1W

И ты … засыпаешь

в выпуске 2016/01/14
8 ноября 2015 - Михаил Бочкарев
article6654.jpg

На улице была зима и темень. Родригес вошел в подъезд, и увидел… Вернее, ничего он не увидел, так как света в подъезде не было вовсе. Вместо освещения там царило зловоние. Запах помоев смешанный с застоявшейся мочой, которой, вероятно, это кафельно-бетонное помещение ежедневно орошали с избытком. Он зажал нос пальцами и на ощупь добрался до решетки ограждающей вход в подвал. Пошарив рукой по проржавленному металлу, сплошь усеянному катышками и облупившейся высохшей краской, Родригес нащупал дыру, с помощью которой он оказывался в подвале, будучи ребенком. Он аккуратно пролез в неё, умудрившись не зацепится за торчащие когтями огрызки проволоки и спрыгнул на пыльный пол.

 

Выключатель был там же, на своем месте.  Он медленно повернул тумблер, услышав характерный щелчок. Вдалеке замаячил слабый желтый свет. Родригес пошел на свет лампочки и тихо позвал.

 

- Квентин.

 

Идти приходилось чуть согнувшись. Будучи ребенком, он бегал здесь свободно и еле доставал до потолка, вытянув руки и встав на мыски, а теперь…

 

- Квентин! – снова позвал он.

 

Тишина, только где-то вдалеке, с мерными интервалами, капала в глубокий резервуар вода. Родригис перешагнул через трубу, от которой повеяло жаром,  осмотрелся по сторонам.

 

- Что я тут делаю? Какого дьявола! – ругнулся он.

 

 Когда-то давно в далеком, беззаботном детстве, он со своим другом Квентином Тино условился, что они спустя двадцать лет, что бы ни случилось - встретятся в этом самом подвале, если конечно этот подвал еще будет существовать. С Квентином они были, как братья, но потом жизнь разбросала их, как ветер разбрасывает споры по ветру. Одного в поле, второго в иссохший карьер, бывший когда-то прекрасным озером.

 

 

 И вот настал этот день. Тогда, двадцать лет назад, они поклялись друг другу в том, что обязательно придут сюда, не зависимо от того, что сотворит с ними жизнь. Договор не должно нарушить ни  их положения в обществе, ни плохое здоровье, ни  проживание вдали  от родного городка. Они скрепили клятву кровью, разрезав свои ладони острым стеклом и слившись в крепком рукопожатии. Он ярко вспомнил этот момент. Шутил горячие рукопожатие друга. Почувствовал запах крови.

 

- Квентин, - позвал Родригес, - я пришел!

 

Сейчас ему казалась глупой та их детская клятва, но что-то заставило его приехать в родной город, найти среди новостроек, тот самый старый дом в пять этажей, в подвале которого и назначена была встреча, и выполнить свое обещание. Он был уверен, что Квентин не придет на встречу, и все-таки удивительно для самого себя ожидал его. Так случилось, что в тот же день когда друзья поклялись друг другу увидеться спустя годы, Квентин вместе с родителями уехал жить в другой город и они никогда больше не встречались, хотя Родригис надеялся, что друг захочет его навестить или хотя бы сообщит куда он уехал и что с ним. Но этого не случилось. Шли месяцы, потом годы, а от друга детства не было никаких вестей. Постепенно Родригес оброс новыми приятелями и откровенно позабыл о существовании Квентина. Сейчас он даже не мог объяснить, что вдруг напомнило ему о той старинной, и откровенно наивной, клятве. Но это всплыло в его сознании, неожиданно, как кислородный пузырь из глубин озера, таившийся до этого долгие годы под старой покрытой илом корягой. Какая рыбина задела её? Что потревожило память, заставив бросить все и приехать сюда?

 

- Боже, какой я идиот! – выругался Родригес, чуть не угодив лбом в вентиль трубы.

 

Когда-то здесь у друзей была обустроена каморка, место, где можно было спрятаться от  всех и говорить о чем угодно. Здесь они впервые напились. Пробовали первые сигареты. И делали много такого, что делают мальчишки втайне от всех. Воспоминания, смутные и обрывистые захлестнули его. Он приближался к месту встречи. Он уже видел, что там никого нет, разве что, друг спрятался  за трубой?

 

Родригес усмехнулся сам себе.

 

- Вот я наивный дурак, - сказал он вслух, остановившись.

 

И вдруг он услышал, как сзади чиркнула зажигалка. Он вздрогнул и обернулся. Недалеко от него  стоял ребенок. В зубах его была зажала дымящаяся сигарета, он пристально смотрел на Родригеса.

 

Это был Квентин. Но он был тем же самым тринадцатилетним мальчишкой, что и двадцать лет назад. Родригес похолодел, и ноги его ослабли.

 

- Квентин, это ты?

- Я.

- Но как это возможно. Ведь ты все такой же?

- Да, я такой же. А каким я должен быть, - улыбнулся Тино.

- Но как?

- Понимаешь в чем дело, - Квентин подошел ближе и заглянул в глаза своего друга, - Я попал в странную историю. В тот день, когда мы договорились встретиться здесь через двадцать лет, меня увезли родители в другой город.

- Да, я помню.

- Так вот. Мы долго ехали через лес. Ночевали в дорожных отелях. Красили заборы за гроши. Нам не на что было есть. Ночевали в лачугах и грабили аптеки. А потом от луны отвалился кусок и гравитация земли изменилась. Наш автомобиль поднялся в воздух и ветром меня унесло в Саратов. Я так и не попал в тот город, куда меня везли! Понимаешь?

- Подожди, о чем ты говоришь? Что ты несешь? – Родригес схватился за голову, - Это какой то бред!

- Короче этого города не оказалось на карте. Все это время я жил в ином измерении. Я просто был пьян и умер.

- Кто умер, - не понял Родригес.

- Ты и я. Мы умерли вместе в тот день. А луна это космическая обсерватория.

 

Родригес сел на люк подземного резервуара. И услышал, как в глубине него дышит таинственная тварь. Та, что всегда была рядом и поджидала его. Он задрожал и почесал мозг. Теперь он понял, что сидит в жестяном скафандре древнейшей конструкции. И ему не совсем удобно – пальцы запаяны и не гнутся.

 

Квентин, протянул руку, которая оказалась непропорционально длинной словно шланг, вытянул из темноты табурет, и сел напротив. Он затянулся, выпустил клуб ярко-оранжевого дыма и продолжил.

 

- После смерти, мы не исчезаем, дорогой Родригес. Мы просто не можем проснуться. И вся твоя жизнь, которую ты себе вообразил, не более чем типовая галлюцинация.

- Но, этого не может быть. Я женат, у меня есть дети… - запротестовал Родригес.

- Ерунда! – остановил его Квентин, - Никаких детей и тем более жены у тебя нет. Вспомни, ты просто смотрел об этом фильм. И не один фильм. Ты построил свою иллюзию по шаблону.

 

-Абсурд! – закричал Родригес,  и тут его взгляд упал на потолок подвала. Тот был прозрачен. И этот потолок был совсем не таким, как раньше. Теперь он представлял из себя днище огромного бассейна. В водах его проплывали рыбины и медузы. Далекое, зеленое солнце играло лучами сквозь толщу воды.

 

- Понимаешь?

- Нет.

- Ничего не существует!

- Как же так?

- Никакого настоящего мира нет.

- Он есть! – яростно закричал Родригес, - Есть! Он должен быть!

 

Он начал колотить руками по водородной бомбе, невесть как, взявшейся в этом месте и она послушным пластилином сминалась под его ударами. Квентин стоял и хохотал, а затем… сон кончился.

 

Артем разлепил глаза и уставился в потолок. Сон был абсурден и в то же время необычайно ярок и реален. Он закрыл глаза и все еще помнил его. Все эти бессмысленные сумбурные события. Откуда они взялись в нем, он не понимал. Смутные обрывки увиденных фильмов, каких-то книг, идей. И никакой логики. И сколько таких странных снов он видел в жизни? Проживал, нелепые ситуации и играл роли выдуманных персонажей, не отличая сна от реальности. И тут он понял, что на самом деле никакой реальности нет. А тот миру, куда он просыпается и думает, что это и есть настоящая жизнь, на самом деле изощренная ловушка с неизбежными страданиями и издевательствами. И в ней можно заблудиться навсегда. На всю вечность, которая и есть настоящее поле разума. Ты можешь состариться и умереть, и снова проснуться ребенком, которому все, что было с ним, вся его долгая, наполненная событиями жизнь - покажется сном. Сны, все эти миллионы историй, кажутся нереальными в своем фальшивом «настоящем» мире, только потому, что он является опорой сознания. Но эта опора, такая же ложь. И будет новый сон, и ты будешь в нем не Артёмом, а таким вот Родригесом, или Денисом, или Хулио. Это не имеет значения. Ты будешь в ловушке навсегда, потому что ты забыл, кто ты на самом деле. Забыл, что нет ни времени, ни пространства, ни старости и уж тем более смерти. Что все ужасы и страхи – это твои кандалы. Это просто долгий и мучительный кошмар из-которого очень сложно вырвать себя, потому что то, что ты называешь собой, не существует. Ты никогда не помнишь начало сна, как не помнишь момента рождения. Своего первого осознания, что есть ты. Просто в один момент ты, это ты. Но быть вечно этим фантомом невозможно, поэтому из ловушки есть временные выходы в сны. Самое тяжелое для человека – испытание бессонницей. Он не может не спать. Потому что без сна иллюзия начинает рушиться. И ты понимаешь, что мир окружающий тебя лишь сложно устроенная галлюцинация. И её персонажи заявляют тебе, что ты просто сходишь с ума. Ведь ты перестаешь верить в их мир и их логику. Она теряет свой смысл. Ходить на работу, есть, пить, смотреть телевизор, стареть и умирать – все это кажется идиотизмом. Ты просто хочешь уснуть, что бы стать свободным. Тебя тяготит этот мир с его идиотскими и нелепыми проблемами, до которых тебе нет дела. И ты … засыпаешь

Похожие статьи:

РассказыЛестница в небо из лепестков сакуры

РассказыБрокер жизни

РассказыНовогодняя история в черно-белых тонах

РассказыТанатос 78

РассказыПустота

Рейтинг: +1 Голосов: 1 388 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий