1W

Знахарь Короля

в выпуске 2014/04/17
article1650.jpg

Закрыть глаза, разбежаться, прыгнуть в пустоту между пространством и временем и… Кира осмотрелась вокруг, она находилась в длинном холодном коридоре с каменными стенами.  Эти стены были ей хорошо известны, еще вчера  стражники короля вели ее тут, чтобы выдворить из замка, хорошо хоть в темницу не бросили. Но если она попадется им и сегодня, кто знает, может, они и не будут столь любезны. Девочка побежала по знакомым ей ходам, молясь, чтобы никто не попался ей на встречу. Благополучно достигнув конца коридора, Кира оказалась пред массивной деревянной дверью. Девочка провела по ней рукой — пальцы повторили  контуры причудливых резных узоров. Глубоко вздохнув, Кира аккуратно отворила дверь и уверенно шагнула в зал. Впрочем, этой самой уверенности у нее хватило только на шаг – несколько удивленных пар глаз мгновенно устремились к ней, намертво пригвоздив ее к месту. Тут же справа кто-то подхватил ее за локоть и, резко развернув, заставил вскрикнуть:

-Я тебя предупреждал, чтобы ты несмела здесь появляться!  — Высокий мужчина в черном фраке раздраженно толкнул девочку к выходу, злобно щурясь из-под косматых бровей.

Столь активные действия вывели ее из оцепенения, и она, вывернувшись из держащих ее рук, бросилась вглубь зала.

-Куда?! – крикнул мужчина в след, но Кира, лавируя между танцующими парами, быстро скрылась от него.

Она не совсем четко представляла себе дальнейший план действий. Было безумием явиться сюда, и еще повезло, что она оказалась в подходящем платье, но все равно Кира слишком выделялась на фоне гостей, приглашенных на бал. Именно поэтому действовать надо быстро и наверняка, пока еще кто-нибудь не обратил на нее внимание и не выставил отсюда взашей. 

Наконец Кира увидела короля, стоящего на возвышении рядом со своей свитой. Он был похож на старого пса – седые волосы падали на плечи, словно обвисшие уши. Справа от него стоял главный министр – толстый, розовощекий, в вычурно ярких одеждах. Кира сразу поняла, что он главный, потому что он стоял ближе всех к королю, да и медалей и орденов на груди у него было очень много. Он снисходительно улыбался окружающим, всем своим видом показывая, насколько высоко он поставлен.

Девочка на секунду оцепенела, увидев рядом с ними принцессу – она была так похожа на маму Киры и одновременно так не похожа своим пышным платьем и сверкающими украшениями,  что дыхание перехватывало. Но девочка взяла себя в руки и оторвала взгляд от дочери короля.

Наконец она заметила того, кто ей был нужен. В стороне от общей массы, без интереса наблюдая за праздником, стоял личный знахарь короля. Самый лучший врачеватель этих земель. Выглядел он, правда, не совсем приветливо – в темных одеждах и с длинными черными волосами, он был похож скорее злого колдуна, чем на доброго доктора. Периодически зевая, невпопад кивая проходящим мимо него людям, он, кажется, совсем не разделял всеобщей атмосферы праздника.

Девочка  встала у стены зала, стараясь быть незаметной. В этом месте ее плана зияли огромные пробелы, она совершенно не представляла, как ей поговорить со знахарем, не привлекая ничье внимание, да и к тому же вполне возможно, что королевский врачеватель сам сдаст ее охране, так и не выслушав.

Зал был наполнен музыкой, оркестр в противоположной стороне играл какую-то причудливую мелодию.  Часть гостей танцевали в середине зала, блистая своими нарядами и улыбками, а некоторые предпочитали набивать животы угощениями, которые разносили слуги. Все помещение было празднично украшено, яркие ленты, цветы, свечи…

И тут в голове девочки мгновенно созрел план. Стараясь не создавать лишнего шума, девочка отвязала один конец широкой ленты от портьеры, и потащила его к подсвечнику, легко накинув на него в несколько оборотов ткань. Кира осмотрелась, кажется, никто не заметил ее манипуляций. Девочка как можно более спокойным шагом направилась подальше от ленты, которая должна была вот-вот загореться.

Через несколько минут, когда она уже почти вплотную приблизилась к знахарю, послышались женские визиги. Внимание всего зала тут же обратилось в сторону криков. Действовать надо было немедленно.

-Извините, пожалуйста, что Вас отвлекаю. Но мне очень нужна ваша помощь! – обратилась она к мужчине.

Знахарь, который впервые за весь бал оживился при поднявшемся переполохе, бросил на девочку мимолетный взгляд и тут же отвернулся от нее. Но Кира и не думала сдаваться.

-Я не знаю, как правильно мне к Вам обращаться, но, пожалуйста, выслушайте меня! – она дернула знахаря за рукав, заставив вздрогнуть от неожиданности. Медленно повернувшись на каблуках в ее сторону, он оценивающе осмотрел ее с ног до головы, после чего лениво проговорил:

-Что столь не воспитанной юной особе, которая, как я думаю, не должна здесь находиться, от меня нужно? – Он слегка изогнул левую бровь и наклонился к девочке.

-Мне сказали – Вы лучший знахарь в королевстве.

-Не стоит начинать с лести, по крайней мере, в общении со мной. – Перебил он.

-Но я думаю это так и есть, и поэтому я к Вам и пришла. Мой брат очень серьезно болен и…

-Я не занимаюсь благотворительностью. Очень сочувствую вашему брату, — равнодушно пожал плечами знахарь, — но у меня нет ни времени, ни желания заниматься чужими проблемами.

-Но Вы не можете так поступить! Я проделала такой путь! Я трижды пыталась пробраться в замок! А уж чего мне пришлось натерпеться, чтобы  добраться до него. И Вы… Вы просто говорите, что Вам лень? Как Вы можете! Да Вы просто старый хрыч!

-Попридержи язык, девчонка! Скажи спасибо, что я тебя не сдал до сих пор охране. Лучше убирайся отсюда, пока я этого не сделал.

-Вот она! Я поймал ее! – Киру обхватили сзади, заломив руки, она вскрикнула от боли и неожиданности, но охранник тут же зажал ей рот.

Уже через несколько секунд ее обступила толпа стражников, а еще чуть позже сам король, чинно вышагивая, подошел к девочке. Низко поклонившись ему, вперед вышел высокий мужчина, тот самый, что мешал ей попасть на бал:

-Это она, Ваше Величество! Она пыталась устроить пожар и уже неоднократно проникала в замок, так что смею предположить – эта девчонка послана врагами королевства, дабы навредить Вам!

Кире оставалось только мычать и пытаться укусить охранника за ладонь, которой он зажимал ей рот.

-Вот видите, молчание знак согласия! – радостно продолжил он. – Думаю, не остается сомнения в ее виновности. Как один из министров, я могу назначить ей приговор! Повесить девчонку, как политического преступника! – мужчина поправил свой фрак и отвернулся, намереваясь, очевидно, немедленно идти исполнять свое же распоряжение.

Киру прошиб холодный пот. Нервная дрожь пробежалась по телу, заставив сердце сделать головокружительный кульбит.

-Постойте, Аскольд, не будьте так не терпеливы. – Тихий вкрадчивый голос  прервал веселье министра. Девочка скосила глаза в сторону, где стоял говорящий. Им оказался никто иной, как королевский знахарь. От удивления она даже перестала пытаться вырваться. – Я вообще не понимаю, что Вы тут делаете. Какое право Вы имеете обвинять мою ученицу в чем либо? И уж тем более выставлять ее в дурном свете перед Его Величеством?

-Вашу ученицу, мой дорогой Виктор? – Король слегка приподнял брови и округлил рот. – Но, как же так, я уже так давно предлагал Вам кандидатуры различных знатных юношей, и Вы не приняли к себе в подмастерья ни одного…

-Ваше Величество! – Не унимался Аскольд. – Ученица она его, или нет, она должна быть немедленно казнена! Она пыталась устроить пожар!

-Остудите Ваш пыл, Министр. – Чем ближе к нему приближался знахарь, тем вкрадчивей становились интонации. – Если даже ребенок способен в тайне от Вас пробраться в замок и устроить диверсию, не говорит ли это о Вашей некомпетентности, коей Вы ставите под удар все королевство.

-Но… из этого следует, что она действовала в сговоре с кем-то еще! Ее надо допросить под пыткой! – не унимался Аскольд.

-Как же Вы ее допросите, да еще и под пыткой, если Вы только что отдали приказ ее казнить? К вашему сведению, мертвецы не умеют разговаривать, сударь.

-В самом деле, Аскольд. Что за балаган Вы тут устроили!  — Вмешался, наконец, король. – Если Вы поставили тут чрезмерное количество свечей, не надо сваливать на ребенка вину за то, что что-то загорелось. Отпустите девочку! – Сделав неопределенный жест рукой, король развернулся в сторону врачевателя. – А Вы, мой дорогой Виктор, очень… удивили меня. Я, конечно, настаивал на том, что бы Вы выбрали ученика. Но ожидал, что это будет именно ученик! А не…  не…

-Она оказалась проворнее остальных, Ваше Величество. Я и сам этого не ожидал. – Слегка наклонив голову ответил знахарь.

-Ну что ж. – Громогласно объявил король. – Раз инцидент исчерпан, то, полагаю, мы продолжим бал.

Спустя минуту празднество продолжилось. Дамы вновь танцевали с кавалерами, а слуги шныряли, всюду разнося угощения.

Потирая затекшие мышцы, Кира угрюмо смотрела вслед охранникам, которые удерживали ее. Это же надо так попасться. А еще и этот непонятный, оказавшийся министром, Аскольд, не сводящий с нее взгляда. Неужели ее действительно хотели казнить?

-И так… – От тихого голоса знахаря за спиной девочка вздрогнула. – И так… – Словно смакуя повторил он. – Моя ученица, следуйте за мной.

-Ваша… кто? – Кира оцепенела от удивления. – Я, конечно, очень благодарна Вам, что Вы спасли меня, но у меня совсем нет времени на обучение, и…

Мужчина наклонился к ней и, крепко сжав за предплечье, дернул девочку на себя:

-Я только что рискнул собственной репутацией и доверием короля ради девицы непонятного происхождения. Так что либо идешь за мной, либо сдам тебя этому недоумку Аскольду. Поняла?

Кире лишь оставалась слабо кивнуть и идти за ее новым учителем.

Следуя по бесконечным коридорам, девочка пыталась запомнить дорогу, но тщетно. Они, кажется, трижды свернули налево, раз пять повернули направо, преодолели бесчисленное множество ступеней ведущих то вверх, то вниз. Кира едва успевала за знахарем, двигающимся бесшумно и очень быстро. И когда наконец они добрались  до тяжелой дубовой двери в конце очередного коридора, девочка, то и дело переходившая на бег, врезалась во врачевателя.

-Будьте же аккуратны. Моя лаборатория — это не зал приемов. Если вы умудритесь поджечь ее, то так легко не отделаетесь. – Рассержено процедил знахарь сквозь зубы, отпирая замок.

Дверь, не смотря на свою массивность, отворилась беззвучно. Кира, стараясь не злить своего провожатого лишний раз, зашла за ним практически на цыпочках. Лаборатория оказалась небольшим помещением с широким столом посередине комнаты. Стены, заставленные шкафами, непонятные приборы по углам, ничего, что бы могло вызвать дикое удивление или интерес. Девочка разочарованно вздохнула.

-Нечего вздыхать. Отныне будешь моей ученицей, так что привыкай к этому месту. Я провожу здесь большую часть своего времени.

-Зачем? – не удержалась девочка. Она искренне не понимала, как можно долго находиться в такой скучной комнате без окон, в окружении шкафов. – По-моему здесь скучно.
-Скучно? Скучно! – Взорвался знахарь, он начал ходить из угла в угол, бросая гневные взгляды на Киру. – О да, зато твоя казнь была бы очень веселой! Ты что, не в курсе, как у нас это быстро делается? Да! Куда там тебе! Ты же еще глупый ребенок!

-Я не ребенок! – Обиженно надулась девочка. – Я достаточно взрослая.

-Ты, что совсем не слышишь, что я тебе толкую? Тебя казнить могли! И я тебя спас! Хотя ты мне сразу не понравилась! Ты на коленях должна в благодарности ползать! А ей скучно, видите ли!

-Ну, я благодарна… — Потупилась Кира, уткнувшись взглядом в носки своих туфель. – Но я пришла сюда не для того, что бы учиться у Вас…

-Да тысячи детей выстроились бы в очередь, чтобы оказаться на твоем месте! И раз уж я взял тебя, будь добра, не кочевряжься.

-Не делать чего? – переспросила девочка, но видя, что знахарь вновь выходит из себя, решила не уточнять. – Хорошо, я согласна. Но при условии, что Вы поможете мне вылечить моего брата.

-Тут я условия должен ставить. Взял безродную девицу на свое попечение, на свою голову… — Вздохнул знахарь, обреченно посмотрев на ученицу.

-Я не безродная… — Тихо произнесла девочка, но без особого протеста в голосе, в конце концов, нечего злить лишний раз человека, способного помочь.

-Как тебя зовут, не безродная? – усмехнулся знахарь.

-Кира.

-Меня можешь называть просто Учитель, не потерплю панибратства с подмастерьем, а тем более с таким наглым, как ты.

-Хорошо. – Рассеяно кивнула девочка. Голова слегка закружилась, ноги и руки стали как будто ватными. – Кажется, я сейчас отрублюсь.

-Что? – Подозрительно приподнял бровь знахарь.

-Отрублюсь… — Повторила Кира, потирая виски руками. – Я потом Вам все объясню. Вы не волнуйтесь, так всегда… всегда… — Мысли путались, перед глазами стояла мутная пелена. Девочка сделала глубокий вдох и провалилась в беспамятство.

 

Солнечней свет мягко наполнял комнату, небо за окном было безоблачным. Кира сладко потянулась в кровати, затем резво вскочила и побежала в соседнюю комнату.

-Макс! Макс! Ты не поверишь! – веселыми криками взорвала тишину комнаты девочка. – Главный знахарь королевства взял меня к себе в ученицы!

Брат лежал на широкой кровати, со всех сторон укутанный одеялом. Белые простыни, белые занавески, белый ковер. Светло-голубые обои лишь усиливали это ощущение медицинской белизны.

Кира звонко чмокнула брата в щеку и села на краешек кровати. Мальчик приподнялся на тощих бледных руках и попытался сесть. Худое, осунувшееся лицо с залегшими под глазами тенями осветилось улыбкой.

-Ты учишься у знахаря? Ничего себе! А как же король? Как тот злобный министр, который выгонял тебя из замка?

Восхищенный взгляд младшего брата смутил Киру, и она, краснея, начала сбивчиво рассказывать о своих приключениях. Мальчик заворожено слушал, ловя каждое слово.

-Ты испугалась? Почему они хотели тебя казнить? Ты же не сделала ничего плохого! Ух, был бы я там, я бы не дал тебя в обиду! – С жаром закивал Максим.

-Доброе утро! – В комнату вошла мама, неся в руках поднос с кашей. – Максик, несу тебе завтрак, а твой, Кира, ждет тебя на кухне.

-Мама! Я теперь брат ученицы главного королевского Знахаря! – Радостно сообщил мальчик. – Вот выучится у него Кира и меня вылечит.

 Женщина нахмурилась и, поджав губы, бросила строгий взгляд на дочь.

-Опять сестра тебя с утра пораньше сказками развлекает.

-Это не сказки! – Возмущенно крикнула девочка. – Мам, это правда, меня взяли в подмастерья.

-Девочка моя, эти твои сны скоро окончательно выведут меня из себя, если ты еще раз заикнешься про это твое королевство…

-Но это не сны! Я правда там была! Там все реально, по-настоящему.

-Ну сколько можно уже! Хватит мне одного больного ребенка, еще и ты выдумала себе какую-то сказку и теперь не можешь отличить фантазию от реальности! – Женщина беспомощно вскинула руки, обхватив ими голову. – Либо ты больная, и тебя надо к врачу, либо ты все время врешь! Не стыдно матери-то врать?!

-Мама, она не врет, она просто летает туда по ночам. – Вступился за девочку брат. – Вот я выздоровею и тоже туда отправлюсь.

-Совсем мальчику мозги запудрила! Нравится издеваться над ним? Кого же я вырастила-то… — Мать зло посмотрела на девочку, тряхнув ее за плечо.

Кира закусила губу от обиды, ну почему никто кроме брата ей не верил? Соленый комок в горле мешал дышать, а глаза защипало.

-Ну, чего молчишь? Стыдно стало? – уже более спокойно спросила мать.

-Я пошла завтракать. – Хрипло отозвалась девочка и выбежала из комнаты.

 

Она оказалась в маленькой темной комнатке, очевидно служившей подсобкой. Помещение освещалось одним-единственным окошечком под потолком, выходившим на какой-то сад. Судя по открывавшемуся виду, помещение было подвальным. Кира огляделась: в углу пылились метлы и ведра, а у стен в кучу были свалены широкие доски, старые стулья и ящики с поломанными стенками. Обнаружив дверь, девочка тут же кинулась к ней, но оказалась заперта. Ни стуки, ни крики не принесли никакого результата, кажется, в том крыле, где оказалась Кира, редко кто бывал.

Девочка подошла к маленькому окошечку и задрала голову, оценивающе прищуриваясь. Возможно, она смогла бы протиснуться в него, но как же забраться так высоко? Решив, что ничего другого ей не остается, девочка принялась составлять пирамиду из сложенного по краям деревянного лома. Наконец, поставив себе кучу заноз, несколько раз свалившись с импровизированного постамента, Кира добралась до окошечка и благополучно выбралась наружу. Королевский сад, окружавший дворец, простирался повсюду, куда хватало взгляда.

-…не согласны? – Где-то рядом раздался низкий мужской голос.

Девочка пошла на звук, надеясь, что это поможет ей найти выход.

-Нет! Нет и еще раз нет! Я доберусь до них! Тут кроется заговор, и наша прямая задача обнаружить и обезвредить! – Чем ближе она подходила к раскинувшемуся неподалеку шиповнику, тем отчетливее ей был слышен спор.

-Побойтесь Бога, Аскольд. Король ясно Вам дал понять, что Вы своими действиями только подрываете его доверие. – Кира услышала тяжелый вздох и шуршание бумаг. – Вот, это последние отчеты из канцелярии, и как Вы можете видеть…

-Не хочу ничего! Ни видеть, ни слышать! – Взвизгнул министр.

Кира аккуратно выглянула из-за куста, за ним скрывалась массивная беседка, овитая плющом, посредине которой стоял тот самый министр, который пытался приговорить ее вчера к казни. Он гневно расхаживал взад и вперед мимо скамейки, на которой сидел сухой седой старик с длинной бородой и помятым темно-зеленым костюмом.

-Зачем так себя накручивать? Вы только выставляете себя на посмешище…

-Нет! – Крикнул Аскольд, подпрыгнув на месте. – Хорошо смеется тот, кто смеется последним. Посмотрим, как они запоют, когда я раскрою заговор против короны!

-А если нет никакого заговора, что если…

-Тихо. – Неожиданно перешел на шепот министр. Он ссутулился, замер на месте и как-то неестественно улыбнулся старику.

Кира замерла, ожидая того, что он сделает дальше. Вдруг, одним стремительным прыжком преодолев разделяющее его расстояние до шиповника, за которым скрывалась девочка, он очутился прямо перед ней. Не ожидая такого, Кира вскрикнула от испуга, подпрыгнув на месте, а Аскольд же резво ухватил ее за шею и вволок в беседку.

-Вот! Вот! – Хохотнул он. – А ты говоришь, паранойя, мой друг! А ты говоришь, мерещится!

-Отпустите мне больно!

-Ну уж нет, теперь-то ты у меня так легко не отделаешься! Отвечай немедленно, кто тебя послал!

-Никто, я заблудилась в саду. Отпустите, пожалуйста. – Кира пыталась вырваться, но чем сильнее она дергалась, тем сильнее министр сжимал свои руки.

-Заблудилась и присела шпионить? Говори, кто тебя послал!

-Ни кто, я искала знах… своего учителя, и вот попала сюда, а тут вы. Больно! – Девочка чуть ли не плакала от обиды, ну почему никто вокруг ей не верит?

-Аскольд, отпусти ребенка. Ты что делаешь? – Вступился за Киру старик. – Ты так ей шею свернешь.

-Я не убегу. Я не преступница. Только не надо так сжимать…

Несколько секунд Аскольд размышлял, затем неуверенно отпустил девочку, медленно убирая от нее свои руки, словно опасаясь, что она в любую секунду может сорваться с места.

-Хорошо. Но если только попытаешься дернуться – попадешь в темницу.

-Итак, объясни нам, пожалуйста, кто ты и зачем подслушивала разговор. – Начал старик.

Очевидно, перехватив инициативу, он надеялся умерить пыл и без того нервного министра.

Кире ничего не оставалось кроме как постараться быть вежливой и, потирая сдавленную шею, она гордо ответила:

-Я ученица королевского Знахаря, я недавно при дворе и поэтому еще плохо ориентируюсь в замке. Я направлялась к своему учителю и, очевидно, не туда свернула, и вышла в сад. Услышав ваш разговор, я пошла сюда, что бы спросить дорогу. Но многоуважаемый министр накинулся на меня, едва я приблизилась.

Девочка старалась говорить уверенно и спокойно, что бы у мужчин не осталось сомнений в ее истории.

-Тогда скажи, – злобно прищурился Аскольд, – Как ты попала в эту часть сада? Она отгорожена!

-Я точно не могу сказать, я заблудилась. – Растерялась Кира.

-Врешь! – Победно ткнул в нее пальцем министр, — ты все помнишь, и пришла сюда шпионить! Ну-ка, говори, кто тебя послал?

Мужчина, было, снова хотел схватить девочку, но та, защищаясь, выставила ладони вперед, словно закрываясь ими.

– А что у тебя с руками? – Аскольд схватил вытянутую ладонь и рванул на себя.

Кира громко вскрикнула, пытаясь освободиться.

-Да у тебя все руки в занозах и ссадинах! Таскала деревянную лестницу, чтобы тайком пробраться в замок? Отвечай!

На лбу девочки выступил холодный пот, а ноги начали подкашиваться. Ей стало не посебе от такого дикого напора, она беззвучно открывала и закрывала рот, не в силах выдавить и звука.

-Аскольд, хватит.- Наконец встрял старик. – Если она и в правду ученица знахаря, а думаю так и есть, то ей не нужна лестница, что бы проникнуть в замок. Хватит издеваться над бедным ребенком.

-Она не ребенок, она – шпион. – Упрямо повторил министр.

Если бы ты не был моим другом, я бы решил, что у тебя не все дома. Пойдем, девочка, я отведу тебя к твоему учителю.

Старик взял Киру за руку и повел по узкой тропинке. За спиной было слышно, как шумно сопит разгневанный министр, в раздражении клацая зубами.

После долгого хождения по внутренним ходам замка Кира вновь оказалась у уже знакомой ей двери в лабораторию знахаря. Старик довел ее до нее и, распрощавшись, поспешил удалиться. Девочка, выждав пока эхо его шагов в каменном коридоре стихнет, постучалась в дверь. Послышалось глухое «войдите», и она зашла во внутрь.

Знахарь стоял за длинным столом и перебирал в руках разноцветные колбы, полностью поглощенный работой он даже не обернулся к вошедшей.

-Здравствуйте. – Тихо поздоровалась девочка.

В ответ последовало неясное мычание, врачеватель явно не намеревался удостаивать вниманием Киру. Прошло несколько долгих минут, пока та, в свою очередь, не выдержала и, подойдя к мужчине почти в плотную, предприняла еще одну попытку завязать разговор:

-Здравствуйте!

-Тьфу ты, блин! – Знахарь от неожиданности чуть не выронил одну из колб. – Что за… — он обернулся на девочку и удивленно полня левую бровь. – Кого я вижу, а я уж было надеялся, что ты мне приснилась.

-Я настоящая. – Улыбнувшись, кивнула девочка.

-Вижу. – Холодный тон врачевателя быстро согнал улыбку с лица Киры. – А теперь, настоящая, потрудись мне объяснить, кто ты и откуда взялась. Я, конечно,
много видел в своей жизни, но как-то не привык, что люди растворяются в воздухе и исчезают прямо у меня на глазах.

-Я… – Кира запнулась, не зная, что ответить. – В общем, я не отсюда.

-Это уже понятно. – Усмехнулся Виктор. – Поподробнее.

-Когда я ложусь спать у себя дома, я оказываюсь здесь. То есть сначала я попадала в какую-то деревушку неподалеку, и там мне рассказали про Вас, про то, что Вы можете избавить от любой болезни. И вот теперь я попадаю в замок.

-Как это – попадаешь? Опиши, что с тобой происходит. – Серьезный тон знахаря придал девочке уверенности.

-Ну, сначала я чувствую рывок, потом словно бегу куда-то и прыгаю в пустоту. И ощущение в это время – словно летишь, или скорее падаешь, быстро, стремительно…  а потом я открываю глаза – и я уже тут.

-Сложный случай. – Вздохнул мужчина.

-Мама говорит, что я сошла с ума. – Нахмурилась девочка, опустив голову.

-Ну, есть ведь объяснение гораздо проще – астральное перемещение, например. Только вот как ребенок – без особых тренировок интуитивно воспользовался сложной техникой, да еще и попадая каждый раз в одно и тот же место…

-Нет, по-моему то, что я сумасшедшая, более реально.

-В вашем мире магия не в чести? – Удивленно спросил Виктор.

-У нас ее вообще нет.

-Ну не быть ее не может, иначе бы ты сюда не попала. А еще, конкретно ты, явно обладаешь огромным потенциалом, который мне может быть полезен. Да, пожалуй, я возьму тебя в ученицы. – Удовлетворенно потер руки мужчина.

-Уже взяли. – Уточнила Кира, улыбнувшись. – Вот только Вы обещали мне помочь вылечить брата.

-Как я его вылечу, если он находится в другом мире? Я, в отличие от тебя, не умею выбираться из своего тела и путешествовать.

-Но ведь должен же быть какой-то способ!

-А как я узнаю, чем он болен? Я не умею лечить на расстоянии!

-У него что-то с кровью. – Медленно проговорила Кира. – Мама мне ничего не говорит, но я слышала, как она плакала, говоря об этом с кем-то по телефону.

-Теле-чему? Мм… ладно, если дело в крови, то, думаю, ты сможешь провести не сложный          ритуал и перетянуть болезнь из его организма в свой, так как вы родственники, это будет просто.

-Но ведь я тогда заболею!

-Тебя-то вылечить будет намного проще. Как ни как я — главный знахарь всего королевства, и вообще, крайне талантливый врачеватель. – Гордо вскинул голову мужчина, тряхнув своими черными волосами.  – Вот, например, экстракт феникса, крайне редкий, и крайне дорогой ингредиент, но если его принять, а после этого сгореть заживо, то сразу уже возродишься в новом, здоровом теле…

-Я не собираюсь сгорать заживо! Это же ужасно! – Кира испуганно отступила назад, словно ее уже пытались отвести на костер.

-Вряд ли я решу потратить на тебя столько денег, так что расслабься. – В голосе мужчины послышалась легкая обида, очевидно, он думал, что девочка с радостью воспримет этот вариант. – Вопрос ведь здесь совершенно в другом. Если веришь в то, что этот мир реальность, то ты воспользуешься шансом. А если испугаешься и решишь, что все это лишь игра воображения, то уже ничего нельзя сделать.

 

Кира разрезала ладонь кухонным ножом, алые капли просочились по краям ранки и быстро наполнили ее. Девочка ожидала, что будет больно, но завораживающее зрелище не вызвало ничего, кроме интереса и нетерпения. Начало положено, отступать некуда.

Максим доверчиво протянул сестре левую руку. Она аккуратно приняла маленькую ладошку брата и, сжав губы, сделала на ней небольшой надрез, сразу заполнившийся кровью. Максим слабо ойкнул, но тут же замолчал, наблюдая за действиями сестры.

Кира взяла мальчика за руку, соединив их порезанные ладони, и обвязала вокруг красной ленточкой. Она зажмурилась, стараясь дословно вспомнить все, что говорил знахарь об обряде.

-Ты знаешь, что дальше? – Максим говорил почти шепотом, словно боялся вспугнуть таинство.

Кира твердо кивнула, чтобы придать то ли брату, то ли себе уверенности, и принялась делать заученные пасы рукой, шепча про себя заветные слова.

Несколько минут ничего не происходило, но девочка упорно повторяла последовательность знаков и предложений, когда, наконец, ленточка, связывающая их руки, словно заискрилась, почернела на миг, и снова вернулась в прежнее состояние.

В комнате воцарилась мертвая тишина. Кира побледнела и замерла с зависшей в воздухе рукой, она переглянулась с братом, тот выглядел не мене обеспокоено. Просидев так какое-то время, Кира первая нарушила тишину, сухо кашлянув.

-Ну, я думаю это все, хотя то, что ленточка так себя поведет, я не знала…

-Как поведет?

-Ну, засветится, почернеет. Ты же видел.

-Она красная, Кира. Была такой с самого начала. Разве нет? – Мальчик удивленно всматривался в лицо сестры, пытаясь понять, шутит она или нет.

-Это, конечно, да. Но ленточка же чернела несколько минут назад, мне же не могло показаться?

По спине девочки пробежали мурашки, руки похолодели, а внутри неожиданно стало так пусто и холодно, что захотелось кричать. Почему брат не видел, как ленточка почернела? Неужели она действительно сходит с ума?

Кира осторожно сняла ленточку и разъединила их руки.

-Но ведь ты посмотрел на меня, когда она загорелась? – Не сдавалась девочка, вытирая брату ладонь платком.

-Я посмотрел, потому что ты побледнела и была такая взволнованная… Кира, все хорошо? – Взгляд брата выражал тревогу и беспокойство.

-Я не знаю…

Кира посмотрела на свою порезанную руку, сжав ее в кулак, она ощутила резкую жгущую боль… «Хоть что-то реальное», — пронеслось у нее в голове.

-У меня почти нет ранки, все хорошо. – Радостно сообщил мальчик. – А еще, вроде бы, чувствую себя лучше. Как будто слабость прошла…

Кира тяжело вздохнула, внутри словно разгоралось что-то, выжигая, давя, оставляя после себя щемящее чувство безысходности и собственной ничтожности.

Ну как она могла поверить этим дурацким снам? Почему все это происходит именно с ней?

Дверь в комнату открылась и зашла Мама.

-Чем вы тут заняты? – улыбнулась женщина, но стоило ее взгляду упасть на нож на полу, ее лицо тут же помрачнело. – Что это тут делает? Кира?

Девочка ничего не ответила и отвернулась в сторону. Женщина дернула дочь, разворачивая лицом к себе.

-Да что случилось? – Она увидела зажатую в кулак руку девочки, с маленького кулачка на пол падали крупные капли крови. – Что у тебя с рукой? Ты порезалась?

Но Кира продолжала молчать. Мать осторожно взяла ее руку и легонько сжала.

-Тебе больно? Кира, ну что же ты молчишь?! – В голосе чувствовались нотки беспокойства и волнения.

-Мама, все в порядке, мы просто проводили ритуал, и… – Попробовал объяснить Максим, что бы успокоить мать, но на нее это произвело обратное действие.

-Что проводили? – Женщина в ужасе переводила взгляд то на сына, то на дочь. – Кира, отвечай немедленно, что ту происходит?

-Ритуал, что бы вылечить меня… не ругайся, мам, теперь я точно поправлюсь. – Мальчик закивал, что бы придать уверенности своим словам.

-Вы что? С ума сошли? Кира! Да что ты молчишь то? Ты что тут устроила? – Женщина говорила, все ускоряя темп и повышая голос, почти взвизгивая. Она схватилась руками за голову и, часто моргая, посмотрела вверх. – Так… все хорошо, я спокойна. – Сказала она сама себе, потом подняла нож, взяла дочку за руку и повела за собой.

-Собирайся. Сейчас поедем. – Сухо сказала мать, отведя девочку в ее комнату.

Через пятнадцать минут они были в машине. Мать редко садилась за руль, но тут повела сама. Кира устроилась на заднем сиденье и стала рассматривать черный асфальт, блестящий от прошедшего недавно дождя.

-Куда мы едем? – Осторожно спросила Кира.

-Я покажу тебя специалисту.

-Кому?

-Врачу. Все. Хватит с меня. Сегодня ты порезала себя, завтра брата. А через неделю и всю семью поубиваешь. – Закончила мать сорвавшимся голосом. Маневрируя между машинами, она то и дело отрывала взгляд от дороги и поглядывала на дочь, словно опасаясь, что та начнет буйствовать прямо сейчас.

-Я ничего такого не собиралась делать. Я бы никогда не сделала ничего такого, тем более вам.

-Уже сделала! Я и так переживаю из-за твоего брата, ночей не сплю. – Всхлипнула женщина. – А ты делаешь все только еще хуже! Тебе что, нравится, когда мне плохо?

-Нет, мамочка, ну что ты такое говоришь?

-Что я говорю?! Да это что за чушь ты несла последние несколько месяцев? – Мать в сердцах ударила по клаксону и, выругавшись, обогнала очередную машину.

-Это не чушь…

-Чушь! Еще какая! Сколько раз я тебе говорила, выкинь ты этот бред из головы.

-А ты хоть раз выслушала меня? Хотя бы раз попросила рассказать, объяснить тебе, что со мной происходит? Нет! Тебе все равно. И всегда было все равно. С тех пор как Максим заболел ты вообще не замечаешь меня.

-Да как ты смеешь! Эгоистка! Твой брат страдает, а ты выдумала все это, чтобы привлечь к себе внимание? Так я и знала… – В голосе матери чувствовалось отвращение. Женщина вцепилась в руль руками так, что побелели костяшки пальцев.

Кира попыталась протестовать:

-Это не так, все не так!.. Ну почему ты никогда не понимаешь меня? Я ничего не выдумывала.

-Ты съехала с катушек от зависти и злобы. – Мрачно констатировала мать. – Ты ненормальная…

-Нормальная! – чуть ли не плача выдавила из себя Кира. Обида, несправедливость соленым комом стояли в горле, сдавливая дыхание и путая мысли. – Я люблю брата… и все что я делала, это только для того, что бы помочь ему!

-Да какая от тебя помощь, вбила в голову бредовые мысли, от которых тебя саму лечить надо.

Неожиданный резкий протяжный гудок, машину резко развернуло на скользкой дороге. Картинка за окном вращалась с непередаваемой быстротой, смешиваясь в одно безжизненное пятно. Резкий толчок, удар. Звон стекла и что-то вязкое, липкое вокруг заполняет глаза и уши, проникает в сознание.

 

Закрыть глаза, разбежаться, прыгнуть в пустоту между пространством и временем...

«Если веришь в то, что этот мир реальность, то ты воспользуешься шансом».

 

Похожие статьи:

РассказыСтражи сновидений.

РассказыКлетчатый плед

РассказыКай в Зазеркалье

РассказыОхота на Омрака

РассказыпОлая луна

Рейтинг: +1 Голосов: 1 887 просмотров
Нравится
Комментарии (1)
Леся Шишкова # 17 апреля 2014 в 20:25 +2
Я поставила плюс рассказу из-за его идеи... Но он совершенно точно требует продолжения! Ну, и не совсем логичное поведение мамы по отношению к детям... Мамы, конечно, разные бывают, но странное переживание за сына получается... Обычно, если у адекватных людей в семье заболевает кто-то из детей, то его стараются не называть больным. Ну, и такие детские сказки про то, что сестра посещает параллельный мир с целью вылечить брата, родителями скорее приветствуется, чем осуждается. И, к тому же, не пугает до такой степени, что ребенка везут к психиатру...
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев