fantascop

Игры господ (глава восьмая)

в выпуске 2017/02/03
23 января 2017 - Женя Мекшун
article10232.jpg

«Магия? Неужели она существует?», - Кира смотрела на себя в зеркало и не видела отражения. Мысли занимала волшебная коробочка и Чио, который твердил, будто магия существует повсюду. Есть магия слова, магия рисунка, магия цифр и техники, и даже магия кулинарии. В любом человеке, сказал он, заложено магическое зерно. Интересно, какое зерно у неё? Если исходить из талантов, то в ней сидит гнилое семечко воровства и обмана.

Девушка поймала на себе любопытный взгляд служанки, застилавшей постель.

- Так неудачно с лошади упала, - посетовала Кира. – Что теперь делать ума не приложу?

- Это где ж вы так, госпожа? Наши-то смирные все?

Кира подумала свалить всё на Коппелей, но точно не знала, держат ли те лошадей.

- Не подскажите хорошего средства от синяков? – решила она перевести разговор в другое русло. – Анна, кажется?

Женщина кивнула и расплылась в улыбке, довольная тем, что хозяйка обратилась к ней за советом. Наскоро закончив с одеялами, она поспешила к Кире, выуживая из передника рекламную листовку. Девушка усмехнулась: не зря она пришла ко мне с уборкой.

- Ах, Кира Андреевна! У меня есть для вас чудеснейшее средство! – затараторила Анна заученный текст. – Свежесть, белизна лица, сглаживание морщин и предупреждение появления таковых без употребления косметики и лекарств, достигаются в настоящее время массажем лица посредством особых аппаратов по предварительному смягчению кожи специальною паровою ванною. Изобретатель Генрих Симонс из Берлина.

Кира посмотрела на иллюстрацию листовки и скривилась. Женщина засунула лицо в огромный бутыль без дна. С другой стороны через узкое горлышко бутыль соединялся трубкой с металлической чашкой. Больше всего та походила на подстаканник, какие выдают в поездах, но была не половинчатой, а целой. Сверху имелась крышка, а снизу отверстие для свечи. Суть сводилась к тому, что огонь нагревает воду в стакане, а пар поступает по трубке на лицо. Было весьма сомнительно, что данный прибор помогает при ушибах.

- Скажите, вы верите в магию?

Служанка непонимающе захлопала глазами.

- Так ведь запрещено это? Колдовать.

- Я знаю. Но верить не запрещено.

Женщина вдруг смутилась:

- Прибрать вам волосы, госпожа?

Кира согласилась, и Анна схватилась за костяной гребень как за распятие, защищающее от ереси.

- Сама я ничего не видела, - мягко провела она расчёской, а потом низко склонилась к уху. – Но сестра моя божится, что китаец-сапожник латал ей сапог без ниток.

- Как это?

- Говорит, пришла, а он пустую иглу в сапог тычит. Хотела она шум поднять, чтоб он, ирод нерусский, хорошую обувь ей не портил. А потом глядь, а там будто невидимая нитка – стороны-то слаживаются. И ни шовчика на том месте, ни дырочки.

- Интересно, - задумалась Кира. – И магия сапожника значит имеется.

- Ой! – прыснула служанка. – Магия сапожника! Да разве такая бывает?!

- Ну не зря ведь говорят, что каждый должен заниматься своим делом. К чему душа лежит, то и получается.

- И то верно, - вздохнула Анна. – Я вот в красе женской души не чаю. Все девицы с утра причесать просят. Больно хорошо у меня выходит, - ловко подобрала она непослушную прядь и посмотрела на госпожу через зеркало. – И ведь не учил никто.

Кира повернула створку трюмо. Голова и в самом деле была убрана великолепно. Небрежно подколотые назад волосы, были изящно перекручены и собраны в широкую свободную косу. Снизу её дополняла массивная заколка из длинных разноцветных натуральных перьев и горсти мелких золотых пёрышек. В компании с буйством рыжих волос жёлтые, чёрные, синие и красные цвета выглядели особенно сочно. На шею из заколки игриво спускалась тонкая золотая цепочка с изумрудной капелькой на конце.

- Действительно магия, - восхитилась Кира. Из всех украшений на столике женщина выбрала именно это. Словно чувствовала, как не хватает ей ярких позитивных эмоций. – А знаете что? Несите сюда свой чудо-аппарат.

После обеда и косметических процедур, от которых на самом деле стало лучше, ребята вновь собрались в комнате Тимофея. Дом погрузился в дремотную тишину. Хозяин, считавший дневной сон лучшим лекарством от недугов, мерно похрапывал в спальне, а Чио наконец получил возможность нормально помыться. Кира нашла в прачечной подходящую для него одежду прислуги, а также принесла обещанную накануне еду.

Бодрый, сытый и посвежевший юноша благодарно поклонился. Девушка подумала было предложить и ему прибор Симонса из Берлина, но Тим взялся за волшебный футляр.

- Есть какие-нибудь идеи? – вновь просмотрел он «кукольную» сценку, но скорее ради забавы, чем для размышления над ней.

- Понятно, что это подсказка. И ведёт она на почтово-телеграфную контору, - рассуждала Кира. - Следовательно, мы должны…

- Получить почту! – весело закончил за неё брат.

Сестра задумчиво прищурилась. Эта мысль ей в голову не приходила. Но ведь не зря таинственный господин выбрал почтовую службу.

- Да. Вероятно тому, кто найдёт часы и коробку, что-то послали.

- Как? Никто же не знал, кто её найдет?

- Наверное можно отправить просто «до востребования»?

- Если так, то надо хотя бы знать, что получать. Или от кого. Что мы скажем на Почте? Дайте то, сами не знаем что?

- Не умничай! Я же сказала, что не знаю. Это просто предположение. Надо посоветоваться.

- С Агатой?

- С ней и со всеми, кто придёт сегодня на летучку.

- Ой, а я и забыл!

- Правильно забыл, потому что ты не идёшь.

- Почему?

- Тебе нужен отдых. Вон на лице одни глазищи. Матушка как тебя увидела, чуть в обморок не упала.

- Сама-то, - надулся Тимофей.

- Я с лошади упала. С кем не бывает. Тем более, мы не можем оставить тут Чио одного.

Услышав своё имя в споре, молодой человек хотел что-то сказать, но Кира строго отрезала:

- Всё, господа! Разговор окончен. Ждите меня после полуночи.

 

На крыше башни ничего не изменилось. Те же эфирные накопители, те же лица. Только Кире казалось, что всё по-другому. Изменилась она сама. Невероятно быстро повзрослела за считанные дни. Теперь она ясно понимала, что больше не станет тянуть бумажки и оттого чувствовала себя здесь лишней.

Наверное, понять её могла только Агата. Кира снова попыталась поблагодарить её за спасение Тимофея, но та лишь слабо улыбнулась. Коппель уже успела заглянуть в футляр и теперь задумчиво глядела с высоты башни на город.

- Итак, - в предвкушении потёр ладони Тифонтай. – Начнём розыгрыш? Подготовили друг другу задания?

- У меня есть одна на всех, - выступила Плюснина. - Вот, - показала она коробку и кратко рассказала об их злоключениях. В компании подростков повисла тишина.

- Ты взяла с собой Коппель? – первой нарушила молчание Хлебникова и с недоверием скосилась на Агату.

- Надо было обратиться ко мне, - согласно добавил Тифонтай.

- Нет. Я имела в виду не это, - нечаянно выдала себя блондинка, - то есть…, я хотела сказать…

Кира закатила глаза. Видимо Виктория хотела сказать, что никогда по доброй воле не взяла бы в напарники человека, которому и в подмётки не годится.

Владимир первый заглянул в футляр.

- Надо же! Невидаль! По-другому не скажешь! – впечатлённый он передал его Шурочке и дальше по кругу.

По окончании показа у всех на лице было одно и то же по-детски глупое выражение. Особенно смешно выглядел Виктор, старший из Пьянковых. Он смотрел последним и теперь держал коробку так, словно из неё вот-вот выскочат все эти крохотные человечки, которых он там увидел. Кажется, он так и не поверил в магию.

- Я думаю это подсказка. – Кира забрала у несчастного «дьявольский» предмет. – Нужно попасть на Почту и получить там некую вещь, которая поможет снять с Тима браслет.

- На Почту попасть не трудно, - перекрестил на груди руки Дьяченко. – А дальше что? – и скорчил самодовольную гримасу.

- Пусть имя отправителя неизвестно, имя адресата тоже, - резко ответила Плюснина. – Значит будем искать другие способы получить послание!

- Далось тебе это послание, - хмыкнула Хлебникова.

- В самом деле, – пробасил брат Виктора Иннокентий. - Ты уверена, что оно есть?

- Вы же сами видели! – потрясла у него перед носом коробкой раскрасневшаяся от спора Кира.

- Ну и что? – Гадкая блондинка со скучающим видом рассматривала свои ногти. – Это просто безделушка. Игрушка.

- Игрушка?! - девушка сжала кулаки. А она-то надеялась получить помощь! К горлу подступили слезы. – В игрушки тут играете только вы, - громко прошептала она.

- Хватит! – осадил всех Тифонтай и взял Киру за плечи. – Можешь на меня рассчитывать. Разберемся с негодяем, - зачем-то вспомнил он Детального человека, словно нарочно искал объект для подвига. - Обещаю! – сжал он её в объятьях.

Краем глаза Кира заметила, как позеленела от злости Хлебникова, однако радости ей это не принесло. Равно как и забота Владимира. Было в ней что-то искусственное, чересчур публичное.

- У нас есть время, - неожиданно сказала Агата.

Плюснина с облегчением высвободилась из рук Тифонтая:

- О чём ты говоришь? – Уж чего-чего, а времени у них не было вовсе.

- Он вошёл и посмотрел на часы.

- Нет, - возразила Кира. – Не смотрел. Он вынул их из кармана и тут же положил обратно. Я точно помню. Это показалось странным.

- Странности запоминаются. На часах было два двадцать по полудню.

- Как ты узнала?

- Почтовые часы на входе.

Кира чуть не хлопнула себя по лбу. Ну конечно! Большие механические часы, самые точные в городе. Господин хотел, чтобы они взглянули на время.

- И что дальше? – заладил своё Дьяченко. – Что это даёт? Кто-нибудь знает, что происходит в два двадцать на Почте?

- Я знаю.

Все разом посмотрели на Шурочку.

- Иногда я покупаю так цветы, - засмущалась она внимания.

- Как так?

- С почтового аукциона.

 

Ежедневно с двух двадцати до трёх часов дня на почтово-телеграфной конторе проводился аукцион бесхозных вещей. Работники вскрывали давно забытые посылки, оценивали содержимое и выставляли на продажу. Казалось странным, что кому-то могут понадобиться личные вещи чужих людей, да ещё и за деньги. Но любители таковых нашлись среди коллекционеров, собирателей редкостей и старины. Не сказать, чтобы многие пересылали друг другу ценности и раритеты. Нет, тут коллекционеры скорее работали на будущее, полагая, что через десяток лет обычные ныне предметы быта обретут новую стоимость.

Кира никогда не бывала на почтовом аукционе и была бы рада сопровождению, но только не в лице Виктории Хлебниковой. Та вдруг вызвалась помогать вместо Шурочки, у которой сегодня оказался намеченным важный семейный обед с гостями. Единственной причиной появления несносной блондинки, как считала Кира, была уверенность в том, что с ними будет Тифонтай.

- А где Владимир? – подтвердила девица предположение тотчас как появилась на Николаевской площади.

Кира с жалостью посмотрела на тугой корсет со стальными пластинами. Изумительная тонкая талия, но провести в таком даже полчаса было настоящей пыткой. А ещё громоздкая шляпа, обвитая стеблями металлических лилий. Платье с пышной юбкой в мелкую ромашку, перчатки и веер с изображением поникших головок колокольчика. Даже нижняя юбка с рюшами пестрела чем-то растительным. Прямо букет для возлюбленного, усмехнулась Плюснина.

У входа на Почту толпился народ. Девушка заволновалась, не ожидая такого ажиотажа. А вдруг нужную им вещь уже купили? Шурочка упоминала, что отправления уходят на аукцион, если не востребованы больше месяца. Кто знает, когда тот человек отправил послание? Впрочем, что оно собой представляет, она так и не разгадала. Надеялась на интуицию, а ещё больше - на удачу.

Кира подняла глаза на высокое четырёхэтажное здание. Она редко здесь бывала, но «голос», который оно издавало, ни с чем бы не спутала. Чмокающий, хлюпающий, шуршащий звук летящих по пневматическим трубкам писем, открыток и телеграмм. Из-за их бесконечного движения дом походил на живого кирпичного монстра. Приоткрытые на верхнем этаже окна, словно ресницами взмахивали занавесками на ветру. А широкий дверной проём-рот «заглатывал» вереницу посетителей.

- Давно тут не была, - заворожено промотала Хлебникова.

Она запрокинула голову, рассматривая городского великана и нечаянно задела веером собачку на руках впереди идущей дамы. Пёсик чихнул и рассерженно тявкнул.

- Замолчи, глупая, - шикнула Виктория, но животное, напротив, разошлось, оглашая улицу пронзительным лаем.

- Что такое, лапусик? Кто тебя обидел? – Хозяйка обернулась на спутницу Киры. Если бы она стала ругаться и кричать, то последствий было бы меньше. Но женщина лишь презрительно фыркнула: - Не обращай внимания. Это всего-то безвкусно одетая девчонка.

Хлебникова страшно выпучила глаза, и Кира всерьёз подумала, что она вцепиться даме в волосы. Но досталось опять собачонке. Блондинка больно хлопнула её по ушам сложенным веером, отчего та завизжала и вывернулась из рук.

- Ты что?! – ткнула Плюснина «подругу» локтем вбок и бросилась ловить несчастное животное.

Благодаря отсутствию корсетов и любви к свободному восточному крою платьев, она легко присела, ухватила поводок и тут заметила высеченную на гранитной плите надпись « Кому-то кажется, что почтовые голуби приносят письма, а они возвращаются домой». Высказывания, связанные с работой Почты, тянулись по обе стороны парадной лестницы и даже заходили на стену около входа. Кира решила, что, скорее всего, нанесли их недавно, и вдруг застыла от неожиданности.

- Странности запоминаются, - слух повторила она слова Агаты и метнулась к тому месту, где господин из футляра бессмысленно стучал зонтом, стряхивая несуществующие капли дождя.

- Ты куда? – поспешила за ней Виктория поперёк людского потока.

- Письма – главная книга человечества, - прочла Кира и улыбнулась. Теперь она знала, что им оставили.

Однако эйфория от разгадки быстро улетучилась, как только она увидела на столике для аукциона стопку из пяти книг. Какую из них выбрать? Сколько человек ещё на неё претендуют? Хватит ли ей денег для выкупа? Сомнения так и роились в голове, пока на торги выставляли семена цветов, гнутые ложки, открытки с видами Хабаровска, так и не дождавшиеся адресатов.

Напарница со скучающим видом обмахивалась злосчастным веером. Разглядывая помещение с высокими потолками, где вперемешку с железным воздуховодом «бежали» всё те же прозрачные трубы, она гримасничала и хныкала как ребёнок:

- Долго ещё? Эти звуки сведу меня с ума! Чего мы ждём?

Когда на торги выставили чьи-то невостребованные чулки, девица побледнела:

- Меня сейчас стошнит! Послушай, Плюснина, если сейчас же не скажешь, что ты задумала, я уйду!

Угроза была так себе, но Кира надеялась в случае нехватки финансов, занять их у Хлебниковой, поэтому пришлось говорить.

- Нам нужна книга. Сейчас начнут их распродажу.

- Лот номер девятнадцать, - наконец объявил распорядитель, - «Книга о вкусной и здоровой пище»…

- Наша?

- Нет.

- Лот номер двадцать. «Архитектура города Хабаровска»…

- Эта?

Кира на секунду задумалась.

- Извините, - помахала она табличкой, выданной ей перед началом аукциона. – Она на китайском?

- Мадмуазель?!

- Книга написана на китайском языке?

- О, нет! Что вы! Язык - русский.

- Нам, что, нужна китайская грамота? – переспросила назойливая соседка.

- Наверное. Не уверена.

Чутьё подсказывало Кире, что это должно быть нечто особенное. Во-первых, не интересующее большинство хабаровчан, во-вторых, понятное жителю Китая. Ведь активировать секретный ящичек смог бы только китаец.

- Лот номер двадцать один. «Приключения Тома Сойера», автор Марк Твен…

- Она на китайском? – снова уточнила Кира, и все присутствующие в зале дружно обернулись.

- Прекрати! – наступила ей на ногу Виктория. – На нас уже смотрят!

- Нет, мадмуазель, книга написана на русском языке.

У Киры от волнения вспотели ладони. Сейчас объявят последний экземпляр.

- Лот номер двадцать два. «Анна Каренина», Лев Толстой.

У девушки упало сердце. Не было никакого смысла расспрашивать о языке и происхождении романа. Однако распорядитель всё же уточнил:

- 1999 год, издательство «Владивосток», язык – русский, - и то ли для наглядности, то ли на потеху публике пролистал несколько страниц. – Хотя постойте…сноски рукописные, сделаны по-китайски.

- Беру! – подскочила с места Кира. Впрочем, других желающих читать классику не нашлось.

 

- Наконец-то! – Хлебникова демонстративно сделала глубокий вдох. – Надеюсь, ты довольна?

«Подруги» прошли до большого фонтана на площади и сели на скамью. Кира с трепетом и даже страхом открыла роман, ожидая, наверное, магии и волшебства. Но в итоге это оказалось самое обычное типографское издание. Кое-где действительно имелись подчёркнутые места и пояснения, выполненные иероглифами, и Кира очень надеялась, что в них зашифрована некая команда или заклинание, чтобы снять драконьи часы.

Со вздохом разочарования она хотела закрыть книгу, но тут резко изменивший направление ветер обрушил на них дождь из капель фонтана. Девушки спрятали лица и не сразу заметили, как иероглифы стали быстро-быстро множиться, сваливаться в кучу, выстраиваться друг над другом, словно детали конструктора. Через минуту перед опешившими барышнями образовался чёрный, в тон рукописным чернилам, локомотив. Громко гудящий и дымящий он сошёл со страниц книги прямо на брусчатку. Люди на площади завизжали, стали разбегаться, а чей-то ребёнок от страха застыл как вкопанный. Машина мчалась прямо на него.

Кира соскочила со скамьи и кинулась к малышу. Она успела его схватить, но времени убежать не оставалось. Зажмурившись, девушка приготовилась к удару, но почувствовала только холодное касание влажного воздуха. Вглядываясь в серый туман, Кира разглядела Викторию. Та, сидя прямо на грязной земле, обеими руками прижимала книгу к мостовой. Она успела её закрыть.

Похожие статьи:

РассказыТретий

РассказыДжек, который всегда с тобой

РассказыОшибка Марка

РассказыМеханический Бог

РассказыПопутчик

Рейтинг: +2 Голосов: 2 501 просмотр
Нравится
Комментарии (2)
Анна Гале # 23 января 2017 в 12:30 +2
Мой плюс первый! dance очень здорово, захватывающе, жду продолжения!
Женя, только текст оказался выложен 2 раза подряд, удалите лишний smile
Женя Мекшун # 23 января 2017 в 13:06 +2
Аня, спасибо smile Уже поправила.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев