fantascop

История в море - часть I.

в выпуске 2013/11/21
11 октября 2013 - Леся Шишкова
article1016.jpg

Глава I

 

Шум с Ленинского проспекта достигал даже двадцать первый этаж. Сквозь сон ему казалось, что этот шум сродни песне волн, лениво наплывающих на сознание. Ему даже показалось, что он слышит крики чаек, вьющихся где-то высоко над белыми парусами.

— Брр, — он протянул руку и выключил истошно орущий будильник, — пора вставать, Ваня.

Звук собственного голоса показался ему незнакомым и он несколько раз кашлянул, прочищая горло.

Слегка прихрамывая, он отправился в ванну и остановился  у зеркала, задумчиво разглядывая отражение. Собственное лицо казалось ему каким-то незнакомым, где-то даже детским. Почему-то хотелось зажмуриться и, открыв глаза, увидеть до боли знакомую суровую, обветренную и закаленную морскими брызгами физиономию.

Хлынувший поток кипятка из душевой лейки неприятно ошпарил кожу и Иван окончательно проснулся. Чертыхаясь и понося самого себя, он включил холодную воду и отправил в слив ванной последние остатки наваждения.

Через двадцать минут Иван Николаевич Черногрядский вышел из подъезда своего дома и нырнул в приветливое нутро шикарной иномарки.

— В офис, Иван Николаевич, — личный водитель Черногрядского Леша, приветливо улыбнулся хозяину, — или сначала кофе?

Леша работал водителем у Черногрядского уже около пяти лет и знал привычки своего работодателя.

— В офис, — Иван Николаевич бросил короткий взгляд на часы, — там тоже кофе имеется.

 

Глава II

 

— Капитан, — низкий суровый бас луженой глотки ворвался в его сон, — капитан, корабль на горизонте.

Он заставил себя разлепить тяжелые, отекшие веки и взглянуть на часы. Стрелки услужливо подсказывали, что уже далеко за полдень.

Дверь каюты капитана распахнулась и на пороге возникла коренастая фигура одноглазого Джо.

— Поднимайся, Кэп, — он бесцеремонно ввалился в каюту и схватил недопитый стакан вина, — там прогулочная яхта на горизонте.

— Откуда в открытом море может быть прогулочная яхта? – капитан осторожно присел в постели, пытаясь понять насколько сильно похмелье.

— Наверняка её затянул сюда этот шторм, в котором мы так благополучно уцелели, — боцман уже тянулся к початой бутылке, но капитан успел перехватить ретивого моряка.

— Ступай, — буркнул капитан и, легонько постукивая деревяшкой вместо ноги, начал пробираться к стулу с одеждой.

 

Глава III

 

Казалось, что в ее темных глазах можно завязнуть, словно в болоте, и погибнуть без сопротивления.

Он знал, что она является не только соучредителем конкурирующей компании, но  и дочерью владельца контрольного пакета акций. Но это не мешало ей быть обладательницей потрясающей внешности. Ее нежное открытое лицо лучилось улыбчивым светом, несмотря на то, что губы были сосредоточенно сжаты, выдавая ее напряжение.

— Мне бы хотелось пригласить Вас на ужин, — Черногрядский галантно предложил ей руку, — отпраздновать наше долгосрочное сотрудничество.

— А Вы с места в карьер, Иван Николаевич, — девушка серьезно посмотрела ему прямо в глаза.

— Просто Иван, — он брезгливо скривился в адрес отчества, — а что касается с места в карьер… Я просто не могу иначе.

— Ресторан «Атлантика», — девушка решительно направилась к выходу, — в семь.

* * *

В этом зале шикарного ресторана была мягкая, интимная обстановка. Хостес поинтересовалась его фамилией и обрадовала, что столик на двоих заказан Петровой Мариной Захаровной на семь часов вечера и его уже ожидают.

Черногрядский удивленно взглянул на часы. Стрелки лениво показывали время – 18:41.

Она сидела за столиком, уютно спрятавшимся в сумрачном уголке. Ее силуэт был едва заметен.

— Присаживайтесь, Иван Николаевич, — она махнула длинной сигаретой, зажатой в изящных пальцах, — Вы рано.

— Иван, — он вновь поправил ее, — Вы тоже оказались здесь раньше.

— Не люблю опаздывать, — она отправила недокуренную сигарету в пепельницу, которую тут же заменил на чистую проворный официант, — всегда приезжаю за полчаса до назначенного срока.

— Необычная привычка для женщины, — Черногрядский удивлённо улыбнулся.

— Всегда боюсь пропустить самое интересное, — в глубине ее глаз сверкнули огоньки.

— Или это был отсвет от пары свечей, — подумал Иван, теряя волю и разум под воздействием обаяния девушки.

 

 

 

Глава IV

 

— Кажись нет никого, — морской штиль дал им возможность подобраться к яхте максимально близко и почти вся команда неотрывно всматривалась вдаль, силясь увидеть какое-то движение на борту.

— Лодку на воду, — решительно скомандовал капитан.

— Странно это все, странно, — пробормотал суеверный квартирмейстер, занявший место капитана за штурвалом.

Одноглазый Джо, он же боцман, судовой врач, пара матросов и три негра, доставшихся им с одного берберского судна, забрались в лодку и, активно работая вёслами, быстро добрались до яхты, одиноко дрейфующей в открытом морском пространстве.

— Тебе не кажется, Кэп, — одноглазый Джо растерянно озирал отдраенную палубу, — что здесь чем-то попахивает?

Последний из негров, только что взобравшийся по услужливо скинутой кем-то веревочной лестнице на борт корабля зажал нос рукой, закатил глаза и свалился на палубу.

— Что с ним? – капитан обратился к доктору, кивая на чернокожего раба, бьющегося в истерике под ногами своих товарищей.

Паттерсон сделал пару шагов в сторону чернокожей компании, но один из них резко обернулся в его сторону и с испуганным видом объяснил происходящее на ломанном английском.

— Мистер Дарси, — доктор обращался к капитану именно так и никогда иначе, — эти матросы просят отпустить их дожидаться Вас в лодке, их товарищ обладает очень хорошим обонянием и доведён до безумства запахом крови и смерти на этом судне.

— Вы слишком хорошо относитесь к этим тварям, — одноглазый Джо буравил несчастных своим покрасневшим от злобы единственным оком.

— Пошли вон, — капитан махнул в их сторону рукой и невольно принюхался.

Запах был еле уловим, но ему был знаком.

— Кажется, эти суеверные африканцы на сей раз оказались правы, — он сделал пару шагов по палубе, — необходимо осмотреть яхту.

Пара оставшихся матросов тут же бросилась выполнять задание и через некоторое время ими был найден источник запаха.

Их было около тридцати человек. Небольшая каюта была почти заполнена телами.

— Ни одного живого, — покачал головой Паттерсон, — все скончались примерно трое суток назад.

Капитан Дарси выбрался из полутемного, заполненного сладковато-удушливым запахом помещения, на щедро нагретую солнцем палубу. Он отнял носовой платок из кружевного батиста от носа и глотнул свежий морской воздух. Легкий ветерок, появившийся несколько секунд назад, дохнул в его лицо влажной прохладой.

— Капитан, сюда, — он услышал негромкий возглас одного из матросов.

— Это в каюте капитана, — второй матрос высунулся на палубу.

Дарси ритмично постукивая по настилу палубы деревянной ногой, направился в каюту погибшего.

— Она пряталась за этим массивным сундуком, — матрос стоял возле двери, прижимаясь к ней широкой спиной, — если бы Ян не пожелал поинтересоваться что там внутри, мы бы ее не обнаружили.

— И кто же это? – боцман криво усмехнулся, глядя на удивленно вытаращенные глаза матросов.

— Женщина, — второй матрос смущенно опустил глаза.

— Теперь понятно откуда у тебя эти царапины на роже, — одноглазый Джо гневно сверкнул глазом в сторону неудачливого насильника.

— Да мы только вытянуть ее из угла хотели, а она…

— Тихо, — резко выплюнул команду капитан, — открывай дверь.

— Может я войду первым? – боцман достал из ножен кривой нож.

— Тихо, — почти прошипел Дарси и рванул дверь в каюту капитана на себя.

Она сидела на узкой кровати, прижавшись спиной к стене. Свет, падающий из небольшого иллюминатора, падал на её лицо с размазанными по щекам слезами.

— Нет, — она замотала головой и нечесаные длинные пряди закрыли воспалённые от слез глаза, — нет, не надо.

Она выставила вперед себя руку, словно защищаясь, а носом уткнулась в собственное плечо и ее тело сотряслось от приступа новых рыданий.

— Кто Вы? – он ласково взял ее руку в свою и осторожно присел на разворошенную постель.

При звуке его голоса она судорожно вцепилась в его пальцы и сквозь темные пряди волос взглянула ему прямо в глаза.

У него слегка закружилась голова и показалось, что в ее темных зрачках можно завязнуть, словно в болоте, и погибнуть без сопротивления.

 

Глава V

 

— Ванечка, Ванечка, — голос Марины доносился откуда-то издалека, — тебе опять приснился сон.

Он обнаружил себя в постели, а рядом заботливая и сочувствующая девушка.

— Брррр, — он смахнул с себя остатки сна, паутиной накинувшегося на уставшее сознание, — который час?

— Половина седьмого, — Марина скинула шелковый халатик и обнаженной змеей скользнула под одеяло, — можно еще часик поспать.

— Да, — он согласно кивнул, взбивая пуховую подушку, — еще часик.

Марина быстро уснула, а к нему сон не шел никак. Он попытался посчитать до тысячи, но дойдя до двух, понял тщетность усилий. Откинув одеяло, он понадеялся замерзнуть, а потом укрыться и почувствовать как дремотное тепло разливается по телу. Это ему тоже не удалось. Кондиционер исправно державший прохладу в квартире летом, зимой не давал ни малейшего шанса замерзнуть.

— Доминикана, — он прошептал себе под нос, словно пробуя на вкус слово, несущее с собою вихрь ассоциаций.Он тихонько выбрался из-под одеяла и прошлепал на кухню.

Бодрящий аромат кофе щекотал ноздри, а кружка обжигала пальцы. Он уютно уселся на высоком стуле за барной стойкой и нажал на кнопку поиска.

Доминикана — сказочная страна вечного лета с мягким теплым климатом. Занимает две трети острова Гаити, второго по величине на Карибах, — гласила призывная реклама, —

Republica Dominicana— страна, занимающая восточную часть острова Гаити в Карибском море. Сказочная страна вечного лета с мягким теплым климатом.

Он безжалостно щелкнул мышкой по красивым, красочным видам курортной страны, где он окажется всего через несколько часов.

Это будет их первое недолгое путешествие вместе. Но почему-то восторга и радостной эйфории Марины он разделить не мог. Что-то тревожное и до боли знакомое было в этих приевшихся словах.

— Карибы, — он задумчиво смотрел в немое окошко монитора, — Каролина, Мадагаскар, Багамы, Ямайка…

В памяти крутились какие-то до боли знакомые названия.

— Порт-Рояль, Нассау, — эти слова вызывали улыбку и приятные ассоциации, — Нью-Провиденс…

Марина незаметно появилась за его спиной и обвила его талию своими тонкими руками. Он почувствовал, как она прижимается к нему обнаженной грудью и его мысли плавно направились в иное, не менее приятное, русло.

 

Глава VI

 

— Сейчас моя очередь, Хэлиган, — капитан пиратской шхуны, дымя трубкой, подошел к штурвалу, за которым недовольно и брезгливо кривился квартирмейстер.

— Да уж в этом не сомневайтесь, — Хэлиган услужливо уступил место капитану Дарси.

— Чем ты недоволен? – он вопросом остановил сердитого квартирмейстера, — слишком мала оказалась добыча?

После того, как они переправили все, что имело хоть какую-то ценность с прогулочной яхты в трюмы и каюты шхуны, а девушку почти силой перевезли из одной капитанской каюты в другую, в борт прогулочной яхты было совершено два пушечных выстрела. Столб огня поднялся до самых небес и через какое-то время небольшой легкий корабль исчез, поглощенный ненасытной толщей воды.

— Ты спрашиваешь, чем я недоволен, Кэп? – в глазах квартирмейстера полыхнул злой огонь, — мне невдомек зачем ты перетащил эту девку к нам на корабль.

— Я помню наш уговор, — Дарси успокаивающе похлопал Хэлигана по  крепкой руке, — но не могли же мы оставить эту бедную девочку живьем погибать в компании трупов, бывших ее друзьями.

— Надо ещё разобраться, — буркнул Хэлиган, — почему она одна осталась в живых.

— Пусть в этом разбирается доктор, — улыбнулся капитан, — главное, что он уверен, что нам нечего ее опасаться и что она абсолютно здорова.

— Женщина на корабле – не к добру, — квартирмейстер стоял на своем.

Капитан Дарси вздохнул, но ничего не ответил, спрятавшись за густым облаком дыма.

Глубокое ночное небо слилось в крепких объятиях с морем и только яркая россыпь звезд радовала глаз и манила своим фантастическим узором.

Штурман рассчитал курс плавания и через пару-тройку дней при попутном ветре они окажутся в районе Карибских островов.

Думать о плохом совершенно не хотелось и перед мысленным взором, начисто стирая картину горы трупов в маленькой каюте, у капитана Дарси возникло по-детски притягательное и милое лицо с большими темными глазами. Эти глаза манили своей глубиной, в них хотелось окунуться и попасть в неземной рай.

Кто-то негромко кашлянул, заставив капитана вздрогнуть и яркой вспышкой улетучиться сладкие грезы.

— Я пришел составить тебе компанию, Дэвид, — одноглазый Джо оперся о поручень на борту шхуны, — наш ушлый квартирмейстер кое-чем недоволен.

— Я в курсе, боцман, — Дарси кивнул головой, — он в последнее время недоволен почти всем.

Джо снял повязку и потер веко, глубоко запавшее в пустую глазницу.

— Что говорит наш разлюбезный доктор? – капитан вновь спрятал смущение и интерес за густым облаком дыма,

— Легкое  нервное истощение и обезвоживание, — одноглазый Джо хитро глянул на капитана, — ей необходимо выспаться и прийти в себя, тогда она сможет подробным образом поведать, что же произошло.

— Ты доволен парусами и рангоутом с той несчастной яхты? – капитан хитро сменил тему.

— Паруса дерьмо, Кэп, — одноглазый Джо грязно выругался, — эта яхта словно побывала в самой сердцевине исполинского шторма.

— Но наш квартирмейстер практически все паруса перетащил в наши трюмы, — капитан заговорщицки подмигнул боцману.

— Этому дай волю, — отмахнулся одноглазый Джо, — он и всех клопов и корабельных крыс перетащит.

Боцман и капитан помолчали, задумавшись каждый о своем.  Трубка капитана Дарси потухла и он, выстучав содержимое о поручень, аккуратно спрятал ее в нагрудный карман бархатного камзола.

— А ну, дай ка я порулю, — одноглазый Джо бесцеремонно вытолкнул капитана из-за штурвала, — а ты отправляйся спать, сынок. Что-то ты целый день выглядишь неважно после той попойки в честь благополучного окончания шторма.

— Да, да, Джо, — капитан Дарси согласно кивнул, — заодно проведаю как там наша спасенная.

— И то правда, — тихонько хохотнул боцман.

Одноглазый Джо слышал, как неспешно и осторожно пробирается в темноте капитан Дарси. Его единственный глаз заволокла пелена воспоминаний, когда эта черная повязка отсутствовала на его лице, а у юного мальчишки, сбежавшего от благородных именитых родителей в поисках приключений, принятого на их торговый корабль юнгой, не было деревянной ноги.

Юный Дэвид Дарси, наследник благородного рода, отслуживший до определенного возраста юнгой, сумел овладеть навыками мастера по парусам и судового плотника. А впоследствии, благодаря грамотности и образованности, был назначен штурманом.

В рейсе, где Джо остался без глаза, а молодой штурман без ноги, в живых остались только они. Их корабль, груженый под завязку ценным грузом драгоценных металлов и камней, подвергся нападению трех пиратских кораблей.

Джо, карманы которого были набиты золотом и драгоценными камнями, прижали к палубе и дубасили пудовыми кулаками двое дюжих пиратов. Это были головорезы с корабля, взявшего их торговое судно на абордаж.

Молодой штурман выстрелил в одного и сразил бандита наповал, а второго ранил тесаком, подобранным тут же, на окровавленной палубе.  Дарси схватил за шиворот боцмана и потащил к борту корабля. Сначала он подтолкнул слабо упирающегося Джо, а следом прыгнул за борт сам. В последний момент недобитый пират метнул здоровенный тесак в его сторону и тот вонзился в ногу штурмана, налету разрезая плоть и кости.

Непостижимым образом молодой Дарси выловил Джо, лицо которого было залито кровью, а одна глазница зияла кровавой пустотой.

Одна из лодок плавала вверх дном недалеко от корабля. Именно к ней молодой человек   и подтащил безвольное тело бывшего боцмана. Поднырнув под лодку, он держал голову раненого над поверхностью воды, превозмогая боль и усталость из-за потери крови.

Вся, до единого, команда торгового судна была перебита, а сам корабль захвачен пиратами.

Уже Джо, опытный моряк, переворачивал лодку и на пределе человеческой выносливости втянул бессознательное тело товарища.

Поистине счастьем оказалось то, что пиратские корабли быстро покинули место боя, а Джо удалось выловить пару весел, плавающих меж всякого мусора с захваченного корабля.

Дно их лодки коснулось берегового песка в районе острова Тартуга. Об этом острове ходили самые страшные и душещипательные слухи, но в целом он ничем не отличался от любого другого портового городка.

В считанные минуты, превозмогая боль и усталость, двое раненых отыскали доктора. Увидев блеск золотых монет, тот мысленно потирал руки. Он был уверен, что эти двое не жильцы и золото, которое звенело в их карманах, достанется ему до единой монетки.

На его зов примчалась ватага головорезов, которым был обещан хороший куш за убийство случайных в этом месте людей.

Он и представить не мог, что главарем прожженных бандитов окажется младший брат одноглазого Джо.

 

Глава VII

 

— Ну, что ты, папочка, — голос Марины был нетерпеливо раздраженным, — как он может мне нравиться…

Он замер на одном месте и боялся пошевелиться. Марина находилась в спальне и разговаривала по сотовому, раздраженно дефилируя по ковру, украшенному цветным узором.

— Ты же прекрасно знаешь, — продолжала девушка, — что я с детства терпеть не могу калек и увечных. Если бы не дело…

Она замолчала, прислушиваясь к словам отца.

— Да, — она кивала в трубку, — я думаю, что скоро он будет готов подписать…

В небольшой щели между прикрытой дверью и косяком с завидной периодичностью мелькал её красивый профиль. Он слышал ее голос и то, что она говорила, но ему казалось, что это неправда и слуховые галлюцинации.

— Нет, — мелькнуло в сознании, — только не это. Только не снова…

Он развернулся и максимально осторожно покинул гостиничный номер.

— Боже мой, — подумал Черногрядский, облокачиваясь на стену, — им всем нужны от меня только деньги. Но Марина…

Как оказалось, Марина не любила море. Ее больше привлекал отдых на шезлонге возле бассейна, где она могла продемонстрировать публике свои откровенные купальные костюмы, едва прикрывавшие идеальное тело.

Он любил море. В первый же день он благоговейно вошел по пояс в эти лазурные воды и долго стоял, улыбаясь, словно малолетний ребенок.

Каждый раз, когда он надевал легкие брюки капри, и отправлялся на пляж, Марина провожала его брезгливым взглядом. Поймав его однажды, он не смог понять причину, вызвавшую столь неприязненное отношение к его любви к морским купаниям.

Теперь же, после подслушанного телефонного разговора, все встало на свои места.

Он был вынужден вернуться в номер по смешной до банальности причине. В его, наскоро купленных, купальных шортах лопнула резинка…

— Дядя Ваня, — он услышал детский голос и открыл глаза, — Вы чего тут?

Он открыл глаза и посмотрел вниз. Вихрастый мальчишка стоял перед ним и внимательно разглядывал его, глядя прямо в лицо.

— Все в порядке, Ванечка, — Черногрядский потрепал непослушные вихры мальчика, — у меня тут кое-что…

— Вам плохо? – он услышал приятный, но взволнованный женский голос, — Вы очень бледны.

— Все в порядке, — повторился он, — у меня небольшая проблема. Но о ней я Вам расскажу только в вашем номере, если позволите.

Он заговорщицки подмигнул тезке и неторопливо, но настойчиво увел своих знакомых от дверей собственного номера.

* * *

Он познакомился с ними тут же, на пляже. Щуплый мальчик лет шести-семи и его невысокая, стройная мама.

Они привлекли его своей непосредственностью и каким-то спокойным и даже домашним поведением. Ему трудно было уловить свои эмоции и понять отношение к этим людям, но что-то из глубины его души тянулось именно к ним. Возможно он испытывал тоску по давно потерянной материнской ласке, а, возможно, маленький Ваня напомнил ему его самого.

Он как-то легко и незаметно подружился с ними и подолгу барахтался в прибрежных волнах, играя в подвижные игры вместе с мальчиком.

— Врачи сказали, что срочности нет, — на глазах Маши, матери Ваньки, выступили слезы, — но требуется дорогостоящая операция. А у меня таких денег нет.

Господин Черногрядский узнал, что Маша вместе со своей школьной подругой, выкупили горящие путевки на неделю в Доминикану и, прихватив сыновей, помчались греть их сопливые носы, оставив в Москве унылый пейзаж поздней осени.

Почти сразу сын подруги заболел ветрянкой. Пару дней они провели в больнице, а теперь отсиживались в номере, отчаянно сбивая температуру. Ванька же находился в инкубационном периоде. То, что мальчик не заразится Маша не верила.

* * *

— А мы завтра уезжаем, — Ваня вьюном вился вокруг старшего тезки, — мама говорит, чтобы я обязательно запомнил этот земной рай. И тетя Марина пошла с Владиком погулять, чтобы он тоже запомнил.

Имя Машиной подруги резануло по сознанию Черногрядского и он не сумел сдержаться и его лицо скорчилось в болезненной гримасе.

— С Вами все в порядке? – Маша вновь встревожилась и вгляделась в его бледное, незагорелое лицо.

— Все лучше прежнего, — он улыбнулся и впился в ее лицо немигающим взглядом.

Сейчас, с распущенными волосами, она была похожа на нее…

 16.10.2012 г.

Похожие статьи:

РассказыПо ту сторону двери

РассказыДоктор Пауз

РассказыПограничник

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПроблема вселенского масштаба

Рейтинг: +8 Голосов: 8 1153 просмотра
Нравится
Комментарии (4)
Катя Гракова # 19 апреля 2014 в 10:07 +2
Прочитала первую часть. Очень заинтригована происходящим: что же это такое, что же это за двойственное развитие событий? Неужели капитан и Иван... нет, не скажу, но думаю, что где-то примерно так и есть.
Буду читать дальше. joke
Виктор Хорошулин # 19 августа 2015 в 11:18 +2
Боюсь строить предположения, но две линии сольются в одну и закрутятся вокруг женщины... Роковой.
Или нет? Посмотрим-посмотрим... laugh
Матумба(А.Т.Сержан) # 14 сентября 2015 в 13:28 +2
Слушаю сейчас этот рассказ в прямом эфире радиостанции "Радио фантастики")))
Ваще!
Зачёт! Я хотел сказать - ЗАЧЕТ!)))
Леся Шишкова # 14 сентября 2015 в 13:45 +1
Радио фантастики? Ого! :)))) Спасибо, Саша! :))) Капитан в море, сллышит зов крови... Это я там неумело подпеваю в саундтреке к рассказу. Словеса тоже мои... crazy
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев