fantascop

Капитан, ключ и тайная комната.

в выпуске 2016/09/20
article7504.jpg

***

- Милые дамы, я счастлив приветствовать вас на борту моего судна. И дабы счастие мое было полным без всяких иносказаний, прошу вас сделать несколько шагов, чтобы я мог воочию насладиться вашим несравненным обществом!

Небольшая шлюпка, вместившая трех очаровательных женщин и двух зверской наружности матросов и сопровождаемая еще одним малым беспалубным мореходным судном, почти уткнулась в высокий борт трехмачтового корабля.

В двух милях к западу заваливался на бок и черпал океанскую воду пылающий огнем красавец-шлюп «Стремительный».

- Прежде, чем мы поднимемся на борт, капитан, нам необходимо знать, что нас там ожидает!

Невысокая молодая женщина с уложенными в высокую прическу локонами, выпрямилась во весь рост на дне качающейся шлюпки и открыто посмотрела в глаза стоящему наверху капитану.

 

Тот хлопнул тростью по голенищу высоких ботфорт, поправил кружевные манжеты, выглядывающие из рукавов камзола и, уперев ногу в пушечную тумбу, склонился над бортом:

- Вам будут оказаны всяческие почести, моя дорогая! Включая знаки внимания и неуёмное выражение симпатии самого капитана! Вы удовлетворены?

Хохот разномастной команды за его спиной вызвал на лице капитана ухмылку. Если бы не перечеркнувший левую щеку шрам, эта кривая ухмылка вполне могла бы сойти за приветливую улыбку.

 

- Лиз, не провоцируй его, - прошептала, не поднимая глаз, сидящая спиной к кораблю женщина средних лет. – Ты же знаешь, что о нем рассказывают…

- Надеюсь, дамы, мне не придется прибегать к помощи джентльменов этого судна, - капитан обвел рукой веселящуюся команду, - и вы подниметесь сами! А то мои молодцы рвутся в бой и, похоже, уже распределили между собой тех, кого намерены возвести в дамы своих пылких сердец! Так как, дамы?

- Мы поднимаемся, капитан. И рассчитываем на ваше покровительство! – гибкая стройная женщина с короткими кудряшками, прислонив к глазам ладонь, всматривалась в лицо хозяина судна.

- Всенепременно! Моё покровительство вам гарантировано, мои очаровательные... э-э... гостьи. Надеюсь, я об этом не пожалею, - закончил он, повернувшись к команде.

И снова веселый хохот пролетел по палубе корабля, оттолкнулся от нескольких десятков бочонков и сложенной по правому борту громады ящиков с трофеями, вернулся обратно и озорным ветром порхнул за борт, в объятия морской стихии.

- Вы всегда можете рассчитывать на нас, босс, – ухмыльнулся толстопузый коротышка, выполняющий обязанности боцмана и хитро подмигнул капитану: – уж мы-то не подведем!

 

Первой на вылизанную до блеска палубу ступила та, которая носила имя Лиз. Ожидая увидеть хаос, она удивленно выгнула левую бровь, обозревая встретивший ее образцовый порядок.

- Что, моя дорогая? – высокий длинноволосый капитан, сняв шляпу, шагнул ей навстречу. – Приготовились к тому, что вас здесь встретит что-то типа конюшни? Вонь, грязь, блевотина и прочая мерзость?

- Право, капитан, - Лиз задрала подбородок, - мне совсем не интересно, что творится на этом судне. Уверена, королевский флот не заставит себя ждать и уже к вечеру я буду лицезреть вас, болтающимся на рее!

- Я бы хотел обещать вам, мисс, подобное развлечение. Но благодаря врожденному упрямству боюсь, что не смогу выполнить данного обещания! В каюту их! – крикнул капитан, развернувшись к боцману. – И проследи, чтобы наши гостьи получили всё, что им потребуется. Продолжим нашу милую беседу за ужином, дамы, – он бросил взгляд на сбившихся в кучку женщин, нахлобучил треугольную шляпу на копну непокорных волос и, развернувшись на каблуках, двинулся в сторону рулевого, четко впечатывая шаги в покачивающуюся палубу.

***

Звук задвигаемого засова послужил командой расслабиться. Лиз опустила плечи, со стоном выгнула спину и поочередно наклонила голову к одному, потом к другому плечу.

Самая старшая, Аллоиза, рухнула на покрытый узорным покрывалом топчан и расхохоталась:

- Всё получилось даже лучше, чем мы задумывали! Лиз, ты умница!

 

- Ты бы тише выражала свой восторг, сестрица! – третья из женщин, опасливая и всё замечающая Нора, приложила палец к губам. – Уверена, без охраны нас не оставят.

- Сославшись на то, что капитан дал команду охранять нас от страстных пиратов, коими они сами и являются! – закончила Лиз, вытаскивая из волос шпильки и выпуская на волю длинные локоны.

Все трое переглянулись.

Заводилой в их компании была Лиз. Малышка Лиз. Выдумщица, обладающая неуёмной фантазией, вечно сующая свой нос туда, куда не следует, рисковая и отчаянная Лиз придумывала планы, которые не могли свершиться потому, что не могли свершиться никогда! И, тем не менее, они свершались.

Самая старшая из них, Аллоиза, обладающая неимоверно холодным рассудком, могла просчитать идеи Лиз пошагово с учетом всех возможных препон, форс-мажоров, погодных условий и биржевых новостей.

Нора гибкая, как ласка, с коротко подстриженной буйной шевелюрой и черными, как смоль глазами, обладала чертовским нюхом на людей. Все их слабости, хитрости, авантюрные мысли, а также затаенные желания открывались перед её искушенным взором как книга. Все, что было нужно, пять минут разговора и «алле-ап!» все ниточки только что созданной марионетки, надежно умещались в руках черноглазой красотки.

- Он запал на тебя, Лиз, – Нора распустила корсет и присела на край топчана, подвинув в сторону ноги Аллоизы. – Тебе удалось. Браво.

- Что-то я не слышу в твоем голосе радости, - Лиз отвернулась от тусклого зеркала, - сдается мне, капитана ты хотела приручить сама!

Аллоиза приподнялась, опираясь на локоть:

- Девочки, вы снова грызетесь из-за мужчины. У нас четкий план! И пока мы не отступили ни на йоту! Даже опережаем!

- Будь осторожна, Лиз, - Нора внимательно смотрела на девушку, - в воздухе что-то промелькнуло. Не увлекайся. И не обожгись сама…

2.

- И, тем не менее, я прошу объяснить мне, милые дамы, по какой такой причине, лишь завидев мой корабль на горизонте, команда вашего одномачтового шлюпа в спешном порядке бросилась спасаться, оставив нам набитый трофеями трюм и забыв о вас в закрытой каюте?

Стол ломился от яств. Куски жареного мяса, груда свежих овощей, серебряные кубки, наполненные розовым вином, свежая выпечка, грозди винограда и прочая снедь уверенно заняли все пространство широкой столешницы.

- Вы все не так поняли, капитан, – Лиз отщипнула виноградину и не торопясь понесла ко рту. Раскусила, позволив нескольким капелькам окрасить губы в рубиновый цвет. Провела язычком, слизывая сок, и кокетливо скосила глаза на капитана, который все это время пристально наблюдал за ней. – Эти мерзкие моряки с их не менее мерзким капитаном, - Лиз закусила нижнюю губу и трепетно вздохнула, -  обещали доставить нас в Лиль. А сами попытались воспользоваться нашим беспомощным положением! И что оставалась делать трем беззащитным дамам? Лишь запереться в собственной каюте и молить о помощи!

- Но каюта была заперта снаружи, а не изнутри! – капитан оторвал взгляд от Лиз и перевел его на Аллоизу. – Не пытайтесь меня обмануть!

- Что Вы, капитан, - Аллоиза склонила голову. – Мы даже рады, что избавились от той компании. Провести три дня без воды и пищи! Лиз говорит правду. Мы заперлись. А взбешенный нашим поступком капитан «Стремительного» приказал запереть нас снаружи, чтобы мы не смогли выйти ни при каких обстоятельствах.

Переводя взгляд с одного лица на другое и задержав его на улыбающейся Лиз, корсар расхохотался:

- Дамы, вы – очаровательны! Сидите за моим столом и елейными голосками пытаетесь мне же внушить некую ложь, щедро сдобрив ее патокой томных взглядов.

Поднявшись, он вышел из-за стола и, сделав шаг, остановился за спиной Лиз.

- Одна из вас, - он наклонился к уху присмиревшей молоденькой красотки, - не так давно мечтала увидеть меня болтающимся на рее. А нынче пытается соблазнить, используя нехитрый арсенал женских штучек.

- Вторая, - он остановился за стулом Аллоизы, - выразила радость и смех, не успев быть закрытой в каюте, вместо того чтобы дрожать от страха, попав в руки безжалостного пирата. У меня прекрасный слух, мисс Аллоиза, и я успел расслышать слова предупреждения, которые вы адресовали своей юной подруге перед тем, как ступить на палубу моего судна. Мне было бы чертовски любопытно услышать, что говорят обо мне… если бы я был любопытен.

 

Женщины молча сидели на своих местах, даже не пытаясь переглянуться. Капитан подхватил со стола кубок с вином и осушил его одним глотком. Вытерев губы тылом кисти, он оглядел всю компанию и, сделав еще три шага, оказался за спиной Норы.

 

- А третья… - он наклонился к замершей Норе, отставив при этом в сторону руку с кубком, – третья - это загадка. Детка, что ты забыла в этой компании?

- Сэр, мы всего лишь миссионерки, следующие домой. – Нора подняла черные, как южная ночь, глаза на капитана. – Всего лишь миссионерки. Я уверена, что сегодняшний день был достаточно насыщенным на впечатления, и я настоятельно советую вам, капитан, подумать об отдыхе. Прямо сейчас.

- Я еще не закончил, моя прелесть, - рассмеялся корсар и тронул короткие кудри Норы.

- А я закончила, - она увернулась от его руки и, вскочив с места, подхватила выпавший из вдруг онемевших пальцев капитана пустой кубок. – Спокойной ночи, капитан. Увидимся утром.

***

- В журнале об этом нет ни строчки! – Аллоиза устало уткнулась в раскрытый журнал лбом. – Ты уверена, что сведения точные?

- Уверена. Мало того, я сама видела записи! Сама! Да и ты, между прочим, занималась проверкой! – Лиз крутилась у большого зеркала, любуясь длинными нитками жемчуга, покинувшими шкатулку капитана. - Ключа нигде нет!

- Я закончила, - Нора поднялась со стула, на котором провела последние полчаса. – Он твой, Лиз. Завтра утром капитан не вспомнит ничего из сегодняшней ночи, – она бросила взгляд на мирно похрапывающего в кресле капитана. – Не переборщи. Наш гостеприимный хозяин очень умен.

- И наблюдателен! – добавила Аллоиза.

- Девочки, первый раз что ли? – Лиз наклонилась над капитаном, всматриваясь в его лицо. – А он ничего. Если бы не этот жуткий шрам…

- Не отвлекайся! Дело - прежде всего! – Аллоиза потянулась, хрустнув суставами. – Если мы доберемся до награбленного, то можем считать, что прожили жизнь не зря! И у правнуков будет повод помянуть нас добрым словом!

- Не нравится мне всё это, - вздохнула Нора. – Мы были уверены, что в корабельном журнале найдется хоть какая-то зацепка. Да еще и ключа на нем не оказалось... Лиз, ты понимаешь, что твоя задача усложняется?

- Хоть отосплюсь в капитанской постельке! – звонко рассмеялась Лиз. – Только рубашку его найду. Свежую!

 

Глядя на весело копошащуюся в рундуке девушку, Аллоиза и Нора понимающе улыбнулись.

- Вот! – Лиз выхватила широкую белую шелковую рубаху, ворот и манжеты которой были украшены розоватым брабантским кружевом. – То, что надо! Давайте, помогите мне его раздеть и уложить баиньки!

3.

- Капитан! – в дверь капитанской каюты скреблись уже, как минимум, пять минут. – Капитан, впередсмотрящий видит бриг на горизонте. Какие будут указания?

Тишина, царившая в капитанской каюте, вызвала глумливую улыбку на физиономии вахтенного: «совсем, видать, молодуха боса укатала. Уж как она подвывала ночью! Дрыхнут оба без задних ног».

- Капитан!

- Тише ты! – Лиз приоткрыла дверь, и матрос судорожно сглотнул, разглядев в вороте капитанской рубахи, мелькнувшие полушария девичьей груди. – Спит капитан. Умаялся. Чего тебе?

- Вернись в кровать, детка, я еще не закончил! – голос капитана заставил вахтенного испариться, а Лиз, нахмурив брови, повернулась к кровати.

- С меня хватит, капитан! Вы были настолько неуёмны этой ночью, что, боюсь, несколько дней мне придется испытывать трудности при ходьбе! Я и представить не могла, насколько сильно вы изголодались по женскому обществу! – она уперла руки в бока.

- Детка, - капитан положил голову на согнутую руку и с интересом уставился на обнаженные ноги Лиз, выглядывающие из его же парадной рубашки. – Хочешь верь, хочешь не верь, но я ничего не помню о том, как кувыркался с тобой этой ночью, – он повернулся на спину, закинул руки за голову. – А память моя до сего дня дырок не имела... Так что, моя хорошая, иди сюда. Будем оживлять воспоминания!

Он улыбнулся и, откинув одеяло, приглашающее похлопал рукой по матрасу. Узкие полосатые брюки прекрасно гармонировали с заросшей черными волосами грудью капитана.

- Куколка, я жду!

- Нет, капитан, - Лиз попыталась прошмыгнуть мимо, чтобы схватить брошенное на кресло платье.

- Не так быстро, радость моя! - крепкая рука успела перехватить ее кисть, молниеносным движением дернуть на кровать и вот уже Лиз лежит, придавленная мужским телом. - Я сказал, вернись в кровать, детка.

- Сэр, вы невыносимы! - девушка попыталась увернуться от губ капитана. - Отпустите меня немедленно!

- Лишь в обмен на поцелуй, - усмехнулся он и поцеловал Лиз долго и чувственно. Его руки нырнули к ней под рубашку, бесцеремонно ощупали бедра, двинулись выше и чувствительно сжали грудь.

- Пустите меня! - задыхающаяся Лиз выскользнула из объятий капитана, схватила свое платье и, как была в едва прикрывающей колени рубашке, выскочила из каюты.

Усмехнувшись, капитан снова закинул руки за голову, сладко потянулся и крикнул в сторону приоткрытой двери:

- Якоб, зайди!

...

- Этот скот облапал меня! - Лиз пылала негодованием. - Представляете, он вел себя со мной, как со шлюхой!

Аллоиза, сосредоточенно подшивающая кружевной воротничок к платью, взглянула на возмущенную девушку и, откусив нить ровными зубами, нравоучительно произнесла:

- Ну, если бы ты получила то, за что платят шлюхам, думаю, чувствовала бы ты себя сейчас несколько иначе.

Нора расхохоталась и, приняв из рук Аллоизы платье, придирчиво осмотрела пришитое кружево:

- Детка, ты вчера кричала так, что всем, включая нас с Аллоизой и корабельную команду, трудно было не поверить, что именно этим ты и была занята всю ночь!

- Хватит надо мной насмехаться! Этот мужлан с перекошенным лицом дрых как младенец, и даже не чувствовал как я прыгала на кровати! А утром решил удостовериться! Что всё прошло именно так, как я рассказывала! Словно не поверил мне!

- Я предупреждала тебя, Лиз, твоя задача усложняется. Он не дурак. Он — игрок. И чем больше я за ним наблюдаю, тем больше мне кажется, что мы нашли достойного противника.

 

Лиз бросила платье на кровать и, насупившись, прошлепала босыми ногами к умывальнику. Ополоснув лицо, она взглянула в зеркало и всплеснула руками:

- Вы только посмотрите на что похожи мои губы! Кровосос!

- Я думаю нам нужно подкорректировать наш план, - Нора встала за спиной Лиз и, глядя на отражение в зеркале медленно произнесла: - Вчера мы удостоверились, что ключа на нем нет. А все, кому не лень, говорят о том, что с ключом он не расстается. И что-то мне подсказывает, сестренка, что ты не в его вкусе...

- Что?! - Лиз развернулась к Норе. - Я не в его вкусе?! Да он лобызал меня словно одичавший кот!

- А ты знаешь, как лобызают одичавшие коты? - и, не дав младшей ответить, продолжила: - Он проснулся бодрым, каким не должен был проснуться после сонного зелья. Ты побывала в его объятиях практически обнаженной. И отделалась одним поцелуем?! Лиз, не смеши меня. Если бы он хотел, ты бы притащилась сюда чуть живой! И где результат?! Ты должна была выведать про ключ! Ты не справилась, Лиз!

- Ты специально это подстроила! Сама говоришь, он должен был проснуться сонным! Твое зелье не сработало!

- Мое зелье сделало свою работу, - Нора с упреком посмотрела на Лиз, лицо которой пылало алыми пятнами. - Успокойся. Есть мужчины, которых ты не … вдохновляешь. Смирись.

Внимательно следящая за беседой Аллоиза, шумно вздохнула и, подойдя к стоящим друг напротив друга Норе и Лиз, положила свои руки им на плечи:

- Значит так. Откидываем эмоции и начинаем мыслить рационально. Что мы имеем. Бодрого капитана, по сведениям ограбившего судно, перевозившее колониальное золото. Капитан на расстоянии протянутой руки. Его корабль был в тех водах, когда пропал корвет королевского флота. Мы знаем, что золота на судне нет. Оно лежит за дверью, ключ от которой висит на шее капитана. Есть капитан. Есть ключ, который по какой-то причине отсутствовал вчера ночью. В результате, на данный момент, у нас лишь наблюдения и умозаключения, и ничего в руках. Девочки, нужно сосредоточиться! Работаем!

***

- Как все прошло, Якоб? - капитан принял из рук боцмана кубок.

- Как вы и предполагали, сэр. После того, как вы...э... соизволили заснуть, эти дамочки перерыли все ваше барахло, зачитали до дыр ложный судовой журнал и были почти в ярости, не обнаружив ключа на вашем теле, - боцман усмехнулся в усы, блеснув железным зубом.

- Продолжай, Якоб, я весь во внимании, - капитан протянул пустой кубок.

- Потом самая молодая, Лиз, кажется, скинула свое платье и обрядилась в вашу парадную рубаху! Я как увидел, чуть дара речи не лишился! Настоящее брабантское кружево! Видели бы вы, как осыпалось золото, когда эта негодница засовывала внутрь свою голову, даже не попытавшись расстегнуть ворот!

- Якоб, ты отвлекся, - капитан уже застегивал жилет.

- Да, так вот. А потом эта чертовка, на которой не было ничего кроме вашей рубахи, прыгала на  кровати и визжала так, что я думал грешники в аду проснутся!

- Хочешь сказать, она перестаралась? - он подхватил со стола гроздь винограда.

Якоб бросил на капитана насмешливый взгляд и криво усмехнулся:

- При всем моем уважении, босс, но на полчаса такого непрерывного визга, вас бы точно не хватило! И если бы не ваш приказ - не заходить в каюту ни при каких обстоятельствах, я бы вышвырнул чертовку из вашей каюты в один момент!

- Что было дальше?

Якоб почесал лысую макушку:

- После того, как она сама устала от собственных воплей, всё было тихо. Потом я отключился на немного... Сморила меня эта камарилья. А затем отправил вахтенного будить вас. Сэр, - Якоб с тревогой всматривался в лицо своего капитана, - а вы, действительно ничего не помните? А то, может...

- Что, Якоб?

- Ну, - пожилой боцман внимательно рассматривал носы своих ботинок, - может, пока я дрых, вы успели оседлать эту кобылку?

 

Капитан остановился у зеркала, посмотрел на свое отражение, тронул шрам, перечеркнувший щеку, и невесело усмехнулся:

- Мой мозг, Якоб, возможно, удалось бы обмануть. Но не тело, которое почти два месяца не имело счастье вкусить женщину... Оно бы нашло способ показать, насколько прошедшая ночь его удовлетворила.

- А это не так, сэр?

- Нет, Якоб. Мое тело в ярости. И оно крайне, крайне разочаровано!

4.

Весь день дамы не покидали свою каюту. Сославшись на плохое самочувствие, они потребовали принести еду в комнату. На мгновение распахнув дверь, приняли из рук юнги поднос и быстро захлопнули ее, чуть не прищемив нос любопытному юноше.

Уже под вечер, когда солнце оставило над поверхностью океана лишь макушку, Нора вышла на палубу и, облокотившись грудью о борт, подставила лицо теплому ветру.

- Как поживает ваша малышка?

Услыхав его голос, Нора выпрямила спину, развернулась и с негодованием бросила в лицо капитану:

- Бедная девочка пролежала сегодня весь день! Вы просто искалечили ее!

- Бедная девочка?!

- Вот именно! Это невинное дитя, поддавшись соблазну ваших слов и потерявшая голову от выпитого вина, стала жертвой неистовой мужской похоти!

- Похоти?!

- Да, похоти! Бедняжка так жаждала от вас, романтика морских просторов, нежности и любви, и мы, верные подруги, как не пытались, так и не смогли отговорить ее от опрометчивого поступка! А вы! Вы, капитан, нагло воспользовались ее неопытностью!

- Неопытностью?! Послушайте, мисс, - капитану наконец-то удалось вставить слово, - а вы уверены, что мы сейчас говорим об одной и той же особе?

Нора, не найдя слов, замолчала, приоткрыв рот.

- Смею вас уверить, дорогая Нора, что та дама, которая провела нынешнюю ночь в капитанской каюте, не только вымотала меня почти до бесчувствия, но и проявила недюжинную фантазию в любовных утехах! Должен признать, что я уже давно не держал в руках столь пылкой любовницы!

Нора, широко распахнув глаза, смотрела на капитана. Последний луч солнца блеснул в серых смеющихся глазах, а родившийся ночной ветер, разметал черные кудри. Его улыбка была почти мечтательной, и в вороте распахнутой на груди рубахи маняще сверкнул золотом тяжелый ключ.

***

- Я видела его! Видела! - Нора влетела в каюту. - На шее! Огромный золотой ключ!

Аллоиза только-только пристроившаяся с книгой у коптящей свечи, подняла голову и осуждающе посмотрела на взволнованно дышащую женщину:

- Нора. Сохраняй спокойствие. То, что ключ имеется, мы знали с самого начала. Осталось лишь забрать его, выяснить, где находится дверь, которую он открывает, исчезнуть и возникнуть у спрятанного золота так быстро, как только возможно.

- Я больше к нему не пойду! - Лиз, теребя подушку, демонстративно отвернулась.

- А он тебя и не приглашал, лгунья!

- Я лгунья?!

- А кто?! - Нора нависла над Лиз, - слышала бы ты, Аллоиза, как наш капитан расхваливал достоинства этой скромницы и просто захлебывался от восторга, расточая комплименты ее неуемной любовной фантазии!

- Он врет!

- А зачем ему это, Лиз? - глаза Норы метали молнии.

- Чтобы рассорить нас, - скромно улыбнулась Аллоиза, - кто-то не так давно отдавал должное его уму и проницательности. А вот чего он никак не ожидает, так это того, что мы исчезнем завтра, не дождавшись рассвета.

- Без ключа?! - громким шепотом произнесли Нора и Лиз.

- Я уверена, - Аллоиза лукаво улыбнулась, - ключ не только окажется в наших руках, но и захватит с собой подробнейшие инструкции по поиску тайной двери.

Легкий стук в дверь прервал их разговор, и хриплый голос боцмана громко возвестил:

- Капитан хотел бы разделить с дамами ужин. Он настоятельно просит их внимания и снисходительности, дабы иметь возможность загладить неприятный инцидент, произошедший накануне.

- Мы подумаем! - воскликнула Лиз и победно осмотрела своих приятельниц.

- У вас пять минут! - пригрозил боцман, и его тяжелые башмаки прогрохотали по лестнице.

***

- Спасибо, капитан, ужин был великолепен.

Лунная дорожка посеребрила океан, стайки летучих рыб выпархивали над его поверхностью веселыми птичками. Огромная луна, заливала палубу голубоватым светом, рождая переливы на волосах и платье Норы. В трепетном ночном воздухе высоко над головой таинственно шелестели паруса.

- Мне право жаль, что ваша малышка не смогла принять участие в трапезе. Неужели все так трагично?

Он улыбался и в свете луны шрам на его щеке не отпугивал, а волновал.

- Она уснула. Мы не стали ее будить.

Нора незаметно усмехнулась и сжала пальцами нагретое за день дерево высокого борта, вспомнив взбешенную Лиз, которую лишили ужина, дабы поддержать созданную ею же самой легенду.

- Пожалуй, мне пора возвращаться... еще раз спасибо, капитан...

Он положил руку на ее кисть. Теплое дерево обшивки корабля согревало ее ладонь, жар его руки холодил пальцы.

- Нора, у меня такое чувство, словно я знаю вас очень давно. Прошу, не уходите. Согрейте сердце, как вы там сказали.., романтика морских просторов еще одним взглядом, - капитан тронул губами ее короткие кудри. - Вы замечательно пахнете, Нора. Ваш запах пьянит меня, как лучшее вино Франции.

- Мне пора возвращаться, - несмотря на теплый ночной ветер, Нора ощущала, как чувственная дрожь растекается по ее телу. Это и пугало, и возбуждало. - Мне жаль, капитан, но...

Их губы встретились против воли. Один на двоих вздох, одна на двоих ночь, одно на двоих ночное светило...

***

- Хочешь сказать, что у меня получается хуже? - Лиз прислушивалась к приглушенным звукам, пробивающимся сквозь переборки корабля.

- Ты кричишь, как падшая женщина, выучившая свою роль на зубок, - пробурчала Аллоиза, - а Нора рассказывает о том, какое наслаждение она получает от мужской ласки. Уверена, - вздохнула она, - ни одна живая душа на нашем суденышке не спит, вслушиваясь в слова этой песни.

- Подумаешь! - Лиз демонстративно спрятала голову под покрывало.

Аллоиза улыбнулась, бросив взгляд на свернувшуюся калачиком девушку, и стянув с ее головы ткань, тронула темные пряди:

- Пойду-ка и я, полюбуюсь на луну...

***

Она бросила взгляд на уснувшего мужчину, коснулась кончиками пальцев шрама, стянувшего его левую щеку. Грустно улыбнулась и поцеловала его так нежно и осторожно, насколько могла. Держа ключ в кулаке, бесшумно выбралась из кровати, и, подхватив одежду, скользнула к двери. Обернулась на пороге, вздохнула и исчезла в нарождающихся утренних сумерках, оставив после себя непередаваемый женский аромат.

5. Эпилог.

Три дня спустя.

Замок в двери, приняв поворот тяжелого ключа, щелкнул едва слышно.

Скольких эмоциональных сил ей потребовалось, чтобы убедить седого капитана, чей корабль подобрал на рассвете их протекающую шлюпку, в том, что они - жертвы кораблекрушения, а после заставить гнать к берегу, рвя паруса!

Какой чудовищный ворох хитростей она вывалила на Аллоизу и Лиз, настаивая на том, что в заброшенный замок Локинов они должны мчаться без нее, ибо время поджимало, а ее саму внезапно скрутил ежемесячный женский недуг...

А ключ?! Если вспомнить, на какие уловки она пошла, чтобы сделать дубликат!

И вот она здесь. В скромном, затерянном среди гор, охотничьем доме Локинов. В его секретном убежище.

Антуан в порыве страсти успел поведать ей и о себе, и о тайной комнате...

Всего лишь бумаги. За этой дверью всего лишь бумаги, дающие их владельцу право пусть не на владение миром, но на свободу! Безграничную свободу! Абсолютную!

И она это сделала! Сама!

 

Переступив порог комнаты, Нора замерла, глядя на темную фигуру, четко вырисовывающуюся на фоне окна.

- Радость моя, ты покинула меня так стремительно, что я даже не успел попрощаться! Нора, детка, каким ветром тебя занесло в мою ванную комнату?

***

Конец.

Похожие статьи:

РассказыКраткое содержание фильма «Пираты Карибского моря»

РассказыДобыча 2 часть первая

РассказыДобыча 2 Часть вторая

РассказыБруно Сикерз и воздушный корабль

РассказыДобыча

Рейтинг: 0 Голосов: 0 343 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий