1W

Зоренька Алая, свет моих глаз 2 часть

в выпуске 2014/04/14
article1337.jpg

А в это время Зоренька Алая, не ведая, что к ней гости едут, пошла к омуту глубокому, чтобы воды набрать. Зачерпнула она ведерко и видит, как по воде рябь пошла, пузыри надуваются. Стало ей не по себе, посмотрела она в воду прозрачную и увидела Чудо-юдо. Отпрянула назад, подкосились ее ноженьки, и упала Зоренька Алая, расплескав ведро с водой. Видит, вышло Чудо-юдо, зубы гнилые скалит, само зеленое, тело чешуёй покрытое, ноги кривые, когти черные огромные, а в животе, что в пузыре рыбка, да лягушки плещутся.
— Испугалась, красавица,- пробулькал Водяной и протянул к ней свои лапищи,- давно я жду тебя, Зоренька Алая.
— Не трогай меня, Водяной!- воскликнула она,- или не знаешь, кого полонишь в подводное царство?
— Знаю, милая, знаю,- захихикал Водяной.
Поднялась на ноги Зоренька Алая и видит, выросли позади нее, как из-под земли, Кикимора, сухие ручонки потирая, да злорадно посмеиваясь, Болотник смердящий сыростью и гнилью. Дунул на девушку зеленым облачком, покачнулась бедная и упала в руки  Водяного. 
— Спасибо, Болотник,- улыбнулся Водяной,- никуда она от меня не денется.

Скоро  сказка сказывается, да не скоро дело делается, зашел конь Вороной в чащу леса незнакомого, густого. Всюду мхи густые, да травы пахучие, ягоды вкусные, да цветы расчудесные, манят своим цветом и ароматом. Птицы чудные заливаются трелями, словно зовут Ладислава куда-то за собой. Спешился он с коня  и, взяв его под уздцы, двинулся по шелковой траве за шишечкой, что еле виднелась сквозь шелка зарослей впереди. Раздвинул он лапы елей могучих и увидел избушку, что притаилась под сосною на опушке. Справный дом, ладный, ставенки разукрашены, в окнах ветерок  баловник играет легкими занавесками.  Дверь приоткрыта, словно ждут гостей дорогих.  Осторожно ступает добрый молодец, а впереди шишечка по ступенькам скачет, в дверь открытую запрыгивает. В сердце тревога и робость бьется, не хотел он отправляться к Зореньке Алой, а теперь, как очутился на месте, так только и думал о том, какая она   есть, та, что Мара назвала его суженой. 
Никто не встретил путников, не открыл двери в горенку. Пустота поприветствовала путников, дохнула тишина робким облачком, всхлипнула дверь одиноким скрипом.
— Что случилось, Конь Вороной,- дивится Ладислав, ничего не понимая,- где же Зоренька Алая,  что вместе с солнышком встает?
— Чую, что случилось что-то,- говорит Конь Вороной и ушами прядет, прислушиваясь,- выйди из горенки  и вспомни о подарках, что тебе дала Мара, что девушка-береза белая подарила, посидим и подумаем, как силу волшебную применить, чтобы девушку красавицу отыскать.
Опустился Ладислав на лавку широкую, что во дворе стояла,  взглянул на меч Сварога, на колчан со стрелами Перуна, покачав головой.
— Нет  пока недруга супостата, с кем мечи скрещать. Веретенце, что Зореньке вез, бесполезная для чародейства вещь, помнишь, был там синь цветок, что березоньку в деву обратил и спас?
— Хорошо, что ты вспомнил об этом,- конь повел ноздрями,- надеюсь, не потерял веточку волшебную, вот сейчас и проверим ее силу.
Вынул из сумки заплечной Ладислав веточку березовую.  И вспомнил, слова заветные. Крутит, в руках ее вертит,  ни как не поймет, что ему делать с ней, как вдруг почувствовал, как потянула она его за собой. Словно кто-то за руку взял и тянет. Посмотрел на Коня Вороного Ладислав, подивился чуду и пошел ведомый силою березовой веточки. Идут-идут, а трава все гуще, ветви к сырой земле ниже опускаются, тяжело Коню Вороному пробираться сквозь заросли травы осоки. Шли они, пока не выбрались на небольшую полянку возле озера. Озеро темное, воды его глядят так, словно читают все в душе. Нахмурился Ладислав, посмотрел на Коня Вороного и видит, что веточка его к воде тянет, словно торопиться, будто что-то важное хочет сказать. 
— Что же случилось с Зоренькой,- пробормотал  Ладислав, ступая   на камни у воды. Тиха и спокойна гладь незнакомого озера, опустился он на колено, чтобы зачерпнуть воды и видит, как на него из воды смотрят тысячи недобрых глаз, отпрянул  и вновь взглянул, стараясь увидеть что-то в воде. Больше не показало ему озеро ничего, маня неизвестностью, нашептывая что-то. Шагнул Ладислав в воду озера и видит, где коснулась веточка водной глади, там расступается вода,  неохотно ворча. Открылись его взору ступени каменные, покрытые водорослями, оглянулся Ладислав, посмотрел на Коня  Вороного.
— Ступай Ладислав,- молвил Конь,- будь осторожен и не забудь про меч и стрелы волшебные, а я буду ждать тебя здесь.
Взглянул Ладислав на меч, притороченный к седлу.
— Вот голова моя непутевая,- улыбнулся царевич и, вооружившись мечом булатным, что сам Сварог ковал в жаркой кузне, почувствовал, как силушка богатырская по жилам растекается.
 Смелее шагнул по каменной лестнице, ведущей вглубь озера, не дрожали уже у него руки и глаза зоркие видели, как впереди маячит зеленый свет. Ладислав ускорил шаг и, прижавшись к стене, заметил, как в лабиринте коридоров движется мерзкое чудище. В тусклом свете зеленых кристаллов, что скудно освещали туннель, он узнал водяного, который веселился вместе со своими дружками в избушке, что пытались напоить его зловонным зельем  из чертового озера. Веточка дрогнула в его руке, словно пытаясь что-то сказать. Ладислав, опустил глаза и, подождав немного, двинулся дальше. Странное это было место, нехорошее,  запах сырости и гнили окутывал туманом  все перед глазами, но не чувствовал страха богатырь, двигаясь меж кованых дверей, ощущая, что там томятся люди приговоренные к неизвестному концу хозяином озера.
 Тут услышал он голос девичий, что пел песню  нежную, в этом месте страшном, окутанным смертью и забвением. Оглянулся Ладислав, никого не было рядом, ни кто не охранял в жутком месте своих пленников, приложил он ухо к двери, откуда доносился голос девушки и почувствовал, как вздрогнула березовая веточка в его руке, коснулась замка тяжелого, висячего, обращая его в прах. Посыпался пепел к ногам Ладислава, дивится он чуду, толкает дверь тяжелую и видит, как в дальнем углу  тесной комнаты сидит девица красная. И прекраснее ее нет на свете, и не будет никогда. Остановился Ладислав, почувствовал, как  жар прилил к щекам, видит, как зарделось бледное лицо девушки, и молвил первым.
— Здравствуй, красавица, что за место такое мрачное и кто тебя заточил в темницу эту?
— Здравствуй добрый человек,-  улыбнулась девушка и робко ступая, подошла к Ладиславу,- хоть и Беда за тобою носится, но пройдя весь путь,  ты смог ослабить ее липкие чары, ведь не  просто девицу ты спас там, в поле, что березою была, а сестру мою нареченную. Много лет мы росли вдали друг от друга, но сердце мое помнит ее,- девушка  взяла из рук Ладислава березовую веточку,- спасибо тебе, что смог снять чары с нее. Как  же звать тебя добрый молодец?
— Ладислав,- улыбнулся богатырь, немного смущаясь речам дивной  красавицы.
— А меня люди зовут Зоренькой Ясною, и никто кроме моего суженого не узнает моего имени, потому что в имени моем сила великая и поэтому Водяной утащил меня в свое болото, чтобы силу мою прознать и секреты древние, что матушка оставила, все хочет злодей  выведать.
Удивился Ладислав, посмотрел на дверь, кованную, и вспомнил, что видел не болото топкое, а озеро темное, на омут похожее. Рассказал он Зореньке о том  и видит, как улыбается она и качает головой.
— Затуманил колдовством Водяной взгляд твой, Ладислав, как и мой, сумел обмануть, не увидела я болота проклятого. Отправилась я по воду и подошла к самому бережку набрала воды, тут и наслали на меня Болотник с Кикиморой дрему болотную, сон колдовской. Только вместе мы сумеем выбраться, нам бы только не натолкнуться на Щелкунов, да Трясинника, что стоят на выходе, охраняя пленников.
— А кто томится в этих смрадных темницах?- спросил Ладислав, ощущая тесноту в груди, ой как глянулась ему Зоренька Алая, смотрит он на нее и глаз  оторвать не может. Даже в сумеречном свете каменного мешка, ее глаза светились, как два изумруда, а губы, словно маков цвет по весне, коса тугая и полная, и руки, прикосновение которых было нежным и трепетным, словно  пугливой пташки.
— Много людей похитил Водяной, но всех не спасти, не вывести, ни кто не сможет побороть чудища, кроме того у кого есть меч Сварога, что сам бог огня ковал в жаркой кузне, да стрелы Перуна!  Только кому такие волшебные вещи подвластны…- опустила она глаза и заплакала.
Улыбнулся Ладислав, вытаскивая из ножен меч булатный, и увидела Зоренька, как пробежался огонь по его лезвию, окрашивая мрачные стены темницы в цвет утренней зари.
— Не печалься Зоренька Алая, сам Сварог ковал этот меч и нигде на всем белом свете не сыскать меча острее, и я воин, что не в одном бою ратном  защищал свой Златоград от неприятеля. Верь мне, и мы выберемся из этого страшного места и освободим узников, что томятся в сырых подземельях Чудища-Юдища. Осторожно вышли они из темницы сырой, посмотрел Ладислав по сторонам. Никого. Сжал он покрепче в руках своих могучих вострый меч Сварога и приготовился угостить нечистую силу, богатырскими почестями.
Зоренька Алая торопится, дрожат пальцы ее несмелые, колотится сердечко, словно пташка, смотрит на нее Ладислав и чувствует, как пробежалась сквозь душу кровь удальца молодца. Прикоснулась Зоренька Алая к замкам ржавым и рассыпались они в прах, освобождая узников из плена Водяного. Пленники плачут от  радости, целуют руки Зореньке и Ладиславу, выбираются на поверхность, где мать — сыра земля под солнышком красным греется. Много дверей, много узников, томящихся в сырых подвалах Водяного. Не спасли всех пленников, выскочил Трясинник, борода, что тина зеленая, глаза выпучены, нос крючком.
— Ох, не доброе дело задумал, ты Ладислав,- проскрипел Трясинник и начал колдовать, да   приговаривать.
Призываю я силы темные
Силы темные, мне подвластные
Пусть вода поглотит души человечьи
И вымоет добела их кости.

Забурлило, закипело над головой, затряслось все вокруг. Женщины и дети запричитали, старики и мужья покрепче сжали зубы и обняли своих родных.
— Не бывать этому! – вскрикнула Зоренька Алая. Топнула ноженькой, взмахнула рученькой.

Мать — сыра земля, жаркий лик Хороса
Поглотите чары нечестивые
Расступись вода, уйди трясина
Не за себя прошу, а за людей невинных,
Пропусти вода, оставь себе лишь рыбу донную,
Да травы топкие, да тьму и хлад.

Глядит Ладислав и дивится увиденному, как силы воды и земли борются, свет Хороса ярким снопом бьет сквозь мглу, опрокидывает Трясинника. Скалит он гнилые зубы, смеется злобно и не дает стене воды выпустить пленников. Подняла Зоренька Алая белы рученьки просит у Хороса помощи, слезы льются ручьями по бледному лицу, ох тяжко красавице справится с силою нечистою. Вытащил из колчана Ладислав стрелочку вострую, вскинул  легкий лук, прицелился и выпустил гнев Перуна в сторону Трясинника. Засвистела стрела, запела, вспыхнула ярким светом и сразила Трясинника наповал. Полетели брызги зловонные, раскрылся проход на свет к солнышку, и побежали люди скорее на поверхность, на воздух, на волю вольную. Да не тут-то было, повылазили отовсюду  щелкуны, зубами стучат, лапы когтистые тянут свои, не успели Зоренька и Ладислав выбраться из царства подводного, закрылся проход на волюшку. Выхватил Ладислав меч Сварога и ну рубить чертей нечестивых направо, налево. Куда капли крови падают щелкунов, там новые гады появляются, шипят, из глаз искры мечут. Взмахнула Зоренька Алая веточкой березовой, призвала снова силы небесные, Ладислав вскинул лук, выпустил стрелы Перуна и вспыхнуло перед ними зарево, поглощая святым огнем нечисть поганую. Схватил богатырь милую за рученьку нежную и бросились они к ступеням каменным, пока не скрыла вода болотная выход из царства Водяного.
   Бегут они, что есть мочушки, а лестница словно бежит впереди них, поднял тогда на руки Ладислав Зореньку Алую и припустил что есть сил. Выбрались они на берег замшелый и упали обессилевшие у ног   Вороного Коня.
— Забеспокоился я за тебя Ладислав Всесветович,- говорит Конь Вороной,- только не время сейчас отдых ногам давать, чую погоня готовится, гневается царь-Водяной, силу нечистую собирает, солнышко садится, не успеть нам, если до захода не убежим из леса заповедного.
— Солнышко красное!- взмолилась Зоренька Алая,- помоги, прошу тебя, задержись немного на небе лазоревом, приляг на тучке золотой, не хочу гибели Ладислава, не могу допустить, чтобы пропали мы в омуте болотном!!!
— Торопись Зоренька,- просит ее Ладислав, поднимает с сырой земли, торопит поскорее забраться в седло Коня Вороного. А конь, копытом землю роет, чувствует, что беда совсем близко. 
Вскочил в седло Ладислав, Зореньку впереди себя посадил, сжали его руки сильные поводья и понесся Конь Вороной, что стрела быстрая, словно ветер, что в полюшке гуляет, как песня удалая, только пыль столбом стоит,  да ветер в ушах свистит. Не увидели беглецы, как вспенился омут черною трясиною, как выбрались на свет Божий гады и нечисть поганая. Сам Водяной на коне бледном скачет, а то не простой конь, у самой смертушки коня выпросил. У того коня не грива, а всё змеи черные, не хвост, а жало скорпиона, копытами огонь из камней высекает и летит словно смерч, все сносящий на своем пути.
   Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, скачет Конь Вороной, смотрит Зоренька Алая на Солнышко, не торопится оно, за лесок склонятся, люба красавица своей добротой и умением солнышку. Но не может оно остановить свой бег, как и ветер, что в горах свистит свою песню, как время, что течет словно вода. Красным заревом вспыхнул закат, совсем немного осталось, скачет Конь Вороной не жалея сил, из ноздрей пар валит, пена на удилах, последний лучик показало солнышко и скрылось  за леском синим. 
   Вот и лес позади, остановился Конь Вороной, опустился на колени, дрожит всем телом. Спустились с него Ладислав с Зоренькой Ясною и видят, что нет уж больше сил у верного товарища.
— Немного осталось, Ладислав,- прошептал Вороной,- уходите, там за поляной стоит избушка, в ней живет Кузнец-Молодец, у него просите помощи, а для меня видно судьба под копытами недруга пасть.
— Не брошу я тебя друг сердечный,- молвил Ладислав и, взвалив коня на свои могучие плечи, двинулся к месту, что конь указал. Видит, потемнело небо, вспышки озарили мглу лесную, затихло все в предчувствии страшного.
— Торопись, Ладислав,- говорит Вороной,- то не  сумерки сгущаются, а нечисть слетается  на подмогу Водяному.
Прибавил шагу Ладислав, тяжела ноша, но не в силах он бросить  Коня Вороного.
— Торопись, Ладислав,- снова подал голос Конь Вороной,- то не молнии сверкают, косу свою смерть точит, наши души хочет.
Совсем немного осталось, бегут они что есть силы, Зоренька падает, снова поднимается и слышит, как в небесах гром гремит раскатистый. Поднялась красавица на ноги и чувствует, как силы покидают ее.
— Торопись, Ладислав,- говорит Конь Вороной почти шепотом,- то не гром гремит, а войско Водяного приближается…
— Вот она избушка!- воскликнула Зоренька Алая и бросилась к двери дубовой, к двери кованной, на крылечко поднялась, и давай стучать что есть силы.
Распахнул двери Кузнец-Молодец, черноокий, чернобровый, косая сажень в плечах, узнал Коня Вороного, что сам  еще столько лет назад подковывал, когда Мирослав друг его сердечный заезжал в эти края глухие в места нехоженые.
Пронеслась над хижиной кузнеца буря невиданная, словно тысячная конница выскочила из преисподней и мчится по небу, словно грозовые облака.
— Не бойтесь, гости добрые,- улыбнулся Кузнец-Молодец,- не видят недруги избушку мою лесную, кузню славную, потому как защищает меня  сам Сварог, Стрибог повелитель ветров и стихий, раздувает пламя в моих мехах, Перуну для его стрел, я отливал наконечники тяжелые. Здесь вы под защитой не только моей, но и высших сил.
— Как звать величать тебя, добрый человек?- спросила Зоренька Алая Кузнеца-Молодца.
— Мать с отцом назвали меня Радогором, а люди прозвали Кузнецом-Молодцом.
— Помоги коню моему,- просит Ладислав,- совсем обессилил, все копыта сбил,  друг мой верный!
— Помогу тебе,- говорит Кузнец Радогор, а сам на Зореньку Алую смотрит,- только условие у меня есть одно.
— Проси все что хочешь,- в сердцах говорит Ладислав, не ведая, что замыслил Кузнец. Посмотрела Зоренька Алая в глаза черные Радогора и прочитала его мысли, стало ей тяжело и грустно на душе, но понимала бедная, что ничто не сможет изменить,  не пришло еще ее времечко.
Ничего не сказал Радогор Ладиславу, лишь принес мази и отвары секретные, дал коню напиться зелья волшебного и принялся за свое дело. Видит Зоренька Алая, что не простой кузнец Радогор, а из рода знахарей и темных колдунов, вот зачем он замыслил дело недоброе, за спиной сил света решился на темное. Плачет тихонечко Зоренька и чувствует, что во всей беде лишь она одна виноватая, берет она руку Ладислава и кладет в нее платочек свой шелковый, с ее именем вышитым.
— Не просто придется тебе, Ладислав, но ты должен сдержать слово богатырское,- крепко накрепко сжала она руку богатыря, чувствуя, как дрожит сердечко, как молит рассказать ему всё.- Много лет ждала я своего суженного, но видно не судьба мне  нашу светлицу украсить вышивкой, пирогами, да теплом огня, возьми от меня подарочек, только не смотри сейчас, как пройдет месяц Элет, посеют крестьяне хлеб, так развернешь, не  то худо будет. Запомни мои слова и как Конь Вороной  сможет на ноги встать, отправляйся  домой.
— Зоренька Алая, свет моих глаз,- говорит Ладислав,- как же я тебя здесь оставлю, за тобой отправился в путь дальний и только с тобою вернусь к отцу  с матушкой. 
— Слушай, что я тебе говорю, друг сердечный, обещал ты Радогору, что любую просьбу выполнишь за жизнь Вороного, попросит у тебя моего позволения, чтобы стала его суженной, его невестой, хозяйкой в доме. Соглашайся не противься, и отправляйся домой. Не  могу сейчас  я тебе сказать имечка своего, заговоренного, всюду уши у этого дома колдовского, уходи Ладислав. Жди, как пройдет Элет, месяц посева и наречения, как пролетит Вейлет суровый ветреный, в Хэйлет ты получишь дары от земли-матушки, Рамхат и Айлет закончатся новыми дарами и когда наступит Бейлет, месяц белого сияния и покоя мира, я прилечу к тебе голубкою белой, расскажу, что делать, чтобы с Кузнецом Радогором справится. Только сохрани мой подарочек, не забудь меня. Наступит Бейлет, вернешься в эти края, вся надежда на слово твое твердое, да на сердечко горячее, иначе придется  мне стать женой Радогора.
— Разве можно забыть тебя, Зоренька Алая,- чувствует Ладислав, как не хочется прощаться ему с милою, как за эти часы он прикипел душою к ней, положил он сверточек в суму походную, провел рукой по щеке девичей, опустила она глаза смущаяся,  нежным голосом приговаривая.
— Не печалься Ладислав, знать судьбинушка у нас с тобой такая, испытания временем пройти и себя проверить. Утро вечера мудренее, ложись спать, а как утренняя зорька заглянет в оконце, решим, что нам дальше делать.
   Не спится Ладиславу, думки тяжкие легли  на сердце богатырское, уже жалеет он, что доверился Кузнецу Радогору. Тихий  вкрадчивый голос твердил ему о том, что надо было оставить Вороного и бежать поскорее дальше, другой голос спорил,  взывая к третьему голосу, что совестью зовется. Вот и не спит Ладислав, все  в окошко смотрит, да звезды считает. Не хочется ему расставаться с Зоренькой Алой, запала она ему в душу,  да так глубоко, что и клещами не вытащить.
   Утро солнечное прокралось в опочивальню, пробежалось лучами по макушке богатыря, щекочет в носу, будит князя молодого. Открыл он очи светлые, потянулся на ложе твердом, вспомнил, что вчера приключилось с ним, и вскочил стремглав. Забежал в горницу, видит, Зоренька на стол завтрак собирает, улыбается Радогору.
— Доброго утра тебе богатырь Ладислав,- молвил Радогор, — долго же ты спал, уже солнышко встало.
— Прости, ежели, что не так,- говорит Ладислав и грустно ему становится, глядя на то, как Зоренька Алая сладкий мед наливает, да отвар горячий из лесных трав,- как Конь мой Вороной, Радогор?
-Накормил Вороного лучшим овсом,- отвечает Кузнец, а сам глаз с Зореньки Алой не сводит,- ключевой воды принес, все хорошо с другом твоим, Ладислав.
— Спасибо тебе за приют и помощь, Радогор,- говорит Ладислав, прикладывая руку к своему  сердцу,- пока солнышко еще не высоко, соберемся мы в путь дорожку, есть еще дела у меня в пути.
— Хорошо, Ладислав, твоя правда, собирайся, только не забудь про мою просьбу, что обещал мне когда я твоего Коня Вороного от смерти спасал.
— Проси, что душа пожелает,- снова молвил Ладислав и почувствовал, как кровь прилила к вискам.
— Люба мне Зоренька Алая, из наших мест она, вещунья и знахарка травок разных, оставь ее погостить у меня?
— Прости Радогор, но ей решать, как быть,- Ладислав смотрит на Зореньку и глаз оторвать не может.
— Какое же настоящее имечко, твое Зоренька? – спрашивает Кузнец, улыбаясь ласково.
Ничего не отвечает красавица, только глаза изумрудные отвела в сторону, словно задумала чего-то.
— Ладислав, как же это, невесту к себе везешь, а имени ее не знаешь? – рассмеялся Радогор.
-Имя свое она только суженному  скажет, с кем рассветы и закаты встречать будет.
— Так разве не ты ее суженный, княже,- ухмыляется хитрый Кузнец.
Ничего не ответил Ладислав, только бросил последний взгляд на милую да поклонился в ноги Кузнецу спасителю и разлучнику, отправляясь  из  избы в конюшню, чтобы повидать Вороного и отправиться с ним в путь дорожку. Не увидел он, как побледнела Зоренька Алая, как задрожали ее ресницы, и слезы жемчугом скатным покатились по щекам. 
   Убрала она в горенке и присела у окошка передохнуть, расплела косу длинную, вынула ленту алую и с тоскою смертною смотрит вслед Вороному Коню и Ладиславу, что виднеются вдали.
— Ай не люб я тебе Зоренька Алая,- улыбается Кузнец показывая ровные зубы,- со мной ты будешь в злате серебре купаться с великими духами общаться, сама Мокошь подругою тебе станет.
Вспомнила тут Зоренька, что за подарок припас ей Ладислав, вынула веретенце, что колдунья Мара велела подарить ей. Непростое веретенце, волшебное, знает девушка, как отдалить тяжкий день свадебный, когда придется  женой Кузнеца стать. Попросила она у него прялку и решила начать пряжу прясти веретеном волшебным судьбу свою злосчастную изменить. Знала она, что не отпустит добром ее Радогор, но уж лучше с ним, чем в царстве Водяного пропасть, решила она, надеясь, что вернется Ладислав после месяца Бейлет и заберет ее с собой в свой Златоград.
— Не люб ты мне Радогор, знала я, что попросишь ты у Ладислава. Нечестно это, брать с человека обещание, когда он в горестном порыве готов на все ради друга. Этому ли учил тебя Мирослав?
— Не тебе судить меня, красавица,- смеется Радогор, улыбается и знает, что все его мысли известны Зореньке Алой,- ты пряди, красавица, а как пряжа закончится, так и будем гостей созывать, да пир свадебный готовить.
Знает он, что за волшебство задумала девица, но не верит в то, что так долго она сможет прясть.
— Время ведь, как нитка этой шерсти, то вьется, то может оборваться,- добавил он,- все пройдет, тоска твоя и непокорность, скоро станешь ты моей.
 
А тем временем Ладислав и Конь Вороной приехали в деревушку на краю леса. Странно здесь все, дома темные, словно огонь пожег их, старинные идолы стоят вкруг, и только одинокий старик ходит да причитает.
— Что с тобой старче? – спрашивает Ладислав старика.
-  Уходи отсюда, добрый молодец или смерти своей ищешь?
— Не ищу я смерти своей, старче, но помочь горю твоему хочу.
Посмотрел старик на богатыря и позвал за собой в дом с покосившейся  дверью. Поставил на стол воду и черствый хлеб и сказал, что больше ничем не может попотчевать гостя дорогого.
— Раз в году приходила страшная Баба-Яга, костяная нога и забирала новорожденного в новолуние,  первенца у той, что третьей дочерью в семье была. Надоело люду такое коварство старухи, не отдали ребеночка, вот и наслала Баба-Яга на земли наши мор и голод, а потом волка Черного, что в страхе всех держит, только мне уже терять нечего, все мои пятеро сыновей пали, пытаясь изничтожить зверя лютого. Все люди попрятались, траву лебеду едят и умирают с голода и страха.
Призадумался Ладислав, спросил,  с какой стороны дом лесной старухи  и откуда волк Черный приходит в деревню.
Отставил он от себя хлеб черствый, сделал глоток воды из  кружки и решился на дело доброе, научить Бабу-Ягу уму разуму, чтобы не обижала простых людей, не требовала с них  дань страшную.
— Трудное дело ты задумал, Ладислав,- молвил Конь Вороной,- говорил тебе, брось меня, когда Водяной со своей свитой за нами гнался, еще немного  закончились бы его владения и спаслись бы вы с Зоренькой Ясною, а теперь и ты в печали и она бедная страдает.
-Почему осталась она у Радогора?- спросил Ладислав верного друга своего,- почему не отправилась со мной в путь дорожку.
— Не  печалься, Ладислав, верно поступила Зоренька Алая, знала она, что слишком высокую цену запросит у тебя за жизнь мою Радогор, но спасибо тебе, друг сердечный, помогу тебе. Как выпадет первый снег, мы вернемся в заповедный лес, я знаю, что дождется  тебя милая, сколько пряжу прясть будет, столько времени у нее будет. Сильный колдун Кузнец, спасая вас от войска Водяного привел тебя я к его порогу, ну чему быть того не миновать.
Зашли они в самую чащу леса, идут, а кругом туман поднимается, чувствует Ладислав, что топко стало вокруг, вспоминает болото Водяного и жутко ему становится.
Видит впереди избушка стоит на курьих ножках, стоит вокруг себя поворачивается. Только подошли они ближе, как вдруг, из-под земли вырос частокол высокий с заостренными концами и не подойти к избушке, не обойти ее. Отошел Конь Вороной на двадцать шагов назад, еще гуще стал туман с болота. Ударил копытом, полетели искры из-под его подков и поскакал  он, что ветер быстрый. Взлетел над частоколом, словно птица и опустился, сбивая камни  в пыль у самой избушки. Выскочила Яга, костяная нога, нос крючком, волоса торчком, брови косматые, подол лохматый, один зуб торчит и тот гнилой.
-  Кто это тут шумит, кто к  бабушке пожаловал на ужин?
— Что же ты, Баба-Яга над людьми издеваешься, сначала детей поедаешь, а потом мор и черного волка напускаешь?- спрашивает Ладислав.
— А ты кто таков будешь, какого роду племени?- спрашивает старуха, подбоченясь, да все  норовит Вороного то за  хвост, то за гриву потрогать. Топнул копытом Конь Вороной, отскочила от него старуха, погрозила пальцем костлявым.
— Кличут меня Ладислав Всесветович, бабуля, а родом я из славного города Златограда, пришел в ваши края своего счастия попытать, да силушку богатырскую показать, народу честному помочь.
— Не боюсь я тебя, богатырь Ладислав, на одну руку положу, другой прихлопну,- захохотала ведьма и ну что-то нашептывать, колдовать. Ударил конь копытом, опрокинул нечестивую, соскочил Ладислав с него на землю и, схватив старуху за шиворот, поволок в дом. Упирается Баба-Яга, визжит, силы темные призывает. Подул Конь Вороной на огонь в печи, застыло пламя, превратившись в лед.
— До сих пор будешь упираться ведьма?- спрашивает Ладислав,- сколько еще людей погубить хочешь?
— Не совладать вам со мною!- кричит Баба- Яга, хватаясь за помело. Выбил из рук старухиных его Ладислав и приговаривает:
— Уймись старая, не с руки мне с тобой старухой тягаться, не привык я пожилых людей обижать!
Дунул конь на помело, вмиг оно покрылось коркой льда, отскочила от него ведьма и настороженно взглянула в очи черные Вороного  Коня.
— То не конь друг твой, Ладислав, а могучий чародей, что ты и сам не знаешь, обманом вошел в твою душу, а потом поселится и в твоем сердце, дунул в третий раз Конь Вороной, заиндевела вся избушка, трясется,  с лапы на лапу переминается.
— Не будешь ты Яга больше зла творить,- говорит ей Конь и видит, как медленно, но верно превращается старуха в глыбу ледяную,- то не просто лед, то холод из-под земли, где царствует чудовищный Змей,- молвил конь, глядя на богатыря,- много стран мы с Мирославом обошли, многим премудростям научились, так в дальних странах, где люди черны лицом, выглядит страшное место, куда злодеи отправляются после смерти.
Смотрит Ладислав и дивится  страшной кончине Бабы-Яги, только вышли они из избушки, как рухнула она, рассыпавшись на тысячу ледяных осколков. Вдруг завыло все вокруг, потемнело, грохот тысячи ног оборвал тишину. Посмотрел Ладислав на Коня Вороного видит, что тот прядет ушами, прислушивается, словно в этом звуке пытается угадать свою судьбинушку.
Черная тень  промчалась над головой Ладислава, оскаленным пламенем раскрылась над ним пасть громадная волка чудовищного. Вскочил молодой князь в седло коня удалого, выхватил меч Сварога и приготовился к битве. Не к простой битве, не на жизнь, а на смерть.
 Скалит острые зубы Черный  Волк, чует Ладислав его  дыхание смрадное, нельзя просчитать ни его шага, не угадать его умыслов темных. Заржал конь заливисто, встал на задние копыта. Взмахнул Ладислав с высоты мечом и ударил Волка Черного промеж ушей,  да не так просто было справиться с чудовищем, срезал Ладислав ему правое ухо, брызнула  фонтаном черная кровь зверя. Еще больше озверел Черный Волк, отскочил на десять шагов, рычит, словно лев, когтями землю роет, черная  кровь сочится из  раны. Вскинул тогда богатырь лук свой и выпустил в чудовище стрелу, что горит огнем Перуна, уклонился Черный Волк, вонзилася стрела в частокол и вспыхнул он, ярким пламенем окрашивая шерсть чудовища  в цвет крови. Снова бросилось злобное существо на соперников своих, все норовит свалить Коня Вороного. Ударил он лапой когтистою, перебил ногу коню Вороному, упал он, заржав заливисто и надрывно, еле успел Ладислав ногу из стремени вытащить. Упал на сыру-землю, и видит, как Черный Волк остановился, смотрит на него, словно зная, что исход боя решен. Вскинул богатырь лук, натянул тетиву и снова выпустил стрелу Перуна в его сторону. Снова увернулся Черный Волк, занялось пламенем все и в кругу огня бились тьма со светом и никто не хотел уступать. Вот упал на землю Ладислав, чувствует, что силы покидают его и взмолился он:

Дай немного силушки Мать-сыра Земля
Вдохни удаль в руки мои, да стойкость в ноженьки
Чтоб совладать со  зверем лютым,
Что отправляет народ на погибель.

Чувствует Ладислав, как силушки прибавилось, как усталость, словно рукой сняло, вскочил на ноженьки резвые, поднял меч и бросился  на Черного Волка. А Конь Вороной, поднимается, да снова падает, слишком рана серьезная на его ноге, слишком много кровушки потерял. Смотрит Ладислав на друга верного и сердце сжимается оттого, что не в силах помочь ему, поверженному раною.
Налетел ураганом Черный Волк, снова сбил с ног добра молодца, упал Ладислав, чует
 как свет меркнет перед глазами и снова просит помощи у Матери-сырой земли:



Дай немного силушки Мать-сыра Земля
Вдохни удаль в руки мои, да стойкость в ноженьки
Чтоб совладать со  зверем лютым,
Что гонит народ на погибель.

Поднялся Ладислав, сжал меч покрепче и вспомнил он Зореньку Алую, что запала в его сердце словно камень, что падает на дно реки глубокой и не выбраться ее образу из его души никогда. Ударил зверь мордою Ладислава, покачнулся богатырь, но устоял, еще раз рыкнул на него  Черный Волк, глядит Ладислав, что не может справиться с чудовищем, а Конь Вороной истекает кровью, что береза соком. Решил он пойти на хитрость и когда Черный Волк снова попытался повалить его, то упав, проскользнул он под брюхом  нечестивого, выставив меч Сварога над собой, да вспорол брюхо волку, извергнув из него страшный вопль. Как увидел, что упало чудовище, забилося в муках предсмертных, опустил Ладислав свой меч, встал на  одно колено и, коснувшись земли ладонью, проговорил:
  — Спасибо тебе, Земля матушка, от верной гибели спасла ты меня, от мерзкого чудовища людей освободила, низкий поклон силушке твоей великой. 
 Увидел Ладислав, что покончено с чудовищем страшным и бросился к другу верному. Закрыл Конь Вороной темные очи свои и, кажется, не дышит совсем. Не знает Ладислав,  как перейти через частокол, что окружал избу Бабы-Яги. Схватил он свой меч булатный, и ударил им в том месте, где пламя играло, лизало стволы сосновые, из коих частокол был сотворен. Разрубил напополам, сбивая пламя и, проложил себе путь на волю вольную в чащу леса.

Похожие статьи:

РассказыЗоренька Алая, свет моих глаз 1часть

РассказыЗоренька Алая, свет моих глаз 3 часть

РассказыРикша

ЭфирХочу в сказку!

РассказыСказки от Гроба

Рейтинг: 0 Голосов: 0 765 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий