fantascop

Интересы народа

в выпуске 2016/10/17
4 апреля 2016 - Бахарев
article8007.jpg

Директор НАСА удивился, получив приглашение на совещание совета безопасности при президенте США. Все секретные вопросы, связанные с космосом, обычно решали военные. Однако, позвонивший сегодня рано утром секретарь совета акцентировал его внимание на том, чтобы он ни с кем не обсуждал предстоящую командировку.

— А как мне объяснить свою поездку к вам? – удивился директор НАСА. – Я не имею никакого отношения к разным таинственным делам, да и честно говоря, не хочу с ними связываться.

— Успокойся, Йен, — услышал он. – В твою контору уже направлено извещение о вызове на совещание в министерство энергетики. Официально ты едешь обсуждать концентрацию подачи энергии на плавучий космодром. Тема известная, очень проблемная, так что не волнуйся. Но про мой звонок никому не слова.

— Окей, Харрис, — пробурчал Йен Блад и начал собираться в дорогу.

Его жена, готовившаяся ехать на работу, услышав озабоченный голос мужа, спросила, в чём дело.

— Вызывают в совет безопасности, а сами прикрывают это поездкой в министерство энергетики, — раздражённо ответил Йен Блад. – О, боже! Харрис просил никому про это не говорить. Мадлен, забудь про это.

— Хорошо, милый.

Совещание проводил президент. Кроме директора НАСА, здесь были глава АНБ, председатель совета директоров корпорации «Ойл», госсекретарь и руководитель секретной службы.

Секретарь совета безопасности Харрис предложил всем кофе и взглянул на президента. Тот кивнул, давая понять, что можно начинать.

— Прошу вас, Энтони, — Харрис повернулся к председателю «Ойл».

— Ситуация обострилась до предела, — тучный Энтони Моррис ослабил галстук на покрасневшей шее. – Через семь месяцев Саудовская Аравия, Бахрейн, Кувейт, Эмираты начинают запуск сети атомных электростанций. Весь Аравийский полуостров будет с избытком снабжён энергией – углеводороды им станут ни к чему! В результате потребление нефти в этих странах для своих нужд снизится до одного-двух процентов от добычи. Всё остальное они выбрасывают на рынок. Дело будет гораздо хуже, чем в 2015-2016 годах, когда арабы пытались задавить наши сланцевые добычи. Сейчас нефть станет стоить дешевле морской воды. Наша компания, как и прочие на американском континенте, просто лопнут.

— Расскажи про атомные станции на Аравийском полуострове, — обратился президент к главе АНБ.

— Их построили русские, выиграв все контракты, — главный разведчик США зашуршал бумагами. Зная уязвимость электронных устройств, в его ведомстве важные документы составляли только в рукописном виде. – Восемь атомных станций. Обеспечивают с огромным запасом энергией все эти страны, полностью закрыли потребности в питьевой воде с помощью опреснителей. Кстати, эту воду они намерены экспортировать в Египет, Ирак, Китай и даже Австралию. По крайней мере, такие контракты уже прорабатываются.

— Почему контракты не достались нам, или французам, как было решено? – откинулся на спинку кресла президент. – Поясни, чтобы про это знали все присутствующие.

— Условия русских были лучше наших или французских, — выдохнул глава АНБ. – Но мы заплатили огромные деньги председателю тендерной комиссии, президенту энергокомиссии, племяннику саудовского короля. Он руководил отбором проектов для всех стран полуострова. Однако, этот парень оказался замешан в какой-то истории с аморальной начинкой, то ли инцест, то ли рога наставил родственникам. В результате его обвинили в государственной измене и казнили. А конкурсы выиграли русские.

— А не могли русские подстроить эту ситуацию? – спросил поневоле заинтересовавшийся событиями директор НАСА. – Хотя в космическом сотрудничестве это отличные парни, но они же коварные.

— Не доверяйте Голливуду, — грустно улыбнулся госсекретарь. – Как раз в день ареста нашкодившего племянника короля я встречался с русским министром иностранных дел. Его новость так поразила, что он взял перерыв в переговорах и улетел в Москву.

— Дело в том, Йен, — глава АНБ посмотрел ему в глаза. – Дело в том, что русские заплатили этому племяннику тоже немалые деньги. И паника у них была огромная. Целый год они пытались выяснить, кто так подставил этого парня. Да и до сих пор этим занимаются. Нам они не верят. Думают, что мы провели интригу.

— Если они победили на конкурсах, зачем им выяснять подоплёку событий? — удивился Блад.

— Русские хотели, чтобы он когда-нибудь стал королём, — пояснил госсекретарь. – Но, на мой взгляд, здесь цепь случайностей. А занявший его место двоюродный брат жены короля человек честный и упрямый. Итог – русские атомные станции на Аравийском полуострове.

— Йен, сейчас ты знаешь, что происходит, — президент развернулся в кресле в сторону директора НАСА. – Чтоб не допустить обвала промышленности в стране, мы обязаны разрушить атомные станции в этих странах. Иначе волну экономической депрессии мы можем не выдержать.

— А я при чём? – поразился директор НАСА. – Это же специалисты нужны. Взрывать или поджигать что-то.

Он кивнул на главу АНБ и молчавшего до сих пор руководителя секретной службы.

— В сложившейся ситуации не пройдёт диверсия, — вступил в разговор секретарь СБ. – Нужна естественная причина, природная. Например, астероид или метеорит.

— Стоп, стоп! – у Блада приоткрылся рот, он напряжённо думал и высказался: — А радиационное заражение? Вы про это подумали?

— После минимального радиоактивного заражения население стран выскажет своё неприятие наличием атомного энергоснабжения, — секретарь СБ посмотрел ему прямо в глаза. – Не нужен апокалипсис, нужна небольшая утечка радиации. И возмущённое общественное мнение.

— Вы читали доклад два месяца назад о том, что девяносто процентов астероидов и метеоритов не обнаруживается существующими приборами, — глава АНБ вновь зашуршал бумагами. – Да, вот ещё. Вы сообщали об успешном перехвате космического камня весом в шестьсот фунтов.

— Это не важно, — наконец-то заговорил руководитель секретной службы. – Главное, что вы можете управлять небесными телами. Это знаете вы, и знаем мы.

— Так пока мы будем ловить подходящий камень и нацеливать его, — покачал головой Блад. – К тому же это привлечёт внимание многих наших работников, да и русские с китайцами отметят эту активность. И кстати, почему военных нет на совещании?

— Военных нет, потому что Пентагон деморализован после инцидента на Огненной Земле, — ответил глава АНБ. – Мы подозреваем, что этим воспользовались русские, да и не только они, и всучили нам несколько «кротов» в министерство обороны. А рисковать сейчас не время.

— Не надо ловить никаких метеоритов, — вновь заговорил руководитель секретной службы. – Нужно поднять с Земли пару камней весом по пятьдесят тонн, вывести их на орбиту Луны и оттуда направить на русские атомные станции. У вас сейчас в девяностопроцентной готовности восемь космических кораблей. Два из них будут задействованы в этой акции. Они стартуют с перерывом в месяц. Работой займутся наши инженеры. Они придадут ускорение этим, мм, земным астероидам. Поскольку большую скорость камни набрать не смогут, то и в атмосфере не сгорят. Официально сообщим, что запущены корабли с аппаратурой АНБ, потом скажем, что произошли неполадки. На самом деле наших инженеров заберёт частный космолёт, а якобы неисправные корабли уйдут на орбиту захоронения.

— Так зачем вы привлекаете НАСА? – спросил Блад. – Могли и с частными компаниями работать.

— Их корабли не поднимут такие глыбы, к тому же необходимы опытные пилоты. Они после выхода в космос перейдут на орбитальную станцию «Тикондерога». Дескать, это для конспирации. А расчёт траектории для падения пятидесятитонных астероидов уже готов. Это сделали школьники на международной космической олимпиаде в Мадриде, два года назад, когда решали всякие задачки.

— Йен, ты же знаешь, нет общечеловеческих ценностей, есть интересы народа Соединённых Штатов, — сказал президент, пристально глядя на Блада.

— Я это понимаю, — директор НАСА сплёл пальцы. – Тогда я через неделю объявлю о начале реализации секретной программы АНБ.

— И через три месяца старт, — подытожил президент. – Напоминаю, господа, о деле знаем только мы. За работу!

 

 

В кабинете главы службы внешней разведки сквозило. Кондиционер сломался, а зам по тылу обещал прислать ремонтника только после обеда. Пришлось приоткрыть окно.

— Источник «Диомид» сообщает, что супруга директора НАСА рассказала о вызове своего мужа в министерство энергетики, а на самом деле он был на совещании в совете безопасности при президенте. Вернулся спокойный, ничего не сказал, только обмолвился, что русские скоро захватят весь мир. Больше эта тема не поднималась.

Ветерок шевельнул листок бумаги с агентурной информацией. Директор СВР прижал его рукой. Задумался. Снял трубку, набрал номер начальника военной разведки.

После обеда кондиционер починили, а ближе к девяти вечера в кабинет подошли генерал-лейтенант Митрохин из ГРУ, начальник управления США и Канады и заместитель союзного министра космоса по безопасности Артемьев. Не спеша поговорили, иногда заглядывая в документы с грозными штампами в правых верхних углах.

— Итак, что мы имеем? – директор СВР подвинул к себе листок, исчёрканный пометками. – Мы имеем странные факты. Прошло совершенно тайное заседание совета безопасности. Причём, что особенно настораживает, без мужчин из Пентагона.

Митрохин кивнул.

— Дальше. Двадцать дней назад НАСА начало подготовку к реализации некоей программы АНБ. Про неё раньше ничего не было слышно.

Артемьев также кивнул.

— Мы можем предположить, что у американцев сейчас решается какая-то важнейшая проблема, причём, на уровне президента, если заседание СБ секретное прошло, — продолжил директор СВР. – В нём участвовали глава АНБ, что не странно. А странно появление директора НАСА и отсутствие Пентагона. Кстати, если там был президент, значит, и глава Сикрет Сервис присутствовал. Речь на совещании шла о русских, которые скоро захватят весь мир. Какие выводы, товарищи генералы?

— Из предположений выводы делать не стоит, — кашлянул Митрохин. – Конечно, мы вытащим из Пентагона всё, что получится. Но сейчас впечатление создаётся, что военным не очень доверяют. Мы после Огненной Земли неплохо сработали. Видимо, чувствуют это. А если министерство обороны не задействовано, то наши возможности по добыванию информации ограничены.

Заместитель начальника ГРУ не уклонялся, как можно было подумать, от участия в разгадке американского ребуса с НАСА и АНБ. Он прямо сказал о том, что военная разведка может, а что нет.

— Начата подготовка к полёту двух кораблей, — оглядел всех Артемьев. – Причём, что любопытно, состав экипажа не объявлён, хотя первый взлёт планируется через два месяца, а второй ещё через месяц. Известны только пилоты и их дублёры. Программа полётов засекречена.

— Резюмирую, — директор СВР положил на стол красно-синий карандаш. – Американцы что-то затевают. Связано с космосом и нашей страной. Хорошего явно не замыслили. Давайте осторожно, бережно, по своим каналам узнавать, что происходит. Договорились, товарищи генералы?

 

Бюрократия подразумевает внесение порядка в хаос управления государством или частными корпорациями. На первых этапах она благо, а дальше бездушный её механизм начинает выдавливать новизну, защищая созданный чиновничий уют от всяческих изменений. Постепенно единственной целью бюрократии становится бессмысленный сбор информации и имитация её анализа. Полезный выход при этом стремится к нулю. Про это известно всем разведчикам. Главное, найти человека, небольшого по чину, но имеющего доступ к сведениям. Это как уборщик помещений. Он бывает везде, и его вроде проверяют, но потом привыкают, и не замечают. В совете безопасности США таким «уборщиком» оказался мистер Алекс Клоуп. Он занимался рассылкой протоколов заседаний СБ. Предварительно он, выпускник факультета словесности Гарварда, правил эти документы, приводя их в соответствие с нормами английского языка. Оперативники ФБР, присматривающие за работой совета безопасности, больше контролировали деятельность девушек, занимающихся расшифровкой записей совещаний. А мистер Алекс Клоуп, тихий, аккуратный, культурный и вежливый американец, не вызывал у них никакого интереса. Он воспитывал троих детей, по выходным ездил то к своим родителям, то к родителям жены, отпуск проводил частично в Диснейленде, частично на рыбалке. Друзей у него не было.

Однажды ему позвонили.

— Мистер Клоуп? – спросили равнодушно-вежливо.

— Я вас слушаю.

— Меня зовут Карл Штрайхатер, я из министерства обороны, собираюсь приехать к вам завтра. Закажите, пожалуйста, пропуск. Я из отдела внешней переписки.

— Хорошо.

Как и требовала инструкция, Алекс Клоуп сообщил о разговоре оперативному сотруднику ФБР, бывшему дежурным по государственным учреждениям в этом месяце. Тот вскоре перезвонил и подтвердил полномочия Штрайхатера.

Утром тот появился, сначала зашёл в секретариат и отдал кучу документов (когда накануне он доложил, что уезжает в СБ, его молниеносно использовали как курьера. Распространение множества документов – одно из проявлений действий бюрократии по устранению хаоса управления). Потом Штрайхатер зашёл к мистеру Клоупу.

— Добрый день, — он представился и присел на стул, возле стола Клоупа. – Месяц назад состоялось заседание совета безопасности с участием президента, а к нам в Пентагон не прислали его протокол.

Это было одним из грубейших нарушений законов бюрократии. Министр обороны был постоянным и одним из авторитетнейших членом совета безопасности. Мистер Клоуп вывел на монитор протокол последнего заседания. В списке его участников глава Пентагона не значился. Однако это не лишало его права на ознакомление с документом. Но порядок следовало соблюсти. Мистер Клоуп снял трубку телефона и набрал номер своего начальника, заместителя секретаря совета безопасности.

— Добрый день! Это Алекс Клоуп. Ко мне пришёл курьер из министерства обороны. Им не прислали протокол последнего заседания совета безопасности. Следует ли выдать этот документ?

— Э-э-э, мистер Клоуп, но ведь министр обороны член совета. Конечно, выдайте протокол.

— Благодарю вас, сэр.

Документ был получен, заверен тем же заместителем секретаря СБ, после различных регистрационных таинств уложен вместе с другими бумагами для военных бюрократов в специальный, важного вида кожаный портфель. На него повесили печать и мистер Штрайхатер убыл.

Из-за требований секретности заместитель секретаря СБ не знал, о чём шла речь на последнем заседании. Его там и не было. И поэтому он, поскольку никто не запрещал этого делать, без особых раздумий отдал его протокол.

В Пентагоне же полученный документ был никому особо не интересен, поскольку не касался их ведомства. А запросил его руководитель департамента делопроизводства для соблюдения порядка. Общаясь недавно с коллегой из АНБ, он узнал, что там разрабатывают перечень действий по последнему решению СБ.

— Столько хлопот, — обмолвился коллега. – Месяца не прошло, а требуют готовность.

Сотрудник Пентагона точно знал, что к ним никакое решение совета безопасности не поступало, и потому запросил его. Его шеф был членом СБ, и все решения этого учреждения должны наличествовать. Порядок есть порядок.

Привезённый Штрайхатером документ прошёл процедуру регистрации, и был положен на стол заместителя министра. Тот, увидев, что указанные в нём действия никак не касаются их ведомства, прочитав, улыбнулся и сказав: «Надо же, что придумали», наложил визу «Ознакомлен. В архив». После этого бумага оказалась в хранилище, подшитая к стопе таких же никому особенно не нужных документов.

 

В тот день, когда Штрайхатер доставил в Пентагон столь важный протокол, на улице непогодило. В парке было прохладно, сильный ветер гнул кусты бузины, и шумел листвой дубов. Изредка с пасмурного неба налетали холодные дождинки. Нелегальный резидент ГРУ укрылся от непогоды под пластиковым навесом закрытого киоска. Его собеседник, подтянутый, сухопарый мужчина с внимательным взглядом, молча слушал, что он говорит.

— Поскольку никаких документов из СБ не поступило, можете ли вы сами запросить его у них? – спросил военный разведчик своего агента, сотрудника военно-морской контрразведки министерства обороны США.

— Да, — кивнул тот. – Это не вызовет никаких подозрений. Я проверил все архивы и регистрацию входящих документов, ничего не было.

— Тогда сами запросите, только по возможности не делайте ничего лишнего, чтоб не привлечь особого внимания. Как вы замотивируете эту просьбу?

— Скажу своему шефу, что состоялось заседание совета безопасности, на котором впервые за много лет не было нашего министра. А поскольку наша главная задача добывание информации для руководства, значит, надо её получить. Тем более что это легко можно сделать по официальным каналам. Лишний раз продемонстрируем своё рвение и расторопность. А информацию о самом заседании СБ я получил из НАСА, когда обсуждал вопрос использования наших судов для обеспечения полётов.

— Отлично. Как получите документ, давайте сигнал. До свидания.

— До свидания.

 

 

Финансовый аналитик СВР пролистывал на мониторе сводки нью-йоркской биржи, как вдруг что-то зацепило его внимание. Он замер, пытаясь уловить источник беспокойства. Начал просматривать бюллетени не спеша, расслабившись, так как напряжение могло указать ложный путь. Ах, вот оно что!

Не очень заметный, но ощутимый рост котировок нефтяных компаний США. Последние годы они спускались всё ниже, а за один месяц подросли. А что случилось? Может, это обычное колебание курса? Может, и колебание, а может, и нет.

Аналитик подумал и внёс полученное наблюдение в ежедневный доклад директору СВР.

 

 

В этот раз бюрократия победила хитроумие разведчиков. Получив сообщение от мистера Клоупа, что военные вновь просят прислать им протокол заседания СБ, где не было шефа Пентагона, оперативник ФБР доложил об этом начальству. Вскоре об этом узнал и руководитель секретной службы. За любопытным сотрудником военно-морской контрразведки установили скрытое наблюдение.

Много лет самым надёжным способом передачи сведений в разведслужбах всего мира считаются тайники. Главное их преимущество – бесконтактность. Те, кто закладывает что-то в тайник или достаёт оттуда, часто не имеет понятия, откуда там что появилось, или кто это заберёт. Но. Контрразведка применяла не менее эффективное противодействие – засады. И спокойно фиксировала всех пользователей тайника.

Резидент ГРУ готовился к получению сведений от своего агента. В примерочной кабине мужского бутика тот должен был воткнуть обычную канцелярскую скрепку в боковую шторку, висевшую возле стены. Металлическая скрепка и была носителем информации. Резидент ГРУ намеревался войти в примерочную примерно минут через двадцать после агента, и забрать посылочку. Скрепка в деловом кейсе, полном разных документов, подозрения не вызовет.

В свою очередь, фэбээровцы, уже зафиксировавшие факт записи секретных данных на шпионский носитель военно-морским контрразведчиком, обложили того со всех сторон.

По всем правилам, работа с «кротом» строится по незыблемым шаблонам, опробованных временем. Ему дают возможность встреч со своим резидентом, другими участниками этой древней опасной игры. Выявляют все его связи, отношения, и заодно собирают доказательства для судебного процесса. Ведь иногда шпионов показывают публике, но только в пропагандистских или политических целях. Чаще всего они кончают свою жизнь либо в тайной тюрьме, либо с пулей в затылке их зарывают на малоизвестных ведомственных кладбищах.

Но в этот раз ситуация требовала немедленных действий. Нельзя было допустить ни малейшей утечки информации. Директор ФБР с трудом договорился с главой секретной службы, чтобы ему дали возможность хотя бы узнать, на кого работает «крот» из Пентагона. Подозревали русских, китайцев, израильтян и арабов.

В спешке неизбежны накладки.

Лил проливной дождь, за машиной «крота» работали сразу восемь автомобилей. Дожидаясь, когда уйдут тучи, на аэродроме в трёх вертолётах ФБР скучали пилоты и операторы наблюдения.

Непрестанно проверяясь, резидент ГРУ ехал к тайнику. Вчера он увидел сделанную помадой красную полосу на светофорном столбе. Это означало, что операция готова и пройдёт в обусловленное время. Этот же знак засекли и фэбээровцы во время скрытого наблюдения. Сейчас они были настороже, ожидая появления связника в любое время.

Дворники сметали пелену воды с лобовых стёкол, на миг прочищая их. Красный «субару» агента остановился возле мужского бутика. Тут же из серого «форда», вставшего позади, вылез оперативник с зонтом и быстро прошёл в магазин. Сыщики поступили так из предосторожности, работая на опережение, пытаясь угадать, куда пойдёт «крот». Он мог и вовсе остаться в автомобиле или постоять и уехать. Но, покопавшись в сумке, агент, сморщившись, глянул на улицу, тоже вытащил зонт и вышел наружу. Быстро пробежав по лужам, он зашёл в мужской бутик.

В четырёх кварталах от него нелегальный резидент ГРУ прибавил газу, выйдя на прямую. У него было около получаса до времени снятия носителя. Он решил сделать пару кругов вокруг квартала, где находился магазин.

— Один перекрёсток, второй, а вот и наш, — бормотал резидент, сбавив скорость и поглядывая по сторонам. Вроде ничего подозрительного, он притормозил на жёлтый свет светофора, переходящий в красный и тут же почувствовал удар. Кто-то въехал ему в багажник.

— Чёрт! Как не вовремя! – выругался резидент. Он включил аварийные сигналы, и начал искать дождевик на заднем сиденье.

Кто-то постучал ему в окно, а затем распахнул водительскую дверцу.

— Мистер, мы из полиции, вы мешаете нам, немедленно уезжайте, — услышал резидент.

Развернувшись, он увидел мокрое возбуждённое лицо крупного мужчины. Тот сжимал в руке удостоверение полицейского.

— Меня ударили сзади, нельзя покидать место аварии, — начал протестовать резидент.

— Это мы вас ударили, — торопливо сказал мужчина. – Признаём свою вину, срочно уезжайте.

— А где мне вас найти?

— Чёрт побери! – выругался полицейский и вытащил из кармана визитную карточку. – Позвоните сегодня вечером. Уезжайте немедленно.

Резидент выглянул наружу, запомнил и записал номер машины, стоявшей сзади, недоверчиво посмотрел на прогонявшего его мужчину и уехал.

Припарковавшись в двух кварталах от места аварии, он позвонил по указанному в карточке номеру.

— Федеральное Бюро Расследований, — услышал он приятный женский голос. – Слушаю вас.

У резидента ГРУ на миг парализовало дыхание, но он преодолел себя и начал кляузным голосом жаловаться на то, что его машину разбили их работники. Договорившись, что все вопросы можно будет решить вечером или завтра утром, резидент отключил телефон и дрожащей рукой вытер холодный пот со лба и висков.

Агента задержали через несколько часов, главной уликой явилась скрепка с тайным протоколом. Допросы с пристрастием не помогли оперативникам выяснить, на кого он работал. Бывший контрразведчик, польстившийся пару лет назад на солидный заработок на стороне, и сам этого не знал. Изнемогая от пыток, он предположил, что деньги за предательство ему платили израильтяне.

— Почему ты так решил? – спросили его.

— Он по субботам не встречался и запрещал выходить на него, даже если будет что-то очень срочное. Думаю, что соблюдал шаббат.

— А он был обрезан?

— На встречах он всегда был в штанах, — ответил измученный агент, жалея, что ни разу не попросил резидента раздеться догола. Тогда бы он точно знал ответ.

Вскоре «крот» навсегда отправился в одну из тайных тюрем ФБР. Расстреливать его не стали, так как надеялись, что когда-нибудь пригодится. Например, при опознании резидента.

Узнав о произошедшем, президент распорядился усилить негласные меры безопасности, а все документы, после их исполнения, немедленно уничтожать. Один корабль с пятидесятитонной глыбой уже был в космосе. Пилот, как и решили ранее, перешёл на орбитальную станцию американцев. Инженеры АНБ готовились к запуску искусственного астероида. Второй корабль уже выставили на стартовую площадку мыса Канаверал.

 

Прошёл месяц со дня ареста агента. Знакомясь с текущей информацией, директор СВР вдруг остановился и внимательно перечитал одно сообщение: «Источник «Славер» сообщает, что акции нефтяных компаний США скупает брокерская компания братьев Фрименов, действуя по указанию своего клиента – Дэвида Бауэрса».

Дэвид Бауэрс, Дэвид Бауэрс. Старый знакомый. Бывший управляющий европейским филиалом банка Морганов, кризисный директор Дженерал Моторс, патриот своей страны, а ныне заместитель министра обороны США.

Итак, факты. Первое, угроза от русских, второе, таинственные дела в космосе, третье, скупка акций компаний, которые должны были лопнуть через несколько месяцев. Хм, хм.

А ведь агент внешней разведки в ФБР сообщил, что агент ГРУ спалился на том, что вторично запросил этот треклятый протокол. А первый экземпляр прошёл наверняка через Бауэрса. И что же там?

Значит, дела компаний пойдут в гору? А отчего бы им расти, если саудиты завалят весь мир нефтью. Слава богу, Союза это не коснётся, с этой иглы слезли давным-давно. А что ещё известно? Список экипажа американского корабля, работающий в программе АНБ, так и не был обнародован. Известен лишь пилот.

Директор СВР достал папку министерства космоса, полистал. Ага, вот оно, в последних сообщениях. Пилот корабля принят на орбитальную станцию «Тикондерога». Там же готовится место ещё для одного. Значит, будет ещё один полёт? Конечно, будет. Вот же сведения, корабль с таким же секретным экипажем уже на столе мыса Канаверал. И готовится старт коммерческого космолёта. Но без туристов. А ведь складывается картинка-то, складывается.

Уходят два корабля, что-то готовят там сотрудники, видимо, АНБ. И от этого растут акции нефтяников Северной Америки, вопреки всеобщим ожиданиям. И русские, русские, наглые русские.

Предположение. Американцы готовят удар по атомным станциям на Аравийском полуострове. Причём, он не должен быть явным и указывать на них. Террористы здесь неприемлемы. Даже от трупов можно протянуть ниточки. Ракетный удар отпадает – это война, и война мировая. Сбой программ управления АЭС? Атаки и так не прекращаются, но успешно отбиваются. А если естественная причина? Землетрясение, цунами, астероид?

Станции возведены с защитой от подземных толчков, цунами в тех краях не бывает. А вот что-то с неба может упасть.

 

 

Арабов решили не извещать об опасности, сразу пойдут разговоры, информация уйдёт, а толку от этого никакого не будет. К тому же возникнут сомнения в надёжности советских АЭС.

— Дрейфуют две глыбы возле Луны, — доложил начальник космической разведки. – Наш спутник прошёл там позавчера. Он запланированно на Марс идёт, всем известно и подозрений не вызвал. Успели программу наблюдения изменить, и зафиксировал спутник их.

— Американцы его не заметили? – с серьёзным видом и нахмурив брови, спросил представитель прокуратуры, специалист по космическому праву. Он был здесь для оценки законности действий.

— Мы его ночью запустили, — ответил косморазведчик.

Прокурор понимающе кивнул, остальные скривили губы, удерживая улыбки.

— Достаточно, — стукнул карандашом по столу председатель совета министров, ведший совещание. – Давайте по делу. Времени, как я понимаю, нет на раскачку. Милитаристы, что скажете?

Министр обороны, подтянутый, плечистый Макаров слегка развёл руками.

— Нет никаких проблем, — он кашлянул. – Платформа, точнее, три платформы на орбитах. Поднимаем на них ракеты, даём задачи, они разносят эти астероиды прямо возле Луны.

— Нет, нет, так не пойдёт, — скрестил руки перед собой министр иностранных дел. – Это же прямое нападение, мы автоматически становимся агрессорами.

Поджав губы, хмурый прокурор закивал, поддерживая дипломата.

— А они не нападают, да? – посмотрел на него Макаров.

— Нет, это неизвестно, — министр иностранных дел крепко упёрся ладонями в стол. – Надо как-то хитро сделать.

Все посмотрели на прокурора.

— Допустимы любые действия, не противоречащие общепринятым нормам космического права, — очень серьёзно произнёс тот. – В данном случае мы рассматриваем вопрос о распоряжении собственностью, находящейся в безвоздушном пространстве…

— Хватит!! – заколотил карандашом по столу предсовмина. – Где мы можем разбить эти каменюги, в каком месте, чтоб к нам не было претензий. Отвечайте прямо сейчас.

— Бва, бва. Э-э-э-э, — прогудел немного сбитый с толку прокурор, но тут же ответил, поняв, что его карьера может кончиться прямо здесь, независимо от его глубоких познаний в юриспруденции. – На входе в атмосферу, если есть обоснованное мнение о том, что они представляют опасность. Существует лишь безоговорочный запрет на применение любого оружия против летательных космических аппаратов, на борту которых находятся люди. Считается, что если они даже терпят бедствие, всегда есть шанс их спасти, до безусловного крушения.

— Спасибо, — предсовмина развернулся к Макарову. – Говори сейчас.

— По нашим прикидкам, астероиды войдут в атмосферу над Атлантическим океаном, далее над Европой и потом шарахнут по арабам, — дополнил тему косморазведчик.

— Вот как! – выдохнул Макаров. – Значит, межконтинентальными ракетами мы пользоваться не можем. Это явно агрессия будет. Над Германией или Италией взрывы устраивать.

— Над Средиземным морем долго они будут лететь? – уточнил предсовмина.

Разведчик подвигал свои бумаги, выискивая необходимые сведения.

— Около двух минут.

— Вот там и разнесёте их, товарищ маршал, — предсовмина упёрся твёрдым взглядом в Макарова. – Да? Или нет?

Тот, не отвечая, подвинул к себе бумаги разведчика, нашёл предполагаемую схему полёта астероидов. Красный пунктир пятнал Италию, Грецию и тянулся дальше на юг, оканчиваясь на побережье Аравийского полуострова.

— А можно отравить этих запускателей, которые сейчас возле Луны толкаются? — Макаров посмотрел на директора СВР.

— Нет, не успеем, — покачал тот головой.

— Ну ладно, — министр обороны встал. Но тут же наклонился, взял карандаш и надписал на схеме, прямо над пунктирной дугой «1 минута 30 секунд». Сложил документ вчетверо и сунул в нагрудный карман куртки.

— Ещё вопрос, — он повернулся к директору СВР. – Когда?

Тот пожал плечами.

— Мы следим, — ответил за него косморазведчик. – Им нужна неделя, чтобы пролететь от Луны до Земли с набором скорости. Зафиксировать их сможем, точно, с уверенностью, когда астероиды пройдут две трети расстояния. Раньше не выйдет. Малые размеры, отсутствие спутников на нужных орбитах. Недостроенная станция наблюдения на Луне.

— То есть, от получения вашего сигнала и до падения астероидов у нас есть пара дней? – Макаров наклонил вперёд голову.

— Да.

 

Вместо сторожевого корабля «Расторопный» и корвета «Тюмень» в порт Афины с дружеским визитом пришли большой ракетный крейсер «Москва» и авианосец «Адмирал Нахимов». Пока греки глазели на серые хищные громады боевых судов, через Северное море и Английский канал в Средиземноморье зашли ещё два больших ракетных крейсера и транспортное судно. Они не спеша направлялись в сторону Суэца.

Между тем пресса что-то пронюхала. Появились смутные, неясные предположения о приближении к Земле некоего астероида, который обязательно рухнет на города. Спецслужбы обоих могущественных государств быстро исследовали источник этих слухов. Оказалось, что их запустил астроном-любитель из секты Шестого Пришествия. Выяснив, кто это, оперативники не стали даже узнавать подробности.

Утром тридцатого ноября президенту доложили, что в космосе всё готово. До запуска атомных электростанций на Аравийском полуострове оставалось семь дней. Частный космолёт, который управлял пилот АНБ, уже принял экипажи, готовивших запуск астероидов.

— Во имя народа Соединённых Штатов! – произнёс президент, и взглянув на стоящего перед ним главу агентства национальной безопасности, приказал: — Стартуйте!

Через несколько минут в сотнях тысяч километров от Земли дюзы космических толкачей осветило пламя. Бесформенные гранитные глыбы, преодолевая инерцию движения по прежней траектории, начали ускоряться. Космолёт АНБ следовал за ними на расстоянии пятидесяти километров, контролируя их движение. Горючего в толкачах должно было хватить на полтора часа, потом они отсоединялись.

Всё прошло, как и задумывалось. Набирая скорость, астероиды, происходящие из гор Адирондака, неслись обратно на родную планету. Никто из земных астрономов и специалистов, работающих с космическими телескопами, их пока не обнаружил.

Маршал Макаров смотрел на мигающую лампу прямого провода с министерством космоса. Вздохнул, снял трубку.

— Они идут, — услышал он.

— Спасибо.

За несколько часов до входа в атмосферу поднялись самолёты дальней радиолокационной разведки, все корабли министерства космоса навели свои антенны на место предполагаемого появления астероидов.

— Как русские? – поинтересовался президент у главы секретной службы.

— Никаких признаков того, что они что-то разнюхали. Работают в обычном режиме. Председатель совета министров улетел на открытие атомных электростанций.

— Надеюсь, он не пострадает, — президент вздохнул. – Приятный человек, с ним можно иметь дела.

Гранитные глыбы влетели в атмосферу Земли. Хотя их скорость была сравнительно небольшой, но через пару секунд температура на поверхности камней повысилась. Тонкая силиконовая плёнка, которой их покрыли для большей сохранности, начала плавиться. Но всё же она сберегла их на протяжении тысячи километров лёта в плотном воздухе.

Навстречу глыбам Адирондака неслись волны ракет. Первая из них взорвалась на расстоянии около десяти тысяч метров от целей. Сотни сотен молибденовых шариков устремились им навстречу. Они врезались в гранит, дробя его на изломанные, блестящие кусочки. За первой ракетой последовали другие. С рыбацких судов и двух круизных лайнеров, следовавших этой ночью возле Греции, заметили беззвучные белые вспышки в чёрном ярко-звёздном небе.

— Целей не наблюдаю! – прозвучало на всех ракетных крейсерах через минуту с небольшим после пуска ракет. Напряжение исчезало. Командиры судов брали тяжёлые эбонитовые трубки корабельных телефонов, докладывая в штаб эскадры о выполнении задачи.

С высоты в десятки километров в Средиземное море бесшумно валились миллионы молибденовых шариков и кусочков гранита.

— Русские уничтожили наши астероиды! – закричал глава АНБ, положив трубку телефона.

— Как же так? – президент нервно постучал пальцами по столу. – Ну-ка, свяжитесь с государственным секретарём. Вдруг у русских или кого-нибудь ещё появятся вопросы. Надо подготовиться к ним.

Госсекретарь прибыл довольно быстро и пояснил, что они разработали соболезнования и предложения помощи для арабов. Вот они, в папке лежат. А если ничего не случилось, значит, и заявлений никаких делать не надо.

— Отлично! – сказал ему президент и повернулся к главе АНБ. – А как русские узнали об наших метеоритах? Кто им сообщил?

Тот пожал плечами. Президент включил новостной экран. Шёл репортаж о начале работ восьми атомных электростанций. Вдруг всё потемнело, появилась надпись «Экстренные новости». Затем возник ведущий CNN, он читал по бумажке: «Несколько минут назад в Аризоне рухнул астероид. Сведений о пострадавших пока нет».

— А это чей астероид?!! – завопил президент, оправившись от секундного шока. – Его кто запустил?!!

Глава АНБ и госсекретарь, остолбенев, смотрели на экран. Съёмка издалека показывала огромный пыльный столб, медленно расползающийся вширь.

— Хватит глазеть! – снова закричал президент. – Дай мне соболезнования, которые ты приготовил для арабов. Возможно, сейчас они будут нужны для народа Соединённых Штатов.

 

 

Мистер Клоуп был человек неглупый. Сопоставив свои доходы и расходы, значительно выросшие из-за свалившейся на страну депрессии, он как бы случайно встретился с оперативником ФБР.

— Привет, Джек! – мистер Клоуп пожал ему руку. – Как дела?

Поболтав о пустяках, он между делом поинтересовался, какова судьба любопытных военных, искавших один и тот же документ. Оперативник щёлкнул пальцами и ткнул большим пальцем в небо.

— Ого! – поразился мистер Клоуп.

— Но перед этим денег он получил! — фэбээровец покрутил головой. – Я тебе по секрету скажу, мы купюры сумками выносили.

Поудивлявшись и поболтав ещё немного, мистер Клоуп ушёл. Он шагал, задумчиво глядя перед собой. Потом остановился и присёл на мокрую после дождя скамейку. И всё думал, думал, думал.

 

Директор СВР знакомился с оперативной информацией. Кондиционер немного барахлил, пришлось его выключить и приоткрыть окно. Лёгкий ветерок шевелил бумаги на столе.

«Резидентура из Вашингтона сообщает о привлечении к конфиденциальному сотрудничеству Алекса Бенджамена Клоупа, сотрудника совета безопасности при президенте. По его желанию выбран рабочий псевдоним «Метеор». Обговорено, что вознаграждение будет в денежной форме и выплачиваться ежемесячно».

 

Астроном-любитель из секты Шестого Пришествия оказался прав в своих расчётах и наблюдениях. За это товарищи по вере присвоили ему титул Многовидящего Пророка.

 

Похожие статьи:

РассказыШпионы крадутся хитро. Гл. 1-3

РассказыШпионы крадутся хитро. Гл. 8-9

РассказыТайна озера Крендошильдверц

РассказыШпионы крадутся хитро. Гл. 6-7

РассказыМосква - Берлин

Рейтинг: 0 Голосов: 0 400 просмотров
Нравится
Комментарии (1)
Казиник Сергей # 5 апреля 2016 в 04:26 +1
Страница "авторам":
В-четвертых. Изображения. Крайне важно проиллюстировать ваше произведение. Добавленную вами картинку читатель будет видеть на главной странице и именно на нее он обратит внимание в первую очередь. Но! Господа, каждое изображение (рисунок, фотография и так далее) имеет своего автора. И, как это не грустно, правообладателя. Поэтому, размещая иллюстрацию к своей работе, убедитесь, что данное конкретное изображение разрешено автором к подобному использанию. Как это сделать? Очень просто! Если автор изображения Вы, то никаких проблем не возникнет. Если Вы лично знаете автора и он Вам разрешил использовать изображение, то проблем так же не будет. Так же можно смело размещать картинки, размещенные в бесплатных фотобанках, которых в сети множество. Статьи и рассказы добавленные автором без картинки, имеют больше шансов остаться на личной странице, чем попасть в номер.
и
В-шестых. При добавлении статьи/обзора/рассказа крайне важно корректно заполнять поле "Краткий анонс статьи". Это то, что читатель видит на главной странице при размещении вашего произведения в номере. Не делая этого, вы существенно осложняете работу редакторам и модераторам, и, скорее всего, ваша работа при не заполнении этого поля останется на личной странице.
______________________
Ребят, ну имейте совесть! Не оформляя свои работы должным образом, вы адово усложняете жизнь тем, кто формирует выпуски! Посмотрите в "новинках" как выглядит ваша работа и посмотрите на главной, как должна выглядеть она же.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев