1W

Кварцевое солнце. Глава 1.

на личной

19 января 2015 - Редькин Александр

Промышленный экзоскелет размеренно шагал по длинному тускло освещённому тоннелю, ведущему из пункта первичной обработки руды. Объект располагался в горнодобывающей зоне Сорхамра — крупного мультикомплекса, который производил всё необходимое для жизни в пустыне: от кубиков биохимического питания и кристаллов связи до водородных двигателей и космического оборудования. В мультикомплекс, помимо производственных и жилых отсеков, входили сектора энергии, криогеники, робототехники и другие. Сорхамр предоставлял живущим в нём гуманоидам любые продукты цивилизации крэнгов, в производстве которых непосредственное участие принимали подчинённые им карны.

Управление шагающим экзоскелетом осуществляло разумное существо, находящееся внутри прозрачной капсулы. Все действия существа практически не отличались по своему характеру от действий автомата, но, тем не менее, роботом оно не являлось, а принадлежало к кибернетическим организмам — карнам, псевдогуманоидам по своему существу.

Нажав квадратную кнопку своей длинной кирпичного цвета пятипалой конечностью и, остановив, таким образом, движение на слабо мерцавшей площадке предзонника, из внутренностей экзоскелета выбралось существо и направилось далее по тоннелю, упиравшемуся в иллюзорный тупик. Пустой, лишённый кибернетического управления, роботизированный экзоскелет сам защёлкнул крышку люка капсулы и затих. Подойдя вплотную к стене и, дождавшись пока в сторону отойдёт вертикальная стена тупика, карн вошёл в образовавшуюся нишу. В ослепительно белом кубе помещения с возвышенностью по центру и в окружении разнообразнейших технических устройств его ждали два гуманоида. Внешне они казались похожими на карна, но принадлежали, благодаря отсутствию ороговелостей головы и тёмно-серой оболочке глаз к единственной биологической расе пустынной цивилизации — крэнгам. Между тем карн, войдя в белое кубическое помещение и не обращая внимания на присутствующих гуманоидов, подошёл к центральной возвышенности помещения, лёг на неё лицом вниз и замер.

— Эта модель исчерпала свой ресурс, — произнёс один из гуманоидов, кибернетик Сорхамра, в функцию которого входила эксплуатация комплексов типа «робот-карн». — У неё осталось две психомощности на один рабочий цикл. Очевидно, что последний.

— Этого хватит до следующего ввода энергии в отсеки Сорхамра. Вы уже знаете об открытии нашим учёным Шнарком нового долгоживущего изотопа кислорода? — задал вопрос кибернетику стоящий рядом гуманоид. Как и его напарник он ревизировал карнов, но отличался от кибертехника тем, что выполнял более интеллектуальные функции — психоконтроля и психозащиты.

— Мне об этом известно точно — УНИКМ выдал эту информацию в 200.05.37.86, что незадолго до моего текущего рабочего цикла здесь, — слегка сузил зрачок кибернетик.

— Совершенно точно, в эфире УНИКМа эта информация была с 200.05.37.00. Ещё через несколько временных отрезков я закажу обновлённый УНИКМ, позволяющий транслировать информацию во время рабочих циклов, — поделился новостью психофункционал.

— Это открытие мы ждали уже давно! — отметил кибертехник. — Это позволит аккумулировать большие запасы дыхательной смеси для тех, кто родится в следующую эру. Но приступим к ревизии.

Вся операция над комплексом «робот-карн» длилась около 20 временных отрезков и проходила в полной тишине. Основная работа проводилась гуманоидом-психофункционалом над неорганической частью комплекса — позитронным мозгоблоком карна, и тут гуманоиды работали чётко как механические единицы: снимали инструментом корпус, сканировали ткани Ф-лучом, брали пробы бионитей.

Первым делом кибернетик аккуратно снял у основания черепа карна круглый лоскут кожи, выполнявший защитную функцию и бывший с внутренней стороны клейким. Под лоскутом оказалось небольшое устройство с блестящей поверхностью, крышка которого также снималась. Внутренность блестящего устройства находилась в хорошем рабочем состоянии и в замене не нуждалась. Далее к делу приступил психофункционал. Все его рационально-хирургические действия имели цель соединить генно-позитронные связи мозгоблока с психометром — точным, но массивным прибором, покоившимся отдельно на матовой возвышенности белого куба. После этого, специалист надавил прибор с боковой стороны и зафиксировал время. Затем, ровно через 12 отрезков времени, психометр отключился, и из него выпрыгнула пластинка информации, которую гуманоид тут же принялся расшифровывать. За это время кибертехник успел перебрать все узлы мозгоблока: кристаллы метанахождения и абстрагирования, центр-блок и бионити в единую конструкцию, залил её тягучим раствором и сменил, отошедшее от вибрации, крепление. После чего карн был вновь собран в комплекс, последним элементом сборки которого являлся криво наклеенный кожаный лоскут.

— Каково ваше общее мнение по устройству? — поинтересовался крэнг-психофункционал, не поднимая глаз с тёмной информационной пластинки диаграммы.

— Мозгоблок цел, общее состояние карна ниже нормы на десятую сектора. Всё соответствует данным перед началом эксплуатации на Сорхамре, — ответствовал кибернетик. — С того момента проводилось всего два обслуживания: первый, по замене принимающего кристалла — 45 циклов назад, а второй — по ремонту системы метанахождения 20 циклов назад. Согласно текущим техническим данным карн выдержит ещё не менее двух производственных циклов, но так как это не гарантирует чистоты производства, предлагаю оставить ему один цикл.

— Всё это верно, — прищурил глаз психофункционал, — но внимательнее всмотритесь в сегменты диаграммы!

С этими словами он протянул кибернетику гибкую пластинку. Некоторое время крэнг сверлил глазом данные, затем из кибернетика вырвался щёлк, что означало неожиданное удивление.

— Заметили? — продолжал гуманоид. — Похожий анализ был и у меня… Вы знаете, ровно через три цикла эксплуатации каждого кибернетического комплекса мы проводим его исследование и снимаем характеристику затрат психоэнергии. Данный рабочий карн Сорхамра за весь цикл своей эксплуатации накопил следующую сегментографику:

  • восприимчивость мозгоблока: 11
  • киберощутимость: 9
  • реакция бионитей: 8
  • мышление: 3
  • волевое абстрагирование: 3
  • память: 4
  • псевдоэмоциональность: 4

— Вы, кибернетик, уже обратили внимание на повышенный расход психоэнергии в системе памяти и, конечно, издаёте щёлк по этому поводу? — психофункционал изучающее посмотрел на коллегу, всё ещё держащего пластинку на свету. — Почему такой большой расход энергии, ведь цикл назад он был равен единице? Отвечаю вам сам — карн как-то сортирует внешнюю информацию и, видимо, хранит эту избыточную для него и неясного для меня типа информацию у себя в мозгоблоке. Далее, затраты на мышление увеличились на один сегмент, а, ведь, их в последних моделях устанавливают близкими к пустоте. Карн работает с информацией?!

— Всё это создаёт потенциальную опасность для кристаллодобычи, — развивал мысль психофункционал. — А качество кристаллов косвенно влияет на психозащиту крэнгов!

— Мне известно, — поделился наблюдениями кибертехник, — что старые модели карнов менее надёжны на производстве. За последнее время зафиксировано целых восемь случаев самопроизвольного отказа данных систем.

— Знаете, кибернетик, — резюмировал гуманоид-психофункционал, — выявленные сейчас у карна особенности, вообще, приводят меня к мысли о полной непригодности этой модели к процессу кристаллодобычи. Более того, к мысли о необходимой утилизации карна через плазменную кремацию.

— Вы, вероятно, предполагаете, что набранная карном информация заблокирует управляющие им команды? Комплексы «робот-карн» достаточно ценны для наружных работ. Предлагаю не торопиться с кремацией, но через 10 частей времени собрать инженеров для окончательного решения: утилизация, частичный демонтаж или переброска на работу в Каньон, — подвёл итог ревизии карна кибернетик Сорхамра.

— Принято, — согласился психофункционал. — Через 10 частей времени я также приду в ревизионный куб. В случае, если оператор не отправит меня в Хамсореш. Не забудьте сообщить кибернетикам о трёх сегментах расхода на мышление — это вопрос безопасности. С этими словами гуманоид покинул белый куб через образовавшуюся нишу.

 Кибернетик ещё некоторое время наблюдал за неподвижным карном, а затем громко приказал: «Встать! Питание!» Карн открыл глаза, медленно приподнялся с возвышенности и, открыв ротовую полость, получил от кибернетика, завёрнутую в целлулоид питательную биохимическую капсулу. Такими капсулами, помимо упомянутой психической энергии, питались все без исключения карны. Затем, убедившись, по крайней мере, во внешней целостности комплекса, и захватив некоторые приборы, кибертехник растворился в нише вслед за первым гуманоидом.

Карн медленно повернул голову и взглянул на светящееся табло одного из покоящихся на возвышенности приборов: «200.07.30.18». Последние цифры постоянно меняли своё значение. Мозгоблок воспроизвёл последние записанные звуки:

…через 10 частей времени собрать инженеров для принятия решения…

«Что такое 10 частей времени? — размышлял карн про себя. — Возможно, это выпадающие цифры этого прибора?». «Если это действительно так, — думал он, — то мне необходимо определить при какой комбинации цифр сюда, в это помещение, зайдёт группа кибернетиков и примет одно из этих непонятных решений». О том, что все варианты решений кибернетиков, касающиеся его, карна, судьбы были ему неприемлемы, говорили, прогрессирующие сегменты мышления и абстрагирования.

 Согласно алгоритму действий всех рабочих кристаллодобывающей зоны Сорхамра, карн должен был находиться в горизонтальном положении до тех пор, пока на принимающий кристалл мозгоблока не поступит пакет импульсных команд крэнга-оператора.  После чего он должен встать, найти и соединиться со своей механической и частично роботизированной оболочкой для последующей работы на руднике возле Сорхамра. Но сейчас карн принял решение сознательно нарушить, ввиду неприемлемости возможной кремации, внедрённый кибернетиками-разработчиками алгоритм работы, обойдя управляющие команды эволюционирующим мозгоблоком. За саботаж и нарушение рабочего алгоритма карн, согласно кибер-инструкции, должен был быть подвергнут немедленной утилизации, и, тем не менее, осознавая это, он не остался лежать на возвышенности ревизионного куба, и не стал ждать с закрытыми глазами сигнала оператора.

Он снова посмотрел на тускло мерцавшие красные цифры, оставленного кибернетиком прибора: «200.07.30.28». Прибор добавил 10 единиц к последнему разряду цифр, а инженеров, готовых принять, игнорирующее волю карна, решение, опять не было. «А может инженеры придут, когда прибор добавит 10 единиц к третьему разряду цифр на табло?» — мысль карна логически развёртывала прогнозируемое и столь жестокое для него будущее. На этот раз он ждал больше. За это время последний разряд цифр несколько раз обнулялся, каждый раз подходя к 99, а ко второй группе цифр добавлялась единица. Крэнги не появлялись и карн решил, что крэнги придут когда цифры прибора остановятся на 200.17.30.00 и примут своё жестокое решение. «Возможно ли, сохранить себя как единицу? — возник у карна законный вопрос. — Если да, то какую для этого последовательность действий необходимо принять?»

Если бы сейчас психофункционал снял с карна кристаллодобывающей зоны сегментограмму расхода психоэнергии, то, конечно, издал бы звонкий щёлк и сообщил бы оператору о необходимости немедленной утилизации. Его, гуманоида, ошибка в расшифровке сегментограммы заключалась в недооценке прогрессирующей псевдоэмоциональности карна, а, следовательно, в отсутствии прогноза по вероятным самовольным изменениям программы действий. Впрочем, такой ошибки в оценке не произошло бы, будь карн укомплектован новой моделью позитронной начинки.

 Генерируя мозгоблоком возможные варианты действий по спасению своей идентичности, карн остановился на единственном логическом варианте.

Бежать!

Он догадался, что кибернетики должны прийти ДО того, как на принимающий кристалл его мозгоблока поступит управляющий импульс от оператора. Карн всё твёрже укреплялся идеей будущих самопроизвольных действий. В таких мыслеоперациях прошёл значительный период времени. Прибор своими тускло-красными чёрточками показывал уже 200.15.90.35. Постепенно карн осознал необходимость немедленных действий и приступил к своему спасению.

Прежде всего, он собрал все оставленные гуманоидом-кибернетиком приборы, включая хронометр, в одну кучу и сложил её в углу ревизионного помещения. Затем, карн подошёл к участку стены в месте выхода гуманоидов из куба, и выждал окончания скользящего движения лёгкой пористой плиты. А потом через уже знакомый тоннель вернулся к своему экзоскелету.

Роботизированная рудничная оболочка входила в единый комплекс «робот-карн» и представляла собой массивный металлический каркас с прозрачной капсулой управления наверху. Множество таких металлических комплексов функционировало на участках добычи руды и других объектах крэнгов — для этого экзоскелеты имели крепкий корпус, поршневые хватательные манипуляторы и развивали мощную, необходимую для горных работ, механическую энергию. Полость собранной руды сейчас была пуста — последний цикл сбора закончился ещё в 200.05.36.00.

Беглый визуальный осмотр передней части комплекса показал, что устройство в норме и пригодно для перемещения по поверхности, изрезанной камнями и острыми осколками руды. По приваренным петлям карн поднялся по экзоскелету и залез в капсулу. В ней он положил пальцы на кнопки управления и включил внешний звуковой датчик.

Через некоторое время из звукорасшифратора внутри капсулы послышались щёлки и приглушенные голоса крэнгов. Анализ звуковой информации показал, что голоса гуманоидов раздаются внутри белого куба. Карн, услышав эти звуки, последовательно нажал две кнопки на панели управления экзоскелетом: одну большую зелёную и, расположенную с ней рядом маленькую красную — «Общий Пуск» и «Максимальный Расход Энергии». Далее были нажаты и дополнительные комбинации кнопок. Экзоскелет запустился, немедленно пришёл в движение и, дав задний ход, грузно зашагал по тоннелю в направлении ревизионного куба, белая пористая стена которого под напором массы металла мягко проломилась. Из куба раздался звонкий щёлк. Продолжив, таким образом, свой механический бунт против потенциальной утилизации, карн, увеличивая напор робота на куб, и сломал его полностью, похоронив под его обломками всех кибернетиков. Маленькие красные чёрточки раздавленного хронометра остановились на отметке 200.17.30.18.

Тяжелейшее преступление 1-го уровня! Киборг убил группу гуманоидов! Массовое спланированное убийство грозило разработчикам карна и психофункционалу Сорхамра совершенно отдельным разбирательством, исход которого был очевиден также ясно, как и блеск второго солнца на кристаллах. Плазменная кремация даже за меньший психотехнический саботаж была уготована гуманоиду-психофункционалу жестокой технократической цивилизацией крэнгов. Карна отныне ждала утилизационная печь.

 Между тем он, выбравшись из капсулы, осматривал безжизненные тела задавленных им гуманоидов. Хаос материи! Искромсанные куски мяса, сломанные, лежащие вперемежку с проводами, кости, обломки стен и аппаратуры. Но кое-что всё-таки уцелело —один странный прибор. Казалось, что его собрали из множества маленьких полусфер, густо расположенных на цилиндрическом корпусе, внутри которого на полупрозрачном кристалле поблёскивал металлический стержень. Этот прибор карн машинально, не поняв его назначения, забросил в полость сбора руды как обычный кристалл, а сам залез обратно в экзоскелет.

Внутри капсулы опять слышались короткие звуки. На этот раз они, согласно расшифровке, раздавались из глубины тоннеля, из предзонника. Звуки размывались некими шумами, но, не обращая на них внимания, карн развернул экзоскелет, и вышел на нём из обломков белого куба, за последнее время ставшего ему ненавистным.

Резко возрос расход энергии на сегмент памяти мозгоблока, образовалось моделирующее абстрагирование. Чувствуя изменения, карну добрался до мерцавшего в конце тоннеля пункта первичной обработки.

Вдруг что-то изменилось, карн почувствовал необходимость выполнить некую внешнюю, по отношению к его плану работу. В мозгоблок ударила мысль о срочной необходимости трудовых операций по добыче кристаллосодержащей руды. «Почему это я не чувствовал ранее? — мелькнула у карна мысль, — необходимо начать добычу». И совершенно спокойно, как и шестьдесят четыре цикла назад он направился на сбор руды.

Участок рабочего карна располагался в гористом Каньоне, сильно изрезанном технологическими тоннелями крэнгов. Гуманоиды жили под землёй, спасаясь от радиации и излучения второго солнца, а на поверхности работали карны, конструктивно защищённые от внешних воздействий среды. По соседству располагались аналогичные рабочие участки, на которых другие карны собирали манипуляторами куски руды и складывали её в полости своих экзоскелетов. Руда затем измельчалась и после серии химических воздействий из неё выделялись кристаллы аккумулированной энергии, которая в свою очередь, использовалась крэнгами для получения других видов энергий.

Сорхамр являлся ключевым объектом по добыче и переработке руды. В другой части песчаного Каньона у крэнгов находился второй и более крупный мультикомплекс, именуемый как Хамсореш. Горнорудные зоны Сорхамра крэнги старались размещать вдали от располагающихся под землёй жилых отсеков. Администрирование мультикомплексов осуществляли управляющие операторы в лице двух учёных крэнгов. Вот и вся информация, которой располагал карн об окружающем мире за время своей эксплуатации. Ещё он знал, что должен с помощью робота собирать руду для крэнгов по сигналу инженеров-операторов.

Слева и справа от магистрали, по которой шагал робот-экзоскелет с бунтовщиком, располагались песочные пустыри, впереди — технологические установки, собирающие влагу из разреженной атмосферы. Крэнги аккумулировали влагу в ёмкости-термосы для последующей её транспортировки к жилым отсекам через подземные влагопроводы. Дальше магистраль заканчивалась и карн, уточнив запас энергии для робота, сошёл с рабочей площадки в безжизненную пустынную область.

Командный импульс, заставивший карна переместиться из тоннеля преступления на рабочий участок, ослабевал пропорционально пройденному пути. По прибытии на участок он совсем ослабел и прекратился. Карн вновь обрёл индивидуальность — словно волна внешней воли отпустила его, сжатый в напряжении, позитронный мозгоблок. Он вспомнил все свои преступные самовольные действия в отношении крэнгов. Путь обратно стал невозможен.

Песчаное и ровное дно Каньона, усеянное красно-бурым кварцевым песком, являлось необитаемой голой пустыней. Промзона осталась позади, крэнги дальше не жили, но также отсутствовали источники энергии. Ни плазменные, ни биохимические, никакие. Песок хрустел под экзоскелетом и это был единственный звук в капсуле. Кое-где вдалеке из песка поднимались скалы. К одной из таких групп скал киборг и направил свой экзоскелет. Он шёл по пустыне глубоко погружённым в анализ своего положения, перебирая в голове варианты укрытия. Когда до скалы оставалось пройти совсем немного, карн через прозрачное стекло капсулы увидел длинную стену сетчатого ограждения, пересекающую ему дорогу. Крупные ячейки сетки разбегались по всей её длине на неопределённое расстояние и содержали знаки сверхопасного уровня радиации в виде прямоугольных кусков синего пластика с чёрным квадратом внутри. Видимо, сетка ограждала группу скал с огромным источником смертельного излучения. Карн знал, что нахождение крэнгов внутри такой зоны грозило им быстрой и летальной мутацией, но в отношении карнов такая информация отсутствовала. Писк датчика радиоактивного контроля внутри капсулы подтверждал опасность внешней среды. Полоска психоэнергии таяла на глазах.

Он вновь решил действовать напролом и, не останавливая своего робота, на всей скорости порвал сетчатое ограждение, выдернув из песка закреплявшие его тонкие столбики. Металлическая сетка лопнула как раз в тот момент, когда карн уловил какое-то шипение в собственной голове. Шипение всё увеличиваясь, росло, и стало всё отчётливее напоминать о кристалле метанахождения, работающем до сих пор в мозгоблоке. Такими кристаллами оборудовались все сложные технические устройства крэнгов, включая сбежавшего карна, позволяя быстро их находить на объёмной модели планеты. Понимая, что времени остаётся крайне мало, киборг быстро оперируя своими пальцами по кнопкам управления, запустил программу «схрон». Затем он выскочил из капсулы и отбежал в сторону, наблюдая за действиями робота. Сложив вместе два хватательных манипулятора, и, объединив их, таким образом, в единую конструкцию, напоминающую острый черпак, верхняя часть экзоскелета начала автономную работу. Ритмично поднимая и опуская черпак-ковш, робот принялся копать яму, выгружая в сторону груды бурого блестящего песка. Когда первый цикл программы завершился и яма оказалась достаточно глубока, карн запрыгнул на её дно и принял там позу эмбриона. Вскоре, программа экзоскелета по уже обратному алгоритму, просыпая на карна мелкий кварц, засыпала его полностью ранее вынутым грунтом. После выполнения этой стандартной программы по закапыванию отработанного топлива, робот-экзоскелет на автопилоте зашагал назад на свою базу в сторону предзонника Сорхамра. Карн же остался в яме под дырой в сетчатом ограждении высокорадиоактивной зоны.

Даже сквозь слой песка, скорчившийся карн, слышал колебательные движения летательного аппарата крэнгов. Аппарат, напоминающий собой каплю ртути, и пилотирующийся экипажем из двух крэнгов-солдат, на некоторое время завис над дырой. Следы экзоскелета, угнанного деструктивным карном, заканчивались у сетки и в направлении скал не вели. Далее гуманоиды лететь не могли ввиду высокой радиации. Лежащий в песке, карн не видел ни пучка плазменной энергии крэнгов, поразившей его робот, ни хаотично бегавшего вокруг красного фотолуча, изучающего всё на вкус. Не найдя затаившегося карна аппарат улетел обратно.

По истечении некоторого времени киборг медленно, экономя  психоэнергию, и осторожно начал выбираться из песка. Даже минимальное количество кислорода было необходимо бионитям его мозгоблока. Долго в земле находиться он просто не мог. Окончательно выбравшись из-под слоя мелкого кварца и пыли, карн вылез на освещаемую первым солнцем поверхность пустыни. В некотором отдалении от него валялись покорёженные и частично оплавленные металлические куски экзоскелета. На песке среди разнообразных частей валялся чудом уцелевший прозрачный прибор из маленьких полусфер. Карн подобрал его с намерением использовать его металлический стержень в качестве возможного оружия.

Тем временем, отслоившись от группы скал к месту подбитого экзоскелета в сторону, копошащегося среди обломков карна, направились пять существ. Карн заметил их слишком поздно — когда до него оставалось всего четверть пути. Он судорожно схватил прозрачный прибор в обе руки металлическим стержнем вперёд, намереваясь защитить свой позитронный мозг, и наблюдал за существами. Двигались они резко и непластично, чем совсем не были похожи на крэнгов. «Они похожи на меня, — отметил он. — Габариты и форма совпадают почти полностью. Карны?». Но вместо стандартных пластиковых комбинезонов на существах висели гибкие, соединённые между собой краями, листы серебристого металла. «Существа вооружены и представляют опасность!» — карн заметил в их руках плазменные резаки. У одного из существ за спиной находился энергоконтейнер. «Так! Они уже близко!» — перебирал карн в голове варианты превентивной атаки. Вперёд! И он кинул прибор в голову первого приближающегося существа. Фигура в комбинезоне увернулась от летящего прибора и остановилась, подняв вверх длинную руку. Остановились и другие, образовав вокруг карна полукольцо, и он вдруг понял, что это карны. Один из существ поставил на песок энергоконтейнер и жестом подозвал карна к себе. Карн повиновался — запасы его психоэнергии иссякли.  Подойдя к контейнеру, карн заметил в руках похожего на себя существа биощуп  и выключился.

Похожие статьи:

РассказыОстановка >(s)

РассказыРебенок солнца.

РассказыСолнечный синдром

РассказыСкользящие в Огне. 3-я глава.

РассказыОни слышали это!

Рейтинг: 0 Голосов: 0 874 просмотра
Нравится
Комментарии (3)
Вячеслав Lexx Тимонин # 20 января 2015 в 15:01 +1
Простите, сразу споткнулся о:
Промышленный экзоскелет размеренно шагал по длинному, тускло освещённому тоннелю, ведущему из пункта первичной обработки руды. Пункт располагался в промышленной зоне Сорхамра
И там дальше ещё несколько раз.. Всё промышленное?

"Экзоскелет размененно шагал"...
экзоскелет он, как бы, по сути внешний скелет кого-либо, а тут он сам шагал...
"Управление промышленным экзоскелетом"...
то есть еще есть не промышленный, а для домашних дел
"Пустой, лишённый кибернетического управления, роботизированный экзоскелет сам защёлкнул крышку люка капсулы"

Автор, хромает у Вас много чего, и чёрт с ними с ошибками, я сам не знаю где ставить запятые, но плавать в предметной области - кощунство!

Ох, не знаю, я попробую попозже почитать дальше
Редькин Александр # 20 января 2015 в 23:41 +1
Лишнее "промышленное" признаю. Экзоскелет действительно шагал. В экзоскелет зашито соответствующее ПО, это не электрокостыли, устройство роботизировано в конструктивной части. :)
Вячеслав Lexx Тимонин # 21 января 2015 в 00:18 +1
Весь рассказ написан вот таким языком:
Даже минимальное количество кислорода было необходимо бионитям мозгоблока.
или
Они сильно подобны мне
Мастер Йода отдыхает...

Это специально так?

подошёл к центральной возвышенности помещения, лёг на неё лицом вниз и замер.

Боюсь читать это невозможно, сплошная мешанина.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев