fantascop

Информатор. Глава 4

в выпуске 2015/06/15
23 декабря 2014 - Вячеслав Lexx Тимонин
article3122.jpg

Глава 4. Трагедия

 

По дороге домой я заехал в супермаркет — купить бутылку виски. Да! Чтобы банально нажраться! Ну, решил как-то по-мужски встретить удар судьбы. Вообще-то, я не любитель выпить, но тут случай особый. Друзья — вот так не уходили, любовницы не бросали. С работы не выгоняли, я уходил сам, считая себя властелином своей судьбы. А сегодня вот — свалился с Олимпа и шишку набил.

В отделе спиртного я долго не выбирал — схватил какое-то дорогое пойло с полки, захватил по дороге бутылку колы, лимон и пошёл на кассу. Расплатившись, я засунул покупки в пакет и побрёл к выходу.

Автоматические двери распахнулись, впуская внутрь душный воздух и дикий визг тормозов!

Сразу напротив входа, метрах в десяти, через стоянку был пешеходный переход. С верхней ступеньки лестницы я хорошо видел, как на дорогу вышли две девушки. Одна из них — брюнетка в жёлтом, остановилась у обочины, копаясь в сумочке. А её светловолосая подружка, одетая в белое платье в красный, толи горошек, толи цветочек, продолжила путь.

Маленький грузовичок, Портер с нарисованным на борту эскимо, остановился перед переходом, терпеливо ожидая, пока девушка пройдёт. Водитель нагло пялился на симпатичную фигурку и улыбался во весь рот.

Девушка шла по зебре, кокетливо опустив голову, и не видела, что идёт навстречу смерти. По соседней полосе, не видя её, летел здоровенный внедорожник. Чёрная Тойота хорошо так разогналась, под сотню — не меньше!

Девушка выскочила из-за Портера. Реакция у водителя Тойоты оказалась отменная.

Как только девушка показалась – чёрный внедорожник споткнулся, буквально прижался носом к асфальту, визжа покрышками и стирая их в дым. Но остановиться уже не мог...

Тойота согнула девушку, сорвала её с перехода — легко, как мы срываем травинку с земли. Белое платье прижалась к чёрному металлу словно желая обнять. С визгом проехав несколько метров, машина остановилась, отбросив девушку далеко вперёд. Несколько раз ударившись об асфальт, тело замерло.

Дикий женский вопль – всё это время безумно кричала подружка, оборвался. Жизнь замерла, тишина тяжёлым сапогом раздавила мир вокруг.

Я, как и все, стоял широко раскрыв глаза не в силах сдвинуться с места. Был человек… и нет человека!

Тойота стояла посреди дороги. Над корпусом струилось раскалённое марево. Было слышно, как щёлкают остывая тормоза.

Первый шок прошёл. К телу девушки бросились зеваки. Кто-то фотографировал. Кто-то снимал на видео, во всех подробностях комментируя, как это всё произошло – да здравствует YouTube!

Но никто не подошёл проверить – жив ли она. Даже подружка — осталась стоять на переходе, закрыв рот ладонью.

Я понял, что толку от меня нет и пошёл к машине. Бросил пакет на заднее сидение и сел за руль.

Приехала скорая. Не худая, скажем так, женщина врач подошла к девушке, медбрат принялся разгонять зевак.

Я отъехал от супермаркета. Дорога одна — мне пришлось проехать рядом с телом девушки. Со стороны казалось, что она просто упала в обморок. Сверху крови почти не было — на лице, немного. Но приглядевшись, я ужаснулся — девушка буквально плавала в крови.

Светло-русые, наверное, даже свои — некрашеные волосы, разметались по дороге. Непослушный локон перечеркнул бледное лицо наискось, от высокого лба до острого подбородка.

Я почти проехал мимо, когда услышал, как обеспокоенно закричала женщина врач:

— Саша! У неё есть пульс! Бегом за носилками! Везём в двенадцатую…

Повезло девчонке! А, может, и нет… Не дай бог, останется инвалидом на всю жизнь.

 

* * *

 

По дороге в магазин Катя без устали щебетала про своего нового ухажёра. Про то какая у него машина, какой он качок, симпатяга и вообще — мачо. Да и сама Катька, жгучая брюнетка, всегда выделялась на фоне бледной Леськи. Олеся скромно слушала и завидовала, без злой зависти, по-доброму.

— И тут, ты представляешь, — Катя многозначительно подняла палец, — он дарит мне огромный букет! Тридцать три алых розы! Такой цвет, такой цвет… Прям как я люблю! Не ты ли, случайно, сболтнула, а? – Катя хитро прищурилась и посмотрела подруге в лицо.

— Да нет же! — отмахнулась Олеся. — Я видела твоего Карена всего один раз. Да и то издали…

— Откуда же он узнал? – не отставала Катя.

— Сама небось сказала! Ты находка для шпиона — болтаешь без устали.

— Да уж, таких как я поискать ещё надо!

Подружки рассмеялись. Катя громко, вызывающе, Олеся — по-скромному, тихо.

Они подошли к пешеходному переходу. Запиликал Катин мобильник, и она остановилась у обочины, ковыряясь в сумке.

«Наверное, её парень звонит», — подумала Олеся. — «Счастливая!»

— Ван-момент, Лесь! – Катя выудила из бездонной сумки серебристую коробочку. – Халлоу! Да, Каренчик… да, да… А мы тут с Леськой в магаз собрались…

Олеся решила не мешать — нехорошо подслушивать чужие разговоры, и прошла чуть вперёд.

С парнями у Леськи как-то не складывалось. Очень она привередливая, как заявила однажды Катя. «Всё принца ждёшь?» — спросила она. — «Смотри, время идёт, совсем никому не нужной станешь. Не то что принц, нищий замуж не возьмёт!» Но Олеся искала не принца, и не денег – любви настоящей. А найти не могла, не знала — какая она.

Скрипнули тормоза. Маленький грузовичок с большим эскимо на борту остановился у самого перехода. Белобрысый парень, сидевший за рулём, улыбался во весь рот, не забывая при этом ощупывать Леськину стройную фигурку взглядом. В свои двадцать семь с половиной лет Олеся выглядела ну максимум на двадцать пять и гордилась этим.

Парень махнул рукой – мол, проходи. Олеся кокетливо улыбнулась, потупила взгляд, стараясь не терять парня из виду, и ринулась через дорогу.

— Леська!.. Стой!.. – заорала Катя.

Олеся обернулась.

Катя, белая как полотно, с широко раскрытыми от ужаса глазами замерла с поднятой рукой. Она пыталась указать на что-то за фургоном.

Белобрысый глянул куда-то вбок, видимо, в зеркало заднего вида и побелел.

Олеся продолжала идти вперёд, заботясь о том, как бы не свалиться с высоких каблуков. Над странными выражениями лиц водителя и подруги подумать она не успела — выскочила на дорогу. Только тогда она поняла, что случилось.

По соседней полосе, прямо на неё, неслась чёрная машина. Какая — было уже неважно! Единственное, что она успела сделать – закрыть глаза и прошептать «мама».

Многотонная махина, как разгорячённый охотой хищник, набросилась на Олесю и принялась её рвать на части.

Грязный бампер, ударив чуть выше колена, раздробил левую бедренную кость, вырвав её из сустава, смял таз и сломал правую ногу в двух местах. Фара перед тем как лопнуть раскрошила рёбра, превратив в кашу внутренние органы и сломав хребет.

Олесю согнуло, распластало на капоте. Голова ударилась о горячий метал и череп треснул, брызнув осколками в мозг.

Последнее что она поняла – как взлетает. Ей стало хорошо, она почувствовала безмятежность и… безразличие.

Протащив на себе несколько метров, рычащий монстр отбросил Олесю. Как тряпичная кукла — её тело гнулось в разные стороны, словно без костей, она несколько раз отскочила от асфальта и замерла.

Тойота остановилась в далеко за переходом. Два резких чёрных следа тормозного пути дымились вонючей резиновой копотью. Тишину нарушал только шорох подпрыгивающих как горох на асфальте осколков разбитой фары.

Визг Катьки застрял у неё в горле. Немой вопль белобрысого водителя Портера остался никем не услышанным. Вокруг застыла густая тишина…

Вдалеке завыли серены. Спецслужбы, вызванные констатировать факт, в принципе могли не спешить.

«Вызовите скорую! Кто ни будь, позвоните «03»! Новый «112», вроде… Ей уже не нужно, после такого не выживают… Надо же, раз! И всё… Да уберите вы камеру!» — вокруг образовалась толпа.

Катя, бросив сумку на переходе, рыдала у неподвижного тела. Вокруг образовалось кольцо зевак, но никто не рискнул подойти поближе и прикоснуться к изломанному телу.

Белобрысый водитель Портера стучал в окно внедорожника. Он требовал, чтобы хозяин Тойоты вышел, посмотрел на своё творение и получил по заслугам. Несколько зевак — мужики в потных майках и затёртых шортах, поддакивали белобрысому, грозили кулаками, но издали.

Водитель Тойоты сидел в машине. Он откинул голову на подголовник и пустым взглядом смотрел на тело Олеси. Что-то пищало на приборной панели, но ему было всё равно. Для него упало небо — он убил человека. Вопли и стук, доносившиеся снаружи, размазались во времени, превратившись в неровный гул.

Через несколько минут прибыла карета скорой помощи. Из микроавтобуса вышла плотная женщина средних лет в синей форме и с чемоданчиком в руках. Она поспешила к Леське, а медбрат, вышедший следом, начал потихоньку разгонять толпу.

Из остановившейся рядом с «Тойотой» полицейской машины вышел плотно сбитый лейтенант. Он поправил форму и направился к чёрному внедорожнику. Его напарник остался, что-то сообщая по рации. Лейтенант отодвину белобрысого в сторону. Хотел было открыть водительскую дверь, но заглянул внутрь и увидел обессиленного водителя. И решил не спешить…

Из-за аварии образовалась пробка. Скопившиеся машины медленно проползали мимо. Водители качали головой. Пассажиры – женщины таращили глаза, закрыв ладонью рот, пассажиры – мужчины сидели молча, нахмурив лоб. Каждый сочувствовал – как мог, втайне радуясь, что это приключилось не с ним.

— Саша! У неё есть пульс! Бегом за носилками! – громко закричал женщина врач, не вынимая из ушей фонендоскопа. – Везём в двенадцатую… Живо говорю!

Толпа одобрительно загудела: «Вот ведь, как бывает! Чудо!».

Женщина врач вынула из чемоданчика мутно-серого цвета прибор, опутанный прозрачными трубками. Она положила его на грудь Олеси и нажала несколько кнопок. Мигнув белой полусферой, прибор пискнул и зажужжал. Трубки спружинили, вытянувшись в стороны, и плотно обняли Леську устраивая серую коробочку между грудей.

— Вот так, милая, – сказала женщина, прикладывая дыхательную маску на нос и рот Олеси. — Считай, тебе повезло! Немного…

 

* * *

 

Я подъехал к дому в убитом состоянии. Такого ужасного дня у меня никогда раньше не было и, надеюсь, не будет. Безумного Палыча нигде не было видно, и слава богу — сейчас только его не хватало.

Глянул на часы — семь вечера — вот Ната удивится, ведь раньше девяти я появлялся очень редко.

Щебетали птицы на деревьях, смеялись дети на дворовых качелях, дворник в оранжевой куртке шоркал метлой у бордюра. Обычный летний вечер. Как же так вышло? Увольнение, ссоры, авария…

Хорошо бы Наты не было дома! В магазин пошла или к подруге. Я искал, понимая, что просто не готов к предстоящему разговору…

 Я рассеянно потыкал пальцем в кнопки на панели двери подъезда. Набрал первые цифры кода. Сбросил… Надо было тортик, что ли, купить в супермаркете… А может быть, съездить за цветами? Пока не напился.

Неожиданно дверь открылась. На пороге стояла… Ната. Через плечо, безжалостно смяв светлое платье, была перекинута тяжёлая спортивная сумка.

— О! Малыш! Как неожиданно! — я опешил и схватился за дверь. — Я как раз думал… Сюрприз хотел сделать… Пораньше пришёл…

Ну — дурак! Ну, посмотрите на меня со стороны. Растрёпанный весь. Галстук на боку. Рубашка торчит из брюк. Перекошенное лицо и бутылка виски в руке красноречиво говорят: «у меня проблемы…»

— Не нужно! – отрезала Ната.

Дежавю?

— Что не нужно? – не понял я. — Слушай, Ната, я тут…

— Не нужно ничего говорить! Точнее, нам нужно всё обсудить! Я так больше не могу… — Ната взорвалась фонтаном слов. — Я устала! Мне нужно побыть одной… Твои приступы меня убивают! Я так переживаю из-за них, что просто совсем нервов не осталось. А, ещё, тот разговор про детей — не хочу, чтобы у них был такой отец, как ты. Вдруг ты… Ну, вдруг тебя не будет. В общем, давай немного отдохнём друг от друга! Я позвоню…

К подъезду подкатило жёлтое такси, а у Наты зажужжал телефон. Оттолкнув меня с дороги, Ната замахала рукой, привлекая внимание водителя, и бросилась к машине.

Я стоял как истукан, не знал, что делать и поэтому тупо держал дверь подъезда, чтобы не закрылась…

Ната открыла заднюю дверь машины, бросила сумку на сиденье и уселась сама. Водитель, подумывавший выйти положить вещи в багажник, недоуменно пожал плечами: «Как пожелаете»!

Такси уехало, увозя Нату в неизвестном направлении.

Больше двух лет мы жили вместе, души друг в друге не чаяли. Бывало, конечно, ругались по пустякам, но чтоб вот так – никогда!

Ната москвичка, её мама в центре, на Шаболовке живёт. Будем думать, что она благоразумно к ней поехала. Больше не к кому… Или есть?

А я вот залётный! В поисках лучшей жизни, выпорхнул десять лет назад из отцовского гнезда, что в глухом сибирском краю, и свил своё. И как-то у меня всё само получалось. И с работой, и с личной жизнью почти не было проблем. От стажёра-дизайнера до руководителя крупных проектов – махом проскочил. С Натой, вообще, любовь с первого взгляда приключилась.

Меня будто пыльным мешком по голове огрели. Всё поплыло, стало мутным, как в тумане. Меня замутило. Нужно идти домой.

Я пнул ногой дверь – она возмущённо задребезжала и отворилась нараспашку. Собрав остатки воли в кулак, я нырнул в пахнущий кислой сыростью сумрак подъезда.

Прислонившись к старому дереву, у детской горки стоял Палыч. Стоял давно — смотрел на сцену семейной ссоры. Он громко шмыгнул носом и побрёл к подъезду.

Похожие статьи:

РассказыИсполнитель предрассудков

РассказыИнформатор. Глава 2

РассказыБастион

РассказыИнформатор. Глава 3

РассказыИнформатор. Глава 1.

Рейтинг: +3 Голосов: 3 447 просмотров
Нравится
Комментарии (1)
Вячеслав Lexx Тимонин # 16 июня 2015 в 22:44 +1
Всё! Мне нравится! Но это кошмар! Нет сил смотреть на это...И этого я так не оставлю.. Нужно срочно всё взять и переделать! С самого начала...
Коты побоку покамест!
PS Ушёл по самые помидоры ковырять Информатора.
PSS Может быть вынырну на "сказку"
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев