fantascop

Каир-Москва-Мумбаи

в выпуске 2018/02/08
29 декабря 2017 - Симон Орейро
article12245.jpg

Я давно уже не могу достать сироп от кашля. И я скучаю по тем ощущениям, что дарит это лекарство, скучаю по обворожительному чувству лёгкости во всём теле, по эффекту долгой бодрости.

            Захожу в аптеку и покупаю таблетки в серебристой упаковке. Выйдя на свежий воздух, достаю три штуки и выпиваю их одну за другой. Тёплая ночь окружает меня и немногочисленных прохожих. Я смотрю на зелень скверов и стройные стволы пальм. Дома уже давно строят из особо прочной модификации пластика. Дом, в котором живу я, имеет ярко- красный цвет, что особенно красиво смотрится на фоне ночного городского пейзажа. Лифт движется быстро, но практически бесшумно. В квартире своей я могу видеть далёкие минареты и воздушные трассы, по которым летают скоростные такси, имеющие сфероидную форму. Мне интереснее, правда, разглядывать свои схемы и графики на листах белой бумаги. Но и это надоедает. Я страстно хочу написать роман, где в полной мере демонстрировались бы принципы эстетической вольницы. Я думаю с восторгом о свободной любви и о призывах к легализации однополых браков. Задумываю капитальное сочинение я давно, но, увы, так и не начну никак его писать.

Будильник заставляет меня проснуться. Снаружи жара набирает силу. Я после завтрака принимаю ещё одну таблетку. Боюсь опоздать на лекцию. Планшетный компьютер и распечатки кладу в кожаную сумку. Можно доехать обычным автобусом, что я и делаю. Я вдохновенно читаю лекцию, студенты смотрят на меня с любопытством. В глазах молодых людей я чётко различаю тягу к знаниям. После лекции один парень подходит ко мне. Он, лучший мой ученик, любит сильно засучивать рукава своей фиолетовой рубашки. Наша с ним беседа оказывается продолжительной и плодотворной. А улицы Каира заполнены плывущей солнечной жарой.

После того как занятия окончены, я уединяюсь в лаборатории, где рассматриваю формулы, чертежи, ввожу программы, наблюдая за поведением интерфейса служебного компьютера. Работаю также и на планшете, время от времени сверяя кое-что. Освободившись от работы, прогуливаюсь по Каиру. Вспомнив про инфантильное начало в собственной душе, захожу в шоколадницу и съедаю пирожное. Рядом с шоколадницей, под навесом, несколько пожилых мужчин курят кальян. Морщины на их лбах кажутся задумчивыми. В них чувствуется нечто вроде ностальгии, грусти по прошлому. Неподалёку юный негр держит за руку симпатичную арабку. И он целует нежно мочку смуглого уха.

Городской шум поражает своим неисчерпаемым полифонизмом. Но транспорт бесшумен, по крайней мере, автомобили: они работают исключительно на электрической энергии. В заднем кармане брюк у меня лежат купленные вчера таблетки. Но они пока не нужны. В квартире осуществляю тщательную уборку.

 

Посреди песков Сахары, недалеко от ливийской границы, разбил лагерь последний на египетской территории отряд террористов. Крупная группа боевиков была выслежена спецслужбами, после чего к месту их базирования направилась боевая авиация. Военный самолёт выпустил по лагерю лишь одну мощную ракету. Этого оказалось достаточно: большинство террористов было убито, другие получили тяжёлые ранения. Раненых вскоре доставили в ближайший госпиталь.

О победе египетских сил правопорядка написали многие газеты, сообщили египетские и зарубежные телевизионные каналы и новостные ленты.

Обеспечив безопасность и стабильность на своей территории, египетское правительство давно вкладывает огромные средства в космическую программу – ту область деятельности мирового сообщества, которая  развивается особенно активно.

 

Меня отправили в командировку. Я на Луне, поселился в номере отеля крупнейшего города на спутнике.

Стою на тротуаре и смотрю вверх. Многочисленные колонии, уже давно основанные на Луне, закрыты геодезическими куполами. Под куполами создана атмосфера, близкая к земной. Здесь можно жить без скафандров. Вокруг меня много прохожих. Недалеко по воздушному пути движутся такси-сфероиды. Сквозь грани далёкой поверхности купола я вижу Землю. Вспоминаю про внутреннюю свою инфантильность, о которой уже говорил. С радостью идя у неё на поводу, захожу в небольшой магазин и покупаю шоколад. На улице, направляясь обратно к гостинице, отламываю понемногу кусочки от плитки и съедаю их, смакуя.

Борясь с сонливостью, заканчиваю писать научную работу. Однако перед тем как отправлять её на публикацию, придётся всё ещё раз перепроверить. Потом продолжаю строчить отчёт.

 

Я ставлю подписи под несколькими страницами важных документов. Львиная доля подписываемых текстов посвящена требованиям техники безопасности. Я – последний из подписывающих. Только что то же самое сделали четырнадцать человек. Каждый из них мне хорошо знаком. Луну я недавно покинул. Мы находимся на Земле № 3.

Надевая высокотехнологичные герметичные комбинезоны, защищающие от сильнейших перегрузок, мы заходим внутрь звездолёта и усаживаемся в удобные кресла. Необходимо также пристегнуться, что каждый и делает. Мы ждём скачка. Космический корабль понемногу готовится к его совершению. Наконец, скачок происходит. Мы за секунду оказываемся на орбите Земли № 6.

 

Это ещё относительно недавно казалось невероятным, но, как выяснилось, именно казалось. На деле же всё было вполне осуществимо. Человечество, построив первые колонии не на Земле, удивительно быстро вырвалось не только за пределы Солнечной системы, но и перешагнуло границы Млечного Пути, начав обосновываться в других галактиках.

К настоящему моменту открыто уже пять планет, условия на которых очень близки к земным (правда, так и не удалось найти разумных форм жизни). Мы пронумеровали каждую из них, назвав Землёй и приписав к этому имени цифру в соответствии с тем порядком, в каком планеты были обнаружены и обследованы. На Земле № 6 все принципиально важные исследования уже были проведены. Теперь пришло время строительства поселений.

В чём причина великой вселенской экспансии? Стоит ли искать её в буйном демографическом росте? Или же последний обусловлен самим фактом захвата людьми новых космических пространств? Этот вопрос для нас остаётся неразрешимым.

 

Проникновение в атмосферу Земли № 6 не занимает много времени. Современные корабли умеют передвигаться очень быстро, при этом экипировка надёжно защищает экипаж от опасности космических перемещений. С навигацией проблем тоже нет: нас доставляют именно в те координаты, которые нужны.

Звездолёт под ослепляющим светом местного солнца завис над буйными джунглями. Они покрывают большую часть Земли № 6. Мы видим сквозь широкие окна обзора панораму природы планеты, которой суждено стать ещё одним домом человечества.

Мы все – члены Почётной Комиссии по наблюдению за колонизацией.

 

Операторы на далёкой Земле, в разных её местах, единовременно активируют линию взлёта «Каир-Москва-Мумбаи», и с космодромов трёх столиц взлетают десятки специальных звездолётов, предназначенных для строительства колоний на других планетах. Корабли в скором времени совершают несколько скачков, в итоге оказавшись на орбите Земли № 6. Затем они приближаются к нам.

Сквозь окна, дарующие членам Комиссии панорамное зрение, мы видим многочисленные строительные звездолёты. На участке, свободном от джунглей, начинается возведение первых построек, быстрое и очень точное. Площадка для строительства уже подготовлена техникой на Земле № 6, и теперь машины на поверхности стоят давно в бездействии. На наших глазах кладутся первые камни новой колонии. Я на несколько секунд прикрываю глаза, размышляя о будущих моих лекциях и интервью.

 

Прошла неделя с тех пор, как завершилась командировка. Я снова провожу много времени в университете, долго гуляю по Каиру. В одиночестве продолжаю вынашивать идею о написании романа, наслаждаюсь разработкой мысленных семян об эстетической свободе. Я чувствую, что замысел мой уже очень отчётлив, он почти полностью выкристаллизовался.       

   

     

 

 

 

              

 

 

 

 

 

 

          

                     

Рейтинг: +1 Голосов: 1 147 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий