fantascop

Информатор. Глава 19

на личной

5 января 2015 - Вячеслав Lexx Тимонин

Глава 19. Парк

 

— Тут несколько парковок… Давай на эту. Она удобнее, – по-хозяйски распорядился Палыч, указывая пальцем на въезд.

Он всю дорогу держал в руках планшет с открытой картой. Двигал пальцем по экрану, удалял, приближал... короче, делал очень умный вид.

— Как скажите, штурман! – усмехнулся я и повернул направо.

Поставив машину недалеко от ворот – удачно подвернулось место, мы направились в парк. Палыч предложил войти не через центральный вход, где, наверное, целая толпа отдыхающих, а через западный, со стороны Радиальной улицы. Он ближе к нам, да, пожалуй, и к арке тоже.

Перебежав небольшую улочку перед носом серого Соляриса, мы пошли вдоль забора, окружавшего парк. Металл недавно красили. Неаккуратные потёки на прутьях и пролитая на траву чёрная жижа ясно говорили о том, что рабочие при этом не особо то и старались, спешили, делали кое-как.

Пройдя метров пятьдесят по дорожке, которая делала плавный правый поворот, мы увидели рабочих, красивших забор. Бодро тарахтя на каком-то восточном наречье, поругиваясь между собой, они продвигались вперёд, махая большими чёрными кистями. Как стайка мелких грызунов, пожирающих траву, они «пожирали» забор, оставляя за собой чёрный металл, и острый запах краски.

Мы обогнали маляров и подошли ко входу в парк. На воротах стояли «флоксы» — металлоискатели, как в аэропорту. Они зло гудели, и пищали на каждого, кто проходил сквозь них. Крупная тётенька полицейская, в чёрной форме, грустно смотрела на посетителей парка, стремящихся попасть внутрь. Ей было жарко, а мысли явно витали в гораздо более приятных местах, чем этот КПП. Каждый посетитель нёс на себе что-то металлическое: ключи, цепочки, брелочки и было совершенно бессмысленно осматривать всех. Кто захочет пронести ипулемёт пронесёт.

Пройдя ворота, мы поспешили за Палычем. Он как охотничий пёс, взяв след, пёр напролом по узкому мостку, расталкивая отдыхающих.

Я его окликнул:

— Палыч да не спеши ты так! Куда бежать? Жарко же, употеем…

Палыч остановился в паре метров от моста.

— Ладно, ладно, – недовольно согласился он. – Но нам нужно пройти около километра по этому берегу.

Я галантно предложил Олесе опереться о мой локоть:

– Мадам? Разрешите Вас пригласить на лёгкую прогулку?

Но Олеся проигнорировала мой благородный порыв. Она задумчиво приложила большой палец ко рту и покусала костяшку, что-то вспоминая.

— Лодочная станция… Остров… Там дальше будет заводь, и ещё остров. Обогнём заводь — увидим арку. Пошли!

Палыч рванул вперёд, за ним – Олеся.

— Ну… Теперь понятно, куда идти… — буркнул я раздосадованный, но всё же поспешил за ними.

Мы прошли мимо лодочной станции. Ну станция, это громко сказано! Так, пристань… Ушлый потный дядька выдавал катамараны и лодки страждущим, не бесплатно, конечно, но за деньги, и на определённое время. Отдыхающие чинно вертели педали, представляя себя не иначе капитанами посреди океана. Те же кто выбрал лодки – неумело дёргали вёслами, стараясь произвести впечатление на своих дам. Смотритель глянул на часы и заорал в мегафон: «10-й – время вышло! 10-й катамаран, на берег!» Я, лично, среди колышущихся на воде посудин катамарана с 10-кой на борту не увидел, но хозяину — виднее.

— А, может, и мы… того? – я кивнул друзьям на пристань.

— Ну… — Палыч заинтересовался моим предложением.

Но Олеся замотала головой и замахала руками.

— Нет, нет, нет! Я боюсь!

Вопрос – исчерпан, мы потопали дальше. Справа народ пинал мячики для тенниса. Ленивые, редкие «пок», «пок», говорили об успешном попадании по мячу. А чуть дальше, в лесу, расположился «Панда-городок» — аттракцион, облепленный визжащей от удовольствия детворой и напряжёнными родителями. Смелые отпрыски, причём девочек было чуть ли не больше чем мальчиков, покоряли всяческие препятствия, якобы, как панды. Получив шлем, страховочную упряжь и пройдя инструктаж, они отправлялись лазать по верёвкам, мостикам и брёвнам, подвешенным в метрах двух от земли. Родители следовали за детьми по земле, растопырив руки: пытаясь одновременно снять на телефон или фотоаппарат своё чудо и не упустить момент, когда это чудо начнёт падать.

По дороге вдоль берега, которая огибала небольшой мыс, мы вошли в тень – какое блаженство. Галдящая детвора осталась за поворотом.

У кромки воды копошились утки, штук тридцать не меньше. Они тихонько крякали – лениво переругивались между собой. Неожиданно одна утка заорала, как резанная, и расправив крылья, налетела на другую – поменьше и посерее. Та испугалась и бросилась в воду. Отплыв на пару метров, она подняла крылья вверх, накрякала на обидчицу, и гордо погребла к центру пруда. Послала короче обидчицу подальше и надолго.

Минут десять мы шли, не торопясь, наслаждаясь прекрасным воздухом, шумом деревьев, плеском воды. Мы обогнули заводь, о которой говорила Олеся, перейдя по мостику. Дорога начала потихоньку подниматься. Мы прошли стилизованный перекрёсток, направо пойдёшь — в туалеты попадёшь, прямо пойдёшь – до арки дойдёшь. Обогнули группу узкоглазых туристов, увешанных фотоаппаратами. Они что-то ярко обсуждали, махая руками, жаль не понять ничего – толи японцы, толи китайцы.

Пройдя ещё сто метров, мы увидели цель нашего похода — остров с одинокой аркой, которая пряталась в листве.

— Ох! Она… — выдохнула Олеся. – Ребята, это она!

Мы остановились на берегу у трёх больших деревьев, склонившихся над водой с небольшого уступа. За аркой, чётко похожей на букву n виднелся мостик на другом берегу.

— На том мосту стояли серые… — тихо сказала Олеся. – Я вспомнила. Один сказал: «Нехорошо», а второй ответил, что «Неважно». Кто-то из них подошёл ко мне и приложил руку к моей голове, и я потеряла сознание.

— А, на этот остров как попасть? – поинтересовался я. – Дорога есть? Может быть, мост?

— Нету. Только по воде. – уверенно ответил Палыч.

— Или над водой. Как я… Как меня перевезли. – добавила Олеся.

— Отвратно! – нахмурился я. — Я же говорил надо было катамаран взять!

— Если мы вылезем на острове, нас вон охрана снимет. – Палыч показал на красную лодку с надписью «МЧС». В лодке сидел бравый детина в тельняшке и сонно, одним глазом следил за плывущими вдалеке лодками.

— Ну и чего он нам сделает? – не унимался я. – Он дрыхнет, вон на солнышке…

— Не обольщайся! Он друзей позовёт… Нам лишний шум не нужен. Чтобы поближе посмотреть у меня вот чего есть… — Палыч вытащил маленький бинокль, показал нам и уставился в него на арку.

Минуты две Палыч смотрел вооружённым взглядом, цокал, нукал, и выдал резюме.

— Арка как арка!

— Может, не та? – решил я уточнить у Олеси.

— Да та! Сто процентов. Я вылетела оттуда… — она показала в проём — …и полетела прямо сюда, к этим вот деревьям. А потом развернулась, здесь… и обогнув остров слева, полетела к мостику. Там, где мужик с фотоаппаратом стоит стояли серые. Хотя не совсем стояли… они мутные были какие-то.

— Нам нужно осмотреть мостик. Пойдёмте. – предложил Палыч.

— Дай в бинокль поглядеть? – попросил я.

Палыч отдал мне бинокль, а сам полез ковыряться в планшете.

Я глянул на арку через увеличительные стёкла. На удивление, бинокль оказался не обычной ерундой и китайской игрушкой, а качественной штуковиной. Я видел арку как бы в метре от себя, можно было различить все трещинки, дырки и пятна. Как уже сообщил Палыч арка оказалась совершенно обычной каменной постройкой. Красные кирпичи, белая побелка. Деревья вокруг – обычные, трава – зелёная. Следы, во множестве оставленные вокруг арки — человеческими. Постойте это как же так следы?!

— Палыч! Ты как смотрел? Там же полно следов, это же… это же — зацепка! — возбуждённо закричал я.

— Какая? Это обычные следы, – не понимая важности моего открытия, ответил Палыч.

— Необычные! — возмутился я. — Там ходил тот, кто связан с серыми! Клоны! Или даже это сами серые и ходили!

— Андрей, там ходили такие же балбесы, как и ты. Исследователи тайн, праздные бездельники, влюблённые парочки. Сотни людей! Всем им было интересно залезть на этот остров и полазить вокруг арки. А серые судя по нашей последней встрече, по земле не ходят…

Я понял, что сморозил глупость, и попытался реабилитироваться…

— Ладно, я и сам понял. Но ты согласен, что арку стоит рассмотреть поближе?

— Да. Но сначала давай поглядим вокруг. Арка пока что неприступный бастион. Пойдём, пойдём. – Палыч потянул меня за собой, догонять Олесю.

— Ну хорошо… — я вздохнул и сунул бинокль в задний карман.

По широкой дуге мы обогнули пруд и остановились на мостике, ровно напротив арки, но на противоположной стороне. Невысокий, блёкло-серый, он завис, чуть выгнув спину над тонюсеньким ручейком. Ручей брал начало где-то выше по склону. Тихо журча, он бежал по вымощенному камнем дну, проскальзывал под мостиком поменьше, и впадал в пруд.

Я глянул вниз. Под мостом спрятались утки. Они настороженно топтались у кромки воды, не зная, чего ждать от очередных зевак. Если повезёт – манны небесной, в виде крошек хлеба или даже куска батона или целой булки. Если нет – громкого крика или на худой конец камня.

Олеся остановилась у фонаря, одиноко торчащего рядом с мостом.

— Вот здесь стояли серые… — она указала на край. – А я вот тут лежала. – она кивнула на пригорок. – Сделала круг, вот там… над водой и оказалась тут…

Подошёл тяжело дыша Палыч, прислонился к фонарю. Прогулка его заметно утомила.

Я осмотрел мост и пригорок на которые указала Олеся, но никаких следов не обнаружил. Достал бинокль и уставился на арку.

— Могу вас поздравить, вид с этой стороны ничем не отличается, от той. И нам по-прежнему никак не попасть на остров. – заявил я и отдал Палычу бинокль.

— Андрей, ты ничего не замечаешь? – неожиданно спросил Палыч.

— В смысле? – не понял я.

— Ну ламп, фонарей синих… — он кивнул на фонарный столб.

— Не-а! Вокруг ничего нет. Это обычный фонарь.

— Вот это и странно! Если предположить, что арка — портал, дверь, то такое важное место должно просто кишеть приборами… Я бы утыкал всё тут камерами… Олеся, может быть, ты всё-таки ошиблась?

— Нет! Однозначно, это именно то место! – возмутилась девушка.

— Хорошо-хорошо! – Палыч поднял руки в примирительном жесте. — Тогда, получается, что серых совсем не беспокоят вопросы безопасности. Они твёрдо уверены, что в арку никто не проникнет.

— Ну мы этого не знаем наверняка и не узнаем пока не рассмотрим арку поближе.

— Может быть… Может быть… Но друзья, давайте не будем спешить брать лодку и плыть туда.

— Ну, почему же?

— Мне очень не хочется привлекать внимание. Андрей, ты забыл, что могут быть ещё такие же как мы информаторы? Они могут нас засечь!

— Живые камеры…, да ты прав… И что же делать?

Палыч пожал плечами.

— Не знаю. Давайте осмотрим внимательнее тут всё вокруг.

— Пойдёмте тогда в тень. Вон туда. — Летнее солнце пекло нещадно, я решил предложить уйти по дорожке, убегающей куда то в лес. – Олеся, ау!

Олеся стояла, погружённая в мысли.

— Да, да. – очнулась она. – Что-то я задумалась… Пойдёмте!

Мы не спеша побрели по каменной тропинке в лес. Лёгкий ветерок шумел листвой на деревьях — великанах. Дорожка начала потихоньку подниматься. В траве что-то резко зашуршало. Мы остановились. Серенькая чёрточка шмыгнула под упавшую ветку.

— Что это? – спросила Олеся.

— Мышка, наверное. – просто ответил Палыч.

— Фу! Гадость! – Олеся театрально передёрнула плечами.

В траве снова зашуршало. Я присел. Земля была утыкана маленькими дырками. Я и раньше видел такие, но не придавал значения – думал палкой кто наковырял. Из дырки высунулся серый нос с двумя чёрными булавками глаз. Зверёк опасливо повёл носом.

— Ха! Смотрите, точно мышь! – я указал пальцем на нору.

— Ой! Тьфу ты! – Олеся испугалась и отпрянула. – Кыш! – Она топнула ногой, и мышонок исчез.

Я поднялся с корточек и увидел впереди нечто интересное.

— Смотрите, решётка какая-то.

Дорога сменилась каменными ступеньками и начала забираться круче вверх. Мы остановились на небольшой площадке. В каменной стене была устроена небольшая пещерка, что-то типа грота, отделанного кирпичом. Овальный вход перекрывала крепкая металлическая решётка, за которой стояла статуя. Полуголая, как и положено статуям, девушка держала у груди цветы.

— Бедняга… кто ж тебя тут замуровал? – шутливо спросил я у статуи.

Но каменная девушка не ответила. Чему-то мило улыбаясь, она безмолвно глядела в сторону.

— Интересно, это мрамор? – Олеся сунула руку за решётку и погладила каменное изваяние. – Не понятно, гипс, наверное…

Статуя качнулась — Олеся отдёрнула руку.

— Не трогай, – посоветовал я. — Старая она, неустойчивая. Жалко, упадёт ещё…

— Ага.

— Странно… — Палыч погладил бороду. – Она тут стоит давно, но…

— А чего странного? Парку-то две сотни лет!

— Но её кто-то двигал.

Мы с Олесей переглянулись.

— Палыч, не морочь голову… Что не так?

— Смотрите. – он указал вниз, на кирпичи за статуей. – Видите? Слева на кирпичах следы ударов. Выбоины. А справа их нет. Как будто тумба на которой стоит девушка ударилась ребром о стену. И не раз.

Угол постамента и правда был сбит. А на кирпичах остались вертикальные выбоины. Кто-то двигал каменную статую внутри её клетки.

Палыч присел у самой решётки, просунул левую руку внутрь и начал чистить мусор, лежащий на полу. Я бы на его месте не спешил делать это голыми руками. Наш народ, к сожалению, особенно после повышения внутреннего градуса внешними вливаниями, становится чересчур азартным. Охота справить нужду в самых экстремальных местах входит в число экстравагантных способов показать себя. И не с лучшей стороны. Боюсь, в камере нашей пленницы всё же попахивало не только естественной сыростью…

Тем не менее несмотря на мою брезгливость, Палыч очистил пол с обеих сторон. На сером камне слева чётко проступили широкие царапины — скорее старые борозды в камне. Справа их не было.

— Похоже, её действительно двигали… И только в одну сторону.

Меня осенило.

— Палыч! Ты гений! По всем законам, под статуей должен быть люк, проход в какой ни будь секретный туннель. Давай двигать! Залезем!

— Ау, мальчики? Вы меня, конечно, извините, но если под ней есть люк, то даже я в него не пролезу. Тумба маленькая, туда разве что только ребёнок сможет протиснуться. Наверное, там просто схрон и давно пустой.

— От туда дует… — Палыч ткнул рукой куда-то за статую.

— Дует? Значит, там всё-таки проход! Давайте подвинем статую!

— Стой! Кто то идёт!

Мимо нас пробежала радостно верещащая девчонка лет пяти, а за ней мальчик — чуть старше. Занятые весёлой игрой они не обратили внимание на трёх странных взрослых, ковыряющихся в мусоре у небольшого памятника. Но выше по лестнице спускались их родители, мужчина средних лет и женщина с ярко-фиолетовой причёской.

Палыч встал, погладил свою бородку, сделал задумчивое лицо. Нам с Олесей тоже пришлось сделать вид, что мы «просто» остановились поглядеть.

Парочка, лениво переговариваясь, остановилась у памятника и принялись разглядывать каменную пленницу.

— Красиво… — печально сказала женщина.

— Фигня, какая-то. — пробурчал мужчина.

— Ничего ты не понимаешь… — вздохнула она. – Романтика…

— Ну, куда уж мне понимать! – проворчал мужчина, разглядывая нас. – Пошли уже…

Мужчина взял женщину под локоть. «Странные они какие-то…» прошептал он ей в ухо. Она кивнула, тихо сказала «пойдём» они поспешили дальше.

— Давай двигать. – скомандовал я, как только семейная пара ушла на десяток метров вниз.

— Неудобно, как-то. Место, открытое… Народ тут ходит… — ответил Палыч.

— Я думаю, им всем плевать… — я засунул руки за решётку и взял статую за талию. – Мы быстро! Олеся, постой на «шухере»!

— Ладно, давай пока никого нет.

Я попытался сдвинуть влево каменную девушку, но смог только качнуть её.

— Хм! Не двигается…

— Попробуй в другую сторону. Возьмись ниже, за тумбу. – подсказал Палыч.

Я так и сделал. Ровным счётом ничего не изменилось. Небольшая в принципе статуэтка не могла быть такой тяжёлой, что-то мешало.

Палыч подошёл, взялся за камень.

— Давай! Налегай!

И мы налегли… И ещё раз.

Олеся стояла поодаль, погружённая в свои мысли. Вдруг она повернулась и упавшим голосом произнесла.

— Ребята, неужели это всё правда?

— Что? – хором спросили мы.

— Арка… Серые… Неужели вы на самом деле полезете в арку? – она кивнула в сторону острова.

— Ну мы не знаем пока как… — я сделал акцент на слове «как».

— Андрюша, да вы как дети малые! А вдруг там что-то ужасное? Не нужно нам туда… Не нужно...

— Да ладно, Олеся, мы аккуратно! Нужно выяснить...

Острый конец камня впился мне в ладонь, я решил взять статую поудобнее. А схватившись — резко дёрнул и нечаянно её повернул…

Каменная девушка неожиданно легко, вместе с постаментом крутанулась вокруг вертикальной оси и стукнулась о стенку грота. Как раз в том месте, где были выбоины.

Что-то щёлкнуло.

Рейтинг: +2 Голосов: 2 479 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий