fantascop

Зов Предков. День 5. Часть 1.

в выпуске 2015/01/15
17 августа 2014 - skyrider
article2229.jpg

31. 10. 08. «Монолиты», Энская область, Сибирь. ПЯТНИЦА.

 

День пятый.

 

Весь следующий день мы продирались сквозь тайгу. Троп никаких уже не было. Подъем начался серьезный. То и дело оставались на отдых – наверное, ради меня, я ведь не так привычен к такого рода походам. Идти вперед становилось все тяжелее.

Думаю, нет смысла подробно описывать наше путешествие. Да я и мало что  запомнил в тот день. Целиком поглощенный своими мыслями и воспоминаниями, я шел только телом, мыслями же летал где-то далеко.

Конечно, ещё в детства я слыл необычайно задумчивым и мечтательным ребенком. Меня даже называли «лунатиком» и «сонной тетерей». Но то, что происходило со мной в тот день совершенно невозможно представить. Я в буквальном смысле слова шел как во сне. Весь мир сузился для меня до спины впереди идущего Егора, чувственными глазами я не видел более ничего.

Я сказал «чувственными» не случайно. Потому что у меня есть множество доказательств тому, что подавляющее большинство народов и культур в своих мистических прозрениях утверждают, что наши обычные «телесные» чувства имеют свою проекцию в духовном, «тонком» естестве человека. Кроме телесного зрения есть духовное зрение, помимо телесного слуха – духовный и так далее. Во всех культурах, где присутствует это учение – а таких, повторяю, большинство – наиболее почитаемыми и «нужными» для общества людьми считаются те, у кого эти нетелесные чувства наиболее развиты, те, кто могут выходить за пределы телесного и, как минимум, воспринимать «тонкий» мир, а как максимум – «работать» с ним, договариваться с ним, добиваясь от него нужного. Таковы африканские и сибирские шаманы, таковы ведьмы и ведуны (от слова «ведать» — «знать») арийских народов, таковы «просветленные» индуистских религий, мусульманские суфии, разного рода пророки, которым высшие существа «отверзают» уста или очи, как Исайе или Иезекиилю, таковы и христианские святые-мистики («прозорливые старцы»), вера в которых сохраняется, по крайней мере, в ортодоксальной церкви до сих пор…

В своих экспедициях я сталкивался с людьми подобного рода. Не могу сказать, что воспринимал я их однозначно. Иногда мне казалось, что это просто психически ненормальные люди, иногда – что искусные мошенники или, наоборот, чистосердечные мечтатели с большим воображением, но сейчас… Сейчас со мной происходили вещи, которые заставляли меня volens nolens усомниться в своем скепсисе. Впрочем, может, и мое психическое здоровье пошатнули переживания последних дней?

Во всяком случае, что-то со мной происходило. Я постоянно слышал голоса – шепчущие, стонущие, шипящие и свистящие, каждое движение ветки, опавшей листвы или стеблей засохших трав заставляли меня тревожно вздрагивать – мне все время казалось, что какие-то невидимые глазу существа порхают с ветки на ветку или бегают как мыши по траве. Но ещё неприятней было то, что я постоянно ощущал странное ощупывание. Чьи-то мягкие щупальца опутывали мои ноги и талию, скользили по животу, груди, трогали губы и щеки. Я отчетливо чувствовал, что мне тяжело, как будто бы на плечах, у самой шеи, на мне сидит некто невидимый. Я стал отдыхать чаще и, похоже, стал вызывать сначала насмешки, а потом и откровенный ропот товарищей по походу.

Если рассуждать в категориях мистических учений, то я мог сказать одно: врата в мир «тонких» чувств у меня открылись (или при-открылись). Если же рассуждать в категориях здравого смысла, то мое и без того расстроенное воображение окончательно вышло из строя: я стал жертвой галлюцинаций – слуховых, визуальных, тактильных…

Видимо, перемены, которые произошли со мной, не остались незамеченными Егором. Он то и дело смотрел на меня с тревогой, но пока ничего не говорил. Я подумал, что, наверное, он уже жалеет, что взял в поход такую обузу как я и пытается определить по моему лицу, вытяну ли я его или нет. Впрочем, мне было все равно. Вместе с этими ощущениями в мою душу вползло какое-то ледяное спокойствие и я уже ни по какому поводу не переживал.

Через какое-то время кроме шорохов, шумов и шелеста я стал ощущать и нечто ещё… Какой-то голос в голове, говоривший, однако, не словами, а мыслями. У меня создавалось впечатление, что моя голова превратилась в настоящий радиоприемник, непрерывно принимающий радиосигналы из неизвестного передатчика. Впрочем, я, во всяком случае, догадывался о его местонахождении…

Мне сложно буквально передать то, что мне говорилось. Слишком много всего. Но сообщения, в целом, повторяли друг друга, и на разный манер говорилось примерно одно и то же.

Суть была такова.

Мне говорилось, что я приближаюсь к концу своего путешествия, причем не только этого конкретного похода и вообще моей поездки в Сибирь, но и в целом – моего земного пути. Я почти достиг центра таинственной неземной силы, не отпускавшей меня в течение всей моей жизни, контролировавшей каждый мой шаг, следившей и заботившейся обо мне, но теперь властно призывавшей меня к себе, когда пришло, наконец, мое время. Он говорил мне, что мне не нужно бояться и сопротивляться, что это моя судьба, такая же неизменная, как траектория движения планет и звезд. Что со мной ничего плохого не произойдет, что через это проходят все, что когда преображение произойдет, я буду смотреть на свое предыдущее существование как на пред- или даже недо-существование, как бабочка может смотреть на свою жизнь в ипостаси гусеницы. Правда, мне предстоит инкубационный период аналогичный закукливанию, но это недолгий и приятный процесс, а потом…

Потом я стану другим, совершенно другим, существом из рода, который дикие люди называли богами, но которых правильнее называть «Предками», ибо именно эти существа — предки всего сущего на этом свете – не в смысле происхождения, ибо подлинно высшее не может породить нечто принципиально низшее, а в смысле ПРЕД-шествования. Они ПРЕД-шествовали всему и даже когда все исчезнет, ОНИ будут всегда. Я – плоть от плоти их, и я должен к ним вернуться, вернуться домой, к моим предкам – для меня, таким образом, это слово имеет и дополнительное, общепринятое значение.

Когда же мысленные «радиопередачи» прекратились, началось что-то подобное ментальному телевидению. Перед моим взором замаячило множество картин, и я увидел нечто подобное, что видел ранее в своих снах, только теперь намного полнее и ярче (ибо после пробуждения большая часть сна все-таки забывалась).

Я увидел другие континенты, другие моря, другие горы…

Увидел колоссальные города на вершинах циклопических гор, на дне бескрайних океанических бездн, в глубочайших пещерах и схронах.

Я увидел колоссальные пирамиды, по сравнению с которыми египетские – просто детские игрушки, колоссальные статуи и идолы самых причудливых, ужасающих, леденящих кровь форм и размеров.

Я увидел храмы и святилища, погребальные аллеи и каменные сады, увидел представителей самых разнообразных рас, не имеющих ничего общего с человеческой. Помимо тех, что я узнал – паукообразных дев (правда, с широко открытыми глазами и активными, а не редуцированными ртами), амфибий и червептиц, там было много других. Были разумные крыланы, были прямоходящие рептилии, были косматые обезьяны ростом со слона, разумные колоссальные осьминоги с телом дракона, птицекрылые львы, разумные хищные грибы и растения… Да кого там только не было! Некоторых я вообще не мог определить ни к какому виду. Создавалось впечатление, что все эти существа, населяющие бескрайние просторы подземелий, океанов и гор – просто порождения больной фантазии сбрендившего демиурга, который в состоянии пьяного сна не контролировал свою творческую силу.

Все они занимались какими-то делами, строили, созидали, выращивали. Со стороны их деятельность напоминала работу муравьев или пчел – настолько организованно, стройно и четко они трудились, словно подчинялись какому-то высшему, невидимому мною Высшему Разуму. Ведь в каждом муравейнике или улье должна быть матка-царица! Но почему-то мне её пока не показывали.

Потом снова вернулся голос. Он говорил о том, что когда-то этих существ люди называли богами. Обрывочная, неверная память человека запечатлела их множеством имен и видов, в котором они соблаговоляли являться людям. Могущество Предков настолько велико, что даже этот их вид – временный. Предки принимают любой облик в зависимости от своего внутреннего желания и состояния, как люди, скажем, меняют одежды. Суть же Предков в том, что они – духи. Феи, фавны, суккубы, лилиты, русалки, драконы, боги, демоны – это всего лишь проявления Предков, которые испокон веков следили за развитием человеческого рода и направляли его в нужное им русло. В их власти было бы прекратить его существование вовсе, но это не входило в их планы. Это так же невыгодно им, как человеку — зарезать все поголовье домашнего скота. Именно для таких целей и выводился из жалких обезьян человеческий род. Но, как поспешил добавить Голос, в отличие от людей, Предкам не нужно мясо и кровь. Им вообще не нужна пища. Им нужно то, что называется энергией жизни (у меня сразу возникли ассоциации с индийской «праной», китайской «ци» — Голос сказал, что это что-то в этом роде). Эту энергию вырабатывают люди бессознательно, как рогатый скот бессознательно вырабатывает мясо, молоко и шерсть, потребную их хозяевам. Ради неё то и терпят назойливый человеческий род Предки.

Ради этого были жертвоприношения древних людей – как кровавые, изуверские (для выработки темной ипостаси энергии мучения и страха), так и разнузданные оргии (для выработки светлой энергии наслаждения). Ради этого устанавливались религии и ставились жрецы и пророки. Ради этого людям подсказывались нужные открытия цивилизации – от колеса и государства до микроэлектроники и аэронавтики, чтобы люди обильнее размножались для все возрастающих энергетических потребностей Предков.

Но не только ради этого. Была и ещё одна причина…

РАЗМНОЖЕНИЕ!

Предки не имеют пола, а потому размножаются они так, как это свойственно паразитам. В момент смерти человеческой самки они забирают её жизненный код и перестраивают его так, что в него вписывается код Великой Праматери, а затем вшивают его в другую самку. Это подобно распространению грибных спор. Рожденная самка третьего поколения, достигая нужного возраста, зачинает уже естественным образом и рожденное от неё дитя, после таинства освобождения духа, становится полноценной особью. Родившая же дитя самка становится нежизнеспособной, как скорлупа яйца. Она истончается и сгорает, ибо искусственный жизненный код не способен дать более-менее продолжительное существование своему носителю. Именно обеспечение размножения Предков – главная задача человеческого рода.

Люди же, рожденные от Праматери, отмечены необычными качествами, которые обычно называют «гениальностью», «харизматичностью» или «пассионарностью», хотя далеко не всегда она выражена внешне, ибо для Предков внешнее не имеет никакого значения. Впрочем, даже если личинка Предка и сделает нечто великое в глазах сообщества разумных животных, именуемых людьми, рано или поздно его все равно забирают. Отсюда древние легенды о восхождении царей и пророков на небеса («апофеоз»), о родстве великих с богами. Все эти сказки про Геракла и Осириса, про Ромула и Александра, кельтские сиды и христианские воскресения – все это имеет под собой глубокий, сокрытый от глаз несведущих потаенный смысл.

И вот совсем скоро, в один из священных праздников Предков, я – один из них – перейду из стадии личинки в стадию куколки, а потом…

Потом мне откроется все – планеты и галактики, межкосмические перелеты и путешествия вглубь земли, купание в горящем веществе звезд и переход в иные миры через порталы «черных дыр», где совершенно нет материи и вещества, где все совершается силой мысли и только мысль там является силой.

Я стану одним из тысячи тысяч детей Великой Праматери, которая с нетерпением ждет меня, очередную вспышку сверхновой звезды на её бесконечном как космос и черном как ночь чреве.

Я – плоть от плоти Она, а Она – плоть от плоти Я. Мы вместе – одно. И все Предки – одно. Мы – одна дружная и сплоченная Семья. И когда-нибудь мы победим Иных – и власти нашей не будет конца. Когда это произойдет, Великая Праматерь знает, но скрывает это от непосвященных.

Но однажды родится один из её сыновей, который будет сильнее всех Предков вместе взятых, сильнее даже Праматери, силе которого ничто не будет способно противостоять.

Но чтобы он родился – нужно много энергии, много людей, много эмоций, много жертв…

И хотя сейчас, когда люди стали умнее (и это было нужно – чем умнее человек, тем более качественна энергия, которую он дает), жертвы приняли иные формы. Вместо кровавых гекатомб на алтарях люди настраиваются так, чтобы воевать и убивать друг друга, хотя и не подозревают об этом. Вместо безумных оргий древности, те же самые оргии без всякой связи с архаичными божествами. Люди становятся взрослее, самостоятельнее. Им уже не нужно организовывать жертвоприношения, они сами, сами все делают, при этом думая, что поступают самостоятельно…

Мысленное «радио» все время дополнялось «телевидением»: я видел леденящие кровь картины ужасающего вмешательства инородных сил в жизнь человеческого рода.

Я видел девочек, внутри которых вместо души – мягкого лунного свечения – горел адский огонь, а на лбу у них высечены огнем какие-то знаки.

Я видел мальчиков, внутри которых мерзко копошились чудовища, чем-то напоминающие пауков.

Я видел великих царей и изобретателей, пророков, художников и мыслителей – и все с паразитами внутри, мертвой хваткой вцепившихся в их сердце, наполняющих его мутно-зеленоватым ядом.

Я видел ужасных тварей, находящихся внутри идолищ древних богов, с наслаждением взирающих на приносимые им жертвы.

Видел их и в современных городах: как они вселяют в народы желание истреблять друг друга – и радуются, когда это происходит, как они вдохновляют на изобретение самых простых или самых экзотических наслаждений – от уличной проституции и казино до олимпийских игр и реалити-шоу.

Я видел, как весь мир окутала незримая, темная, словно паучья, сеть, к ниточкам которой, как к проводам электросети, подключены бесчисленное количество людей, по которым бегают щупальцевидные сгустки – и качают, качают, качают…

Я напряг все свое зрение, всю свою мыслительную силу, чтобы дойти до источника этой сети – но он упорно терялся во мраке, где-то там, далеко-далеко в космосе.

Сначала я не мог понять, почему я не вижу его, этот Источник, эту самую Праматерь, и только немного погодя ДО МЕНЯ ДОШЛО. Я не вижу её по той же самой причине, по которой муравей не в силах увидеть человека. Бесчисленные сети – это не что иное как множество волосков-щупалец, спускающихся на землю откуда-то сверху, где на колоссальной высоте в кромешной тьме, как в чудовищном мрачном логовище, прячется нечто настолько ужасное, что только ограниченность даже «тонких» чувств спасает меня от безумия.

Но и это ещё не все.

Внимательно присмотревшись, я вдруг осознал, что это нечто не «прячется» во тьме, а сама тьма – шевелящаяся, бездонная, аморфная, — и есть Она. Вековечная хищная тьма, движимая только двумя инстинктами – поглощением и размножением.

Я вспомнил многочисленные легенды и предания народов мира об упырях и кровожадных демонах, но по сравнению с тем, что я увидел – они показались детским лепетом.

Гораздо ближе к истине мне показались таинственные, окутанные мраком легенды некоторых африканских, южноамериканских, австралийских и полинезийских племен, — те, что до сих пор живут в каменном веке, промышляют каннибализмом и промискуитетом – о некоей страшной богине-пауке, которая и по сей день правит нашим миром, пожирая все новые человеческие души. Лишь страшные ритуалы этих племен помогали, по их мнению, избегать им самим попадания в её сети, все же остальные неизменно погибали в её загребущих мохнатых лапах.

Когда я читал эти легенды, я неизменно думал, что паучиха – это всего лишь олицетворение смерти – древним людям свойственно враждебные стихии превращать в свирепых монстров. Но теперь я убедился, что древнейшие и примитивнейшие народы сохранили наиболее полное представление о том, что другие, вкусив сладкой приманки подброшенной им сверху цивилизации, забыли. Я вспомнил, что дикари приносили ей в жертву мужчин, а жрицами были только женщины (что считалось у антропологов и этнологов-скептиков рудиментарным остатком матриархата). Ритуалы эти племен леденят кровь – это были лютые оргии с не менее лютыми убийствами. Жертву кормили и ублажали, чем могли, а потом самым зверским образом умерщвляли, начиная с принудительной кастрации.

Внезапно мне открылись и другие связи. Хотя культ богини-паука в его изначальном виде почти полностью исчез, но отголоски его можно увидеть и в более поздних религиях. Это и кровавый культ многорукой (паукообразной?) и свирепой Кали в Индии, окончательно истребленный англичанами только в первой половине XIX века, это и оргиастический культ Иштар в Древней Месопотамии, во имя которой приносится в жертву Думузи, и леденящие кровь, покрытые мраком забвения таинства Гекаты и Коры в эллинском мире, стыдливо забытые греками классической эпохи, это и страшная и омерзительная безымянная змеерукая богиня древнего Крита, ставшая прообразом знаменитой Медузы Горгоны, отвратительные оргии самооскопления жрецов малоазийской Кибелы…

Сколько их было – не перечесть. Одни народы сохранили память о Праматери больше, другие меньше, многие и совсем позабыли. И теперь я знал почему – об этом позаботились сами Предки.

Волосы шевелились у меня на голове, ибо я, наконец, понял, что происходит в мире.

Но неужели ничего нельзя поделать? Неужели кровожадную паучиху, которая и была, как я теперь понимал, моей подлинной матерью, как и матерью тысяч и тысяч других Предков, не остановить?

И все же надежда была. Помимо хищнического разрушения и сладострастия, люди созидают прекрасное, люди совершают подвиги милосердия и сострадания, люди стремятся постичь истину и преобразить мир, а это значит, что власть Праматери Паучихи не так велика, как мне пытаются внушить составители ментальных «радио-« и «телепередач»!

В любой программе есть баг, у любого чудовища есть своя ахиллесова пята и, кажется, они где-то все-таки прокололись…

«Иные»!

«Иные», которых вот уже много тысячелетий Предки не могут одолеть, возлагая надежды на некоего великого мессию будущего, а это значит, что Иные уже сейчас не слабее Предков, но, может быть, и не сильнее, ибо печать тьмы отчетливо видна на теле человечества…

Но как достучаться до них? Как?..

Очнулся я от толчка в спину и криков. Что-то произошло.

Уже начинало темнеть. Я стоял на поросшей лесом возвышенности. Вокруг меня кто-то кричал, слышались женские визги, топот ног, треск ломаемых ветвей. Некоторое время я никак не мог прийти в себя. Когда, наконец, путем неимоверных усилий я пришел в себя, то узнал, что с одним из наших ребят случилось ЧП.

Во время подъема на один из самых опасных и крутых монолитов кто-то упал и сломал обе ноги, причем одну из них – открытым переломом. Егор уже оказывал ему первую медицинскую помощь, ребята рубили молодые деревца, чтобы сделать подобие шин, все суетились. Я же чувствовал себя настолько обессиленным и опустошенным от восприятия всех эти «передач», что упал на траву и просто лежал с закрытыми глазами. На меня никто не обращал внимания.

Через час-полтора кое-что прояснилось. Как могли, пострадавшего перевязали, дали сильного обезболивающего и снотворного, вызвали по рации спасателей. Ввиду такой чрезвычайной ситуации решено было временно прекратить поход – по крайней мере, для абсолютного большинства его участников, которые и остались под руководством Андрея следить за пострадавшим. Относительно себя и меня Егор был настроен решительно.

— Мы должны с тобой немедля продолжать поход, если вообще хотим добраться за Дальний Круг. Если сюда приедут спасатели, нас уже никуда не отпустят. Сейчас или никогда – решай! Вне зависимости от твоего решения, я пойду. К этому походу я готовился всю жизнь и даже если бы со скалы упал мой родной брат – это меня не остановит!

— Я с тобой, — еле слышно проговорил я. – Только знай, что ты наверняка идешь навстречу своей гибели, а меня ожидает нечто худшее, чем смерть.

Егор побледнел и опять обеспокоенно поглядел на меня.

— Все ясно… Началось…

— ???

— Чем ближе к Дальнему Кругу, тем больше аномалий. Люди начинают себя вести не как обычно – кто-то совершает глупые ошибки, как Малышев, кто-то начинает куда-то срываться и идти черт знает куда, как Девятова, а кто-то сходить с ума, как ты…

— Жалеешь, что взял меня?

— Нет, — вздохнул он. – Признаюсь, что даже я не смог бы перевалить за Дальний Круг в одиночку. Мне все равно нужен попутчик и коллега. Хотя твое безумие и может мне доставить хлопот… Ну так что – идем?..

Продолжение следует...

Похожие статьи:

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыКняжна Маркулова

РассказыМокрый пепел, серый прах [18+]

РассказыДемоны ночи

РассказыДень Бабочкина

Рейтинг: 0 Голосов: 0 483 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий