fantascop

История Нака

в выпуске 2017/04/20
20 марта 2017 - Vigilax
article10663.jpg

Я родился давно…

Настолько, что этот мир стал другим…

Появился на свет в крошечном селении недалеко от Чёрной Заводи[1] – самого большого города Страны Клевера… Немногие помнят Ирландию под этим именем…

Мой отец – зажиточный, но совсем не богатый, земледелец – очень ждал своего первенца… И был рад мне!..

Недолго… потому что у мамы опять начались схватки.

Я как сейчас вижу: мужчина с обеспокоенным лицом кладёт меня, на укрытый свежей скатертью, стол и оборачивается к женщине, которая смотрит в потолок.

Мы плакали с ней вдвоём…

До появления моей сестры!

А потом ревели четверо: мужчина и женщина, мальчик и девочка. Громко… Вместе… От счастья!

Тем осенним вечером приходской священник заблудился в вересковых пустошах, и стало некому нас – новорожденных – окрестить…

Было холодно.

Соседи закрывали створы и ставни, скрывались за стенами своих тёплых домов, зная, что скоро над оградами поплывёт Адский Огонёк.

Воспоминания… Они невыносимее самой жестокой пытки: та рано или поздно забывается, а боль рвёт душу вечность…

Это может показаться смешным, но я уверен – моя жизнь всегда была полна совпадений…

Новый священник приехал только через неделю.

Он решил переждать ночь в своей келье, якобы потому, что опасался простыть, и не обошёл селение с молитвой, как полагалось…

На самом деле этот трус прятался от фэйри[2].

Утром ему предстояло вещать прихожанам о празднике: Дне всех Святых.

Я лишь смутно представляю, что он говорил моей несчастной маме…

Как лгал…

Потому что к тому времени меня уже похитили…

Мой отец был ревностным католиком.

Он не захотел тратить репу и воск, потакая суевериям, даже не поставил обычный фонарь на подоконник, чтобы отогнать тварей, которые блуждают в сумерках.

– Никто не заглянет к нам в дом без моего разрешения! – бахвалился родитель.

Я долго страдал из-за его гордыни…

Мне всегда нравились холмы Озёрного Края – так Ирландию называли раньше очень и очень часто…

Холмы изумительны!

Озёра неприглядны…

Холмы вечны!

Озёра переменчивы…

Холмы – дворцы истинно Великих!

Озёра – прибежища самых Ничтожных…

Великие…

Зачем одному из них понадобился я?

Мне не удалось это выяснить…

Полная луна, то и дело прятавшаяся за тучами, достигла высшей точки своего ночного пути.

Друиды[3] зажгли костры.

Ведьмы «оседлали» мётлы.
Рыцари ши[4] встали на Тропу Звёзд.

А меня заставила открыть глаза тяжёлая неясная тревога.

Я лежал и глядел на темноту…

В громадном доме – как тогда мне казалось…

Один.

Моя колыбель висела напротив очага…

Но давно погасли угли посреди щербатых булыжников…

Мне не хотелось ничего: ни пить, ни есть, ни… совершать противоположное…

Папа и мама спали, обнявшись, успокоенные тишиной, сменившей долгие вопли.

Сестра, с самого рождения плохо себя чувствовавшая, посапывала между ними.

Тихий шорох разорвал, повисшую в воздухе, тревогу.

Я его не испугался!

Наоборот – испытал облегчение…

Для меня он стал чем-то вроде первого солнечного луча на заре: поразительным событием!

Кто-то высунулся из дымохода, повисел немного, озираясь, и мягко спрыгнул на пол.

Незнакомец был весь покрыт лохмотьями из сажи.

Другой одежды ему не требовалось…

Худой, рыжеволосый и… красивый!

Даже теперь я не могу подобрать слов, чтобы описать насколько…

Но хочу, чтобы волшебный облик его не истлеет в моей памяти никогда!

Я улыбнулся…

И стал лёгкой добычей…

Железное кольцо, надетое мамой на запястье, не оберегло меня[5]

Старые отцовские штаны, служившие покрывальцем, тоже[6]

Мы улыбались друг другу.

Улыбались, пока он вынимал меня из колыбели.

Улыбались, пока карабкался по трубе.

Улыбались, пока, разбрасывая заиндевевшую солому, скользил с крыши.

Улыбались, когда незнакомец торжественно вручал меня очаровательной женщине с лазоревыми глазами, что правила, будто лошадью, целой кавалькадой, застывшей у нашего дома.

– Мой прими дар, Великая Мэб! – раболепно молвил он, склоняясь в  низком поклоне.

– Зачем это человеческое отродье принёс ты, Пак? – напевно спросила женщина.

Моё сердечко сладко сжалось: её голос был нежнее материнского – я тогда не понял ни слова, но всё запомнил.

– Обязанность шута развлекать тебя, королева, – изрёк укравший меня красавчик и незаметно, будто лепрекон[7], исчез!

Мне захотелось разрыдаться…

Я впервые испытал отчаяние.

Но взглянув на Мэб, сразу успокоился.

Даже зажмурился радостно!

Кавалькада тронулась по мановению её брови.

Медленно потекла через селение.

Всадники лишь изредка понукали скакунов.

Те ступали грациозно… степенно…

А Джек, прикрывая от ветра фонарь, следовал за ними…

Королева отпустила поводья.

Тихо смеясь, она перекидывала с ладони на ладонь свою ношу – меня.

Я не рыдал от ужаса, а довольно повизгивал.

Если бы мне тогда услышать её мысли…

Когда она подбросила меня, чтобы поймать обеими руками, я увидел жрецов в чёрных балахонах, которые толпой шли навстречу кавалькаде, освещая дорогу факелами.

Королева играла мной, точно клубком, пока друиды не оказались рядом с ней, а затем вдруг резко повернула голову – люди шарахнулись в стороны.

– Идёте славить Самайна, смертные? – надменно спросила Мэб.

Ей ответил солидный седовласый старец, шествовавший впереди.

– Да, – кивнул он, словно не заметил оскорбления. – Мы идём возжечь Пламя Жизни, дабы насытился Чёрный бог и пощадил нас грядущей зимой.

Королева звонко расхохоталась.

– Идите, мужчины племени людского, и надейтесь, что останетесь целы… Вот, лови, – она бросила меня друиду.

Ещё в полёте я заплакал.

– Благодарю за жертву, Владычица! Мы вознесём и тебе хвалу! – крикнул жрец, заглушая мои вопли.

Мэб отвернулась, мгновенно теряя ко мне всякий интерес.

Её послушная белая кобылица, стоявшая недвижимо во время беседы, сделала шаг по Тропе Звёзд… и вся кавалькада исчезла.

Увидев это, я взвыл ещё громче!

Но мозолистый палец, сунутый в рот, и давящий взгляд из-под капюшона заставили меня замолчать…

Друиды пошли дальше.

Уставший Джек не отставал…

Огромный костёр пылал в дубовой роще на вершине крутого холма.

Может быть, из его недр начали свой путь ши?

Я не знал.

Мне было страшно…

Жрецы совершали свои обряды, и от каждого из них разило смертью…

Ударом молота был повержен бык.

Большой… чёрный… мясеный[8]

Волоком его затащили в огонь.

Запахло палёной шерстью.

Только вот быка ударили не так, как следовало…

Нечеловеческий рёв заставил дрогнуть листву зелёных великанов, которые обступили поляну.

Рогатый силуэт, объятый пламенем, встал на дыбы, ломая копытами толстенные брёвна в костре, и помчался к друидам, ревя от боли.

Жрецы не шелохнулись.

Наверное, их парализовало от страха!

Только для последнего рывка быку не хватило сил…

Передние ноги его подогнулись.

Он рухнул и больше не мог подняться…

С ритуальными песнопениями, друиды облили несчастного маслом и подожгли.

Бык ещё был жив!

Налитый кровью глаз, полный невыносимой злости, уставился на меня, выделив из толпы.

Я лишился дыхания, пока зрачок не подёрнулся белёсой поволокой.

Очнулся лишь тогда, когда почувствовал кожей нестерпимый жар.

Все жертвы были принесены…

Кроме одной…

Я плакал…

– Самайн – Ужасный Бог Увядания. И ты, Мэб – Владычица Сидов[9]. Возьмите это дитя. Во имя жизни, – воскликнул седовласый жрец, подняв меня над костром, и… отпустил…

Я вскрикнул и… обмочился…

Миг – и пламя отдалилось!

Крепкое объятье сдавило мою грудь, точно капкан.

Рука Джека была холодна, но она показалась мне самой ласковой в мире.

От неожиданности я перестал стенать.

Друиды стояли, глядя в тёмные небеса и прославляя своего господина…

Они не заметили исчезновения маленького свёртка…

Я снова захныкал.

– Тише, малыш. Тебя могут услышать, – прошептал мой спаситель и вышел из рощи, прижимая меня к себе.

Минуло несколько часов.

Джек поставил на землю фонарь: погрызенную репу с ярко-алым угольком, снял через голову драную куртку и одел задом наперёд так, чтобы получилась люлька.

– Эй! – прозвучал весёлый возглас с высоты.

Милая ведьмочка, не такая обворожительная, как Мэб, но привлекательная, неспешно спустилась с небес, восседая на помеле, как на грациозной кобылице.

Платья на ней не было.

Только длинное белое полотнище, обёрнутое вокруг бёдер… груди… талии… – конец его бился на ветру…

Она полетела рядом, задевая Джека коленом – толкая в плечо.

– Я занят, – буркнул тот, даже не косясь на нашу новую попутчицу.

Ведьмочка надула губы крайне обиженно.

Джек, не замечая этого, продолжил шагать по пустошам.

К заходящей луне…

– Ты пропустил праздник, – проронила ведьмочка еле слышно, нарушив явно тяготившее её молчание. – Сейчас Добрая богиня ложится спать, уступая место Ужасному.

– Я знаю, – перебил Джек.

– Она проснётся только следующим летом. И до тех самых пор, мы не сможем насладиться её добротой и друг другом, – шепнула ведьмочка и печально добавила: – Грань между жизнью и смертью была так тонка… Ты вновь обрёл плоть… Мы провели бы всё время вместе…

Я посмотрел на Джека.

Когда он ещё умел дышать, то был пропойцей, и одряхлел на десятки лет раньше срока, только на его душе это не отразилось – несший меня на руках мужчина выглядел молодым и сильным.

Я понимаю лишь теперь, из-за чего тогда ведьмочка так переживала…

– Ты почему не пришёл?! – спросила она, надрывно.

– Вытаскивал из костра вот этого вот.

Джек кивнул на меня.

– Хочешь поменяться с Дьяволом и получить настоящее тело? – ведьмочка погладила его по макушке.

– Нет, – сухо бросил он.

– Тогда зачем? Десятки… сотни…. тысячи никчёмных кусков мяса поджариваются в эту ночь каждый год… час… миг! Везде!

– Я просто захотел его спасти, – гаркнул Джек.

– И забыл про меня?!

Глаза ведьмочки заблестели от слёз.

Пропойца не успел возразить.

– Ты пропустил наш праздник из-за какого-то ребёнка!

Ярость зарделась в самых уголках её вертикальных зрачков.

И сразу же потускнела.

Будто ведьмочка смирилась.

– Ладно, – воскликнула она, взъерошивая затылок Джека. – Жаль, конечно, но ничего не поделаешь: рассвет уже вот-вот наступит, и ты опять станешь призраком.

– Да, – согласился Джек, наклонился ко мне, словно хотел посюсюкать.

Я заметил, как он пытается скрыть заблудившуюся на губах ухмылку.

– Можно его подержать? – осторожно попросила ведьмочка.

И подалась вперёд.

Джек смерил её взглядом и отрицательно покачал головой.

– Ну, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста! – заканючила ведьмочка. – Если уж ты не провёл ночь со мной, то дай, хотя бы, поглядеть, ради кого.

Джек нахмурился и… согласился.

Моё сердечко снова лихорадочно забилось.

Я испугался, когда она меня взяла.

Заныл.

Но слишком поздно…

Ветер свистнул в ушах!

Метла рванулась ввысь.

– Джек, Джек, Джек. Не такой хитрец, как раньше, а? Удивительно даже, что ты сумел посрамить Дьявола! Хы-хы-хы! Тебя слишком легко обмануть! – злорадствовала ведьмочка, поднимаясь к звёздам и посмеиваясь над мечущимся внизу Джеком. – Ты, конечно, будешь возражать, но я отнесу его Гекате. Не обижайся, ты сам виноват: меня оскорбил. Не скучай! На Белтайне[10] встретимся!.. Помиримся… – добавила она тише, задумчиво взирая на восток, и… тут же потеряла равновесие, получив в лоб!

Падал я быстро… Визжа!.. Под верещание над верещатником[11].

Джек поймал меня с глухим «оп».

Ведьмочка потирала растущую шишку, скверно бранясь.

Метла посредине древка очень медленно, но верно начинала тлеть.

Джек подобрал яркий уголь, лежавший в обломках репы, послужившей ему оружием, и безбоязненно зажал в кулаке.

– Пока-пока, Эшли[12]! Не скучай! – он язвительно помахал ведьмочке и повернулся на запад, крепко держа свёрток из штанов, в котором находился я.

Теперь у него появилась цель: разыскать тыквенное поле, чтобы зажечь новый фонарь.

 


[1] Перевод словосочетания Dubh Linn, от которого произошло название «Дублин».

[2] Маленький народец Ирландии. Волшебные существа.

[3] От лат. druides. Жрецы у древних кельтов. Совершали жертвоприношениями. Были врачами, учителями, прорицателями.

[4] Легендарные волшебные существа. Жители холмов. Правит ими королева Мэб – умопомрачительная красавица в белой фуровой мантии, с лазоревыми глазами и золотистыми волосами. Говорят, что тот, кто отвергнет её, тут же умрет от любовной тоски.

[5] По преданиям волшебные существа не выносят железа.

[6] Древнейшее средство от похищения злыми духами.

[7] Существует поверье, согласно которому лепреконы исчезают, если перестать на них смотреть.

[8] Плотного телосложения.

[9] От ирл. sídhe – «холм».

[10] Кельтский праздник начала лета, традиционно отмечаемый в ночь с 31 апреля на 1 мая.

[11] Заросли вереска.

[12] Ирландское имя. Означает «мечта».

 

 

Продолжение романе Луны не лета: Убывающая.

Страница автора, на которой размещена аудио-версия рассказа.

Похожие статьи:

РассказыТётушка

РассказыОхота на единорога

Статьи"Славяне и кельты"

РассказыКолдовское лето в Боровичково - 4

РассказыГлубокая заводь

Рейтинг: +5 Голосов: 5 163 просмотра
Нравится
Комментарии (26)
Amateur # 20 марта 2017 в 06:16 +3
смутили "лохмотья сажи".
вот здесь:
Но хочу, чтобы волшебный облик его не истлеет в моей памяти никогда!
путаница с временами: "не истлел", хотя звучит немного кривовато.
я увидела жрецов в чёрных балахонах
гг вроде бы мальчик, нет?
солидный седовласый старец
точно солидный? мне кажется, не тот стиль
Vigilax # 20 марта 2017 в 12:20 +3
Благодарю!
Взгляд замылен, не заметил женский род. Персонаж очень переменчив: в романе вообще сменил пол - трагична его судьба...

По поводу остального: это воспоминания, записанные в дневнике, поэтому иногда проскакивает настоящее время, а "солидный" точно описывает персонажа. Другое слово не подбирается.
Amateur # 20 марта 2017 в 12:48 +2
Другое слово не подбирается.
почему это? "видный", "чинный", "степенный"
Vigilax # 20 марта 2017 в 12:53 +1
Степенные кони в кавалькаде.
Чина у него нет.
Видный - так не жених он, чтобы таковым быть.
Amateur # 20 марта 2017 в 12:57 +2
почему вам просто "важный" не нравится? имхо, "солидный" больше характерен для жаргона или близкого к жаргону стиля. а у вас это сказка, и вдруг вылезает канцеляритный "солидный старец". вам видней...
DaraFromChaos # 20 марта 2017 в 13:08 +3
Позвольте тыжредактору влезть )))
Жкнь, солидный - не сленг и не канцелярит. Но согласна, что не очень подходит.
Автор, прости, ник у тебя сложноватый для моей мобилы )))), степенные бывают не только кони. Если использовать в устаревшем значении, то, имхо, звучит лучше
Ни боже мой, не советую ))) просто уточняю
Amateur # 20 марта 2017 в 13:11 +3
ну ок, не канцелярит, хорошо. но меня зацепило
Vigilax # 20 марта 2017 в 14:32 +1
Я подумаю.
Да, это слово не идеально применимо к друиду, но замена его должна быть на "с", поэтому и нече заменить look
DaraFromChaos # 20 марта 2017 в 09:18 +2
написано хорошо, но как-то не верится, что рассказчик - младенец.
это - не язык малыша, только начинающего постигать мир. даже не язык ребенка :))

и сноски, честно говоря, не порадовали. читатели все-таки не идиоты zst
Vigilax # 20 марта 2017 в 12:26 +3
Рассказчик - взрослый, который вспоминает. На это есть намёки.

Сноски как раз для неидиотов и сделаны: в юности я сам очень страдал из-за непонимания прочитанного, встречая неизвестные слова. Сейчас можно погуглить, но это не каждый может или хочет, плюс некоторые специфические термины, например, sidhe вообще не найти в правильном виде и они требуют более подробного лингвистического разбора, но я не стал им перегружать.
DaraFromChaos # 20 марта 2017 в 12:43 +3
Тогда, на мой взгляд, не стоило говорить о младенце в анонсе )))
А сноски, извини, друг, - мой личный таракан ))) не люблю я их и сама никогда не делаю
Vigilax # 20 марта 2017 в 12:51 +3
Но заинтриговало же? :)

Ваше право. Я считаю их необходимыми.
DaraFromChaos # 20 марта 2017 в 13:05 +3
Скорее, возник диссонас во время чтения
Да и сюжет несколько "не мой"
Но написано оч хорошо
Александр Амдусциас # 20 марта 2017 в 13:22 +2
не люблю я их и сама никогда не делаю
а как же сказка про Кузю? там были сноски zst
Vigilax # 20 марта 2017 в 14:35 +2
Ха-ха (С) Нельсон
laugh
DaraFromChaos # 20 марта 2017 в 15:27 +2
там не те сноски были :)))))
ты, Саша, новенького не путай :)
в Кузе сноски были не образовательные, а"закадровые" = то, что в основной текст не утрамбовывалось, а персонажам сказать хотелось
Александр Амдусциас # 20 марта 2017 в 16:23 +1
*насвистывает песенку* да я просто мииимо проходииил... тра-ля-ля... smile
Vigilax # 20 марта 2017 в 22:06 +1
А можно ссылку на этого Кузю?
DaraFromChaos # 20 марта 2017 в 23:12 +1
Это детские сказки. Если тебе интересно, друже, у меня в акке. Не удобно с мобилы ссылку, первая часть Кузя и волшебный клад. )
Vigilax # 21 марта 2017 в 10:27 +2
Своебразная подача. Не встречал такой ещё нигде v
DaraFromChaos # 21 марта 2017 в 11:02 0
В каком смысле своебразная? )))
В хорошем или нет)
Vigilax # 21 марта 2017 в 12:44 +1
Конечно, в хорошем.
Подобное видел только у Перумова, вроде бы в "Войне мага", но там он в сноску историю целого храма сунул, вместо того, чтлбы просто рассказать прямым текстом. Вот это было неочень.
Анна Гале # 20 марта 2017 в 13:49 +3
Рассказ понравился, спасибо и плюс )
Vigilax # 20 марта 2017 в 14:33 +2
Благодарю zst
Ольга Маргаритовна # 20 марта 2017 в 13:51 +4
Плюс. Интересный отрывок)
Vigilax # 20 марта 2017 в 14:34 +2
Да, именно отвывок. Даже обрывок... воспоминаний. В романе он гармоничнее смотрится. Но и самостоятельно неплох smile
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев