fantascop

Информатор. Глава 13

на личной

5 января 2015 - Вячеслав Lexx Тимонин

Глава 13.  Сон наяву

 

Олеся сидела на койке уткнувшись носом в колени. Плакать уже не хотелось. Обида прошла, и страх прошёл — осталось разочарование. Не нужно было прогонять этих людей! Они хоть и странные, но ей зла не хотели.

Молодой, Андрей, кажется, сказал, что авария была страшной. Машина ударила Леську так сильно, что она отлетела на несколько метров. Но как же так? Получается врач врёт, что у неё лёгкое сотрясение, и всё? Или врёт Андрей, и его потешный друг, дед с острой бородкой — Зиновий?

Олеся помнила очень хорошо, что произошло вчера, но до того момента, как вышла на проезжую часть.

Олеся несмотря на усилившуюся головную боль постаралась вспомнить…

Итак, вчера… вчера, на переходе… Ага! У Катьки зазвонил телефон. Она осталась на тротуаре, копаться в сумке. А я засмотрелась на белобрысого в маленьком грузовике. Какого у него цвета глаза? Голубые… Да точно!.. И свет фонарей вокруг был голубой… Странно, было ещё светло, лето же — зачем фонари так рано?
 

Олеся решила передохнуть. Каждый раз, когда она начинала думать об аварии, то наваливалась жуткая депрессия. Начинала гудеть голова, перед глазами всё плыло.

Олеся всё же решила потерпеть и сосредоточилась снова…

Ладно! Что же было дальше? Я вышла на середину дороги…

Олеся сидела на кровати, обняв лодыжки, и тихонько качалась из-стороны в сторону пыталась вспомнить вчерашний день, словно кино, по ярким кадрам. Каждый раз, когда она силилась увидеть новый кадр, голова тяжелела и наполнялась шумом. Боль в висках стала невыносимой. Катя прислонилась к прохладной стенке, стало полегче.

— Чуть-чуть так посижу… — прошептала Олеся и провалилась в дрёму…

Олеся лежала на горячем асфальте. Очень болел бок, попа и левая нога.

— Как жарко! Почему я лежу на грязном асфальте? — подумала она… или сказала?..

Олеся попыталась встать, но тело отказывалось повиноваться. Горячий асфальт был мокрым. Она отчётливо поняла, что под ней расплывается лужа…

— Фу! Что это, пот? Моча?.. — возмутилась Олеся. Лужа была липкой. — Что это? – испугалась она. — Кровь! Моя?!

Олеся лежала, не в силах даже пошевелиться. Всё тело было сплошным комком боли. Она ничего не могла делать, кроме, как смотреть в голубое небо…

Небо поблёкло, потеряло краски. Промелькнуло женское лицо… Врач? Муть давила на глаза, которые высохли. Хотелось моргнуть, но веки не слушались.

Спустя вечность появился какой-то парень.

Нет, это не белобрысый, это кто-то другой… – удивилась Олеся. — Почему же так больно смотреть?

Парень поднёс руку и закрыл Олесе глаза. Стало темно. Олеся возмутилась и снова открыла глаза. Жёлтый пластмассовый плафон на сером фоне качался из стороны в сторону. Сбоку висели провода рядом блестели маленькие бутылочки, которые мерно позвякивали.

К горлу подступила тошнота и она зажмурилась. А секунду спустя открыла глаза…

Белые точки на мутном, угольно-чёрном небе. Звёзды? Яркое белое пятно, где-то слева. Луна? Шум воды. Ветер. Кажется, она летит?

 Картинки стали мелькать с пугающей скоростью, как будто кто-то нажал на пульте перемотку. Звёзды, Луна, всё вперемешку.

Впереди появилось голубое свечение.

Почему-то Леське не было страшно — ей было всё равно.

Неожиданно закрякала утка, а потом, ещё. Кто-то спугнул косяк мирно дремавших птиц — хлопки крыльев о воду веером разошлись в стороны.

Пошёл дождь, холодные капли падали и стекали по лицу. Ветер покрыл хожу пупырышками. Лёгкое платье намокло. Олесе стало стыдно — мокрая ткань облепила тело, выделив грудь и бёдра.

Голубой свет рывком приблизился. Вода кончилась, проявилась трава и грязь. Впереди высилась арка, наполненная голубым светом. Он тяжело стекал в проёме, словно вода или даже, как патока. От белых каменных стен шёл неровный гул. Он заглушил уток, ветер и дождь. Гул мерно пульсировал, подавляя волю и отключая боль.

Олеся поняла, что синяя жидкость скоро коснётся её тела и испортит платье. Сдвинуться с места, даже пошевелиться, сил совсем не осталось. Остался метр… Полметра… Кончики пальцев на ногах коснулись голубого потока. Неприятное покалывание появилось в стопах. Оно ощущалось все выше и выше, по мере того как Олеся влетала в проём.

За границей света ничего не было, только голубая муть. Вот уже все тело вошло в арку. Синяя полоса подступила к горлу.

Осознав ужас происходящего, Олеся закричала...

Но не услышала себя. Потому что не смогла открыть рот. Она поняла — ей нечем кричать, потому что она не дышит.

Голубая граница прошла по открытым глазам…

Тишина, темнота, лень… Времени нет, оно не нужно!

Багряный пожар раннего утра зажёг серое небо. Где-то справа, бледная обиженная Луна, убегала за горизонт. Шум леса ворвался в уши как поезд метро – неожиданно, громко и неудержимо. Холодный ветер покрыл кожу пупырышками. Олеся очнулась, дрожа всем телом и клацая зубами.

Олеся лежала на какой-то твёрдой штуковине, которая легко и беззвучно, как в сказке, летела к берегу. Вокруг лениво колыхалась тёмная вода. Олеся испугалась что упадёт, но тут же успокоилась — тело словно прилипло к поверхности, двигалась только голова.

Странная летающая штука сделала плавный поворот вправо и пологой дугой заскользила вдоль острова.

Небольшой островок отгородился от мутной воды деревянным частоколом. В центре белела большая арка, укрывшаяся среди листвы. Та самая арка, которую она видела ночью. Интересно, кому понадобилось строить ворота посреди острова? Ворота в никуда?

Арка чётко напоминала строчную латинскую букву n.

В полёте Олеся обогнула остров и оказалась на берегу, рядом с небольшим мостиком. На нём стояло два странных человека, одетых в серые одежды. Как ни попыталась Олеся рассмотреть незнакомцев, ничего не получалось. Кроме серой мути, похожей по форме на человека она ничего не увидела.

— Нехорошо… — пустым, без эмоций, голосом произнёс один из них.

— Неважно… — таким же ответил другой.

Олеся была готова поклясться, что говорили разные люди, но совершенно одинаковыми голосами.

Серый подошёл вплотную, положил руку ей на голову. Красный шар взорвался в голове, разлетаясь разноцветными осколками. Олесе стало так больно, что она закричала и потеряла сознание…

— Да сколько можно?! – закричала Олеся и поняла, что сидит на чём-то мягком.

Она оглянулась. На стене виси телевизор, справа — застеленная кровать, букет на тумбочке… Больничная палата!

Спина затекла, шея ныла, ноги совсем онемели. Олеся еле-еле отодрала себя от стены.

Перед глазами, на тумбочке, белела визитка, оставленная странными посетителями. Олеся повертела её в руках. На одной стороне напечатано: «Андрей Звягинцев, Маркетолог, PR-Style»; на другой — накарябано — «Зиновий Павлович».

Немного поколебавшись, Олеся достала из тумбочки мобильник и набрала номер.

Рейтинг: +3 Голосов: 3 448 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий