fantascop

Игрок. Главы 2 и 3

в выпуске 2016/09/27
7 июля 2016 - Темень Натан
article8617.jpg

Глава 2

 

Сглатываю голодную слюну. Посмотрим. Если заблужусь, крысятина пойдёт в дело. Вот только тащить в руках неудобно. Осматриваюсь. Замечаю у себя на поясе мешочек. Простой мешочек из грубой ткани, сверху завязан верёвочкой. Почему–то раньше я его не видел.

Отлично. Запихиваю в мешок кусок мяса. Жаль, позвоночник, которым я угостил зверюшку по холке, развалился. Зато у стены лежит крысиный труп. Здоровый такой, увесистый. Прости, старичок! Беру дохлого крысюка за хвост. Дубина не дубина, но как пугало сгодится.

Иду дальше, волочу за собой добычу. Поворот, за поворотом – решётка. От пола до потолка. Хорошая металлическая решётка, из толстых прутьев. Каждый прут толщиной в два пальца. В просвет разве что кошка пролезет. Видно, мой предшественник тоже дошёл досюда. А потом вернулся назад, и оставил в камере свои косточки. Как предупреждение наивным простакам. Не ходите, дети, под землёй гулять…

Слышу шорох, вздрагиваю. Из–за решётки на меня смотрит ещё одна крыса – точно такая же, как та, что болтается у меня в руке. Глазки–бусинки, роскошные усы. Коричневый нос ходит ходуном, нюхает воздух.

Отступаю назад, прикидываюсь ветошью. Иди сюда, цыпа. Две крысы лучше, чем одна.

Зверюга начинает бегать туда–сюда возле решётки. С надеждой жду, что полезет сквозь прутья кусаться, но нет, бесполезно. Ко мне она явно не собирается.

Вот крыса замерла на месте, задумалась. Прицеливаюсь, кидаю в неё ножом. Попал.

Со звоном выскакивает уже знакомый пергамент. Там какие–то цифры. Крыска падает замертво. Подёргалась немного, и теперь лежит с той стороны решётки кверху лапами. Протягиваю сквозь прутья руку, пытаюсь ухватить добычу. Нет, далеко.

Пропихиваю через решётку ногу, нога длиннее. Ага, достал. Как бы её ухватить? Взгляд падает на мои пальцы, которые сжимают прутья решётки. Ногти, синие, длинные, заострённые на концах. А ведь на ногах то же самое. Кое–как изворачиваюсь, сжимаю пальцы ног на тушке. Зацепил. Тащу крысюка к себе.

Толстая тушка никак не лезет в щель. Дёргаю посильнее, и из крысы вываливается кусок мяса с косточкой. Точно такой же, какой был у первой тушки. Но я смотрю  не на мясо. Вместе со стейком из крысы вываливается ключ. Большой такой, старинный, серого металла. Такими только амбарные замки открывать. Видать, зверушка слопала на обед тюремщика вместе со всем добром.

Ключ со звоном падает на камни. Подбираю его, верчу в руке. Замечаю то, что не видел раньше – у решётки сбоку, в тени, куда я не додумался  заглянуть, есть квадратная коробочка с отверстием для замочной скважины.

Мой радостный крик распугивает всех зверюг в округе. Торопливо втыкаю в скважину ключ. Поворачиваю в замке, толкаю решётку.

Со страшным скрежетом дверь отходит в сторону. Опять над головой выскакивает старинный пергамент с буковками. Что там написано, не знаю, и не хочу знать. Главное, выбраться отсюда. Засовываю ключ в мешок. Туда же отправляется кусок мяса. Бегу по тоннелю, тащу покойную крысу за хвост.

Выбегаю в просторный зал со сводчатым потолком. Задираю вверх голову, разглядываю своды. Ничего себе подвальчик. Умеют люди строить. Потолок такой высокий, что скрывается в темноте. Из стен через равные промежутки выступают квадратные колонны. Они уходят ввысь, в темноту, и смыкаются там, образуя полукруглые арки. Посередине пола – углубление. Подхожу ближе, смотрю вниз. Это что–то вроде канала. На глубине вытянутой руки, в прямоугольной выемке плещется вода.

Канал проходит через весь туннель, и теряется за ближайшей аркой. Там ещё одна решётка. Пробираюсь вдоль стен, утыкаюсь лицом в прутья. Нашариваю в мешке заветный ключ и замираю в ужасе. В решётке нет замка. Теперь это просто преграда, без намёка на дверь. Обливаясь холодным потом, сползаю по стене.

Холодный камень остужает мой синий зад и пробуждает мозги. Решётка доходит только до основания колонн. Ниже, где проходит канал, есть небольшой промежуток.

Становлюсь на колени, опускаю руку в воду. Водичка мутная, глубину не определить. Осторожно сползаю по стенке, плюхаюсь в канал. Температура подходящая. Тепло, уютно, только пованивает, как в канализации. Загребаю руками, плыву вдоль стенки. Вот над головой проплывает решётка, дальше такой же подвал.

Утыкаюсь руками в стенку. Канал ныряет под арку, вода с шумом устремляется в закрытый жёлоб. Дальше сплошной камень, под перекрытиями из толстых плит слышится слабый плеск воды. Придётся вылезать. Хватаюсь за край, подтягиваюсь и плюхаюсь мокрым животом на каменный бордюр. Ёлки зелёные! Оказывается, в стенах тоннеля есть проходы, по одному с каждой стороны. В одном, скрытом за сводчатой аркой, мелькает свет. Слышу топот ног, вытягиваю шею… и радуюсь, что не успел встать на ноги.  

Из–под арки, пятясь задом, вываливается мужик. На мужике кольчуга, перетянутая кожаным поясом. На ногах – почему–то голых, волосатых – сапоги. В одной руке факел, в другой руке сабля, и этой саблей мужик ловко отмахивается от жуткого, синерожего монстра. У монстра красные, горящие дьявольским огнём глаза и здоровенные мускулистые ручищи. В правой – топор, в левой – круглый щит.

Мамочки… Прижимаюсь к мокрому камню. Тихо–тихо, на животе сползаю обратно в вонючую водичку канала. Слышу лязг металла, хриплые ругательства и боевые выкрики мужика с саблей. Монстр рычит что–то нечленораздельное.

Слышу глухой стук – кто–то упал. Прокатился по плиткам и шлёпнулся в воду рядом со мной горящий факел. Зашипел и погас. Звякнуло о камень лезвие. Судя по звуку, сабля, а не топор. Осторожно выглядываю из–за бордюра. Синерожий здоровяк стоит с топором в руке. Медленно поворачивая уродливую голову, озирает каменные своды тоннеля. Стараюсь не дышать. Зачем я только вылез из воды? Сейчас он меня по темечку…

Неуловимо быстрым движением монстр убрал своё оружие за спину. Развернулся и ушёл обратно, в темноту бокового прохода.

Я подождал, пока его шаги затихли вдали, и выбрался из воды. Мужик в кольчуге лежит на краю канала, одна рука свесилась к воде. Каменные плитки под ним обагрились кровью. Лицо спокойно, широко открытые глаза таращатся в потолок.

Его сабля блестит на камнях неподалёку, у колонны. Я взял её в руку. Чуть изогнутое лезвие, рифлёная рукоять с овальной гардой.

Делаю несколько замахов, лезвие свистит в воздухе. Красота. Оборачиваюсь на покойничка. Бедняга. Не хотел бы я оказаться на его месте. А сапоги неплохие. Прямо скажем, хорошие сапоги.

Мучаясь совестью, снимаю с окровавленного тела сапог. Примеряю на себя. Ничего, лезет. Снимаю второй, надеваю. Смотрю на кольчугу. Вспоминаю монстра с топором. Тяжело вздохнув, стягиваю и кольчугу. При этом на камни с приятным звоном вываливаются несколько монет. Подбираю жёлтые кругляши. По виду – золото. Ровно три монетки. Кладу монеты в мешок. Притопываю ногами в новых сапогах. Теперь я не только убийца крыс. Я обокрал покойника. С тяжёлым сердцем отхожу от трупа, а тот смотрит мне вслед безмятежными, широко открытыми глазами.

    

Глава 3

 

С саблей в руке крадусь к боковому проходу. Туда только что ушёл здоровый тип с топором. Стараясь не шуршать, заглядываю под арку. Там уже никого нет.

 —От любопытства кошка умерла, – бормочу себе под нос, и делаю несколько осторожных шажков по узкому коридору. Сводчатый проход заканчивается такой же аркой, за ней виден какой–то зал. Крадусь вдоль стенки.

Тёмный провал впереди вдруг озаряется огнём, что–то полыхнуло с шумом и треском. В два прыжка оказываюсь у входа в зал. Вытягиваю шею и одним глазком заглядываю внутрь.

Между высоких сводчатых колонн мечутся тени. В полутьме вижу троих человек – один в длинной одежде, вроде монаха, двое в доспехах. Монах взмахивает руками, с пальцев его срываются огненные шары величиной с хорошую дыню, и летят в противоположный конец зала. Один шар ударяет в колонну, и рассыпается не хуже фейерверка. В его мерцающем свете вижу ещё несколько человек, одетых в похожие мантии. У двоих в руках мечи, у одного – длинный кинжал, а ещё один размахивает какой–то рогатой палкой. На конце палки болтаются черепа и клыки неведомых зверушек.

Зачарованно делаю шаг вперёд. Всё равно эта братия не обращает на меня никакого внимания. Вот монахи с мечами бросились в атаку, парни в доспехах выкрикнули боевой клич, зазвенели клинки. Взвились в воздух огненные шары. У монаха с кончика рогатой палки с треском сорвалась молния и ударила в грудь одному из воинов. Тот пошатнулся, отступил назад, поднял руку кверху, и его окутало серебристое сияние. Воин сразу приободрился, и вернулся в бой.

Я так загляделся на это эпическое сражение, что споткнулся и едва не упал. Один взгляд под ноги, и всё любопытство как ветром сдуло. На полу у стенки лежит тот самый, синекожий здоровяк, который совсем недавно прикончил мужика в кольчуге. Теперь синекожий сам мертвее мёртвого. Кажется, когда я его видел в последний раз, на нём был какой–то доспех, вроде кирасы, и блестящие сапоги.

Ни кирасы, ни сапог теперь нет. Здоровяк лежит на камнях, его огромные бицепсы отливают холодной синевой. На мускулистых бёдрах наверчена какая–то тряпка. Обхожу его с другой стороны. Ни щита, ни топора. Кто–то успел обобрать покойничка.

Схватка тем временем подошла к концу. На полу скорчились трое монахов, ещё один привалился к колонне, смотрит в потолок, но видно, что не живой. Посох валяется неподалёку, откатился к стене.

Парни в доспехах столпились кучкой возле монаха, о чём–то говорят. Слышу только невнятный бубнёж, ни одного слова не разобрать. Замечаю, что поодаль слоняется ещё человек, парень в коротких штанах и с холщовым мешочком с завязками на поясе. Прямо как у меня. Парень вроде из этой компании, но в разговор не лезет, а бродит по залу. Вот он подошёл к скорчившимся на полу монахам, наклонился, подобрал что–то, быстро выпрямился, перебрался к тому, что лежал у колонны. Там тоже повозился, в тени было не разобрать. Потом вернулся назад, где воины с монахом закончили галдёж и собрались уходить. Они дружно развернулись на месте, и подошли к дальней стене.

Парень в коротких штанах двинулся за ними, повернулся ко мне задом, и я увидел за спиной у него давешний топор. В руке у парня красовался рогатый посох. Так вот кто обобрал моего покойничка. А я–то переживал, совестью мучился. Тут мародёры подмётки на ходу срезают. Не успел помереть, а тебя уже раздели.

Со скрежетом поползла вниз каменная плита. В стене открылся проём, дружная компания во главе с монахом нырнула туда. Не успел я глазом моргнуть, как парень в коротких штанишках проскользнул за ними, а стена поползла обратно и встала на место.

Я бросился за ними, поскальзываясь на камнях. Но сколько ни тыкался в стенку, сколько ни давил на разные камушки, ничего не помогало.

Ещё раз обхожу зал. Мёртвые монахи в мантиях лежат в причудливых позах на полу. Я постоял над ними, подождал немного, сам не зная, чего. Тишина. Только скрипят подошвы моих сапог, да где–то капает вода с потолка.

Наконец разворачиваюсь и ухожу. Дыры в стене больше нет, словно и не было, единственный выход из зала остался там, где я вошёл.

Возвращаюсь обратно, где у воды лежит мой покойничек. Обхожу тоннель по стенке, заглядываю под второй арочный проём. Там темнота, что–то шуршит. Наверно, крысы. Должны быть крысы.

Отгоняю мысль о притаившемся за углом в темноте ещё одном монстре с двуручным топором. Мои сапоги стучат по каменному полу. Если кто–то ещё не знал, что я тут, теперь наверняка услышал.

Впереди виден свет. Иду туда. Серые плиты стен окрасились в красное, огненные блики прыгают по камню. На стене, в железном кронштейне,  горящий факел. Факел шипит, разбрасывает искры. Пробую вынуть его из крепления. Деревяшка упирается, видно, крепко застряла. Дёргаю посильнее. Есть.

С факелом в одной руке и саблей в другой иду дальше. Пятно света прыгает по плиткам под ногами, скользит по стене. Много лучше не стало, но хотя бы не свалюсь в яму. 

Впереди, у подножия стены, маячит длинная горбатая тень. Скриплю сапогами по камню, тень разворачивается, с писком бросается ко мне. Крыса. Просто тень от факела сделала её больше. Крест–накрест машу саблей. Раз–два–три! Брызжет кровь, крыса отлетает в сторону.

Уже привычным движением толкаю упитанную тушку в бок. Подбираю кусок мяса, складываю в мешочек на поясе. Над головой с мелодичным звоном выскакивает пергамент с загадочными письменами. Какие–то цифры. Числа не слишком большие, но мне становится любопытно. То ли сообщают цены на крысиное мясо, то ли говорят, сколько мне осталось жить.

Выбрасываю цифирки из головы. Нулями да колами сыт не будешь. Там, сверху, кто–то что–то пишет, а по коридорам бегаю я. 

Бреду по коридору, уклон пола ощутимо повышается. Стены здесь ровные, выложены хорошим, крепким кирпичом. Факел зашипел и погас. Остаюсь в темноте, стою, держась рукой за стену. Поднимаю глаза и вижу впереди слабый свет. Давно надо было потушить факел, я заметил бы свет раньше. И это не оранжевый огонёк факела, не огненный всполох летучего шара. Позабыв осторожность, бегу вперёд, стуча сапогами. Пятно стало больше, расползлось в круглое отверстие с решётчатым рисунком. Решётка! Утыкаюсь лицом в металлические прутья. Там, за прутьями – дневной свет. Обычный свет солнца.

Торопливо шарю рукой в мешке. Достаю ключ, дрожащими пальцами нашариваю замочную скважину. Ура! Ключ поворачивается в замке, решётка со скрипом отворяется.

Вываливаюсь наружу. Решётка звонко захлопывается за моей спиной. Над ухом радостно щебечет давешняя блондинка, я не слушаю. Жадно вдыхаю свежий воздух. Господи, какая красота.

Я стою на крае каменного уступа. Прямо надо мной раскинулось совершенно невероятное, сияющее красками дня, небо. Подсвеченные розовым облака прочертили голубой свод неба гигантским, перистым веером. Солнце огненным шаром висит над горизонтом, где вздымаются ввысь зелёные холмы. Под ногами куском синего стекла переливается большое овальное озеро. В озеро впадает река. Я вижу, как её хвост извивается между холмами, покрытыми густым лесом, и пропадает в туманной дымке.

Щебечут птицы, а прямо передо мной порхает парочка мотыльков. Мотыльки размером в половину моей ладони, они ныряют вверх–вниз, неторопливо взмахивая атласными крыльями.

А я сидел там, в темноте и сырости, и не знал, что наверху такая красота. Мне на мгновение стало жаль того беднягу, чьи кости остались в подземной темнице. Потом я перехватил в руке саблю, и, не оглядываясь, двинулся прочь от своей недавней тюрьмы.

 

Похожие статьи:

РассказыПотухший костер

РассказыПортрет (Часть 2)

РассказыОбычное дело

РассказыПоследний полет ворона

РассказыПортрет (Часть 1)

Рейтинг: +5 Голосов: 5 203 просмотра
Нравится
Комментарии (15)
Темень Натан # 7 июля 2016 в 15:35 +2
Сразу выкладываю ещё пару глав, вдогонку. Фэнтезятины тут побольше)
Константин Чихунов # 21 июля 2016 в 21:53 +2
По правде говоря я ещё никогда не читал лит-РПГ и это мой первый опыт. Сравнивать не с чем, но начало понравилось. Интересно будет посмотреть, как ты будешь выкручиваться на арене и с прокачкой навыков. Плюс!
DaraFromChaos # 21 июля 2016 в 22:03 +2
Костя, а еще у Тани Финн лит-рпг :)))
мы его немножко потрошили коллективно (если чо, Таня сама просила)))
Константин Чихунов # 21 июля 2016 в 22:07 +2
Ну конечно, "Жизнь номер раз", я же уже пять первых глав прочёл, просто забыл, что там тоже лит-РПГ.
Inna Gri # 21 июля 2016 в 22:11 +2
РПГ - ?! можно, пожалуйста, расшифровать?
DaraFromChaos # 21 июля 2016 в 22:13 +2
очередная модная фигня

ЛитРПГ (литературная RPG) — относительно новый жанр фантастической литературы, основанный на субкультуре популярных ролевых компьютерных игр. Данный жанр описывает как реальность, так и мир компьютерных ролевых игр, вымышленных или реально существующих.
Inna Gri # 21 июля 2016 в 22:15 +2
Дара, спасибо. А расшифровывается как?
DaraFromChaos # 21 июля 2016 в 22:22 +1
я, честно говоря, играю в другие игры, поэтому не очень в теме
по-моему, это ролевая игра, где ты играешь от лица персонажа. чаще всего, стрелялки бродилки
Темень Натан # 22 июля 2016 в 12:16 +2
РПГ - это ролевая компьютерная игра. Прокачка игрока, повышение уровня и всё остальное. На любителей. Как по мне, увлекательная штука.
Темень Натан # 22 июля 2016 в 12:15 +1
я ещё никогда не читал лит-РПГ:
этот жанр ещё не устоявшийся, границы у него размыты... многие поклонники жанра считают, что без таблиц с циферками это вообще не литрпг. Так что и твою Конунгию можно туда отнести, если подумать) Из Обливиона у меня только природа и начало, а дальше самостоятельный сюжет... так что арены не будет. Прокачка чисто символическая... без цифирок)
Ворона # 23 октября 2016 в 10:48 +2
так, эт хорошо, что из канализации синенький выскребся, а то там толпы народу шляются и дерутся. Ну зато прибарахлился.
Темень Натан # 23 октября 2016 в 12:18 +2
В канализации жизнь кипит... бурлит, можно сказать) Герой включил хомяка, и пошёл искать приключений на свою синюю ж... голову)
Темень Натан # 23 октября 2016 в 19:06 0
Да, вот кстати, Игрок не самая лучшая (на взгляд скромного автора) вещь. Мне каэтся, БесДар лучше. Если будет оказия, можно ознакомиться: http://фантастика.рф/%D0%BF%D1%83%D0%B1%D0%BB%D0%B8%D0%BA%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%B8/%D1%80%D0%B0%D1%81%D1%81%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D1%8B/%D0%B1%D0%B5%D1%81%D1%86%D0%B5%D0%BD%D0%BD%D1%8B%D0%B9-%D0%B4%D0%B0%D1%80-%D0%B3%D0%BB%D0%B0%D0%B2%D0%B0-1.html
Amateur # 11 апреля 2017 в 06:40 +2
все никак не могу понять, почему у гг когти есть и синюшный он)))
он не из человеческой расы?) дальше об этом узнает?
Темень Натан # 11 апреля 2017 в 10:21 +2
Синюшный от точно не от пьянства) не только когти, и зубы есть, дальше всё выяснит, немного осталось...)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев