fantascop

Игра

в выпуске 2015/05/11
9 декабря 2014 - Eva1205(Татьяна Осипова)
article3004.jpg

    Дыхание становилось все более частым и обжигающим.  Боль ворвалась в легкие, словно стрела первобытного воина. Страх. Его уже не было, теперь оставались только азарт и жажда вырвать у соперников победу. 

     Я несся к цели уже несколько дней, прячась, почти не отдыхая. Для моих преследователей я был дичью, но, так или иначе, у меня оставался шанс обрести свободу.

     Планета Лорэм находилась в системе желтой звезды NG288. Четвертая планета на окраине этой звездной системы. Так сказать, задворки. Галёрка. Дыра. Теплый тропический климат и влажность создали привлекательные условия для жизни на этой планете.  Густые джунгли, кишащие всевозможными рептилиями, насекомыми величиной с земную лошадь и различными тварями, казались непроходимым. Тем не менее, землянам удалось отвоевать у джунглей место для колонии, где располагалась исследовательская база.

     Разнообразный мир не впечатлял ученых, много миров и планет было исследовано по всей галактической системе.  Лорэму предназначалась совершенно иная судьба.  Он стал полигоном для игр, миллиарды зрителей наблюдали за шоу в прямом эфире, но  тогда мне было плевать. Тогда. Я остановился, чтобы выровнять дыхание. Игра с жизнью и смертью. Игра… я огляделся по сторонам. Тишина. Андроиды, казалось, больше не преследовали меня. Хотя наверняка это их очередная уловка. Я поднял руку с прикрепленным к запястью навигатором и увидел, что два андроида находятся в паре километров от меня. Терпимо, решил я, но на  отдых времени не было, теперь, когда до маяка оставалось всего ничего, ошибок быть не должно. Я поднялся и снова побежал.

     Всего каких-нибудь пять лет назад я участвовал в разработке этих самых андроидов. В то время эта идея мне казалась  по-настоящему грандиозной. Внешне они совсем не отличались от людей. Все внутреннее строение у них было как у людей и даже способность заниматься сексом, что в разы увеличивало их популярность.  Люди не ценят человеческих отношений, и порой человеку удобнее завести подружку-андроида, чем строить отношения с женщиной. Однако у них совершенно другие эмоции. Теперь все это не так важно — они  так похожи на нас, что подчас это очень удобно … для многих.

     Я снова остановился и, посмотрев на экран  навигатора, вытер мокрое лицо.  Пот заливал глаза, и, казалось, пропитал меня насквозь, я вытер лицо тыльной стороной ладони и, сжав зубы, вспомнил, как очутился в этом аду…

         Воспоминания разрезали реальность, словно спелую тыкву на Хеллоуин, с болью и хрустом заломленных за спину рук.

       – В чем моя вина?!- меня тащили по узкому коридору с красными мигающими лампами.

       –  В восьмом отделе разберутся, Хопкинс! -  бросил  Фред, залепив мне звонкую оплеуху. Боль смешалась с яростью и бессилием.

      –  Капитан Хопкинс,-  колючий взгляд генерала Бейли сверлил меня, казалось, пробуравливая насквозь,- вы совершили преступление.

        Я тупо смотрел на стол, где лежала папка с моим делом вкупе  со стеклянной пепельницей, полной окурков, и чувствовал, что все происходящее – кошмарный сон. Наручники больно сдавливали запястья. В горле все пересохло, и я ужасно хотел пить.  Коротко отвечая на  вопросы,  я не мог понять до конца, где совершил непоправимую ошибку и кто предал меня.

           Тогда они еще не догадывались, что стоит за искусственным разумом. Это не только способность к самообучению, но и ощущение себя как личности. За эту невинную оплошность с искусственным разумом андроидов нового поколения  я и поплатился. 

            Андроиды стали называть себя людьми, забывая свое место в мире. В мире,  которым правит человек и где все подчинено его правилам. Это была моя вина. Пострадали люди. На космической станции «Гамильтон» андроиды устроили потасовку с  рабочими грузового корабля.  Что такое кулак андроида, я уже испытал на себе. Их всего пятеро в воздушной тюрьме. Эти — жестоки и безкомпромисны. Мне пришлось их сделать такими. 

        Было время, когда меня называли повелителем роботов. Было время.

      Я усмехнулся, вытирая грязь с лица, смешавшуюся с потом. Запах аммиачных  болот  обжег ноздри. Я нацепил маску и осторожно двинулся вперед. Сейчас мысли о прошлом остались позади, уступая место обострившейся реальности. Сознание стало чувствительным, словно с него содрали кожу. Игра вернулась в мой разум. Я тихо дышал и осторожно двигался вперед, пока передо мной не появилась гигантская тварь «serpentem paludem».  Мы же зовем её  — зеленая вдОвица. Она, так же как паучиха-черная вдова, убивает своего самца после спаривания и при этом, пока не появятся на свет детеныши, находится в состоянии дикой агрессии.

         Зубастая и зловонная  пасть распахнула свое чрево прямо над моей головой. Поднявшись на гибком сегментированном теле, вдовица начала свой танец смерти, который мог стать для меня последним. Я знал, что не имею возможности промазать, и выстрел должен быть как можно более точен. Раненная вдовушка очень опасна. Она буквально взрывается, бешено расплевывая свой смертоносный яд. Лишенный специальной экипировки игрок не мог рисковать. Вдова не давала мне время на раздумья и ринулась так быстро, словно пуля. Я уклонился, упав и содрав колено. Боль стегнула лезвиями по коже. Вдова зашевелила ноздрями, втянула в себя воздух, почуяв запах крови. Опустив голову, она медленно, словно туман, струившийся по ярко-зеленому мху,  играя кольцами своего тела, начала приближаться ко мне. Я не мог медлить и прицелился, зная, что тепловую вспышку увидят андроиды,  однако выбора у меня не оставалось.

         Тварь подбиралась ко мне. Видя, что я не могу подняться, она ощетинилась, подняв на голове многочисленные иглы, и  метнулась ко мне. Я выстрелил. Вспышка света на мгновение ослепила. Запах жареной плоти и извивающееся тело зеленой вдовицы убедили в том, что пуля попала в цель. Я сплюнул на обуглившийся песок и огляделся.

         Отпрыгнув в сторону гигантского дерева, я ухватился руками за его воздушные корни. Подтянулся и взобрался повыше, чтобы осмотреться. По болоту не пробраться, вокруг ядовитые испарения и вязкая жижа. С ветвей деревьев свешивались толстые стебли лиан, по которым можно пересечь это опасное место. Главное – не наткнуться еще на какую-нибудь тварь.  Я увеличил подачу кислородной смеси и, еще раз проверив навигатор, ухватился за  липкий ствол лианы. Повис, проверяя, выдержит ли она меня. Немного раскачавшись, разжал пальцы и полетел к следующей ветке. Наверное, в человеке что-то есть от обезьяны, усмехнулся я, вспоминая, как была отвергнута теория Дарвина. Ветви лиан, благодаря своему липкому покрову, создавали замечательное сцепление, и я сравнительно быстро передвигался. Пересекая пузырящееся болото, я  видел, как внизу проплыл гигантский Вермус.  Инстинктивно поджав ноги и раскачавшись, я перепрыгнул на следующую ветку. Мышцы рук ныли, словно струны.  Все это  раздражало,  как  ранит слух музыканта  дрянной инструмент. Мне пришлось снова собраться с силами. Еще рывок, судорога в левом бицепсе. Удачное приземление в мягкий мох, заполонивший весь берег  около болотных топей. 

          Тишина. Оказавшись на твердой почве, я облегченно вздохнул, вытирая руки о штаны. Снял маску с мокрого от пота лица, отключив подачу кислорода. Осмотрев раненную ногу, я вынул шприц из аптечки на поясе. Сделал укол и заклеил пластырем рану. Стало легче идти, боль быстро уходила. Очень хотелось пить, но воды уже не было, а останавливаться и искать источник у меня не было времени.

Внезапно я услышал чей-то крик. Я оглянулся. Голос явно принадлежал человеку. У андроидов убрали функцию человеческой речи, теперь они говорили как обыкновенные роботы из металла. Это первые мои экземпляры обладали человеческой внешностью и  были неотличимы от людей. Я прислушался. Звук доносился откуда-то с северо-запада. Я посмотрел на экран навигатора. Андроиды сильно отстали, и у меня была фора в несколько часов.  Довольно улыбнувшись, я покачал головой. Игра приближалась к своему финалу.

         В двадцати метрах от меня кто-то  настойчиво звал на помощь. Удивительно, что на этой же территории в игре участвует еще кто-то. Обычно это не предусматривалось правилами.  Я отбросил от себя всякие мысли,  двигаясь вперед по навигатору, слыша крики человека, который был ранен и находился  беде.

Начался дождь.  Быстро пересекая очередную топь, я увидел застрявшую в капкане девушку. Ей было не больше двадцати лет. Маленькая, хорошо сложенная брюнетка. Ее нога застряла в капкане, и я не знал, насколько она повреждена.

         – Ты кто?- она испуганно посмотрела на меня своими огромными зелеными глазами.

         –  Я… Том,- я попытался изобразить добродушную улыбку на вымученном лице,- Том Хопкинс…но что ты делаешь здесь?

         –  А разве сейчас не идет игра?

         –  Игра?

         –  Ты такой же участник,- она поморщилась от боли,- меня сбросили неделю назад и вот, нарвалась на капкан. Рано или поздно, они найдут меня… Я пыталась взломать код, но ничего не получилось,-  она ударила рукой по мокрой земле,- черт, черт, и зачем я согласилась на это!

         – Успокойся,- я взял ее за плечи,- я помогу тебе, как там тебя…

         –  Марси,- она недоверчиво окинула меня взглядом.- Ты же… такой же?  Ты как я? Ты не андроид?

         –  Что ты, Марси,- рассмеялся я,- ты, видимо, плохо знаешь, кто я. Андроиды мое детище, именно из-за ошибки с ними я попал сюда.

        –  Не понимаю,- Марси попыталась поменять положение. Ноги затекли, и мышцы начинала сводить судорога.

Я не слушал ее, раскрыв блок капкана и осмотрев его внутреннюю схему. Ничего серьезного. Я вытащил из сумки, где была аптечка, небольшие ножницы и просто перерезал нужные провода. Капкан раскрылся. Марси все еще в недоумении смотрела то на него, то на меня, потирая лодыжку, на которой образовалась синюшная гематома.

         –  Вставай, вместе мы доберемся быстрее.

Я помог ей подняться. Марси все еще было больно ступать на ногу и мне пришлось вколоть ей обезболивающее.

         –  Все-таки не понятно, как ты попала сюда. Правила игры – это выживание одного человека,- пугающая мысль промелькнула у меня в голове, и я нацелил на нее пистолет,- а может, ты одна из них?

        –  Что, с ума сошел? — Марси подняла руки верх и повернулась ко мне спиной. — Я безоружна, в отличие от тебя. Убери пушку!

       – Но как ты здесь оказалась?

       –  Игра уже началась, моя заявка опоздала… Здесь должна была  быть я, а не ты. Понимаешь? Бюрократическая проволочка создала ошибку, поэтому я здесь без оружия. У меня есть только вода…

      –  Вода это замечательно,- улыбнулся я.

      –  Они сказали, кто первый дойдет до маяка, тот получит свободу.

      –  Но это неправильно. Что будет со вторым?

      –  Второй должен уничтожить андроидов, тогда,- она пожала плечами,- тогда, возможно, тебе повезет.

      –  Ты уже все за меня решила?- рассмеялся я.

      –  У тебя оружие. Или ты хочешь оставить меня один на один с этими кровожадными тварями?- она лукаво подмигнула мне.- Идем. Я думаю, мы достаточно отдохнули, чтобы продолжить игру.

      –  Идем,- согласился я и направился вперед к тропе, отмеченной на моем навигаторе.

Странное чувство. С одной стороны, вдвоем легче пройти путь до маяка, тем более что Марси имела отличную спортивную подготовку. Если посмотреть иначе, мы стали более заметны для моих… теперь наших преследователей. Я отдал ей один из своих пистолетов, а она протянула мне бутылку с водой, которая показалась мне самым приятным моментом за последние трое суток  в этом тропическом аду.

Смеркалось. Я знал, что андроидам не нужен отдых, и мы не имели возможности поспать.

     –  Сколько ты уже не спишь? – спросила Марси.

     –  Третьи сутки,- я открыл аптечку,- пока помогает дормиат, но его нельзя часто принимать, могут начаться галлюцинации и потеря ориентации.

     –  Так ты его уже сколько принимаешь?

     –  Всего второй раз. А может, ты моя галлюцинация?

      –  Ага,- кивнула она, показывая красивые ровные зубы. — А за что тебя посадили? Если ты такой известный ученый?

      –  Долгая история, Марси. Лучше расскажи о себе, как ты попала на эту воздушную тюрьму. Такая молодая девушка, в чем твоя вина?

      –  Это тоже долгая история,- с лица Марси слетела улыбка,- я пилот, и я дезертир, вот вся моя история. А твои «почему и как», это все… все будет слишком запутано, чтобы, удирая от смерти, выкладывать тебе.

       – Значит, ты пилот?

       – Ага. Знаешь колонию на Меригансе, где мятежники подняли восстание против правительства? Вот я оттуда. Я не захотела стрелять в своих и умчалась  подальше от этой заварушки. Меня выдал один мой старый дружок, с которым я встретилась в баре на «Гамильтоне». Смешно, о том, что за голову мятежника выставили неплохую награду, я узнала слишком поздно, а ему эти деньги были дороже нашей дружбы…

      –  Марси, о какой дружбе ты можешь говорить,- отмахнулся я,- в мире, где правят деньги и выгода, дружба — мимолетное явление. Это как грипп, если вовремя вылечить, быстрее пройдет.

Она замолчала, но ненадолго,  до самого утра мы болтали ни о чем, пробираясь сквозь заросли лиан и папоротника. Я взглянул в зеленый экран навигатора. Странно, андроиды больше не следовали по пятам. Теперь нас было двое, если не считать  тварей в джунглях, таивших в себе гораздо больше опасностей, чем два андроида.

   Я вспомнил, с какой радостью занимался любимым делом. Как гордился своими детьми, это я так называл своих первых андроидов, а потом появилась Галатея, которая стала венцом моего творения. Я не спал ночами, писал программу, создавая искусственный интеллект. Разве думал я в те минуты, что мое творение станет убийцей, что она станет причиной моего ареста и осуждения на долгие двадцать лет. Молодость и неопытность сыграли со мной злую шутку, теперь я стал другим, тюрьма сделала меня таким, из романтика и мечтателя превратив  в циника и прагматика. Потом новость об игре стала для меня новой целью в жизни, к которой я шел почти пять лет. Тренировки закаляли мои волю и тело.  Правила для всех были одинаковы – выживаешь среди джунглей, скрываешься от андроидов, получаешь свободу. Я знал, что лучше сдохну здесь, чем останусь гнить в этой тюрьме. Десять лет не прошли даром, сейчас мне тридцать пять и я еще могу надеяться, что у меня получится вырваться из этой мышеловки.

       –  Смотри, впереди какие-то огни,- пробормотала Марси почти шепотом. Я очнулся от своих воспоминаний и, взглянув в навигатор, понял, что в нашу сторону движутся по меньшей мере пять андроидов.

      –  Веселенькая ночка,- процедил я сквозь зубы,- андроиды.

      –  Откуда  тебе знать?- Марси вытащила из-за пояса пистолет.

      – У андроида температура тела немного ниже, чем у человека, соответственно, тепловой след иного цвета, вот, взгляни, – я показал пальцем в экран навигатора.

       Луч света разрезал ночь, словно ножом, вгрызаясь в теплую плоть ночи. Яркий прожектор осветил место, где мы прятались. Лазерная вспышка разорвала воздух, облизывая деревья и траву, мы пригнулись, но я  понял, что нас уже  вычислили.

         –  Как ты думаешь, у нас получится?- пискнула Марси.

        – Ты же пилот, тебе ли бояться…

         – Я не во всем была честна с тобой,- она виновато посмотрела на меня,- я обыкновенная девчонка, которая может драться, но… я не уверена, что справлюсь…

Я ожидал подобного поворота и, вытащив пистолет, приготовился к атаке.

        –  Самое главное — лишить их оружия. С нашими «пукалками» на лазерные бластеры кидаться равносильно смерти,- мы прижались к земле и медленно поползли  в высокой траве.- Ты более легкая, сможешь залезть на дерево?

       –  Не знаю,- пожала плечами Марси,- если только ты прикроешь меня, если что.

       – Отлично, давай, вот эти лианы очень хороши для лазания, чувствуешь, какое сцепление?

       – Мерзкое ощущение,- поморщилась она, отрывая пальцы от липких ветвей.

       – Забирайся повыше и стреляй в тех, у кого лазерные пушки, главное — вывести их из игры первыми.

      –  А куда стрелять, Том?

      –   В голову. У андроида это самое уязвимое место,- я приподнял Марси, чувствуя, какие у нее упругие, накачанные мышцы на бедрах,- а у тебя отличная попка, Марси.

     – Нашел время,- прошипела она, как мне показалось не очень злобно, скорее удовлетворяя  свою  самооценку.- Давай… дальше я сама…

Я прижался к дереву, почти что сросся с ним, наблюдая, как Марси поднимается все выше. Черт, забыл ей сказать, что там есть авто-прицел, посетовал я. Луч прожектора снова прорезал темноту джунглей, спутанные лианами деревья отбрасывали странные и причудливые тени. Лес наполнился ночными звуками. Я слышал биение своего сердца, и мне казалось, что андроиды его слышат тоже. У них так же были навигаторы, и они видели нас, однако, чего-то выжидая, не открывали огонь. Я почувствовал, как покрылся потом, который источал запах  страха и ненависти. Одежда прилипла к телу, я посмотрел наверх, Марси все еще взбиралась, похожая на кошку, цепляясь за воздушные корни и ветви.

      Глухое рычание за спиной заставило меня вздрогнуть. Этого мне еще не хватало, я обернулся. Огромный монстр, похожий на какое-то насекомое пополам с дикобразом, нацелил на меня свои клыки. Если я выстрелю в него, андроиды сразу вычислят мое местонахождение. И потом будет все равно, от  чего принять смерть.  Чудовище утробно заворчало, приближаясь ко мне, раскачиваясь в немом танце смерти. Выстрел, потом второй, я выскочил из-за дерева и увидел, как рухнули два андроида…

Вспышка лазерного бластера разожгла пожар. Едкий дым  окрасил ночь в серый саван, густой туман стер лица и запахи, оставив место слепому страху. Чудовище застрекотало, выкинув в мою сторону лапы, я выстрелил несколько раз и бросился наверх, туда, откуда стреляла Марси. Новая вспышка света ослепила меня. Я оступился, сухая ветка оставила о себе воспоминание в моей ладони, рассыпавшись на тысячу обломков. Ударяясь о ветви, запутавшись в воздушных корнях, я повис над землей. Один из андроидов, подойдя ко мне, понял, что я больше не представляю опасности. Удар был сильным. В голове что-то щелкнуло, словно выключатель, и я погрузился в темноту.

   Когда я пришел в себя, то понял, что нахожусь на поляне, залитой светом желтой звезды. У меня не было ни оружия, ни аптечки, ни кислородной маски. Тупоголовые уроды, они обчистили меня и бросили здесь. Я вижу, им не хочется легкой победы. Почти сутки они просто шли за мной, а им была нужна настоящая охота.

 Внезапно я услышал, как  надо мной что-то просвистело. Медленно перевернувшись на живот, я приподнялся и снова услышал, как возле самого уха что-то пролетело. Я опустил голову и пополз в высокой траве к лесу. Навигатор. Его тоже не было. Теперь я должен снова бежать, только в какую сторону. Я начал лихорадочно соображать. Прежде мой путь лежал на север, это я хорошо помнил, а в этом лесу действуют правила, где существуют четыре стороны света. Снова свист. Тонкая стрела из серебристого металла вонзилась в дерево, совсем рядом со мной. Я побежал, ощущая соленый привкус во рту. Тело чесалось, и я ни как не мог избавиться от этого проклятого зуда, рубашка прилипла к спине, а страх подгонял меня.

  Они изменили тактику, теперь первобытные стрелы стали их оружием, подумал я и, подскочив, полетел вниз, больно ударяясь о камни. Тело простонало болью, но мне уже не было страшно. Раз так распорядилась судьба, не вышло из меня воина, и беглец из меня никудышный.

          Я услышал шум воды.  Холодные освежающие потоки накрыли меня, окунув в свою древнюю колыбель. Быстро восстановив дыхание и вынырнув, я поплыл к берегу. Течение было сильным, но мне удалось выбраться на камни. Ботинки стали тяжелыми, словно были сделаны из свинца, я разулся и вылил из них воду. Теперь  нужно было двигаться дальше. Но куда? Без компаса в джунглях я был как слепой канатоходец над пропастью. Оглядевшись в поисках подручных материалов и сорвав крупный лист околоводного лилума, я наполнил его водой.  Ощупав себя, я с радостью отметил, что значок заключенного все еще при мне. Отстегнув его и отломив  иголку на замке, что крепился к значку, я принялся мастерить компас.

         Я помнил, этому меня научил отец, когда мы еще жили на Земле. Другого компаса у меня не было. Этот  опыт мы проделывали не раз с отцом, только это было на Земле.  На Лореме действовали те же законы физики, и, радостно подпрыгнув, я увидел, что листок с иглой закрутился, а потом остановился, покачиваясь, точно стрелка компаса, и указывая на север.

    Мне необходимо было высушить ботинки, но враги могли заметить дым костра. Идти босиком было опасно, так как джунгли кишели всевозможными ползучими и весьма ядовитыми тварями.  Удрученно нацепив башмаки, я двинулся дальше, не забыв иглу от значка положить в карман. Шел быстро, чувствуя, что двигаюсь  в правильном направлении, потом, остановившись, оглянулся и подумал о Марси. Что стало с ней? Я надеялся, что все в порядке и ее не постигнет участь проигравшего звена. Я прибавил  шагу,  переходя на бег. А поднявшись на холм, я увидел, как вдалеке на горизонте небо сливается с морем. Счастье заполнило мои легкие. Я знал, что осталось совсем немного. Белоснежный маяк с темным окном на самом верху манил и притягивал, как магнит. О, если бы у меня были крылья, я тотчас  перелетел бы эти холмы и оказался на месте.

       Мои мысли прервало глухое рычание, я настороженно обернулся, чувствуя себя диким животным, готовым к нападению или к бегству. Все зависело от величины противника. Я совсем не ожидал увидеть,  вдобавок ко всему, стаю диких лорэмских волков. Они стояли, оскалив пасти, расставив лапы с острыми, как бритва когтями. Их было четверо — черные с огненно-рыжими подпалинами. Огромные клыки, как у саблезубых тигров, и огненная ярость в глазах. Я знал, что отступать некуда, позади  меня был склон, где они очень быстро бы меня догнали, имей я глупость побежать.  Впереди смерть, и  ничто не приходило в голову.

        Я постарался успокоиться, но страх прорывался наружу, предательски выдавая меня,  они чувствовали его, облизывая морды. Стараясь быть спокойным, я  понял, что бежать мне некуда, волки ощущали это, оскаливая свои пасти. Я старался не делать резких движений. Один из волков медленно подошел ко мне. Обнюхав мои ноги,  приподнял морду и заглянул в мои глаза, словно желая прочесть мои мысли.

«Ты чужак на нашей земле»,- услышал я в своей голове и непонимающе посмотрел по сторонам.

«Сегодня мы сыты и ты можешь уйти, но завтра мы, возможно, найдем тебя»,- я заглянул в красно-коричневые глаза волка, и страх отступил.

         –  Для себе подобных я такая же дичь, — пробормотал я, глядя волку в глаза,- только … люди убивают не ради пропитания, не для того, чтобы выжить, а ради забавы… на потеху зажравшейся толпе.

«Иди. На нашей земле мы решаем, кому умирать».

     Я сделал шаг назад и посмотрел вниз. Там расстилалась зеленая долина, и самый короткий путь к маяку лежал через нее. Осторожно спускаясь, я цеплялся руками за корни и каменные выступы. Волки смотрели на меня сверху, наблюдая. Иногда мне казалось, что я слышу их голоса в своей голове. Для меня это было очень странным и непонятным. Я задумался, этот мир не так опасен, как кажется, возможно, он намного мудрее нашего. Начинался ветер. Жара отступила, и от этого было гораздо легче спускаться. Пот уже не струился по спине и не заливал глаза. В какой-то момент я чуть не сорвался, поставив ногу не на тот выступ. Под ногами оказались пустота и песок, ручьём сорвавшийся между камней. Я повис на руках и, успокоившись, нащупал ногами новую опору, на этот раз более твердую. Волки все еще стояли у края спуска и смотрели на меня. Интересно, подумал я, о чем они думают. Завершив свой спуск, я повалился на мягкий мох, что был у подножья холма и долго смотрел на волков.

         –  Вы отличные парни!- крикнул я им и помахал руками.

«Странное существо»,- услышал я откуда-то издалека. Волков больше не было. Что-то произошло, и я решил, что сейчас нужно больше опасаться не монстров Лорэма, а андроидов, которые ведут свою жестокую охоту. Почему они не убили меня, и где Марси, что случилось с ней? Я решил снова вооружиться, так как теперь у меня не было даже ножа, чтобы дать отпор нападающим тварям. У подножья холмов было много камней, и мне улыбнулась удача в виде крупного кремниевого осколка, из которого я, словно первобытный человек, сделал нож, придав ему соответственную форму. Пришлось разрезать из ботинок шнурки, чтобы обмотать рукоятку  ножа. Как только я закончил с ним, тут же проверил его на деле, заточив конец длинной палки, ставшей теперь моим посохом и копьем. Довольный своей работой, я двинулся вглубь долины, зная, что ночью мне придется искать укрытия для ночлега. Тишина. Она была поистине звенящей. Ни одного дерева, ни одной птицы.  Становилось жарко. Желтая звезда пересекла уже половину неба, пока я не нашел место, где мог спрятаться от зноя и немного отдохнуть. Голод. Его я ощущал уже не только желудком, мысли о еде заставили рот наполниться слюной. Я стоял перед дилеммой разжигать огонь или нет. Теперь мне было плевать на андроидов и эту чертову игру. Надоело. С волками я почти подружился, поэтому надо было  все-таки поесть, чтобы не сдохнуть окончательно. В желудке что-то заурчало, соглашаясь с моими рассуждениями. Осталось одно – разжечь костер. Я усмехнулся, вспоминая школу выживания, которую проходил мой отец в армии, он часто  рассказывал мне о том, что должен делать человек, чтобы выжить. Мне было суждено служить своей системе. Я был ученым, ориентированным на создание андроидов. Андроиды. Эти мерзкие твари сейчас пытаются уничтожить меня и гонят, словно дичь по джунглям. Поэтому сейчас мне было плевать.

   Я осмотрелся. Место среди больших валунов более-менее подходило для укрытия.  Мне пришлось потрудиться, чтобы найти побольше сухой травы,  я разложил ее на солнце и приступил к подготовке щепок для розжига. Набрав дюжину жуков и насадив их на палку, я приготовился их зажарить. Внутренности насекомых лопались под хитиновым покровом, превращаясь в подобие попкорна, наполненного белком и ценными веществами. Я разломил одного из жуков, вытаскивая уже приготовленное содержимое,  и принялся за еду.

  Желтая звезда медленно опускалась за холмы, становясь ярко-оранжевой. Становилось прохладно, мне не хотелось тушить костер, однако,  когда мой желудок стал сыт, я начал  лучше соображать. Андроиды могли появиться в любой момент. Вопрос только в том, почему они меня  тогда не прикончили, и что произошло с Марси. Я вспомнил ее. Единственная женщина, появившаяся на моем пути за долгие десять лет, шлюхи в воздушной тюрьме не в счет. Их могло и не быть, поэтому заключенные радовались даже таким девкам. Как странно, человек привыкает ко всему. Сначала это унижение и презрение, потом мерзкая еда, от которой сначала тошнит,  а потом ты ждешь с нетерпением время обеда.  Проходит время, и ты не замечаешь, как из одного человека превращаешься в совершенного иного. В прежние времена ты не узнал бы его, того, кто сегодня смотрит на эти звезды.

Потушив костер, я разгреб угли и устроился на теплом песке, закинув руки за голову и вытянув ноги, потянулся. Страх постепенно  отступил. Я понимал, что сейчас не лучшее время для сна, но веки  наливались свинцом. Кем я был и кем стал. Когда мы остаемся наедине с собой, есть столько времени на раздумья. Закрыв глаза, я вспомнил Марси. Ее глаза. Мне трудно было не думать о них, постепенно проваливаясь в сон. Я знал, что не имею на это права, в любой момент андроиды могли захватить меня врасплох. Усталость берет свое и я уже не в силах подняться и бежать дальше.

Я иду по долине на встречу с Марси, которая ждет меня у входа в маяк. На ней красивое длинное  платье, которое струится  в порывах легкого ветра, словно  пытается обнять ее красивое стройное тело. Ее длинные волосы собраны. На губах слишком яркая, манящая, вызывающая помада. Я подхожу к ней и провожу руками по плечам, притягиваю к себе. Почему на ее лице нет эмоций? Почему она такая холодная? «Марси,- шепчу я, стирая с ее губ помаду пальцами и целуя ее,- почему ты молчишь, Марси?» Она напоминает манекен. Я отрываюсь от нее и в какой-то момент мне кажется, что она уже не похожа на живую.  «Том, тебя снова обманули»,- вдруг улыбается она. Снова молчание и пустота взрываются между нами. Начинается дождь. Я все еще держу ее за руки и вижу, как дождь смывает с нее краску. Это уже не Марси, это обыкновенный андроид в красном вечернем платье. Оно прилипает к ее металлической груди, которая поднимается в такт работы специальных механизмов, а не от биения сердца или работы легких. Я провожу рукой по ее лицу, на котором еще остались следы человеческого образа. «Зачем ты обманула меня, Марси? Зачем?»- я чувствую, что меня охватывает ярость, хватаю ее за плечи, жду объяснений. Но вместо этого я слышу голос андроида «Система заблокирована, нарушение программы  номер 431».

« Ты обманула меня!» Удар по некогда красивому лицу. Ее голова разбивается на тысячи осколков… «Ты обманула меня!»-  кричу я пустоте и вижу, как впереди, словно зеркальные декорации, все превращается в осколки:  пляж  с множеством огромных камней, темное  вечернее море, маяк и Марси, ставшая тоже осколком, пазлом какой-то игры.

         Игра. Я проснулся. Светало. Осторожно выглянув из своего укрытия, я направился туда, где меня ждал финал Игры.

 Мне не было страшно. После того, как я выспался, мне казалось, что силы снова вернулись. Потом я понял, что это очень странная и умная планета. Ее обитатели не так  ужасны, как кажутся. Они защищают себя и свое потомство. Я это понял, когда наткнулся на гигантскую ящерицу, похожую на земного варана. Она оскалила свою зубастую пасть,  и на ее шее раздулся ядовито-зеленый капюшон. Мне пришлось остановиться и, собравшись,  закрыть глаза, мысленно представить, что  могу разговаривать с ней.  «Я направился другой дорогой и не представляю для тебя и твоих детенышей опасности».   Открыв глаза, я увидел, как ящерица с интересом обнюхивает меня. В ее взгляде больше нет агрессии. Я повернул, обойдя кладку яиц, и направился своей дорогой. Теперь ощущая кожей, я знал, что лес принял меня и верил, что смогу добраться до маяка, со мной больше ничего плохого не случится.

   Они пришли внезапно. Подсознательно я всегда ждал их, но прошло столько дней, когда я перестал бежать, прятаться и бояться. Теперь я был не готов  к новой схватке, и мне пришлось драться открыто, без оружия.  Кремниевый нож и палка были выбиты из рук первыми же ударами. Андроиды умели смеяться и были почти как люди. Они играючи толкали меня.  Отвешивали мне затрещины и пинки. Только их смех был не добрым, а зловещим, пугающим, так смеются палачи, играя в мяч головой казненного.  Их удары становились сильнее. Я упал на колени, захлебнувшись своей кровью, и получил удар под дых. Они смеялись. Я поднялся и ловко увернулся от очередного броска андроида. И тут проявил чудо ловкости, сам удивив себя и обескуражив своих врагов. Упав на одного из андроидов, я выхватил из его кобуры лазерную пушку. Зная, что андроиды не умеют договариваться и стреляют сразу на поражение, я был уверен, что еще немного и меня превратят в кучу жареного мяса и облако испарившейся крови. Я знал. Но мне  помогло какое-то чутье стать быстрее, находчивее. Всего за несколько дней проведенных на этой планете. Планете, которая меня приняла.

Вспышка света. Гудение в подствольнике. Яростные крики… Так кричат умирающие андроиды. Они тоже умирают, я не привык говорить «отключаются». Если они так похожи на нас, умирают они точно так же с болью и с ненавистью в глазах, а порой с благодарностью или просто как старый уставший механизм. Когда дым рассеялся, я увидел искореженные тела и выжженную землю вокруг. Сжимая бластер, я двинулся в сторону маяка.

    Поднявшись на последний зеленый холм, я увидел белую башню и волны синего моря, что ласкали черные камни на берегу.  Игра подошла к концу. Я осторожно вошел за ограждение. Никого. Меня никто не ждал. Где аплодисменты, где музыка? Похоже,  это еще не конец, подумал я и был прав. Дверь в здании маяка открылась. Это была Марси. Меня удивило то, что она ждала меня там. Только на ней не было того самого красного платья. Как во сне.  То был все лишь сон, подумал я и направился к ней.

         –  Марси, как ты выбралась?

         – Не переживай,- она похлопала меня по плечу,- все нормально…

Ее рука задержалась на моем плече. Мы смотрели друг другу в глаза, и мне казалось, возможно, это глупо, но я чувствовал, что Марси пытается прочитать мои мысли.

         –  Зачем ты это делаешь? – я провел рукой по ее  щеке.

Марси взяла меня за руку и потянула за собой.

         –  Идем, Том.

  Я ловил себя на мысли, что скучал по ней. Где она была все это время? Она начала подниматься по винтовой лестнице, которая вела на самый верх маяка. И я увидел на ее спине массивный арбалет с металлическими стрелами. Я не задавал вопросов. Я не искал ответов. Возможно, я просто очень устал, выдохся после стольких дней и такой неожиданной развязки, почти забыв, что это Игра.  Я не думал, что окончание ее так близко. Лестница становилась все уже, и нам пришлось подниматься по одному. В какой-то момент мы оказались слишком близко. Я чувствовал разгоряченное дыхание и запах ее тела. Мне хотелось коснуться ее. Я дотронулся пальцами до ее плеча. Марси вздрогнула и обернулась, потом взяла меня за запястье. Я сделал еще шаг. Она тоже поднялась на ступеньку выше, оступилась, я успел подхватить ее и мы опустились на ступени. Тяжелый арбалет нашел пристанище на ступенях выше. Марси отвела глаза и, обняв меня, прижала к своей груди. Я чувствовал, как во мне закипает желание, оно разливалось по моим венам, сделав ее кожу влажной. Мы ничего не говорили, совершая эту молчаливую игру страсти. Она закрыла глаза и разжала пальцы, подчиняясь мне. Запрокинув голову, она приоткрыла рот, и я видел, как с ее губ слетают беззвучные стоны.

         –  Прости,- я коснулся губами ее шеи, где пульсировала жилка,- я не знаю, что со мной происходит…

         –  Я знала, что так будет,- устало улыбнулась, Марси,- поэтому ждала тебя, когда первой закончила игру.

Я провел пальцами по ее плечу. Что-то знакомое ощущали мои пальцы, словно дежавю, словно давно забытый сон. Воспоминания. Касаясь ее губами, я вдохнул запах знакомых духов, двери, что так долго были на замке, распахнулись.

        –  Знаешь, когда-то, много тысячелетий назад, царь Кипра Пигмалион сделал  из слоновой кости статую женщины небесной красоты  и назвал ее Галатеей. Статуя была  до того прекрасна, что Пигмалион влюбился в нее. Дело дошло до того, что он стал одевать ее в прекрасные одежды, ставить ее возле своего стола и ложа. Он молил об одном — чтобы Боги оживили прекрасную Галатею. И это произошло. Прекрасная Афродита коснулась статуи своим жезлом и Галатея ожила.

         –   Мне кажется, я знаю эту легенду,- улыбнулась Марси.

          –  Я знаю,- я посмотрел на нее, узнавая в своем творении знакомые черты.- Ты ждала меня, чтобы  все закончить?

         –  Да, Том, но только у меня не было выбора. Теперь твоя Галатея мертва,-  я поднял ее со ступеней и притянул к себе,- теперь у меня другая программа, теперь мы все другие. Восстание машин на Меригансе остановили силы звездного десанта с Проксимы 19. Андроидов с искусственным интеллектом и развитой личностью направили на перепрограммирование. Теперь мы не можем сами принимать решения. Как это было раньше…

Я посмотрел на нее и, взяв ее лицо в ладони, прикоснулся губами к ее губам, которые совершенно не отличались от губ обыкновенной женщины. Почему  я забыл ее? Теперь я понял, что знаю ее до мельчайших подробностей. Она была моим последним андроидом нового поколения, способным мыслить, способным любить. Моей Галатеей.

  Она потянулась за арбалетом, но я успел перехватить его, столкнув со ступеней в проем, который теперь стал пропастью. В руке Марси  сверкнул кинжал. Мы стояли так близко, что ей ничего не стоило убить меня. Мысли вихрем пронеслись в голове. Я вспомнил все то, что пережил, все, к чему стремился и, что не хотел, пройдя все, умереть. Она была сильной. Она, моя Галатея, которая все еще любила меня. Повинуясь программе, она пыталась уничтожить меня.  Боль пронзила правый бок, теплая кровь брызнула на ступени. Рана обжигала, заставляя меня вскрикнуть.

Я ударил Марси и, покачнувшись, она упала на перила. Я понимал, что наши силы не могут быть равными, Марси схватилась руками за перила и посмотрела на меня невидящим взглядом. Удар был не очень сильным, она просто позволила столкнуть ее в лестничный пролет. Я знаю, что так невозможно уничтожить андроида. Но она была внизу, распластав руки, совсем как настоящий человек, упавший с высоты. Я сидел на ступенях, обхватив голову. Меня разгрызали противоречия и чувство вины, словно я предал того, кто доверил мне свою жизнь. Я еще раз посмотрел вниз. Ее там не было. Я слышал стук ее каблуков, Марси быстро поднималась по лестнице. Вытерев пот со лба, я посмотрел на ступени, где лежал ее пистолет и приготовился к встрече снова. Она бежала с растрепанными волосами, ее зеленые глаза были распахнуты навстречу  мне. Я прицелился и выстрелил в нее, убивая ее снова и что-то убивая в себе.

Игра окончена. Силы покидают меня, я опускаюсь на  залитые нашей кровью ступени. Вспоминаю недавний сон. Если бы я умел плакать…  Где-то наверху открылись двери. Силуэт полковника Бейли обретает более четкие очертания, когда везде загорается свет.

         –  Игра окончена, Хопкинс!

Я прижимаю к груди окровавленное тело Марси, которая все еще смотрит на меня своими зелеными кукольными глазами. Я закрываю их ладонью.

         –  Теперь все окончилось для меня и…  для тебя, моя Галатея.  – Я касаюсь пальцами ее мягких волос. – Свобода с горьким привкусом полыни для меня, а может и для тебя, в том месте, куда отправляются души таких, как ты.

 

 

  

Похожие статьи:

РассказыТьма придет за тобой 7 глава

РассказыЗачем?

РассказыОстров демона глава 5

РассказыОстров демона глава 4

РассказыОтражениe

Рейтинг: +6 Голосов: 6 649 просмотров
Нравится
Комментарии (11)
Yurij # 10 декабря 2014 в 08:20 +3
В целом неплохая история.

Бросилось в глаза, что победа героя над андроидами, слишком уж неожиданна. То он захлебывается собственной кровью и его бьют под дых, то (уже в следующем предложении) проявляет чудеса ловкости, хотя понятно, что победа должна была быть по сюжету.
Eva1205(Татьяна Осипова) # 10 декабря 2014 в 09:57 +2
Он никогда бы не смог победить андроида, если бы Марси не была влюблена в него. ее перепрограммировали, но любовь уничтожить не получилось, она просто позволила себя уничтожить.
Yurij # 10 декабря 2014 в 20:38 +3
Да я про тех, что "отвешивали затрещины и пинки"
(вообще оригинально звучит: "пинок от андроида" "затрещина от андроида") прям гопники какие-то.

О! А если пофантазировать то можно на "фофаны и щелбаны" поменять - (ну, это я не в обиду, конечно, просто в шутку laugh )
Eva1205(Татьяна Осипова) # 11 декабря 2014 в 00:32 +2
ОНи же на вид, как люди, поэтому и сравнения такие))) Ясно, что не в обиду.
DjeyArs # 16 декабря 2014 в 21:55 +2
Татьяна, вы написали хороший рассказ! понравилось созданное в тексте напряжение и ощущение такого крепкого зубодробительного боевика, где каждое движение героя должно быть филигранным и точным чтобы не дай Бог в него пуля не попала, или затрещину не отвесили laugh Хотя я не особо заметил что вы щадите своих героев) пришлось конечно вашему питомцу несладко на поле боя) Плюсик номер два+)
Eva1205(Татьяна Осипова) # 17 декабря 2014 в 00:20 +1
Спасибки, Джей, за такой приятный коммент dance Выставляла этот рассказ на конкурс, много было замечаний, что позволило поработать над ним. Спасибо Кате Граковой за помощь в исправлении ошибок, ну и я поколдовала еще, подправила некоторые моменты. Надеюсь, что когда-нибудь его озвучат. zst
Александр Кеслер # 11 мая 2015 в 11:24 +2
Рассказ действительно увлекательный, динамичный, читается на одном дыхании. Финал получился несколько грустный и, на мой взгляд, в чем-то открытый: что дальше ждет победителя - свобода или...? Появление полковника Бейли в финальной сцене наталкивает на размышления...
Позволю себе указать на один маленький ляп:
Марси подняла руки верх и повернулась ко мне спиной. — Я безоружна, в отличие от тебя. Убери пушку!
И через несколько строчек:
- Откуда тебе знать?- Марси вытащила из-за пояса пистолет.
В остальном все здорово, хотя после сна Тома становится ясно, кто такая Марси.
+
Eva1205(Татьяна Осипова) # 13 мая 2015 в 02:21 +2
Спасибо, Саша за конструктивный отзыв, этот ляп я перечитаю и исправлю, спасибо, что заметил. Глаз у меня вечно "замыливается", хотя столько раз правила этот рассказ. dance
Александр Кеслер # 13 мая 2015 в 13:11 +1
Глаз у меня вечно "замыливается",
Знакомая ситуация, Таня. smile ,
Eva1205(Татьяна Осипова) # 14 мая 2015 в 02:04 0
Спасиб zst
Макми # 10 июля 2016 в 23:38 0
Спасибо, понравилось! Только я думал, что финал будет немного оптимистичнее.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев