fantascop

Кастинг с сюрпризом

в выпуске 2019/01/28
12 января 2019 - Анна Гале
article13833.jpg

Как же неприятно, когда расстаёшься с постоянным бойфрендом прямо под Новый год! Ни подарков, ни романтической ночи, ни в свет выйти!
Ника скрипнула зубами от досады. Нет, Кирилл для серьёзных отношений – не самый худший вариант, но для неё и не лучший. В рестораны водил недорогие, подарки дарил редко, за полгода – только колечко с голубым топазом и цепочку. В принципе, всё было неплохо, но перед праздниками Кирилл отколол номер: предложил ей, Нике, поехать встречать Новый год в деревню к своим родителям. Там, говорит, тихо, спокойно, воздух чистый, и снег сугробами лежит!
– Представляешь?! – возмущалась теперь девушка, рассказывая по телефону лучшей подруге Ленке о своих бедах. – Хотел, чтобы мы праздник, как пенсионеры, отмечали. Телек посмотреть, салатик поесть – и спать! Причём в разных постелях, потому что у него родители старинных взглядов. Типа, если ты невеста, то чтоб до свадьбы – ни-ни. Я говорю, а ты меня спросил? Может, я за тебя замуж не хочу?
– А он? – с интересом спросила Ленка.
– Ну, что он? Психанул. Сказал, не хочешь – дело твоё, сам поеду.
– ...! – выругалась Ленка. – А другие варианты у тебя есть, чтобы Новый год встретить?
Другие варианты, конечно, были. Ника вообще считала, что у каждой девушки должно быть, как минимум, два парня – на всякий случай. Только варианты сейчас у неё имелись не совсем подходящие.
– В том-то и дело, что нет. Глеб – классный, мне идеально подошёл бы, но женатый. За два дня я его из семьи вряд ли смогу увести, – подумав, с сожалением сказала Ника. – Я-то на Кирилла рассчитывала, Глеба в запасе держала. Ну, так, встречалась периодически, не всерьёз. Есть ещё Валера, но он, как бы тебе сказать... В общем, не хватает ему чего-то. Нудный какой-то, да и познакомились мы совсем недавно, пару раз по парку погуляли, один раз в кафешке блинчики поели. Кто знает, чего от него ждать, не хотелось бы совсем праздник испортить. Даже не знаю, я ещё подумаю, что делать...
Она машинально чертила на тетрадке с конспектами ручкой какие-то линии, сплетая их в замысловатый сложный узор.
– А тот препод, что тебя всё на концерты и в рестораны зазывает? – спросила Ленка.
– Не, совсем не мой вариант, – энергично воспротивилась Ника, – Старый, женатый, страшный... Бр-р!
– Нет, такого не надо, – торопливо согласилась Ленка. – Слушай, ну, ты подумай хорошо. Если что – позову кого-нибудь для тебя. Мы-то все парами собираемся...
– Нет уж, я сама выберу, с кем прийти! – гордо заявила Ника.
– Ну, давай. Встречаемся завтра в восемь вечера у меня на квартире, с тебя – салатиков пара-тройка. 
– Хорошо, куплю, – пообещала Ника. – Пока.
Она положила мобильник на тумбочку.
– А по старинке салаты приготовить никак нельзя? – мрачно спросил мужской голос прямо за спиной.
Ника взвизгнула от неожиданности и обернулась. Рядом с ней – протяни руку и дотронешься – стоял маленький (Нике до плеча не достанет), щуплый субъект. Молодой, но уже с заметными залысинами, одетый в трико и тельняшку. Носков на субъекте не было. Ника машинально отступила на пару шагов.
– Вот дела творятся в этом мире! – насмешливо продолжал незнакомец. – Девушки теперь салаты покупают, в квартире толком не убирают, босиком ходить противно. Вон, все ноги пыльные! – Он задрал ногу и продемонстрировал ошеломлённой Нике грязную ступню. – Зато туда же – этот нудный, тот – как пенсионер, третий женатый... Тьфу!
– Вы кто?! – Ника, наконец, обрела дар речи.
– Как же вы мне надоели! Каждый год одно и то же, – буркнул гость. – Сюрприз я твой новогодний!  Сама меня только что вызвала, а теперь спрашивает – кто.
Ника принюхалась. Вроде, не пьяный. На наркомана тоже не похож. Да и не пройдёт к ней в квартиру никто случайно – дверь-то закрыта.
– Ты как сюда попал, сюрприз? – рявкнула она.
– Сказал же, ты меня вызвала, – он кивнул в сторону тетрадки. – Знак под Новый год нарисовала, я и явился. Теперь буду рядом с тобой, пока не разберёшься, кто тебе нужен. Буду воплощать твои представления о мужчинах.
– Чего?! – Ника фыркнула, окинув недомерка возмущённым взглядом. – Ты им никак не соответствуешь! Ты вообще не в моём вкусе!
– Это взаимно, – буркнул "сюрприз". – Но ничего не поделаешь, работа у меня такая.
– Слушай, я тебя не звала, – раздражённо произнесла девушка. – Ошибочка вышла, понимаешь?
– Теперь твою ошибочку  нелегко будет исправить, – хмуро ответил субъект. – Значит, так. Ты называешь меня именем одного из кандидатов на... – он задумчиво взглянул на пышную грудь Ники, – твоё сердце. И я начинаю вести себя так, как вёл бы он, если бы вы жили вместе.
– Ещё чего не хватало! – возмутились Ника. – Я не буду с тобой спать!
У субъекта вырвался тяжёлый вздох. "Сюрприз" зажмурился и потёр висок, словно от головной боли.
– Какой тяжёлый случай мне достался... Капризная грязнуля, лентяйка, да ещё и во всём видит намёк на постель. Да ты хоть что делай – меня не соблазнишь, – усмехнулся он.
– Ты оскорблять меня сюда пришёл, что ли? – взорвалась Ника. – Давай, иди туда, откуда явился! Я полицию вызову!
– Зови кого хочешь, – засмеялся ей в лицо наглый визитёр. – Всё равно меня никто, кроме тебя, не увидит, если я сам не покажусь. И вообще, я не планировал торчать здесь до завтра, а, тем более, встречать с тобой Новый год, так что давай работать быстрее. Назови меня уже именем какого-нибудь из своих "вариантов", как ты их называешь. Слово ещё какое нашла, – неприязненно добавил он.
– Ты – Глеб.
Ника без особого желания включилась в дурацкую игру. Всё равно гость не отвяжется, пока не получит того, за чем явился.
На ногах лысоватого субъекта тут же оказались дорогие, но грязные туфли, и он потопал через всю квартиру на балкон, оставляя на полу мокрые тёмные следы.
– Ты что делаешь?! – возмутилась Ника.
– Тебе лень задом лишний раз пошевелить и убрать тут, что ли? – бросил он, слегка растягивая слова так, как это делал в разговоре Глеб. – Я тебе на шмотки и цацки горбачусь, уж как-нибудь полы помоешь.
У Ники отвисла челюсть. Субъект говорил, как Глеб, идеально подражал его походке, манере держаться. Но Глеб никогда не разговаривал с Никой в таком тоне. Хотя, откровенно говоря, они не слишком много разговаривали. Как шутил Глеб, "меньше слов – больше дела".
– Бутылки куда запрятала? – хам заглянул на балкон и потопал назад. Рядом с мокрой дорожкой следов образовалась ещё одна. – Мне после рабочего дня расслабиться нужно, сколько раз тебе говорить? Ну, чего молчишь?! – рявкнул он, подойдя к Нике вплотную.
– А больше тебе ничего не нужно, а, сюрприз новогодний? – она возмущённо сверкнула глазами.
Ещё не хватало, чтобы это чучело в тельняшке выпило бутылку мартини или французского шампанского, припрятанные для какого-нибудь особого случая.
– Нужно! – прорычал субъект. – Жрать в доме нечего, пельмени магазинные и колбаса уже поперёк горла стоят. Везде грязь! Что ты за женщина, если не можешь заботиться о муже, как следует?! Рубашки не глажены, майки не кипятишь!
При этом он взмахивал руками, словно задавая себе ритм всё быстрее.
– А зачем кипятить майки? – сморгнула Ника.
– Чтобы были белые, ...! Как из магазина! – заорал распоясавшийся гость.
– Может, на серые перейдёшь? – Ника начинала злиться всерьёз.
– Вот! Разбалованная современная баба! – он вдруг слегка пихнул её в плечо, и девушка с размаху шлёпнулась в кресло.
– С ума сошёл?! – взвизгнула она.
Ника уже собиралась послать "сюрприз" куда подальше, но не успела вставить ни слова: пламенная речь "Глеба" продолжилась. Только махал он руками уже перед самым носом девушки.
– Моя мать в деревне в любую погоду в туалет на улицу ходила! Бельё вручную на доске стирала! Воду грела, потому что там воды горячей никогда не было! А дом весь блестел, и холодильник всегда был забит едой! Пельмени были только свои, леплённые, вареники, пирожки – всё было!
У Ники чесался язык спросить, где находится деревня, в которой до сих пор стирают на доске. Однако субъект так разбушевался, что девушка прикусила язык. Кто знает, на что способен разъярённый мужчина? Получишь ещё по физиономии ни за что ни про что, – и весь праздник пойдёт насмарку. Будешь потом несколько дней сидеть дома, фингал прятать.
– Хватит, – буркнула она.
"Сюрприз" тут же перестал орать и размахивать руками.
– Хватит – это ты мне или Глебу говоришь? – деловито уточнил он.
– Тебе. Меня уже тошнит от этих воплей.
– Это хорошо, что мне, – флегматично произнёс гость. – Потому что Глеб сейчас мог бы сгоряча сломать или разбить что-нибудь, что под руку попадётся. Вот этот флакончик, например. И убирала бы потом, разумеется, ты.
Ника, приоткрыв рот, смотрела на флакон духов, на которые откладывала деньги  несколько месяцев. Глеб уже не казался девушке таким уж классным и идеально ей подходящим.
– Он никогда себя так не вёл, – всё же попыталась возразить субъекту Ника. – Ты изобразил какого-то отвратительного истерика!
– Именно так Глеб и повёл бы себя, если бы тебе случайно удалось увести его из семьи. Не путай туризм с эмиграцией. Одно дело – встречаться с тобой, другое – постоянно жить.
Ника нахмурилась. Ей очень не понравилось одно слово, сказанное бесцеремонным гостем.
– А почему – случайно удалось бы? – она вызывающе приподняла подбородок. – Думаешь, я не смогла бы его отбить у жены, если бы захотела?
– Думаю, что не смогла бы, – без тени каких-либо эмоций ответил "сюрприз". – Как любовница ты его полностью устраиваешь, правда, Глеб считает, что ты слишком часто просишь у него денег. Но о жене у Глеба есть, как ты видела, весьма чёткие представления, ты никак им не соответствуешь.
Это она, Ника, часто просит денег? Мало того, что Глеб видит в женщине только помешанную на уборке-готовке домработницу, так мужик ещё и жмот!
– Его жена, кстати, все его требования выполняет и совершенно спокойно относится к загулам мужа, – продолжал гость. – От таких женщин не уходят, а если вдруг их бросают, то редко и ненадолго.
– Дом блестит, рубашки прокипячены, постираны на доске и выглажены? – хмыкнула девушка.
– Она стирает в машинке, –поправил "сюрприз". – А всё остальное так и есть – везде чисто, белое бельё раз в неделю кипятится в специальном ведре. Глеба каждое утро поджидают выглаженные трусы и носки.
– Жуть! – выдохнула Ника.
Субъект неприязненно дёрнул уголком рта.
– Вообще-то большинству мужчин нужно, чтобы жена убирала и готовила. И абсолютно всем хочется тепла и заботы.
– Но не такой же заботы. Носки ему надо гладить! Крепостное право отменили в 1861 году, – отчеканила Ника. – И уж Глеб с его доходами мог бы нанять домработницу.
Гость развёл руками.
– Жмот! – припечатала девушка.
"Сюрприз" зевнул и демонстративно взглянул на настенные часы.
– С Глебом разобрались? – спросил он. – Или ещё показать?
Ника задумалась. Ну, кто из людей без недостатков? Может быть, на домработницу Глеба и удалось бы уговорить.
– Покажи, – кивнула она. – Мне интересно, как он дома отмечает праздники.
Субъект тут же скинул туфли и завалился на диван. Ника поморщилась: гостю не помешало бы вымыть ноги. Судя по запаху он пренебрегал душем уже дня два, а то и три.
– Телек включи, – протянул "сюрприз" в манере Глеба.
Ника еле удержалась, чтобы не ответить: "А самому пульт взять никак нельзя?" Наверняка этот псих опять заистерит.
Она нехотя включила телевизор. Юморист на экране сыпал тупыми и пошлыми, на взгляд Ники, шуточками. Девушка машинально начала переключать каналы – передача о животных – волк перед камерой жадно пожирал что-то живое... Детектив – на экране крупным планом показывали окровавленный, истерзанный труп... Какой-то сериал – героиня, старательно рыдая "на камеру", причитала: "Где мой ребёнок? Куда ты дел его?!"...
– Дай-ка пульт, дорогая, – потребовал субъект.
Дорогая? Ну, хоть что-то приятное. Ника подошла к дивану, стараясь не дышать, и протянула гостю пульт от телека. Уверенное нажатие пальца на нужную кнопку, и на экране появились новости бизнеса. "Сюрприз", казалось, целиком погрузился в мир непонятных Нике цифр.
– А как же Новый год? – вырвалось у неё.
– А что – Новый год? – нехотя откликнулся гость. – Я же говорил – тридцать первого с утра работаю, потом корпоратив, часов в одиннадцать вернусь.
– Ночи? – глупо переспросил Ника.
– Ну, не дня же, – хмыкнул "Глеб". – Можешь погулять с подружками или к маме сходить. А приеду – отметим. Заценю твою селёдку под шубой, и приготовь, пожалуйста, "Наполеончик", мясо по-французски...
Девушка глубоко вздохнула. Да уж, уводить такого из семьи – себе дороже выйдет. Никаких денег не захочется. Интересно, когда гулять с подружками, если мужчина заказывает тебе такой праздничный ужин? Один "Наполеончик" чего стоит! Пока всё это приготовишь, вечер настанет. Так устанешь, что и гулять не захочется.
– А с тобой на корпоратив можно пойти? – спросила Ника чисто из любопытства.
– Зайчик, у нас мужской коллектив. Отмечать решили в сауне, – терпеливо объяснил субъект, косясь на экран телека. – Ты же не будешь сидеть среди толпы голых мужиков!
– Угу, – протянула она.
Слышала Ника о таких корпоративах. Сам Глеб и рассказывал, как девушек по вызову в сауну привозят – на любой вкус, только выбирай. Правда, тогда рассказ воспринимался нормально, Ники это не касалось. Только теперь она задумалась, каково было бы жить с Глебом в одном доме. Нет уж, отбивать его у жены даже пытаться не стоит, пусть эта несчастная сама мучается со своим домашним тираном. На свиданиях Глеб – мужчина-праздник, а по жизни... Ну, кому-то, наверно, нравится, только не Нике.
Игра начинала захватывать её. Когда бы Ника столько узнала о Глебе? Ну-ка, надо проверить остальных!
– Теперь ты – Валера, – решительно заявила она.
Гость тут же схватил пульт и выключил телевизор.
– Сколько эта балалайка будет работать? – он ткнул пальцем в сторону погасшего экрана. – Болтовня меня отвлекает, мешает думать.
После этого "сюрприз" застыл, полулёжа на диване с видом мыслителя. Ника походила по комнате, ожидая, что будет дальше. Ничего не происходило. Она пожала плечами и ушла на кухню. Вернулась девушка через полчаса, немного подобревшая после яичницы, жареной сосиски и чашки кофе с печеньем.
Субъект всё так же лежал на диване, застывший взгляд был устремлён в пространство. Нике захотелось поднести к губам гостя зеркальце и проверить, жив ли он.
– Чем это там пахнет? – вдруг подал голос "Валера". – Я тоже хочу яичницу.
– А сразу сказать об этом нельзя было? – огрызнулась Ника.
– Я увлёкся работой над диссертацией и не понял, что ты там делаешь. А сейчас хочу есть, – пробубнил "сюрприз".
– Как ты над ней работал? – хмыкнула Ника. – У тебя ни компа, ни бумажки с ручкой. Ты же просто лежал.
– Я просто так не лежу, – с пафосом заявил гость. – Мой мозг во время бодрствования постоянно трудится. Я продумывал план первой главы.
– Ты второй год пишешь свою диссертацию, – возразила Ника. – Я думала, у тебя первая глава давно готова.
– Ты далека от науки, – занудил "сюрприз". – Ты не представляешь, какие сложности могут встретиться при исследовании.
Ника кивнула. Она действительно с трудом представляла, какие сложности поджидают исследователя творчества одного из известных поэтов начала двадцатого века.
– Я перелопатил горы литературы, – продолжал субъект. – Я составил библиографический список из ста пятидесяти источников. А теперь мне надо продумать план исследования. Кстати, завтра я обязательно должен поздравить научного руководителя и нашего завкафедрой. Сколько у нас есть денег?
– Не знаю. У тебя сколько? – спросила Ника.
– Да копейки: аспирантская стипендия, и ту почти потратил, – печально сообщил "Валера". – Вот ведь времена – работать некогда, а на стипендию не проживёшь. Ты дашь мне денег на подарки?
– А Новый год мы на что будем отмечать? – поинтересовалась Ника.
– Ну, займём у кого-нибудь. Да что нам вообще на Новый год надо? Посидим вдвоём, концерт посмотрим, – он кивнул в сторону телевизора. – Сосиски пожуём.
– Пойти работать ты не думал? – не сдерживая иронии, спросила Ника.
– Ты ничего не понимаешь! Работа будет отнимать время от моих исследований, – немного оживился субъект. – Вот защищусь – и устроюсь. Тогда будут тебе и деньги, и подарки на Новый год...
Ника попыталась представить, на сколько лет затянется эпохальное исследование Валеры. Если год ушёл на обычный список литературы, то на остальное... Ох, лучше даже не считать, сколько времени понадобится Валере, чтобы устроиться на работу.
– А на этот Новый год подарка мне не будет? – уточнила девушка.
– Ну, какой подарок, когда денег нет? – буркнул он. – Ника, я есть хочу. Можешь сюда принести чего-нибудь?
– До кухни дойти не вариант? – сухо спросила она.
– Ну, ты же видишь, я занят, – на полном серьёзе заявил "Валера".
Он снова застыл на диване с остекленевшим взглядом.
– Хватит, – буркнула Ника.
"Сюрприз" тут же сел прямо и потянулся.
– Как он только вылёживает в одной позе по полчаса? – проговорил гость своим обычным скучающим голосом. – У меня уже спина и плечи затекли. Ох и вредная же работа!
– У Валеры? – возмущённо фыркнула Ника.
– У меня, – сурово поправил "сюрприз". – Знаешь, пожалуй, тут я с тобой соглашусь – этот человек для семейной жизни не вариант. Хотя, может, тебе и подошёл бы, – подумав, добавил он. – Этот Валера удивительно неприхотлив в быту.
– Дешевле будет кота завести, – бросила девушка. – И удовольствия от общения с ним гораздо больше.
– Это уж сама решай, кого заводить. Я бы всё же советовал завести мужа. А вместе с ним можно и кота. Ну, кто там третий? – деловито спросил гость.
– Кирилл, – вздохнула Ника.
"Сюрприз" подался немного вперёд,  его взгляд устремился на девушку.
– Ну что, есть дома нечего? – без малейшего осуждения в голосе спросил гость. – Пошли в пиццерию?
– Я перекусила.
Ника выдохнула с облегчением. Хоть сейчас она не будет слушать нытье и возмущённые вопли. Спокойный мягкий голос стал почти наслаждением для ушей и сердца.
– Выглядишь усталой, – сказал "сюрприз". – Точно не голодная? Не заболеваешь?
– Послушай, я хотела спросить насчёт твоих родителей, – совсем некстати начала девушка. – Они обо мне знают?
– Конечно, они давно уже хотят познакомиться.
– А если я им не понравлюсь? – прищурилась Ника. – Скажут, что не так готовлю, не так убираю...
Самому Кириллу она, конечно, не стала бы задавать такой вопрос, но именно сейчас можно было спрашивать обо всем, не боясь что-то испортить.
– Значит, не понравишься – всякое бывает, – спокойно отозвался "сюрприз". – Живёшь-то ты со мной, а не с ними. Просто незачем дразнить людей со старыми строгими взглядами, поспим ночь в разных комнатах. Я всё равно к тебе приду, – он рассмеялся.
– Хватит, – резко сказала Ника.
Гость поднялся с дивана.
– Почему он так быстро тебе надоел? – спросил "сюрприз". – По мне, так ты за этого парня держаться должна руками и зубами.
Ника промолчала. Не объяснять же было неизвестно кому, что она не хочет видеть, как он изображает Кирилла. Выглядело это как неприятная пародия, хотя, когда "сюрприз" показывал Глеба и Валеру, девушка не чувствовала неприязни.
Лицо гостя неожиданно тронула суховатая улыбка.
– Я так понял, решение принято?
– Принято, – улыбнулась в ответ Ника.
– Ну, тогда удачи.
И "сюрприз" исчез. Ника ни ойкнуть, ни спасибо сказать не успела.
Что ж, он своё дело сделал. Может, теперь будет отдыхать до следующего Нового года. А может, "сюрпризу"  не повезёт, и его случайно вызовет кто-нибудь ещё. Главное произошло: девушка уже поняла, кто ей нужен. Кирилл – единственный, кто принимает её такой, какая она есть, кто заботится о Нике и интересуется её делами и здоровьем. Наверное, это и есть любовь – тихая, спокойная, без бурных сцен и бешеных страстей.
Ника взяла в руки мобильник, но не успела набрать номер. Телефон зазвонил сам. На экране высветилась фотография улыбающегося Кирилла.
– Привет, – сказала девушка. – Извини, я утром наговорила много ненужного...
– Брось, – легко ответил он. – Я хотел спросить: ты не передумала? Может, всё-таки поедешь со мной?
– Поеду, – выпалила Ника.
– Тогда собирайся, я заеду через час. Только одевайся тепло, на улице холодает. Через несколько часов обещают метель, лучше, если мы успеем проскочить по трассе до того, как пойдёт снег.
Пообещав одеться, как следует, Ника принялась за сборы. Она достала со дна шкафа небольшую дорожную сумку. Вещей понадобилось немного: смена белья, короткая ночнушка на бретельках, зубная щётка, домашний костюм и – главное – вечернее золотистое платье с блёстками, для новогодней ночи. Девушка достала из тумбочки бутылку французского шампанского. Её Ника тоже возьмёт с собой: как раз особый случай представился.
Надо будет предупредить Ленку о своём отъезде. Салатики пусть принесёт кто-то другой. И ещё нужно потихоньку отстранить от себя Глеба и Валеру – хватит с неё "вариантов". Свой выбор Ника уже сделала.

 

Похожие статьи:

РассказыСон в зимнюю ночь

РассказыСоглашайся хотя бы на рай в шалаше… (Новогодняя сказка)

РассказыСнеговик

РассказыНина Ричардовна - старая сквалыга

РассказыНовогодняя история в черно-белых тонах

Рейтинг: +3 Голосов: 3 308 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
Игорь Колесников # 12 января 2019 в 17:37 +1
Хорошо написано, интересно читается.
"предложил ей, Нике, поехать встречать Новый год в деревню к своим родителям" - косячок - получается, что к родителям Ники. Нужно заменить на "его". Больше ничего не заметил - увлёкся.
Есть ещё сомнения в правильности выбора героини. Точнее, в правильности выбора Кирилла. Сначала Ника предстаёт этакой капризной фифой. Подарков ей мало, парней лучше держать парочку про запас. Не вызывает симпатии. Думается, что никого она не найдёт со своими запросами. И поэтому парня жалко. Нормальный мужик, вроде. За что ему такое наказание?
А потом она вдруг забывает свои капризы и требования ради того, чтобы угодить любимому. Кстати, про любовь-то не говорится. Если бы она любила - то знала бы. А одной его любви мало. Поэтому я не вижу перспектив у этих отношений. А история не очень правдоподобная.
Анна Гале # 16 января 2019 в 21:41 +1
Игорь, парня мне тоже жалко ))) ну, не люблю я правильных героинь, мне о них писать скучно zst
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев