fantascop

Игры господ (глава шестая)

в выпуске 2017/01/25
8 января 2017 - Женя Мекшун
article10131.jpg

- Кира, вставай! Просыпайся!

- Что случилось? – сонно открыла глаза девушка, а в следующий миг подскочила на постели. – Что-то с рукой? С часами?

Тим покачал головой:

- Отец уехал. Надо забрать вещи.

- Надолго? Куда?

- Не знаю. Я его из окна видел.

- Ты молодец, - похвалила Кира брата, вспоминая, каких нервов ей стоила последняя прогулка. Сегодня так не получится. - Жди меня внизу,- соскочила она с кровати. – Я только переоденусь.

Тимофей ушёл, и Кира быстро натянула первое, что попалось в шкафу: белую блузку с рюшами и длинную чёрную юбку. Причесываясь, она повернула стойку трюмо, и зеркало выхватило ярко-красный краешек книги, оставленной на подушке. По рукам пробежал холодок. Вчера она забрала её из библиотеки, чтобы ещё раз изучить историю о драконе, но уснула, не успев прочитать и пары абзацев. Почему-то сейчас это показалось зловещим. Будто бы книга специально её усыпила, будто она в тайном сговоре с драконьим браслетом.

Впрочем, спала девушка вовсе без сновидений. Никаких кошмаров и зловещих предостережений она не видела, поэтому отвернув взгляд от обложки, поспешила избавиться от навязчивых мыслей о проклятье. Быть может всё не так страшно, и вечером Чио расскажет им о каком-нибудь свихнувшемся китайском изобретателе, собравшем этот гадкий браслет. Утвердительно кивнув своему отражению, Кира быстро вышла из комнаты.

Тимофей ждал её в гостиной. Он стоял спиной к лестнице, и сверху было видно, как он ласково поглаживает металлического змея и что-то ему шепчет. Кира дёрнулась от отвращения. Для неё это штуковина была сродни уродства, огромной волосатой бородавки выросшей на руке брата. Противно было видеть, как он её холит и лелеет.

- Идём, - прошла она прямиком к выходу.

Дети обошли вокруг особняка, удостоверившись, что отец не вернулся, и поспешили на границу имения туда, где фруктовый сад соседствовал с лесом. Нужное место они нашли достаточно быстро, помогло приметное старое дерево, за которым они прятались. Однако стоило им приблизиться к цели, как из-за соседнего куста вынырнул человек. Тим от неожиданности попятился.

- Мадмуазель, месье, - не менее удивлённо глядел на господ садовник. Его выдавала форма: непромокаемый фартук, кепка, в козырьке которой застряла листва, и огромные садовые ножницы. Он поднял руку в знак приветствия и на лезвиях весело заплясали солнечные зайчики. – Добрый день. Вам что-нибудь угодно?

- Ээ… это вы тут подстригаете? - то ли спросила, то ли констатировала факт Кира и покосилась на брата. Тот скосился в ответ.

- Андрей Фёдорович приказали сделать изгородь. Имение расширяет.

- Правда? - искренне удивилась девушка.

- Тут бочку с водой хотят поставить. На случай пожара.

Так вот почему отец проводил здесь всё последнее время. Планировал реконструкцию.

«Ну что же так не везёт!» - Кира сцепила перед собой пальцы, садовник не сводил с неё любопытного взгляда.

- Я могу чем-то помочь?

- Да, - неожиданно заявил Тим и указал на заветный куст. - Мы поспорили, что это малина. Я точно видел здесь ягоды. Сама посмотри.

Кира моментально включилась:

- Никакая это не малина, малина колючая. Видишь, - раздвинула она ветви растения, высматривая узелок с одеждой. - Ягод тут нет, - старательно вглядывалась она в землю.

- И правда, - присоединился к сестре Тимофей, делая вид, будто ищет несуществующие плоды. - Ошибся, наверное.

Внезапно девушка вскрикнула и упала на колени.

- Что?

- Ногу подвернула.

- Вам помочь? - снова поинтересовался рабочий, но в этот раз не стал ограничиваться только фразой. Вытерев влажные от росы руки о рубашку, он протянул ладонь юной госпоже. Кира приняла помощь и поднялась.

- Спасибо…

- Павел я.

- Ах да Павел. Благодарю, но дальше меня сопроводит брат. Возвращайтесь к работе.

- Вы уверены? - садовнику хотелось быть полезным. Он уже прикидывал, как расскажет за обедом об утренней встрече, как учил молодых хозяев отличать малину от куста обычного пузыреплодника, а напоследок спас прелестную Киру.

- Нет, - оборвала его вольнодумство девушка. - Представьте, что будет, если папа́ вернётся, а изгородь не готова? Как бы не схлопотать вам наказания.

- Хм, да, - насупился рабочий и нехотя передал Киру брату. - Ежели Андрей Фёдорович приказали, это верно.

Одной рукой опираясь на Тимофея, а другой подобрав юбку, Кира доковыляла до гостиной. Плюхнулась на диван и вытащила, наконец, тугой узелок, который зажимала чуть выше коленей. Оттого и хромать пришлось. Это был единственный способ незаметно вынести одежду. Впрочем, не сомневалась она, к вечеру история с малиной станет известна родителям. Хорошо, если в оригинале, а не обрастёт нелепыми сплетнями прислуги. Кира сердито дала щелбан колобку из обносок и подумала, что надо бы заиметь сменную пару.

- Классно я про малину придумал? - Тим, довольный собой, растянулся к кресле.

- Да, быстро сообразил, - потянулась следом сестра и забросила ноги на софу. Она не любила рано вставать, но любила раннее утро. Главным образом за безлюдность. И за свежий воздух без отцовского табака. Но тут её пронзила мерзкая догадка: - Ты часы использовал? Выставил «мозг»?

- Нет.

- Я видела, как ты с ним… с ними разговаривал.

- Ничего я не трогал! - взвился мальчик. - Вот, сама погляди, - сунул он сестре под нос браслет. Кира быстро отвернулась, но успела-таки заметить жемчужину в центре. - Думаешь, я сам не могу? Не могу ничего придумать?!

- Хорошо-хорошо, тогда придумай, как нам обоим выбраться к Чио.

- А что тут такого? - не понял Тим.

- Обоим в этом, - кивнула Кира на нищенскую экипировку. Обычно так они выполняли задания поодиночке и при необходимости покинуть имение днём, прикрывали друг друга. То Кира «выставит за дверь наглого бродягу», то Тимофей «прогонит со двора попрошайку». Вместе они выходили только на летучки, но те всегда устраивались в тёмное время суток. Но ведь к Чио ночью не явишься.

- Н-да, об этом я не подумал.

- Я подумала, но в голову ничего не приходит. До ужина не пойдём, боюсь не успеем вернуться. Но даже после ещё будет светло. И эта бурная деятельность во дворе совсем некстати.

- Ладно, - хлопнул Тимофей по мягким ручкам и выпрыгнул из кресла, - до вечера что-нибудь сообразим.

- Ты куда?

- На кухню. Попрошу Клавдию гренок сделать, а то от разговоров об ужине есть захотелось.

- Завтрак скоро.

- Пока отец не вернётся, подавать не станут.

- Твои любимые гренки, - усмехнулась Кира. Папа́ терпеть не мог сухомятку, а Клавдия мальчишке никогда не откажет.

Как ни странно, но гренки подали вместо хлеба и в обед, и на ужин.

- У нас какая-то проблема с курами? – поинтересовался Андрей Фёдорович, вновь наблюдая у себя на тарелке кусок запеченного в яйце хлеба.

- Почему? – весело отозвался Тимофей.

Кира удивлённо посмотрела на брата, который в присутствии отца обычно вёл себя «тише воды, ниже травы». Странное веселье, да и вообще что-то в нём было не так, что-то другое.

- Яйца некуда девать, - усмехнулся глава семейства, окуная хлебец в соус.

- Погода хорошая, несушки несутся. А чего им ещё делать?

- Кха, - крякнул отец и подмигнул сыну.

Девушка едва не поперхнулась. Их обоих чем-то окурили? Впрочем, отец с самого возвращения пребывал в благостном расположении духа. По всему было видно, что поездка удалась. Но Тимофей? Его словно подменили.

- Погода, говоришь, хорошая?! До того, что малина на кустах заплодила?

- Ну да. Самое время ей, - назидательно поднял палец Тим.

Кира втянула голову в плечи и глянула на мать. Та с начала обеда так и сидела с зажатым в руках кусочком гренки. Побелевшие от напряжения пальцы почти превратили его в лепёшку. Женщина ненавидела и боялась семейных ссор, но ещё больше она боялась мужа. Перечить ему у неё никогда не доставало духа.

Андрей Фёдорович отложил приборы и тщательно вытер салфеткой руки, намереваясь отвесить мальчишке затрещину. Он привстал и уже потянулся через стол к Тиму, но на пол пути вдруг остановился, захватил тяжёлую утятницу и водрузился с ней на место. Кира с матерью переглянулись и одновременно выдохнули. Тимофей тоже потянулся за добавкой и из-под длинного рукава рубахи показался браслет. Жемчужины в центре не было.

По щекам девушки пробежал морозец. Она еле дождалась окончания трапезы и вытащила брата в библиотеку.

- Это что такое? – зажала Кира мальчика в углу. Схватив его запястье, обнажила часы.

- Я не знаю. Какой-то механизм.

- Не придуривайся! Ты их опять использовал!

- Ну и что? Между прочим, это была твоя идея.

- Моя?! – глядя в усмехающееся лицо брата, Кира поняла, что спорить бесполезно. Кажется «мозги» прибавили ему не ума,а наглости. – Дурак! Я хотела помочь.

Девушка отвернулась и устало потёрла глаза. С момента находки прошло всего пара дней, а по ощущениям загадка затянулась на целый месяц. Она не раз размышляла о том, что их развлечения могут плохо кончиться: наказанием отца, грандиозным общественным скандалом, даже арестом. Но никогда серьёзной опасностью для жизни. Наверное впервые Кира жалела о своём участии в Играх, что втянула в них Тима.

«Чья вообще это была идея? Кто придумал дурацкую забаву?!»

- Я придумал.

- Что?

- Я придумал, как нам выбраться к Чио.

- И как? – скептически глянула на мальчика сестра.

- Через другой особняк. Раз мы не можем незаметно покинуть свой, выйдем из чужого.

- Имеешь в виду аптеку Коппелей? Ну уж нет!

Ни для кого не было секретом, что Христиан Петрович большую часть времени проводил в лаборатории за изготовлением лекарственных снадобий. Его жена Аида Карловна тоже дома не сидела. Чаще всего её можно было застать в Доме модной одежды, который она содержала в центре города. Кроме прочего, затеряться в обносках около аптеки было проще простого. Коппель как добросовестный врачеватель не делил больных на бедных и богатых, у дверей его заведения всегда были в достатке и те, и другие.

Да, лучшего места для переоблачения не придумать. За исключением одного – Агаты.

- Чихать ей на вас, - угадал мысли Киры брат. – На всё!

- Вот это и бесит.

- Зато она не полезет с расспросами, никому не расскажет. И вообще не такая уж она плохая.

- Почему-то так думают только парни, - буркнула сестра, прекрасно понимая, что это их единственный шанс.

Вскоре после ужина Плюснины уже стояли на пороге здания, над входом которого по кирпичной кладке было выведено «Аптекарскiй магазинъ». У одного из огромных арочных окон толпилась ребятня, наблюдавшая за таинством приготовления микстур и пилюль. Ещё больше народа скопилось у двустворчатого, но узкого входа в аптеку. Большинство имело жуткий вид, пугающий даже самых отчаянных уличных попрошаек, коих здесь не было ни одного. Хрипящие, кашляющие кровью, с отёкшими синюшными лицами и распухшими животами. Кто-то стоял с детьми, другие не могли даже стоять: отсутствовали ноги. Вместо рук кое-где проглядывали ржавые протезы.

Кира с ужасом и отвращением попятилась, но тут от аптеки к ней подскочил человек в медицинском костюме и галантно протянул руку, приглашая пройти внутрь.

- Эти люди? Они же больны, заразны,– ошарашено озиралась девушка – Где полиция? Почему их не разгонят?

- Это посетители второго сорта. Городским указом велено пускать лишь благородных господ. Только Христиан Петрович распорядился, чтобы пускали всех, кому потребны снадобья. Приходится сортировать. Господа и дамы прежде остальных.

- Э…, постойте, - опомнилась Кира. – Нам не нужны снадобья. Нам нужно видеть дочь хозяина.

- Мы её друзья, - поддакнул Тим.

- Так на жилой этаж здесь хода нет. Только со двора.

Во дворе оказалось несравнимо спокойнее, не считая парочки особенно назойливых клиентов, карауливших мастера Коппеля почти на пороге дома.

Кира постучала массивным кольцом в дверь. Никто не открыл. Постучала ещё раз, и вновь без результата. Конечно они не уведомляли о своём приходе заранее, надеясь, что Агата окажется дома. Но, похоже, внутри не было даже прислуги. Кира ещё не решила радоваться этому или горевать, когда в замке внезапно заворочался ключ. Наружу выглянула недовольная девица, ожидавшая увидеть беспардонного пациента, однако обнаружив более достойных визитёров, тотчас сменила гнев на милость.

- Чем могу служить?

- Агата Христиановна дома?

- Почивает она.

- Спит? – почти хором спросили Плюснины. Послеобеденный сон ещё куда ни шло, но кто спит после ужина?

- У нас давеча по ночи инсидент случился. - Девица стрельнула глазами по сторонам и пригласила гостей внутрь. – Из заведения соседнего мужики приходили, буйствовали, кричали, едва окна не побили. Весь дом с ног на голову поставили!

- Чего хотели?

- Известно чего, - скривилась служанка. – Спирту. Хозяин-то его в работе использует. А эти как откушают в ресторане, так и лезут за добавкой. Леший бы их взял!

- А госпожа давно почивает?

- Давно. К ужину не спускалась.

- Тогда большой беды не случится, если разбудите. Доложите о нас. Это важно.

- Попробую. Верно Агата Христиановна уже проснулись.

Служанка проводила их в небольшую гостиную, сильно пропахшую запахами трав и химии. Видимо это являлось следствием того, что помещение располагалось на первом этаже и делило стену собственно с аптекой. Остальные жилые комнаты находились этажом выше.

Кира наморщила нос и огляделась. Ничем не примечательная, даже скромная обстановка. Старый кожаный диван, такие же кресла с затёртыми подлокотниками. Перед ними журнальный столик на ножках из клёпанных металлических труб и треснувшей поперёк деревянной столешницей. Ковёр, книжный шкаф, огромная, чересчур торжественная, хрустальная люстра. Она казалась тут лишней ещё и потому, что сквозь гигантские, от пола до потолка окна, комнату заливал мягкий естественный свет.

- Наверное от звёзд и уличных фонарей тут светло даже ночью, - восхитилась гостья, касаясь холодного стекла, и тотчас с криком отпрянула. С обратной стороны на неё уставились полуслепые глаза какого-то бродяги.

Тим тихонько хихикнул. Часы закончили своё действие, и он вновь стал глупым озорным мальчишкой.

- Это не дом, а дурдом! Понятно, почему Агате всё до фонаря. По-другому тут свихнёшься!

- Возможно, - ответила Коппель, как обычно, появившись будто «из воздуха». Если она и спала, то заметить это было невозможно. Красивая и элегантная, она заставила Киру стиснуть зубы от зависти.

- Привет, - Тимофей смущённо поднял руку. – А нам нужна помощь.

- Неожиданно.

- Да уж, - Кира изо всех сил старалась быть дружелюбной. – Так вышло.

- Как?

Плюснина выдохнула и чуть не скороговоркой выпалила просьбу.

- Я всё устрою, - Агата грациозно ступила на лестницу. – Идёмте. Времени у нас мало.

- У нас?

- Естественно я буду с вами.

Менее чем через час они спускались к домику Чио. В прохладных сумерках единственное окно светилось приветливым огоньком. Однако свет его был странным -  ровным, словно искусственным, не похожим на мерцание свечи. На замечание Агаты Тим предположил, что это очередное изобретение талантливого китайца. Как ни странно, но Коппель оказалась довольно сносным попутчиком – всё время молчала. И Кира нашла её присутствие не таким уж тягостным, как представлялось.

Стукнув в дверь только из приличия, Тим первым влетел к Чио. За ним аккуратно последовали девушки. Хозяин жилища сидел на стуле в самом дальнем плохо освещённом углу. Лица видно не было, поскольку голова ничком лежала на груди. Он будто бы спал.

- Чио? – осторожно позвал Тимофей.

Дверь за спинами подростков противно скрипнула и закрылась.

- Доброго вечера, дамы и господа, - поочередно осветил лица пленников яркий луч необычного фонаря. – Мы заждались.

 

 

Похожие статьи:

РассказыТретий

РассказыОшибка Марка

РассказыПопутчик

РассказыМеханический Бог

РассказыДжек, который всегда с тобой

Рейтинг: +3 Голосов: 3 165 просмотров
Нравится
Комментарии (4)
DaraFromChaos # 8 января 2017 в 14:14 +3
не знаю я ничего про стимпанк, но мне нравится love
Женя Мекшун # 8 января 2017 в 14:19 +3
Особенно интересно, что практически все герои жили в Хабаровске на самом деле. Как раз в период с конца 19 до середины 20 вв. Все купеческие фамилии настоящие и их дома сейчас можно видеть в городе практически в неизменном виде. Кхе...лирическое отступление zst
Анна Гале # 14 января 2017 в 19:26 +3
+++++
Ворона # 15 января 2017 в 01:39 +1
так-так, и что же будет?.. love
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев