающая жвачку справа налево, выдавали в нём уверенного в себе прожигателя жизни. Его друг, который сидел за рулём, не многим отличался от него, разве что не жевал.

- Подбросить? - осведомился пассажир.
- Да, будьте добры, до ближайшего населённого пункта, где можно найти ночлег, - спокойно сказала женщина.
- Найти ночлег, - повторил жующий юноша и выдержав паузу произнёс. – Ладно, садитесь, подвезём Вас.
Женщина подёргала ручку задней двери, но та не открылась. Парнишка осмотрел её снизу вверх и спросил:
- Как заплатите?
- У нас ничего нет, - растерянно ответила она, - рассчитывали ответить благодарностью, да помолиться за ваше здоровье. У нас больше ничего нет.
Девочка снова уткнулась в пояс матери и прижалась к ней, пытаясь спастись от наглого взора этого хозяина жизни.
- Помолиться за наше здоровье, - повторил парень, нагловатым образом оглядел мать и ухмыльнувшись произнёс:
- Ладно, садитесь, разберёмся.
Щелчок замков известил их, что блокировка дверей снята. Мать открыла дверь и усадила дочь первой, потом уже села сама. 
Дверь захлопнулась, машина тронулась, и резко набирая скорость, умчалась прочь.
оставляя сырость и промозглость снаружи. Листья закружились им вслед, провожая их.
Мать обняла дочь и прижав к себе, стала гладить её по голове.Слегка покачиваясь, она начала убаюкивать её. Кожаное заднее сиденье окутало их, теплота салона убаюкивала, и только водитель с пассажиром, да рэп музыка, вызывали тревогу.

Ветер носил листья через дорогу, которая разделяла лес на две половины, словно гостей из дома в дом. Кроме листьев были гости и из вне – пепельные и светлые волосы. Под влиянием ветра они скользили по земле, то тех пор, пока не цеплялись за что-то, а уцепившись, ещё жили с полчаса, после чего высыхали и рассыпались на мелкие частицы, превращаясь в пыль.

Неожиданный внутренний толчок разбудил мать. Она открыла глаза и осмотрелась по сторонам. Машина только что покинула границы населённого пункта, о чём известила табличка с красной чертой наискосок.
- Почему вы не высадили нас здесь? – встревожено спросила она.
- Потому что, это не то место, которое нам нужно, - ответил пассажир
- Остановите тут, - закричала женщина и ударила по спинке сиденья переднего пассажира. – мы хотим выйти!
Но реакции не последовало. Машина продолжала нестись вперёд.
От крика проснулась девочка, она рассеяно смотрела по сторонам, переводя взгляд с матери на водителя и обратно.
- Мама, что случилось? – спросила она.
- Ничего страшного, солнышко, просто дяди шутят, - ответила она.
Дяди довольные закивали в знак подтверждения.
- Ещё раз прошу Вас остановиться и выпустить нас, мы вернёмся пешком, пожалуйста, - взмолилась она. Реакции не последовало. Увидев это, она перегнулась к водителю и схватила его за руку, отчего машина вильнула вправо, едва не выскочив с дороги.
- Угомони её – потребовал он от пассажира.
Пассажир наотмашь ударил женщину. Её щека слегка покрыл слабый румянец, который тут же исчез.
Машина сбавила ход и съехала на просёлочную дорогу, уходившую в лес. Проехав метров 400 и углубившись в лес, машина остановилась. Пассажир резко выскочил из автомобиля, и обогнув его, распахнул дверь со стороны матери.
- Вылезай сюда – скомандовал он, - быстро.
Женщина прижав к себе дочь отрицательно покрутила головой.
- Сама захотела, - выдыхая выдавил он, и схватив за волосы, выволок её наружу, захлопнув дверь перед носом малышки. Водитель заблокировал двери изнутри.
Подтащив женщину за автомобиль, мужчина силой повалил её на багажник, уперев её лицом в заднее стекло. Глаза матери встретились с глазами дочери, у которой тут же началась истерика. Дочь стучала ладонями по стеклу, и звала мать.
Пассажир задрал у женщины платье, и начал расстёгивать у себя брюки. Она, лишь положила руку на стекло, в то место, куда упиралась ладошками дочь, находящаяся внутри.
В определённый миг глаза женщины сделались стеклянными, а после их заволокла тьма. Бездонная тьма. 
Она выпрямилась, задравшееся платье опустилось вниз.
- Ты что-то, осмелела,- заметил насильник со спущенными штанами.
Она развернулась к нему, волосы её слегка приподнимались, но не от ветра.
- Что за фокусы? Ты видимо не поняла, кто ту хозяин, - сказал он, и сильно ударил по щеке женщину.
У неё даже румянец не выступил, только откинулась голова. Когда она снова посмотрела на него, волосы её достигли колен и начали подниматься в стороны, паря в воздухе, растекаясь вправо и влево. Несостоявшийся насильник открыл рот от изумления. 
Её волосы всё росли и росли, напоминая паутину, которую вьёт паук, готовя её для поимки жертвы, они достигали уже 3-х метровой длины.
Отойдя от шока, пассажир сжал кулак и замахнулся для удара, но ударить не успел.
Волосы пришли в движение. Часть волос, жгутом перетянула запястье правой руки мужчины, остановив удар, другая часть, добралась до левой руки, притянув к телу хозяина жизни. 
Светлые волосы женщины, как шёлковые нити стали окутывать его, увеличиваясь в длине. Они создавали кокон вокруг него, проникая под кожу. Волосы достигали сосудов, заполняя их и заменяя их. Волосы всё ближе и ближе подбирались к сердцу бедняги. Всё тело изнутри, заполнила паутина из светлых волос. Вот они уже достигли глаз, кровеносные сосуды которых, из красных превратились в белые, а из под век стали вылезать, как червячки, секущиеся кончики светлых волос.
Внимательно осмотрев со стороны на творение, что она создала, женщина ухмыльнулась, и привела волосы в движение. Они медленно начали разматываться, освобождая пассажира Мазды, приподнимая его над землёй, как марионетку, дёргая его за части тела. Лицо его было без эмоций, грудь тихо поднималась и опускалась, она позволяла ему жить.
Внезапно всё прекратилось. Как тонкая острая сетка, её волосы разорвали его на части, буквально прорезав его изнутри, разделив на миллион кусочков, которые начали разлетаться в разные стороны, удерживаемые лишь тонкими нитями.
На секунду всё это замерло. Паутина паука поймала свою жертву. Паутина, на концах которой покоится плоть жертвы, была похожа на солнце с лучиками тепла и добра, только смысл был диаметрально противоположный. Картину эту довершило сердце, освобождённое от плоти , оно шмякнулось вниз, в листву, и сделав два сокращения замерло. Ни крови, ни багрового окраса.
Как ребёнок высасывающий сок из пакета, через трубочку, она поглотила своего насильника, оставив только лоскутки его одежды, но не оставив его.
Сильный ветер подхватил остатки одежды и понёс прочь, развевая, медленно уменьшающиеся, локоны огненно-рыжего цвета дамы.
Мать повернулась к машине, зрачки её были карего цвета, глаза источали радость, а яркий румянец не сходил с её щёк.
Водитель, наблюдавший за этой картиной, потерял способность двигаться. Данная картина приковала его внимания лишив способности двигаться. Лишь когда всё закончилась, он смог отвести свой взор от кровавой картины и посмотреть на создание, которое дополняло его компанию в автомобиле.
Глаза девочки, как и её матери налились чернью, волосы увеличились в длину и шевелились парив, как змеи на голове Медузы Горгоны. Едва успев что-то понять, он почувствовал, как тонкие иглы пронзают его плоть, и стремятся под кожей, по венам, к генератору его жизни – к сердцу. Кожа его белела, а руки трепетали, а под конец глаза закатились. Дело было сделано.
Водительская дверь открылась, и водитель вывалился из машины на землю. Его белизна разительно контрастировала с тьмой, что сменила свет, оставшийся с полудни.
- Ты прогрессируешь. – сказала мать, - раньше ты оставляла их с кровью!
- Учусь у тебя, мам, - парировала дитя и зачесала светло-рыжие волосы назад.
Волосы матери снова стали увеличиваться, но на этот раз они обхватили труп лишь для того, чтобы с силой швырнуть его прочь, подальше от просёлочной дороги, вглубь леса, который накроет его осенними листьями и укроет до следующего августа, когда грибники обнаружат его.
Мама села за руль, скорректировала сиденье, запустила двигатель и повернувшись к дочери сказала:
- Ну что, теперь у нас есть автомобиль!!!!
Дочь обняла мать за шею, поцеловала в щёку и на ушко прошептала: « Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ!»
Автомобиль развернулся и умчавшись в сторону шоссе разметал осеннюю грязь в разные стороны. 
Вороны долго кружились над этим местом, пока одна из них не решилась сесть около сердца.

Похожие статьи:

РассказыАнюта

РассказыМы будем вас ждать (Стандартная вариация) [18+]

РассказыКрогг

РассказыКлевый клев

РассказыБездна Возрожденная

Рейтинг: 0 Голосов: 0 333 просмотра
Нравится
Комментарии (2)
Александр Амдусциас # 24 января 2017 в 18:41 +1
Как-то неправдоподобно слышать похвалу от матери "Ты прогрессируешь"... простое "Делаешь успехи, моя дорогая" звучало бы, на мой взгляд, выгоднее. И в последней фразе "автомобиль" можно заменить "машина". Они, может, и не люди, но не роботы же. И восклицательного знака там хватило бы и одного.
DaraFromChaos # 24 января 2017 в 19:14 +3
ужас... воистину
cry

мысленный минус
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев