fantascop

Когда Демон Заплачет

в выпуске 2016/08/08
18 ноября 2015 - Alex Luty
article6777.jpg

 
                                            Алексей Вертинский
Когда демон заплачет…
                                                
                                                                                                     
                                                                                                               Посвящается всей моей  семье,                                                
                                                                                                               которую я очень люблю.

                                                                                  Один не разберёт, чем пахнут розы.      
                                                                                 Другой из горьких трав добудет мёд.                                                                                                                                                                                  
                                                                                 Дай хлеба одному — на век запомнит. 
                                                                                 Другому жизнь пожертвуй — не поймет…
                                                                                                                        Омар Хайям
               
 Предисловие. 


В час великой людской скорби, когда жизнь на Земле станет подобна Аду, лишь одна любовь и доброта спасут Вселенную. И именно в этот час увидит мир демона плачущего, что будет первым знаком на пути к спасению…
                                                                              Неизвестное пророчество.
Глава 1. Рождение демона.


Эта история никогда  и ни с кем не происходила. А может быть и происходила. Или только ещё произойдёт. Откуда я её знаю? Затрудняюсь ответить. Просто знаю и всё. Как будто она долгое время спала во мне, и теперь решила проснуться. И так, слушайте…
В тёмные времена, когда ведьмы продавали свои души Сатане, с такой же лёгкость, как Святая Инквизиция сжигала их на кострах, одна из таких ведьм вызывала Дьявола. 
Ведьма жила в небольшом доме, что на опушке огромного леса. Дикие звери часто проходили мимо её жилища, сама она приручила молодого сильного волка, и тот добывал ей пищу.
Была промозглая сентябрьская ночь.  В ту ночь волк, поджав от страха хвост и тихо скуля, трусцой убежал в лес. Он до смерти боялся того, с кем назначила встречу его хозяйка. Долгий заунывный вой его далеко разносился окрест.
Ведьма была молода, сильна и красива. Стоя обнажённая посреди пентаграммы, то медленно, то быстро, то тихо, то срываясь на крик,  она читала заклинание.
Ночной лес, в котором  стоял дом ведьмы, шумел и стонал под сильными, хлёсткими порывами ветра. Дождь барабанил по крыше, капал в очаг через печную трубу.
Огонь черных свечей из алого, стал ярко-зелёным, в воздухе над  пентаграммой завис небольшой клубящийся дымом смерч. Всё это означало, что ведьму услышали. Ведьма подняла глаза и увидела тёмный силуэт. 
- Мой господин… - вдохновенно прошептала она.
Перед ней стоял сам Сатана. Острые жесткие черты лица его абсолютно ничего не выражали. Глаза горели адским пламенем. Густая чёрная шевелюра спадала на могучие плечи, окутанные в плащ цвета ночи. Он был высок и силён. Пристальный взгляд его пригвоздил молодую ведьму к полу.
- Знаешь ли ты, что сейчас произойдёт? – спросил Князь Тьмы.
- Знаю и желаю, мой господин, – так же вдохновенно прошептала ведьма.
- Ну что ж, да будет  так, - произнёс  Дьявол.
Он познал её прямо посреди пентаграммы, под волчье завывание и рёв ветра за окном, под барабанную дробь дождя, при свете ярко-зелёного огня чёрных свечей. Грубо, без малейшей ласки, внимательно следя за поведением ведьмы, он совершил свой акт. Девушка кусала губы и стонала, извивалась и кричала. Сатана видел, что ей действительно нравится, и она не имитирует свою страсть. Страсть в ней била ключом, её похоть  заставляла двигаться всё быстрее, всё интенсивней. Время и пространство перестали существовать для молодой ведьмы, только животная страсть и похоть заполнили всё её существо до краёв.
Острые когти Дьявола расцарапывали её упругую грудь, чресла его терзали её жаркое лоно. Губы впивались в набухшие от вожделения соски.
Когда всё закончилось, ведьма так и не поняла. Она не знала, сколько прошло времени, было темно, все свечи догорели, лишь в дальнем углу комнаты, где стояло большое  старое кресло, был виден чёрный силуэт, с горящими огнём глазами.
- Ты родишь мне самого верного слугу, - сказал Дьявол, увидев, что она,  наконец, сосредоточила свой взгляд на нём. – И я заберу его у тебя, как только он родится. А пока, до срока – прощай.
Сказав это, Сатана щёлкнул пальцами, раздался негромкий взрыв и всю комнату окутал сизый дым. Когда дым рассеялся, то в комнате осталась лишь одна ведьма. Ветер стих, дождь закончился, из-за туч появилась полная луна. Лунный свет из окна падал на ведьму.  Она так и осталась лежать на полу, в центре пентаграммы. Чёрные волосы закрывали её лицо. Ведьма плакала. Где-то в лесу заунывно выл волк.

                                           *           *             *

Время иногда играет злые шутки. Вот так и девять месяцев пролетели для ведьмы как неделя. Она не видела людей, не колдовала. Просто сидела в старом кресле, глядела в окно и шёпотом разговаривала со своим ещё не родившимся ребёнком. 
Но вот пришла пора рожать.  Это была  лунная июньская ночь. Роды были тяжёлыми, но удачными. После изнурительных и болезненных потуг, с  протяжным стоном молодая мать,  наконец,  выпихнула из себя своё дитя. Младенец вывалился из неё вместе с кровью и слизью. Он не орал и не плакал, даже когда мать сама перерезала пуповину. С виду это был обычный ребёнок, розовощёкий бутуз, с  плотно сжатыми кулачками. Только глаза, в которых отражался весь пламень Ада, напоминали ведьме об его отце. Взгляд его был полон серьёзности, любопытства и… злобы.
- Мать, - услыхала с изумлением ведьма.
Она оглянулась по сторонам, но никого кроме её и ребёнка в доме не было.
- Мать, - услышала она ещё раз, и поняла, что это её новорожденный сын обращается к ней. Он говорил не ртом, младенцы говорить не умеют. Он разговаривал с ней с помощью мыслей, передавая слова непосредственно ей в мозг.
- Имя, - попросил малыш. – Дай мне имя.
Тогда ведьма наклонилась к своему сыну, нежно взяла его на руки, прижала к себе и прошептала его имя.
В ту же секунду комната, в которой ведьма рожала, наполнилась сизым дымом, раздался небольшой хлопок, и лунный свет оконного проёма заслонила чья-то фигура.
Женщина повернула голову к окну, и её и без того бледное после тяжёлых родов лицо, стало ещё бледней.
- Мой господин, - прошептала ведьма. Но не было в её голосе того вдохновения, что было раньше.
- Я пришёл забрать своего сына, - холодно произнёс Сатана.
- Но… 
- Никаких «но», - жёстко ответил Дьявол. – Ты знала, на что идёшь. Не так ли?
- Да, мой господин, - тихо ответила ведьма. Её глаза были полны слёз, но она продолжила, - вот твой сын.
Она нехотя протянула свои руки с младенцем Сатане.
- Я назвала его… 
- Молчать, – взревел Дьявол. – Я сам дам ему имя, которое он заслужит.
 Сатана забрал у матери ребёнка и отвернулся к окну.  Яркая луна осветила его отточенные заострённые черты лица. Немного поразмыслив, Дьявол сказал:
- Ты сделала всё как надо. Теперь ты будешь самой сильной ведьмой в округе, и ни какая Инквизиция тебе не будет страшна. Делай, что пожелаешь нужным. Но не забывай, кто твой хозяин. Прощай.
Клубы сизого дыма вновь наполнили всю комнату, а когда они рассеялись, в ней уже не было ни Сатаны, ни младенца. Лишь ведьма тихо плакала на залитой кровью постели.
- Прощай сынок, - прорыдала она в пустоту. – Прощай.
В дом тихо, крадучись зашёл волк. Подойдя к своей хозяйке, он языком стал вылизывать её заплаканное лицо. Ведьма обняла волка, уткнулась носом в его густую серую шерсть и зарыдала ещё горше.
- Что же я натворила, дура...

          Глава 2. Азгорот.


Маленький демон рос в Аду. Дьявол дал ему имя Азгорот – что означало «беспощадный». Естественно он не видел ничего кроме чужой боли, страданий и унижений. И чем старше становился молодой демон, тем менее он оставался похожим на человеческое дитя. Человек был для него лишь словом, жертвой, добычей.
Азгорот вырос могучим и безжалостным демоном. В полном атрибуте он выглядел поистине впечатляюще и устрашающе. Почти три  метра ростом,  мышцы, подобные толстым, тугим канатам, перетягивали могучие руки.  Два огромных кожистых крыла за плечами давали ему возможность летать быстрее птицы. А большие, изогнутые рога на голове, всех предупреждали о его высоком положении в Аду. Ноги и руки были оснащены острейшими шипами и когтями. Лицо обезображено глубокими морщинами и шрамами. На нём не было никакой одежды, за исключением набедренной повязки, прикрывающей чресла. Вид его был действительно наводящим ужас. А сам он стал олицетворением жестокости и смерти.
Ад. Азгорот не знал, как описать это место. Это был его дом. То, что показалось бы шокирующим и ужасающим для обычных людей, для него было обыденным и вполне нормальным. Огонь, лёд, потоки лавы и крови, крики и стенания грешников, всё это было неотъемлемой составляющей этого мрачного места. Демон жил Адом, дышал им и сам был его частицей.
В мастерстве изобретения казней и пыток ему не было равных. Долгие столетия, проведённые в Аду, отточили его умение до чистоты алмаза. Черти и бесы приводили к Азгороту новые грешные души. А он облачал их в плоть, измывался над этой плотью, пока она не умирала, и снова облачал в плоть для новых пыток. 
Сатана был доволен своим слугой. Не было такого поручения, которое не смог бы исполнить Азгорот. Неутомимый и жестокий, демон сеял ужас и страх даже в рядах нечисти, и не было ему равных. 
У него была огромная пещера, с высокими сводами и черными от копоти факелов стенами. Именно сюда приводились все жертвы молодого демона. Именно тут он занимался пытками и унижением, насилием и истязанием.
Так шло изо дня в день, из года в год, из века в век.
Но всё когда-нибудь меняется.
Так изменилась и жизнь Азгорота, когда к нему привели душу девочки. Ей не было ещё и тринадцати лет. Казалось бы, что могла совершить маленькая девочка, чтобы угодить в Ад?
Но клеймо самоубийцы, выжженное на лбу девочки, говорило, что не так всё и просто.
Азгорот смотрел на неё, раздумывая, каким бы способом лучше всего её наказать. Он сидел на небольшом троне из черепов, облокотившись шипастой рукой на череп неведомого чудовища. Другой рукой он нервно теребил кончик своего хвоста, такого же шипастого, заканчивающегося длинным, острым как бритва клинком. Демон долго молчал, уставившись задумчивым взглядом на полупрозрачную, парящую чуть над полом душу грешницы.
- Ну что ж, - пророкотал демон наконец, – раз ты самоубийца, то и наказывать мы тебя будем как самоубийцу, со всеми вытекающими.
Демон возвёл руки вверх и произнёс заклинание. Медленно мерцающая душа девочки стала постепенно наращиваться плотью – сначала появились кости, затем мышцы и внутренности, и только потом кожа и волосы. Душа стонала, обретение плоти было очень болезненным для неё.
Теперь перед демоном стояла не просто душа грешницы, а обнажённая девочка. Взгляд её был устремлён прямо на Азгорота. И не было в этом взгляде ни страха, ни ужаса, ни отвращения. Лишь любопытство и смертельная тоска, тоска по ушедшей жизни. Демон на мгновение смутился. Ни один грешник не мог с таким спокойствием смотреть ему в глаза. Но сразу придя в себя, «взял быка за рога».
- На колени! – взревел он.
- Зачем? – просто спросила девочка.
Бес-конвоир ударил ей хвостом сзади по ногам, и девочка со стоном рухнула на колени.
«Похоже, трудно мне с  ней придётся», - подумал демон. Он и не подозревал, насколько он был прав. Шипастый хвост потянулся к лицу девочки и поднял его за подбородок.
- Ты ещё не поняла, куда ты попала? – прорычал Азгорот. – Это Ад девонька, это храм страданий, и ты в полной мере познаешь эти страдания.
- Правда? – наивно спросила девочка.
Вместо ответа демон полоснул её клинком своего хвоста по лицу. Из пореза хлынула кровь, а из глаз маленькой жертвы -  слёзы. 
- Надеюсь, больше глупых вопросов не предвидится, - сухо произнёс демон. – Конвой свободен, - отдал приказ бесам Азгорот. – Я сам ею займусь.
Бесы испарились в воздухе, и девочка осталась наедине с буравящим её взглядом демоном. 
- Поскольку ты у нас из любителей суицида, то и будем тебя наказывать именно этими способами, - прорычал Азгорот. – Повешение, кромсание вен, полёты с высоты, утопление… Что тебе больше нравится?
Демон явно издевался. Девочка дрожала всем телом, но глаз не опускала. 
- Пожалуйста, - прошептала она. – Я не совершала самоубийства. Это какая-то ошибка.
Смех Азгорота громовым раскатом пронёсся над головой несчастной и скрылся в каменных складках пещеры, разбудив мелких летучих безобразных тварей, которые стайкой пронеслись мимо демона, и, описав круг над головой девочки, скрылись из виду. Кое-где посыпались мелкие камушки.
- Здесь не бывает ошибок. Если кто-то попадает сюда – обратно дороги нет. Смирись с этим, – отсмеявшись, демон был сама чёрствость и хладнокровие. – Готовься провести всю оставшуюся вечность в муках и страданиях. 
- Я могу всё объяснить, - снова заговорила девочка. – Я…
-Хватит, – повысил голос Азгорот. – Ты самоубийца, и этим всё сказано. Клеймо на твоём лбу – лучшее тому подтверждение.
-Да, меня нашли повешенной, но сама я этого не делала, меня...
- Ты хочешь сказать, что тебя повесили? – усмехнулся демон. – Тогда что ты тут делаешь, расскажи мне? Почему ты Аду? Почему на твоём лбу клеймо суицидника? Повторяю в последний раз – ЗДЕСЬ НЕ БЫВАЕТ ОШИБОК.
Последние слова демон проорал ей прямо в лицо. Девочка отшатнулась, но продолжала с мольбой смотреть на своего мучителя. 
Пылающие адским пламенем глаза демона бегали по лицу девочки.
«Что-то здесь не так. Много я повидал хитрецов, которые клялись в своей безгрешности, но она… Я не вижу в ней лжи. Или она действительно не совершала грех самоубийства, ( что в принципе невозможно, в Аду и вдруг ошибка) или девочка просто слепо верит, что она ничего подобного не делала, хотя на самом деле это не так.» -  мозговой штурм привёл демона в ещё больший тупик. –«Да ну её, есть канцелярия грехов и проступков, вот пусть они этим и занимаются. А раз девочка попала ко мне в руки, значит, всё нормально, и я спокойно могу продолжить свою работу».
После чего, демон решил поиздеваться над ней. Вешалась? Значит будем вешать. Хоть какое-то развлечение.
        
         Глава 3. Глас Господень.


Демон щёлкнул хвостом, и перед девочкой появилась дубовая табуретка. После второго щелчка из потолка спустилась верёвка с петлёй. Прилетел кусок мыла, и стал намыливать верёвку. Когда с приготовлением было покончено, демон зыркнул на притихшую жертву.
- Вставай на табурет, - приказал Азгорот.
- Пожалуйста, не надо, - заплакала девочка.
Демон протянул когтистую руку, и тело девочки медленно приподнялось над полом. Небольшой жест, и девочка уже стояла на табуретке. Петля спустилась ниже, и, обхватив шею, легла на плечики девочке.
Демон ещё раз щёлкнул хвостом, и табуретка вылетела из-под ног несчастной.
Но...
Девочка продолжала парить в воздухе и петля не могла туже стянуть её шею.
Азгорот напрягся, хвост хлестал по полу, но никакого видимого эффекта это не дало. Тогда демон встал, подошёл к своей жертве и сам попытался дёрнуть её тело вниз. Могучие мускулы его вздулись от натуги, но опять безрезультатно. Демон скрежетал зубами и рычал, но всё было напрасно.
Девочку всю трясло, она молила о пощаде, и крупные слёзы катились по её щекам.
Демон вспотел. Всей его недюжей силы не хватало, чтобы повесить эту малолетнюю ревунью. 
Вот тут-то всё и началось.
 Помещение наполнилось мягким, приятным светом, и мощный красивый голос промолвил:
- ОСТАНОВИСЬ ИСЧАДИЕ АДА. КАК СМЕЕШЬ ТЫ ПЕРЕЧИТЬ СИЛЕ ГОСПОДНЕЙ. ЭТА ДУША ЧИСТА И НЕВИННА. ТЫ ЖЕ ХОЧЕШЬ ПОКАРАТЬ ЕЁ, ЗА ТО, ЧЕГО ОНА НЕ СОВЕРШАЛА. 
У демона отвисла челюсть. Никогда ещё он не сталкивался с подобным. То был Глас Господень, и никто не мог прекословить ему. Вся сила и мощь небес были слышны в этом Гласе. Даже сам Сатана не смел перечить ему.  Между тем Глас продолжал:
- ТЫ – ДЕМОН АЗГОРОТ. ЗА ТО, ЧТО НЕ ПОВИНОВАЛСЯ СИЛЕ ГОСПОДНЕЙ, ОТНЫНЕ БУДЕШЬ СЛУГОЙ ЭТОЙ ДЕВОЧКЕ. НО СЛУЖБА ТВОЯ ПРОДЛИТСЯ ДО ТЕХ ПОР, ПОКА ТЫ НЕ ВЫВЕДЕШЬ ЭТУ ЧИСТУЮ ДУШУ ИЗ ПРЕИСПОДНЕЙ И НЕ ДОСТАВИШЬ В ЦЕЛОСТИ И СОХРАННОСТИ К ВРАТАМ РАЯ. САМ ТЫ ЗА ПРЕДЕЛАМИ АДА ДОЛЖЕН БУДЕШЬ ПРИНЯТЬ ОБЛИК ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ, ДАБЫ НЕ ПУГАТЬ ЛЮДЕЙ СВОИМ БОГОМЕРЗКИМ ВИДОМ. ВСЁ ЛИ ТЫ ПОНЯЛ ПРАВИЛЬНО, ДЕМОН АЗГАРОТ?
- Я всё понял, - склонил голову демон. – Всё будет исполнено так, как ты велишь.
 - И ЕЩЁ, - продолжал вещать Глас. – ПОЧАЩЕ ПРИСЛУШИВАЙСЯ К СЛОВАМ ЭТОЙ ДЕВОЧКИ. ЛОЖЬ ЕЙ НЕЗНАКОМА, А В УМЕ И СМЕКАЛКЕ ЕЙ НЕ ОТКАЖЕШЬ.
«Ага,  держи карман шире» - подумал про себя Азгорот, а вслух произнёс:
- Да, конечно.
- НЕ ЗАБЫВАЙ – АНГЕЛЫ СЛЫШАТ МЫСЛИ, А ДЕМОНЫ СЛОВА. ПОМНИ ОБ ЭТОМ.
Демон мысленно чертыхнулся, но больше ничего не сказал.
- СИЛОЙ ГОСПОДНЕЙ ЗАКЛИНАЮ ТЕБЯ ИСАДИЕ АДА, ДА БУДЕТ ТАК. 

Сияние медленно стало угасать, и вместе с ним пропала табуретка и петля, а маленькая девочка снова стояла на полу. Страшное клеймо на её лбу бесследно исчезло. Порез на щеке больше не кровоточил и успел зарубцеваться.
Большие голубые глаза смотрели на демона, девочка улыбалась. Ей больше не было страшно. Она ждала реакции своего недавнего мучителя.
Азгорот насупился, шумно посопел, негромко выругался и с глубоким вздохом, как будто только что принял какое-то очень тяжёлое решение, произнёс:
- Сегодня что – понедельник? Них… Ничего себе неделька началась, - и после долгой паузы, – Ну что ж, чему быть – того не миновать, готова ли ты к долгому путешествию, дитя?
Девочка быстро-быстро закивала и от этого её каштановые волосы стали смешно трястись. Девочка сама засмеялась этой нелепости.
Демон окинул её долгим пронизывающим взглядом и почесал хвостом за правым рогом, отчего девочка, просто прыснула от смеха. Весёлый девичий смех разнёсся далеко за пределы помещения, в котором находились демон и его бывшая жертва. Никогда до сих пор, эти стены не слышали детский смех. Демон поморщился и сквозь стиснутые зубы процедил:
- Смеяться будешь, когда из Ада выйдешь. А здесь юдоль скорби и боли. Здесь разрешено только плакать и стенать. Не нарушай порядок.
- Простите меня, пожалуйста, господин демон, этого больше не повторится, - еле пряча улыбку, весело произнесла девочка. В её ярко-голубых глазах так и мелькала безудержная радость и озорство.
- Дети… - пробурчал про себя демон. – Хуже уже некуда. И за что мне такое наказание? 
- Вы что-то сказали? – с ноткой лукавства в голосе поинтересовалась девочка.
- Не твоего ума дело, - повысил голос Азгорот, но, сразу вспомнив о чём-то, уже тише произнёс, - Ладно, нужно собираться в путь. Тебе в дорогу что-нибудь нужно? Хотя о чём это я…Что может быть нужно душе ребёнка, которого отправляют из Ада в Рай? 
- Я бы не отказалась от мороженного, - самоуверенность маленькой нахалки настолько обескуражила демона, что он на минуту потерял дар речи.
- Только что молила о пощаде, а теперь издевается, - проговорил наконец Азгорот. – Стоит голая и босая, только что из петли, и мороженное ей подавай. Не перегибай палку, ведь я могу и передумать. Правда ничего хорошего мне это не сулит, но и тебе тогда не поздоровится.
- Ну, хотя бы стакан воды дайте, пожалуйста, у вас тут очень жарко и душно, - уже без тени озорства, а вполне серьёзно попросила девочка.
Демон щёлкнул пальцами, и стакан чистой воды материализовался прямо перед девочкой.  Она протянула руку и взяла стакан. Прохладная вода быстро утолила жажду, демон повторно щёлкнул пальцами и стакан исчез прямо из руки девочки.
- Ещё что-нибудь? – с ехидством произнёс Азгорот. – Поесть? Поспать? Развлечения?
- Какие у вас тут могут быть развлечения, - с грустью сказала девочка. – Дыбы да сковороды, котлы да печи. 
- Ну, есть ещё виселица, - как бы невзначай напомнил демон.
- Нет, спасибо, обойдёмся без развлечений, - серьёзно сказала девочка. – Тем более что нам вроде как нужно куда-то идти, а путь, вы сами говорили, что не близкий.
- Ну, значит в путь, - нехотя произнёс демон. – Не то ты меня в конец достанешь.
- Господин демон, а как тут у вас с одеждой?...

Глава 4. Через Ад.


В Аду не бывает тишины. Вот в воздухе пронеслась мимо гаприя, разрывая на части свою очередную жертву. Вот кучка чертей деловито загоняет в огромный котёл парочку новоявленных грешников. Вот гигантский змей, вынырнул из раскалённой лавовой реки, и, схватив зубами, утащил на дно ещё одну грешную душу. Огромный паук, спокойно оплетающий своей паутиной какого-то несчастного. Крылатый вампир, налету утоляющий жажду крови. Здоровенный монстр, хватающий и запихивающий в огромную пасть всё, что шевелится на расстоянии вытянутой его лапищи. 
Всё это сопровождалось отнюдь не приятными звуками – стонами, криками, воплями, проклятиями, а так же чавканьем, утробным урчанием, и замогильным хохотом. Где-то что-то горело (или кого-то жгли – не понятно), кого-то топили, кому-то вырывали конечности, вспарывали кишки. Хруст, треск и  бульканье вливались во всеобщую какофонию звуков. 
Фоном всему этому вторило адское крещендо из духовых инструментов и скрипок. Литавры и барабаны выдавали бешенный ритм. Музыкой тоже можно пытать.
Вдруг всё замолчало. Наступила абсолютная тишина. Девочке показалось, что она оглохла. Вот демон, бесшумно хохоча, пронёсся над ней, вцепившись острыми когтями в свою жертву. Двое бесов тыкают вилами грешника. Тот орёт что есть мочи, но звука не слышно. 
Наконец, когда девочка почти уверилась в своей глухоте, воздух словно взорвался тысячей звуков, стонов, воплей, криков, безумным хохотом. Теперь фоном всей этой вакханалии звучал жёсткий металл, с тяжёлыми рифами гитар, сумасшедшими барабанами и хриплым, рычащим вокалом, настолько режущим слух, что бедняга пожалела что не осталась глухой в самом деле. 
Девочка и демон медленно брели среди всего этого ужаса и кошмара. Демон шёл легко, для него это была дорога по дому, по родным местам. Каждая кочка, каждый кровавый ручеёк был ему знаком. Вон заросли стальных лезвий, растущих, на случай если какая-нибудь не в меру шустрая жертва решит сбежать и где-нибудь укрыться. Лезвия сразу почувствуют близкий запах крови, и с наслаждением напьются её тот час. Вон большой валун, в котором вроде бы ничего особенного нет, но только попробуй на него присесть, и ты уже не встанешь. Валун медленно выпьет из тебя все живительные соки, а потом впитает в себя и твою плоть. 
Девочка же шла осторожно, с опаской. Всюду её подстерегали опасность и смерть. Кажется, чего бояться душе умершего человека? Но нет. В Аду именно для человеческой души больше всего опасностей и преград. Каждая песчинка готова уничтожить вечную частичку человека любыми доступными ей методами. 
Девочка шла, и, не смотря на нестерпимую жару, глаза её были полны слёз – столько горя и страданий увидела она на своём пути. 
На ней было надето нечто похожее на пончо, только грубое и бесцветное. Ноги её оставались босы, поэтому ей приходилось семенить маленькими шажками по раскалённой земле, чтобы не обжечь ступни. 
Демон шёл большими уверенными шагами, и девочка еле поспевала за ним.
- Можно мне немного передохнуть? – взмолилась девочка.
Демон остановился, косо посмотрел на неё и пробурчал:
- Ладно, отдохни, но немного, нам ещё идти и идти.
Девочка немного поразмыслила, и, сняв своё пончо, уселась на него, потирая уставшие ноги. Азгорот взглянул на неё, рыкнул про себя и щелчком хвоста наколдовал ей мягкие кожаные сандалии. 
Тут в воздухе раздалось хлопанье крыльев, и на землю перед путниками спустились два демона.
Первый был не очень высоким, но широкоплечим и таким мускулистым, что казалось он, весь состоит из одних лишь мышц. Правый рог его был на половину обломан. Всё тело демона покрывали множественные шрамы и порезы, старые, затянувшиеся и свежие, будто недавно полученные в бою.
Второй демон был наоборот очень высок и статен. У него было сразу два хвоста, и чёрная кожа его была безупречна – ни одной царапинки. А вот левый глаз отсутствовал напрочь. Если первый всё время смотрел исподлобья, то другой смотрел на всех свысока, презрительно.
- Азгорот, - поприветствовал он демона.
- Яныдрог, Аболз, - так же поприветствовал демон сородичей. Низкорослый демон так и  не проронил ни слова.
 - Куда ведёшь ты эту грешницу? – высокомерно спросил Яныдрог. – И почему на ней нет клейма её греха? Как могла она избежать своей участи?
- Всё не так просто, братец, - ответил Азгорот. – Я должен вывести её из Ада и препроводить к Райским Вратам. Эта душа безгрешна.
- Кто тебе такое наплёл – безумец? – повысил голос Яныдрог. – Не было такого раньше и не будет вовеки, чтобы демоны сами вели души в Рай.
- Мне был Глас Господень, - понурив рогатую голову, отвечал демон. – Он и приказал мне.
- Глас Господень?! – взревел Аболз. – Это уже чересчур. Явился бы просто Ангел. С ним хоть можно было бы сразиться, растерзать его, разорвать. А Глас не растерзаешь. Он бесплотен. И прекословить ему - себе дороже.
- Что ж, мы всё сообщим повелителю, он должен быть в курсе, – сказал высокий демон, взмахнул крыльями и взлетел ввысь.
- Гмррррр, - оскалил жёлтые клыки  в сторону девочки второй демон и последовал за братом.
Азгорот долго смотрел им вслед, а девочка, ничуть не смутившись, произнесла:
- Яныдрог…Аболз…Странные у них имена.
- Эти демоны намного старше меня, - произнёс Азгорот. – в те времена было принято называть демона одним из грехов.
- Теперь понятно, это были Гордыня и Злоба, - сказала девочка. – Только произносятся они задом на перёд.
- Верно.
- Ну что? Нам пора? – спросила девочка. Она уже была одета и обута.
- Да. Похоже, нам ещё предстоит встретиться с самим Сатаной.


   *          *          *
                                                                                                                                                   
Бежали минуты, проходили часы. Один мрачный пейзаж сменялся другим, не менее мрачным. Девочка и демон шли по раскалённой земле Преисподней. 
Путь им преградила небольшая лавовая река. Азгорот, не снижая скорости, зашел в реку, лава ему была примерно по колено, и спокойно вышел на другой берег. Только там он заметил, что девочки рядом нет. Демон повернулся назад и увидел, что она стоит на том берегу и нерешительно переминается с ноги на ногу. 
-  Я так как ты не умею, - пролепетала девочка. – Меня там расплавит.
Азгорот плюнул от злости в реку, но плевок, не долетев, иссох от большой температуры прямо в воздухе.
Делать нечего – пришлось демону переходить реку обратно и взять девочку на руки. 
- А так даже быстрее было бы, - сказала она, по удобней устраиваясь в могучих руках демона. – Только шипы мешают.
Но как только Азгорот перенёс её через реку, то сразу же, поставил девочку обратно на землю.
- Покаталась и хватит, - пробасил демон и, не оглядываясь, пошёл дальше.
В Аду нет ночи и нет дня. Тут вообще не понятно, какое время суток. В Аду есть своё небо, но на нём нет солнца и нет облаков. Всё освещение исходит из всполохов огня из-под земли, да из лавовых рек, что во множестве разлились по всем окрестностям. Тут царит полумрак и никогда не бывает действительно темно или светло. 
- Долго нам ещё идти? – спросила девочка. – Я очень устала.
- Осталось немного. Вон за тем перевалом прямая дорога к Вратам Ада, – демон всё время оборачивался, как будто чувствовал на себе чужой взгляд. У него было ощущение, что за ними кто-то следил.
Азгорот прошептал небольшое заклинание и из куста стальных лезвий, что росли неподалёку, вывалился молоденький чертёнок. Тихо ругаясь про себя, чертёнок встал, и подошёл к путникам.
- Повелитель Ада, Господин Преисподней, и прочая и прочая…желают видеть демона Азгорота и его спутницу, - пронзительно пропищал чертёнок. У девочки от такого напора децибел чуть уши не заложило.
- И где все эти господа желают нас видеть? – осведомилась она, прежде чем демон успел раскрыть рот.
- Не они, а он, - невозмутимо пропищал чертёнок. – Дьявол собственной персоной ожидают вас сразу за перевалом. Поторопитесь. - И чертёнок исчез в маленьком облачке дыма.
- Ну вот, приехали, - насупился Азгорот. – Пошли быстрей. С папашей шутки плохи.
И они заторопились к перевалу через гору.
Сатана восседал на огромном плотоядном валуне. Выглядел он сейчас, как и подобает Дьяволу, очень внушительно и устрашающе. Одного взгляда девочке хватило, чтобы понять – тут шутки абсолютно не уместны, и вообще лучше помалкивать. 
Алая мантия лежала на могучих плечах Сатаны, а меж изогнутыми рогами, на голове,  парила огненная корона. Лицо Люцифера было задумчиво, взор направлен на приближающихся путников.
        Приблизившись, демон опустился на одно колено и произнёс:
         - Приветствую повелителя.
         « Я лучше отдохну», - подумала девочка радуясь небольшой передышке, бесцеремонно улеглась на землю и уставилась на мрачное, тёмное небо Ада.
         - И тебе привет Азгорот, - сказал Дьявол. – Мне стало известно, что тебе был Глас, и теперь ты должен отправить эту душонку в Рай. Расскажи об этом по подробней. Как всё было?
Демон рассказал всё без утайки. Ничего не забыл. Описал все подробности.
Сатана долго молчал, пристально всматриваясь в лицо девочки. Ей стало страшно от такого взгляда, девочка поднялась и спряталась за широкой спиной Азгорота.
- Что ж…веди её демон. Веди и возвращайся таким же, как был. Ты мой лучший слуга… и мой сын…не забывай об этом, - в голосе Люцифера проскальзывали нотки недовольства, но поделать он ничего не мог. – Прощайте.
И Дьявол исчез в клубе сизого дыма. Девочка выглянула из-за спины демона.
- Он ушёл? – с опаской спросила она.
- Ушёл, - сказал Азгорот. – И нам пора двигать дальше. Впереди прямая дорога, ровная и не такая жгучая как в остальном Аду. Идти будет намного легче.
Демон и девочка пошли дальше, и девочка украдкой взяла демона за руку. Азгорот в глубоких раздумьях даже не заметил этого.
Сатана, незримый, наблюдал за удаляющейся парой путников.
- Нет, – с глубоким вздохом сказал он сам себе. – Он не вернётся. Прощай мой сын.

                        *          *          * 

Прошло немного времени, демон и девочка приближались к Вратам Ада. Они были вмурованы в стену огромной горы, вершина которой терялась высоко в полутьме Преисподней. Никто из смертных не проходил через эти Врата в обратном направлении. Но всё всегда делается впервые. Бесы-охранники, завидев приближающегося демона, встали на вытяжку. Азгорот окинул их тяжёлым взглядом.
- Открыть Врата, - приказал он.
Врата медленно, со скрипом стали распахиваться. Через такой проём мог пройти пятидесятиметровый великан, даже не пригибаясь. Демон и девочка не спеша пошли к расширяющейся щели расходящихся створок. Бесы-охранники выпученными от натуги глазами смотрели строго перед собой, словно ничего из ряда вон выходящего не происходило.
«Вышколены отменно», - подумал демон, проходя мимо них. – «Приказ получили, значит, чтобы нас выпустить».
Девочка, не оглядываясь по сторонам, почти бежала через Врата, будто боялась, что створки вмиг захлопнутся, и она останется в Аду навсегда. Демон же наоборот сбавил скорость, как бы прощаясь с родными местами.
Огромные, тяжелые створки так же медленно, со скрипом закрылись и двое путников остались стоять за пределами Ада.

Глава 5. По ту сторону Ада.


Они стояли внутри большой пещеры. Своды и пол пещеры были буквально усыпаны сталактитами и сталагмитами. Весь свод покрывала живая пелена из кричащих, пищащих, копошащихся и гадящих летучих мышей. Путники могли хорошо разглядеть их – освещение в пещере давали сталактиты, и поскольку их было очень много, то неяркий зеленоватый свет обильно заполнял всю пещеру.
 Демон кашлянул, и шумная, визгливая стая нетопырей сорвалась со свода и пища и хлопая крыльями, унеслась в направлении выхода из пещеры. Одно было хорошо – путники теперь знали куда идти.
- Ах да, - вспомнил о чём-то Азгорот. – Мне нужно принять человеческий облик. Ну что ж, попробуем.
Тело его начало трансформацию. Девочка с интересом и удивлением наблюдала, как исчезли рога и хвост демона. Как сглаживаются шипы и шрамы на коже Азгорота. Лицо его принимало человеческие черты. Вскоре перед ошеломлённой девочкой стоял высокий (около двух метров), черноволосый, мускулистый мужчина, лет тридцати, с красивыми, но суровыми и чёткими чертами лица. Лишь адский огонь в его глазах говорил, что это сверхъестественное существо.
- Ух ты! – воскликнула девочка. – А набедренная повязка тебе даже идёт.
Она снова была той весёлой и беззаботной девочкой, какой и была всегда.
Демон посмотрел себе ниже пояса, почесал затылок и махнул могучей рукой: 
- Потом что-нибудь придумаем. Ты вон тоже не королева бала. Надо будет раздобыть где-нибудь нормальную одежду.
- Ладно, красавец-мужчина…пошли на выход из пещеры, - с лукавством сказала девочка и спокойно направилась в сторону улетевших нетопырей.
- Женщина, она всегда женщина, - про себя сказал Азгорот. – Даже если она ещё ей не стала.
Вздохнув, демон побрел между скоплениями сталагмитов за своей спутницей. Азгорот впервые покидал пределы Ада, и ему было немного не по себе. Демон готовился к встрече с солнцем. Он впервые боялся. Считалось, что вся нечисть не переносит дневной свет. 
Но выйдя из пещеры, Азгорот обнаружил там вечер, вернее почти ночь. Он стоял у подножья величественной горы, которую покрывали леса, а вершина её была белой от снега. Густая россыпь звёзд обволокла ночное безоблачное и безлунное небо. Прямо к подножью горы подступал густой тёмный лес. Демон прислушивался к незнакомым звукам, вдыхал новые запахи. 
Азгорот  повертел головой, но девочки рядом не оказалось. Демон забеспокоился. Но, тут же увидел невдалеке в лесу небольшой огонёк. Пойдя на свет, демон увидел костерок, рядом с которым сидели и мирно беседовали девочка и какой-то человек.
На вид человеку было лет сорок, он носил длинные, каштановые, вьющиеся волосы и бороду. Тело его было прикрыто добротной туникой и тёплым плащом. На ногах были одеты легкие сандалии. Лицо человека было слегка худощавым, нос прямой, глаза небесно-голубые. Его мягкий баритон шелестом разливался в предночном лесу. Девочка с вдохновением слушала этого человека и немного улыбалась. 
Завидев приближающегося путника, человек встал и вышел ему на встречу. Низко поклонившись, человек произнёс:
- Приветствую вас. Моё имя Иисус…
- Как Иисус? Тот самый?- с отвращением прорычал Азгорот.
- Нет, не тот самый,- с улыбкой сказал человек.- Меня зовут Иисус Навин. Я призван Богом, чтобы охранять Врата Ада. Для вас же я буду спутником и проводником к Райским Вратам.
- Офигеть «святая троица»…- в недоумении произнёс Азгорот. – Демон, девчонка и сказочный персонаж…
- Скорее библейский, - уточнил, не переставая улыбаться Иисус. У меня есть одежда, в которую вы можете переодеться.
-Дядя Азгорот, - донеслось со стороны костра.- Я есть хочу.
Уже который раз девочка вгоняла демона в ступор.
«Дядя»,- в ошеломлении подумалось ему,- «Скоро вообще из меня разового пуделя сделают».
Широкая улыбка Иисуса вернула демона к реальности.
- Чё лыбишься? С чего это вдруг, девка, жрать захотела? Ей вроде по статусу не положено. Она как бы уже умерла.
Улыбка Навина стала ещё шире.
- Любой человек облечённый плотью, плоть же должный кормить. В Аду этот закон не действует, а наверху всё по-другому. У  меня есть лепёшки и молоко. Для девочки вполне сойдёт, а вот вам уважаемый демон, придётся самому искать себе пропитание. Насколько я знаю, жареная оленина тебе вполне сгодится. Оленей в лесу достаточно.
 - Сгодится и сырая,- усмехнулся демон и исчез в лесу.
Охота не заняла много времени. Перевоплотившись в самого себя, Азгорот быстро выследил и настиг молодого оленя. Голыми руками свернув ему шею, демон взвалил тушу на плечо и приволок её к костру.
Вскоре разделанная туша весело шкворчала на большом суку над костром, демон деловито поворачивал то одну сторону жаркого, то другую к пламени и следил за тем, чтобы мясо хорошо прожарилось.
- Дядя Азгорот, я вспомнила,- не успев прожевать кусок лепёшки, затараторила девочка. – Вы же до сих пор не знаете, как меня зовут. Дядя Иисус знает, а вам я сказать забыла. Моё имя – Линь. Вернее Алина, но Линь мне больше нравится, меня так мама называла. 
Мимику Азгорота нельзя было читать без улыбки.
«Опять «дядя»…А мне пофигу…Нормально, ему сказала, а мне…Линь…мама называла…» - вдруг, словно придя в себя, встрепенулся, и с явно безразличным видом оторвал от жарящейся туши заднюю ногу, откусил здоровенный кусок и принялся с усердием его жевать.
- С чем тебя и поздравляю. Прикольно… Демон, библейский персонаж и девочка-рыба… Линь!
Девичий смех разнёсся далеко за пределы леса. Линь просто не могла остановиться.
- Линь… Это… Это… Ры… Ба…- это все что можно было разобрать сквозь неудержимый хохот, слёзы и истеричные всхлипывания.
- Интересно, она всё время была такой или стала после смерти – пробасил демон. Чем вверг не унимающуюся девочку в новую волну веселья. Иисус смотрел на эту сцену и тихонько усмехался себе в бороду. Лишь задорный блеск в глазах выдавал все его чувства.
- Так ты, значит, Навин, - обратился Азгорот к Иисусу. - Последыш Моисея. Слыхал я про тебя. Говорят ты был предводителем евреев после него. И был неплохим полководцем.
- Это правда. Но война это всегда кровь и страдания. Даже когда воюешь во славу Господа. Это было очень давно. И теперь я не столь воинственен, нежели раньше. Ну а  вы – демон, – обратился Навин к Азгороту. – И каково оно, быть демоном?
- Не знаю, я никем другим не был, мне не с чем сравнивать, – демону явно не нравился этот разговор, но поделать он ничего не мог.
- Я понимаю. Мне просто жутко интересно, как можно быть на другой стороне? Не просто какому-нибудь фанатику, а настоящему демону, исчадию Ада. В зависимости от того, что вы сейчас скажите, зависит очень многое. Возможно, и наше дальнейшее существование.
- Я… Что?!.. Да ты… Да пошли вы все… И чтобы ЭТО я терпел аж до Райских Врат?? Лучше сразу убейте!..
- А мне он нравится, - немного нахмурясь сказала девочка. – У него есть чувство юмора. И он не нытик… Иногда…
Впервые за всё время, демон посмотрел на Линь с вниманием. Она ему нравилась. Как личность, как интересный собеседник и незаурядный ум. Только поэтому следующими его словами были: - А умершие девочки у вас когда-нибудь спят?..
Хотя очень хотелось сказать: - ... .. .... … ……. …. …. Мать!

        Глава 6. Сквозь  леса.


         Было глубоко за полночь. Девочка давно уже спала, завернувшись в тёплое одеяло Иисуса Навина. Демон и человек сидели у потухающего костра и негромко, чтобы не разбудить Линь, разговаривали. Тусклые тлеющие угли еле освещали лица собеседников. Хотя у Азгорота было преимущество. Его выразительные демонические глаза светились адским пламенем, отчего Иисусу было слегка не по себе. 
- И куда нам идти дальше? – демон буравил Иисуса взглядом, словно хотел просверлить дыру в нём. – Я дальше дорогу не знаю. 
- Я обязуюсь привести вас, достопочтимый Азгорот, и вашу юную спутницу, к Вратам Рая. – Навин прятал улыбку в усах и бороде. – Путь нам предстоит неблизкий, поэтому завтра выходим с утра. Даст Бог – всё будет хорошо.
-Вот про Бога сейчас зачем сказал? – рыкнул демон. – Я ж могу и обидеться. А потом и разозлиться. Ты, конечно, извини, но давай держать своих тараканов при себе. Не надо ими расшвыриваться налево и направо. 
Азгорот отвернулся, немного посидел молча, и добавил:
 – Спите. Я пройдусь по лесу. Познакомлюсь немного с вашим миром.
 Затем он встал, посмотрел по сторонам, и выбрав одному ему понятное направление, зашагал в ночную тьму.  Демон долго бродил среди исполинских сосен и елей, но вскоре ему это надоело. Вернувшись, он обнаружил всех спящими. Костёр догорел. Небо было усыпано мириадами звёзд. 
Азгорот улёгся на мягкий лапник из веток ели, специально оставленный ему Навином, и до самого утра наблюдал за падающими метеоритами.
                       
       *         *          *
                                                                                                                                  
            Наутро все проснулись, и, подкрепившись олениной и лепёшками, отправились в путь. Демон нёс всю провизию, Иисус – тюк с одеялами и лёгкий лук, Линь же шла налегке и без умолку говорила. Сразу обо всём.
           - Дядя Азгорот, тебе не тяжело? А, ну да, ты же демон. А как тебе спалось? А я спала как младенец. Дядя Иисус, а ты хорошо стреляешь из этого лука? А кто тебя научил стрелять? А ты меня научишь? Я способная, я быстро всему учусь. Честно. Какая сегодня погода прекрасная – солнышко, правда, его почти не видно из-за деревьев, но всё равно. А нам очень далеко идти или не очень?...
            Казалось, этому щебетанию не будет ни конца, ни края.
           - И когда уже у неё завод закончится – Могучие руки демона покрепче перехватили здоровый мешок с провиантом. – Трещит и трещит как заводная. Дитятко, может быть, ты поешь, или попьёшь, чтобы хоть немного помолчать. Ещё чуть-чуть и я сам всуну тебе что-нибудь в рот, чтобы ты заткнулась. 
           - Девочка просто радуется. – Глаза Иисуса как всегда улыбались. – Не каждому удаётся, считай со сковородки отправиться прямиком в Рай.
          - Точнее из петли. – Пробурчал Азгорот. 
          - Не важно, важен сам факт.
           - А куда нам теперь? – прервала едва не начавшийся спор Линь. – Тропинка закончилась и впереди сплошные заросли.
           И действительно, впереди встала сплошная стена из кустарников и лиан.
          - Придётся прорубать просеку, – сказал Иисус.
          Теперь впереди шёл Азгорот, размашисто работая выломанной огромной дубиной, а за ним по широкой просеке шли Линь и Иисус, который тащил поклажу демона. Темп ходьбы из-за густых зарослей замедлился, но не намного. Демон прорубался сквозь терновник и лианы, словно сквозь плотный строй врагов. 
           - И долго мне так махать? – несмотря на нечеловеческую силу Азгорот явно запыхался. Но работать не прекращал. – Я ведь не железный, я и устать могу.
           - Не долго, уважаемый демон. – Иисусу тоже было тяжело тащить здоровую часть оленины и всю остальную поклажу. – Этот лес окружён кольцом гор, и скоро должно показаться ущелье – единственный проход из этого кольца.
           Линь подняла глаза вверх и увидела, что горы уже нависают над ними.
          - Скоро придём, горы уже близко. Метров сто осталось.
          - Сто метров? Это ещё полчаса махать этой дубиной? – демон был явно расстроен.
         Через некоторое время путники выбрались на большую поляну перед самым ущельем. Подняв головы вверх, они долго смотрели на острые шпили скал.
         - Если бы пришлось лезть по скалам – долгёхонько бы мы перебирались через эти горы, – резюмировал Азгорот. – Сделаем привал или потопаем дальше?
         - Солнце высоко. Но мы должны к закату пройти через ущелье, - сказал Навин.
         - Значит, времени у нас достаточно, чтобы отдохнуть и перекусить, - подытожила Линь. 
         Спустя пять минут вся компания сидела на поваленном бревне, и подкреплялась жареным мясом.   
         - А ущелье точно проходимо? – поинтересовался демон.
         - Вполне, - улыбнулся Иисус, глядя, как смешно Линь сражается со здоровым куском оленины. – Нам потребуется около часа, чтобы пройти сквозь горы. Надеюсь, всё будет хорошо.
          - Не надейся, - ухмыльнулся демон. – Хорошо там, где нас нет. А где мы есть, хорошо уже не будет.
        - Шмешно, - сказала девочка с набитым мясом ртом. – Дядя Ажговот, фебе бы книвки пишать… Пророческие.
         - Очень смешно, - прокомментировал демон. – Я говорю то, что чувствую.
         - Тогда нам надо собираться в путь. Если нас подстерегает опасность, лучше подготовиться к ней заранее. – Навин уже складывал припасы в мешок. – Главное успеть до заката пройти ущелье.
    

         Глава 7. Ущелье.


         Как только путники вошли под навес скал, дневной свет сменился густой тенью. Солнечные лучи не доходили до сюда никогда, ото стен скал веяло сыростью, а гулкая тишина нагнетала невесёлые мысли на Иисуса и Азгорота. Навин шёл осторожно, прислушиваясь к эху шагов и стараясь услышать чужие звуки. На лук была наложена стрела, мешок с припасами за спиной. Демон к звукам не прислушивался, но шёл, подняв свою дубину  и готовый отразить любое нападение.
         Лишь Линь, беспечно и скучающе взирала на серые стены скал. Заметив что-то в пыли, среди камней, Линь подбежала, и подняла старый потемневший человеческий череп.
         - Похоже, не мы первые тут пытались пройти.
         Демон повернул черноволосую голову в её сторону, криво усмехнулся и сказал:
         - Только вот им это не удалось, а нам удастся.
         - Почему ты так уверен, дядя Азгорот?
         - У них не было своего демона, – подвёл итог Иисус, за что получил ещё одну кривую усмешку. - Нечисть нас побоится тронуть, а все остальное зло будет иметь дело с нашим персональным демоном.
         - И ты туда же, острить? – Азгорот гневно посмотрел на Навина. – Да, я так считаю. И пусть тот, кто считает иначе подойдёт ко мне и скажет это, если конечно осмелится.
         Но тут спор путников прервал протяжный вой. Азгорот пригнувшись, стремительно развернулся в сторону источника звука. На выступе скалы стоял огромный чёрный пёс. Это не мог быть волк, демон был в этом уверен, морда пса очень походила на морду бульдога или дога, мощные лапы немного завёрнуты внутрь, а нижняя челюсть выпирала наружу, обнажая желтые массивные клыки. Пёс глухо зарычал, эхо разнесло его рык далеко по ущелью. И тут с разных концов стал доноситься собачий вой и рык. Псов становилось всё больше, и вот уже все окрестные скалы были заполнены рычащими, воющими и повизгивающими серыми тенями, с желтыми злыми глазами.
         - Теперь можно и порезвиться, –  сказал демон. – Линь, закрой глаза и не открывай, пока я тебе не разрешу.
         Огромная свора жаждущих крови псов хлынула потоком на прижавшихся к скале путников. Иисус Навин, загородил своей спиной девочку и с быстротой молнии метал стрелы в оскаленные пасти и полные ненависти глаза надвигающейся угрозы. Псы падали как подкошенные, кто с пробитым навылет черепом, кто с выбитым глазом, кто - булькая и скуля от боли со стрелой в горле. Но стрелами лавину живой ненависти было не остановить. 
         Тогда Азгорот, размашисто крушивший дубиной самых шустрых, и успевших прошмыгнуть под стрелами псов,  решил повернуть  дело по иному.
         Отбросив в сторону дубину, демон начал превращение. Он становился самим собой. Исчадием Ада, перед которым трепетали от всепоглощающего страха самые бесстрашные и жестокие обитатели Преисподней. Полностью овладев своим атрибутом, демон расправил огромные крылья, так что они загородили Навина и Линь. Шипастый хвост, что есть силы лупил по изуродованным трупам  псов. Демон издал такой ужасный рёв, что волна псов вмиг остановилась. Несколько собак упали замертво от разрыва сердца. Несколько просто свихнулись. Они бегали кругами, скулили, визжали, то и дело опорожняясь под себя. Большинство псов, заслышав рёв демона, попросту убежали. Но осталось с десяток животных, самых сильных, самых выносливых и самых толстолобых. Им не хватило ума дать дёру, потому они решили продолжить атаку. Двоих из них снял стрелами Иисус, остальных голыми руками разорвал демон.
         Наступила полная тишина. Больше никто не лаял, не скулил и не выл. Линь за спиной Навина пошевелилась. Даже те двое спятивших пса, тихо сидели, тупо глядя на измазанного кровью демона.
         - Дядя Азгорот? Дядя Иисус? С вами  всё в порядке? Можно уже глаза открывать?
         - Пока ещё нельзя, девочка, - демон снова перевоплощался в человека. – С нами всё хорошо, а вот псам не поздоровилось.  
         - Пойдём милая, - тихо сказал Иисус. – Азгорот прав – тебе это видеть не следует. Ты и так уже насмотрелась в Аду всяких страстей.
         Так они и прошли мимо почти сотни истерзанных стрелами, дубиной и когтями трупов – Иисус вёл за руку крепко зажмурившуюся Линь, а следом, подобрав свою дубину и закинув на плечо мешок с припасами, брёл уставший демон.
         Ущелье шло изгибами и поворотами. Отойдя на почтительное расстояние, троица решила немного передохнуть. Присев на валуны они долго молчали, не решаясь заговорить первыми. 
         - Линь…
         - Дядя Аз...
         - Многоуважаемый демон…
         Всех прорвало одновременно. Сразу замолчав и переглянувшись, все заулыбались. Даже вечно хмурый Азгорот, пропустив мимо ушей, что его уже называют уменьшительно-ласкательно, лыбился глядя в весёлые глаза девочки и мудрый озорной взгляд Навина. 
         - Дядя Аз, - Линь вдруг нахмурилась, словно бы вспомнила о чём то, что старалась забыть.  – Дядя Аз. А меня ведь тогда из-за собаки…щенка…это…ну…
         - Ты приняла смерть, защищая животное. Правильно я тебя понял, родная? – Навин сразу уловил всю щекотливость темы и старался смягчить обстановку.
         На глазах девочки выступили слёзы. Она изо всех сил старалась не потерять самообладания, но это у неё не очень получалось.
         - Я понял тебя девочка. И…мне…очень жаль…что всё так вышло…я… - демон впервые не находил слов для ответа. Привыкший к жестокости и кровавой работе, Азгорот первый раз за всю жизнь познал, что такое сочувствие. Сочувствие к маленькой девочке, которую сам совсем недавно мучил и терзал.  От всего этого слова совершенно не шли к нему в голову. И это его смущало ещё больше.
          Недолго думая, девочка кинулась в робкие объятия могучего Азгорота, зарылась лицом в его длинные чёрные волосы и разрыдалась уже в голос. Лицо последнего от смущения сразу попунцевело. Демон  был совершенно обескуражен, его молящий взгляд искал поддержки не меньше чем сама девочка. Иисус, грустно улыбнувшись, мягко отстранил Линь от Азгорота и прижал к себе.
         - Поплачь. Слёзы смывают горе. Остаётся только память. Когда-нибудь, ты будешь вспоминать об этом, но уже без слёз. 
          Прошло совсем немного времени, когда девочка отпрянула от Навина, на её заплаканном личике вновь сияла улыбка.
         - Дядя Аз. Ну и вид у тебя. Ты как будто таракану грехи отпустил.
         - Да ну вас к чертям собачьим, - вмиг собравшийся и насупившийся демон, подхватил свою измочаленную дубину, круто развернулся и пошёл дальше по ущелью. – Вот что бы вы без меня делали, - бурчал он сам себе, - то дядей обзовут, то тараканьим пастырем. Скоро совсем на шею залезут. Скорей бы домой.
        Демон думал о том, как он сильно изменился за последнее время. То ли девочка так влияла на него, то ли пугала неизвестность – чужой мир, вдали от родного Ада, всё в диковинку. Азгорот терялся в догадках. Он становился…добрее, что ли…у него всё время появлялись какие-то новые, ранее неиспытанные ощущения. Со сменой обличия,  демон начал испытывать  чувства, которых просто не могло у него быть. Он становился не только вынужденным провожатым Линь, он был её защитой, он прямо сейчас заскучал по её весёлому голоску, всё время что-нибудь щебечущему, а теперь вдруг замолкнувшему.
         Азгорот повернул голову и посмотрел на Линь, девочка шла, опустив голову, её длинные каштановые волосы прядями закрывали лицо. Демон остановился, подождал, когда мимо пройдёт Навин, и Линь поравняется с ним, и неспешно пошёл с ней рядом. Девочка искоса глянула на него, но ничего не сказала. 
         - Хочешь мороженного? – сам себе удивляясь спросил Азгорот. – Ты, какое любишь?
         - Клубничное, - отозвалась Линь, повернув голову. Глаза её ещё были печальны, а вот ротик уже во всю улыбался. 
         - Протяни руку, - сказал демон. Девочка протянула, и в её руке оказалась маленькая вазочка с шариками мороженного политыми клубничным вареньем. 
         - Только если Навин спросит – я тут ни при чём, – заговорщицки прошептал Азгорот и пошел быстрей, догонять бредущего впереди Иисуса. 
         - А про ложечку я одна помнить должна? – Прокричала вдогон Линь, подумывая не догнать ли Навина и попросить ложку. Потом улыбнулась и с наслаждением запустила пальцы в вазочку. Спустя пять минут, вся от уха до уха, перемазанная липким мороженным, она уже гналась за далеко ушедшей парочкой, во всю размахивая пустой вазочкой, и кричала:
         - Дядя Аз, дядя Аз. Куда вазочку-то девать? Что мне её до самых Райских врат таскать теперь что ли? А помыться где?
    
     Глава 8. Источник.


         Выйдя из ущелья, путники увидели огромную пустыню. Она простиралась до горизонта, сплошной песчаный Ад. Ни деревца, ни кустика, даже перекати-поле не проносил сухой пустынный ветер. Солнце палило беспощадно, и как на зло, ни одного облачка.
          - Вовремя я мороженным подкрепилась, - увидев столь печальный пейзаж, Линь пожалела, что мороженное как то быстро было съедено.
         - С водой у нас туговато, - смущённо сказал Навин.
         - С этим проблем не будет, мороженное наколдовал – воду тоже умеем. – Демон сам слегка ошалел. Пройти по выжженной пустыне даже несколько километров, нелёгкая задача. – Это владения одного из моих братцев-демонов. Его зовут Чремс. Надеюсь, мы его не встретим. Он ревностно охраняет пустыню, а в особенности самое сердце её, там есть источник. Он его называет Источником Жизни. Сам не знаю почему. Ничего там нет. Воды там нет. И при чём тут жизнь?
         - Как ты сказал? – в раз оживился Иисус. – Источник Жизни?
         - Ну да…
         - Так вот. Есть там вода, только не видно её, невидимая она. Но её можно почувствовать, её можно пить. А выпивший из Источника действительно обретает жизнь. Не просто жизнь, а Жизнь. Мёртвый станет живым, бессердечный обретёт сердце, бессильный – силу, безымянный – имя.
         - Сходим??  - Линь была как всегда сама непосредственность.
         - Ну…Нам всё равно в ту сторону идти, - неуверенно сказал Навин.
         - Значит, придётся встретиться, с братцем, - насупился Азгорот. – Ладно, пойдём, что ли.
         Палящее солнце клонилось к закату. Жара понемногу спадала, и идти стало легче. Линь весело носилась от Иисуса к демону, то и дело надоедая то одному, то второму бесконечными вопросами и безмятежным щебетанием.
         Когда солнце уже почти село, небо вдруг потемнело, подул сильный ветер. Да такой сильный, что путникам пришлось остановиться, плотнее закутываясь в свои одежды. Песок, поднятый ветром, залетал в волосы, забивался в ноздри и уши, царапал плотно сжатые веки. Только демон в обличии варвара, оставался таким же непреклонным и почти обнажённым.
         - Вот и братец пожаловал, - констатировал он.
         Прямо перед ними закружился большой смерч, бросая песок прямо в лица опешившим путешественникам.
         - Хватит уже Чремс. Мы уже убедились в твоей силе. Успокойся. Не порть мне причёску.
         - Причёску?? -  у смерча появилось лицо, вернее демонский оскал. – Азгорот? Ты ли это? – голос демона был подобен шуршанию песка.
         Вихрь закрутился быстрей, потом съёжился и превратился в демона. Он был чуть ниже Азгорота, суховатый, с целым венцом из небольших острых рожек. Кожа его была песчаного цвета, а тело вместо ног заканчивалось длинным змеиным хвостом с погремушкой.
         - Приветствую тебя брат. Давно я у вас внизу не был. Наверное по этому ты решил заглянуть ко мне? И ещё парочку жертв притащил для развлечений. - Демон мерзко захихикал.
         - Тут всё намного сложнее, Чремс. Это вовсе не жертвы, а я совсем и не думал заскакивать к тебе в гости. Тут вот в чём дело…
          Пока Азгорот объяснял своему родственнику суть дела, Линь, с любопытством рассматривавшая сперва демона, вдруг заскучала. Подойдя к демонам, девочка попросила:
         - Дядя Азгорот, мне бы сюда воды, - и протянула ему вазочку от мороженного.
         - Дай ей щелбан. -  Посоветовал демон и снова продолжил своё повествование. 
         Линь, ничуть не удивившись, сделала так, как ей сказали. Вазочка наполнилась водой. Девочка сразу же вылила воду на сухой песок и несколько раз повторила эту процедуру. Когда на песке образовалось большое влажное пятно, Линь, потихоньку стащив у Навина из колчана стрелу,  стала рисовать ей всякие фигурки на песке. Получались у неё какие-то каракули. Но вот интересно. Одна из них была похожа на неё, другая на Азгорота. Через некоторое время рядом были нарисованы Иисус Навин, демон Чремс, вазочка от мороженного, до краёв наполненная водой стояла посерединке.
         - Похоже, я понял, куда вы решили зайти по пути, - внимательно слушавший  Азгорота Чремс, заодно и следил за действиями девочки. – Вы хотите попасть к Источнику Жизни. Что ж. Я покажу вам Источник. Только дважды подумайте, прежде чем испить из него. Он может изменить всю вашу жизнь. Ступайте всё время на восток, не промахнётесь. Я буду ждать вас.
          «Смышлёная девка, » - подумал Азгорот. 
          «Смекалистый демон, » - подумала про Чремса Линь.
          - Темнеет. Мы успеем до наступления ночи? – подал голос Навин.
          - Успеете, если поторопитесь, - усмехнулся Чремс и исчез в песчаном вихре.
          Линь подхватила вазочку, и троица заторопилась в путь.
          - Дядя Азгорот, - подала голос девочка. - Ведь Чремс это Смерч, правильно? Но смерч не является грехом. Отчего тогда у вашего брата такое имя?
          - Грех - это имя тех демонов, что живут в Аду. Их постоянных обитателей, - пробасил Азгорот. - Те же демоны, что живут вне Ада носят имена напастей, недугов, катаклизмов. Слыхала про четырёх всадников? Долог, Ром, Тьремс и Анйов. 
          - Всадники Апокалипсиса, - подсказал Иисус. - Голод, Мор, Смерть и Война.
          - Никогда ещё они не собирались все вместе. Ездят то по двое то по трое. Сеют страх и ужас во всех мирах. Но если соберутся - конец всему. - закончил демон. 
          Через час, когда почти стемнело, они увидели невдалеке маленький оазис, посредине которого стоял небольшой фонтан. Подойдя ближе, путники заметили, что воды действительно не видно, но характерный плеск и влажность рядом с фонтаном чувствовались хорошо. Азгорот протянул руку к фонтану, и ощутил прохладную влагу, текущую между его пальцев. Тихий плеск воды успокаивал. 
          Невдалеке закружился вихрь, и братец Азгорота вновь предстал перед путешественниками. 
         - Вы уже здесь, - произнёс Чремс. – Что ж. Каждый может выпить из Источника по одному глотку. Не больше. Это не для утоления жажды, не забудьте.
         Трое стояли напротив Источника не в силах решиться испить из него. Затем, Иисус, до этого опустив голову и тихо читавший про себя молитву, сделав пару шагов, подошёл к фонтану, наклонился и сделал один глоток. Потом разогнулся, отошёл, и встал, прислушиваясь к своим ощущениям.
        - Ну как? – поинтересовался песчаный демон.
         Навин только головой помотал, не зная, что ответить. Много чего понял тогда Иисус, о многом задумался.
        - Теперь я, - безмятежно сказала Линь. – Подержи.
         Она протянула демону вазочку и подошла к Источнику. Азгорот тупо уставился на вазочку, щёлкнул пальцами, и она пропала.
         Получив свою порцию невидимой влаги, девочка отошла. На лице её играла озорная улыбка. Линь словно расцвела изнутри. Глаза лучились невероятной жизненной силой.
         - Ух ты!!!... – только и смогла произнести ошеломлённая девочка.
         Настал черёд демона подойти к Источнику. Азгорот долго не решался, переминаясь с ноги на ногу, даже попытался почесать затылок дубиной. Потом посмотрел на дубину, с отвращением отшвырнул её в сторону и, решительным шагом направился к фонтанчику. Глубоко вздохнув, демон нагнулся, и холодная влага коснулась его пересохших губ. Сделав положенный глоток, Азгорот распрямился, и вдруг сел. Просто сел на голый песок. Взгляд его был устремлён в никуда. Ошалелое лицо его выражало полнейший шок. Демон сидел, тупо уставившись в даль, не в силах ни сказать что-нибудь, ни пошевелиться. 
         - Эй, братец. У тебя всё нормально?
         - Дядя Аз?
         - Многоуважаемый демон?
         Азгорот медленно повернул голову в их сторону. Бессмысленный взгляд его сконцентрировался на обеспокоенных лицах присутствующих.
         -А? – Демон, наконец то, начал приходить в себя. – Ни фига себе водички попил.
         Азгорот попытался встать. С первого раза у него не получилось, и он опять шлёпнулся на песок. Со второй попытки демон всё-таки поднялся. Его немного шатало, будто бы он напился вина.
         - У тебя всё нормально? – Повторил вопрос Чремс.
         - Не уверен. Меня как будто моей же дубиной по башке огрели.
         - Кстати насчёт дубины, - Чремс понял, что расспрашивать брата, сейчас, не имеет смысла, и решил сменить тему. – Я хотел бы тебе подарить кое что получше. Да и немного приодеться тебе не помешало бы.
         На песке, рядом с Азгоротом появились лёгкие кожаные сапоги. Рядом с ними оказались кожаная рубаха и штаны. Поверх всего этого лёг полутораручный меч в кожаных ножнах, на широком ремне и небольшая фляжка. Демон примерил одежду, и она пришлась ему как раз в пору. Надев ремень с мечом через плечо, Азгорот повернулся к спутникам. Перед ними теперь стоял не полуголый варвар, а воин, только какой-то смущённый воин.
         - Так то лучше. – Чремс остался доволен.
         - Это точно, - Линь как всегда вставила свои «пять копеек». 
         Азгорот вынул меч, внимательно осмотрел его. Резная рукоять лежала в руке как влитая. Причудливая  гарда была сделана в форме дракона, расправившего крылья. Сам клинок был острым, немного широким и в меру длинным. Демон несколько раз рубанул воздух, привыкая к новому оружию. Меч казался продолжением его руки. Широкая улыбка разлилась на лице Азгорота.
         - Подходит.
         - Этот меч выковали в те времена, когда еще меня не было, - Чремс наслаждался зрелищем. – Храни его, и он тебя не подведёт.
         Навин лишь прятал улыбку в своей бороде.
         - Уже совсем темно, - проговорил он. - Нужно подумать о ночлеге.  
         - Хоть это и не в моих правилах, но можете заночевать прямо здесь. Я разобью для вас шатёр. – Песчаный демон был сама учтивость. И сам же этому поражался. 
         Шатёр был просторным. Он одинаково хорошо укрывал и он ночного холодного ветра и от палящего солнечного света. В нём оказалась целая гора мягких подушек, ворох шкур и небольшой столик, на котором уместились фрукты, вино, сок и мясо, а так же каравай свежего хлеба. Сказав, что заглянет утром, Чремс испарился. Путешественники, наконец, смогли поесть и отдохнуть.

         Глава 9. Через пустыню. 


         Рано утром, когда песчаный демон появился вновь, троица уже встала и позавтракала. Иисус Навин собирал нехитрый скарб, Азгорот крутил свой меч, тренируясь и приноравливаясь к новому оружию, Линь заплетала себе косички.
         - Пустыню пересечёте за два перехода, - напутствовал Чремс. – Идти следует утром, пока жара не раскалила пески, и вечером, когда жара спадёт. Днём лучше сделать привал и отдохнуть, набраться сил. Никаких особых опасностей вам не грозит. Разве только змеи да скорпионы. Опасности начнутся уже за пустыней. Ну, до края ещё дойти, а там я вам не советчик. Я из своих владений редко выхожу.
         - Благодарю тебя за заботу и кров, многоуважаемый демон, - поклонился Навин. – Никогда ранее не помогал демон божьим людям. Да ведать другие времена настали.
         - Спасибо тебе братец за всё, -  подойдя к Иисусу и встав рядом с ним, вторил Навину вслед Азгорот. – Если заглянешь домой прежде меня – передавай отцу и братьям привет.
         - Прощай, самый сухой демон на свете, - не осталась в долгу и Линь. Девочка широко улыбалась.  Подбежав, она обняла песчаного демона за его толстый хвост.
         - Теперь ты понимаешь, надеюсь, как мне с ними нелегко, - заулыбался Азгорот, глядя на впавшего в ступор из-за девочки брата. – Прощай Чремс.
         - Прощайте и вы. – Демон смущённо провожал взглядом уходящую троицу.

       *          *          *
                                                                                                                                    
         Солнце палило всё нещадней, и путники решили сделать привал. Линь, обессиленная, свалилась на подстилку из шкуры, посланную Навином. Азгорот поставил небольшой навес из одеяла – от солнца, и сам примостился рядом с Линь. Иисус достал из своего мешка большую широкополую шляпу, надвинул её себе чуть ли не на нос, и, свернувшись калачиком рядом с демоном, заснул.
          Разбудил их непонятный звук, чавканье, жевание и усердное сопение. Путники дружно повернули головы к источнику звука, и обнаружили гигантского ящера. Очень похожий на молоха, он был высотой почти с Азгорота. Длина его была метров пять-шесть. Всё тело ящера покрывали острые шипы и бронированные пластины. Выглядел он ужасающе. Ящер с прискорбным видом дожёвывал мешок с припасами.     
          - Какой хорошенький, - заулыбалась Линь.
         - Господь Всемогущий! Там же была вся наша провизия! – запричитал Иисус. – Чем же нам теперь кормиться?!
         - Там была последняя оленья нога, - посуровел демон. – Я о ней весь день мечтал. Ну всё, ящерица-переросток, ты напросилась.
         Азгорот выхватил из ножен меч, и направился к чавкающей рептилии. Настроен он был весьма серьёзно. Ящер заметил приближение демона и повернулся к нему своим массивным задом и длинным хвостом. И когда Азгорот уже замахнулся на него мечём, он, не переставая жевать, задрал вверх этот самый хвост и пустил газ.
         Демон стоял в облаке газа, опустив меч, откашливаясь, отфыркиваясь и понося обидчика на чём свет стоит. 
         - Никакого уважения к демонам, - боевой азарт у него сам по себе пропал. - Честное слово – обидно. Пайку сожрал, на меня навонял… У! Скотина рогатая! 
         - Дядя Аз. Давай не будем его обижать. Он безвредный, только голодный…был… - это Линь, давясь от смеха, решила вступиться за ящера. – Лучше давайте его с нами возьмём, будет у нас личный ящер.
         - А кормить ты этого ящера чем будешь? – не унимался демон. – А сама что жрать будешь? Вон, твой молох все припасы схарчил.
         Ящер, внимательно слушавший перебранку Азгорота и Линь, издал протяжный гудок, и в мгновение ока скрылся за барханом.
         - Утёк, паршивец. Ещё раз придёт – рагу  сделаю, - пообещал демон. – Хоть будет что поесть.
         - Не надо его есть, дядя Аз, - не унималась девочка. – Он смешной, даже смешнее тебя.
         Азгорот обиделся, и, забравшись под навес, отвернулся и не произнёс больше ни слова. Навин решил принять сторону демона. Подойдя поближе к Линь, он тихо проговорил:
         - Милая, ну действительно, зачем нам ящер. За ним ведь уход нужен. Кормить его опять таки чем? Да и с ним мы будем привлекать лишнее внимание. А оно нам надо?
         Но девочка была непреклонна:
         - Он будет нас защищать, не хуже дяди Аза. А пищу, он себе сам найдёт, ты же сам видел – ящеры едят всё. Они не прихотливы в еде. И я слышала, что пресмыкающиеся вообще могут долгое время ничего не есть.
         Тут из-за бархана появилась уродливая голова ящера. Из его пасти что-то свисало. Осторожно, бочком, бочком, рептилия стала подбираться к путникам. Когда он подошел ближе, они поняли, что  изо рта у него свисает пяток змей, довольно крупных и жирных на вид. Очень аккуратно, ящер выложил их перед изумленной троицей. 
         - Вот и ужин, - повеселел демон. – Не молоха, так змей зажарим.
         - А что? Хорошее имя для ящера, - улыбнулась девочка. – И страшно и красиво.
         Молох окинул умным взором окружающих, поджав под себя хвост, уселся прямо на него. Выглядел ящер просто призабавно. Даже всё ещё хмурящийся Азгорот, и тот улыбнулся.
          Вскоре, вся компания сидела возле маленького костерка, от которого во все стороны разносился аромат жареного мяса. Ящер лежал рядом, положив по-собачьи голову на лапы. Иисус решился завести разговор.
          - А скажите, кто что почувствовал, испив из Источника Жизни? – но заметив, что никто не решается начать рассказ первым, продолжил. – Меня охватило благостное спокойствие после глотка. Я осознал все свои ошибки, мой ум посветлел, я понял, что не только хорошее бывает хорошим, но и плохое может измениться в лучшую сторону. С вами, многоуважаемый Азгорот, я поначалу вёл себя неподобающе, пологая, что демон никогда не сможет принести пользы в путешествии, а только навредить. Ведь он – зло. Я, если честно, побаивался вас. Теперь же я вижу, что если бы не вы, мы бы долго ещё брели через непроходимый лес, нам самим пришлось бы добывать себе пищу. А та свора собак. Она бы нас растерзала, если бы не вы. Да и с вашим братом – песчаным демоном, получилось как нельзя лучше. И оттого я прошу у вас прощения, за своё недостойное поведение и тёмные мысли о вас. Вы действительно незаменимый член нашей команды и впредь, я буду полагаться на вас, как на самого себя.
         - У-ууу! – высказался по этому поводу Молох.
         Все дружно засмеялись, а демон вдруг подумал, что так хорошо, как сейчас, ему никогда ещё не было. Да и что вообще он видел хорошего в своей жизни. Адский пейзаж? Несчастные души, терзаемые со всех сторон? Пытки и издевательства над грешниками? Всё это доставляло лишь плотское наслаждение. Животную радость. 
         Да он вообще не знал, что это такое – когда хорошо. Его никогда никто не хвалил, никто никогда не был с ним таким учтивым и благородным, как Навин. Никто не называл его этим смешным именем – дядя Аз. И у него никогда не было своего ящера. Только его отец, Сатана, мог себе позволить прокатиться по Преисподней на древнем драконе. Молох конечно не дракон, но и крыльями, например, махать не нужно. Да и как то вовсе и не хочется почему-то перевоплощаться обратно в демона. Если только в крайнем случае. Азгороту очень нравился его вид воина, с красивым, но суровым лицом и сильным, загорелым телом. 
         Всем было о чём подумать. Но, уже вечерело, жара понемногу стала спадать, и настала пора отправляться в путь. 
         Навин собирал пожитки, демон, повзаимствовав у Иисуса верёвку, с некоторой опаской подошёл к ящеру. Тот подозрительно обнюхал его, потом протянутую верёвку, решил что это не съедобно, и не ерепенясь, спокойно дал себя взнуздать.
         Линь, с помощью Азгорота, взобралась на спину Молоха, немного поёрзала, пристраиваясь поудобней между колючек и шипов, и все, уже вчетвером, неспешно двинулись вперёд. 
         Справа мерно вышагивал Навин, слева шёл Азгорот, а посредине ехала верхом на ящере Линь. Они шли на восток, прочь от закатного солнца. Молох всё время вертел своей толстой шеей, принюхиваясь, привыкая к новой компании. Время от времени ящер тыкался уродливой мордой, то в плечо Иисусу, то в спину демону, напоминая о себе. Девочка, с высоты спины ящера, вглядывалась вдаль, в надежде увидеть хоть островок зелёной жизни среди раскинувшегося, кажущегося бескрайним, песчаного моря.

         Глава 10. Рассказы, рассказы.


         Прошло несколько часов, прежде чем Линь, радостно закричала:
         - Зелень! Там зелень! – она от нетерпения подпрыгивала сидя на спине ящера. – Пустыня закончилась!
         И точно, из-за песчаных дюн стали видны холмы, покрытые зелёным ковром мягкой травы. Кое-где можно было увидеть даже одиноко стоящие деревья. Было всё ещё жарко, с пустыни дул сухой душный ветер, но чем дальше удалялась группа от песков, тем более влажным и прохладным становился воздух.
         Молох, никогда не видевший травы, шёл, низко опустив рогатую голову, и шумно втягивал ноздрями ароматы сочных трав.  Он попробовал траву на вкус, и судя по довольному чавканью, она понравилась ящеру.
         Навин и Азгорот глядели по сторонам, надеясь заметить в траве суслика или зайца, питаться чем-то надо ведь.  Линь радостно напевала какую-то песенку. Пара метких стрел Иисуса обеспечили путникам вкусный ужин, а демон, с помощью своего меча срезал толстый прямой сук на одном из деревьев, и вырезал неплохой посох для Навина. Навин привязал к концу посоха свою добычу, и пилигримы стали искать подходящее местечко для ужина и ночлега.
         Нашли они его под большим, раскидистым деревом. Разведя костёр и поджарив двух жирных кроликов, путники с аппетитом принялись за ужин. Всю идиллию портил Молох, которого от травы с непривычки начало пучить. Чтобы не портить атмосферу, ящер отошёл подальше и устроился в большом можжевеловом кусту. Только рогатая морда, с умными глазками, была видна Азгороту, Навину и девочке.
         Когда все поели, Иисус решил продолжить недавно начатую тему. На этот раз, Линь, всё-таки решилась. Устроившись поудобней рядом с демоном, она начала свой рассказ. 
         - Вы знаете, никогда я ещё не испытывала таких ощущений, как после глотка невидимой воды. Мне сразу стало так легко, так светло. Захотелось обнять весь мир. Если хотите, я могу рассказать вам историю своей жизни.
         Все дружно закивали, а прислушивающийся к разговору ящер, в знак одобрения гулко загудел.
         - Хорошо. Родилась я в 1930 году, в небольшой деревушке, под  Брянском. Мой папа быт агрономом, мама – работала на элеваторе. Был ещё братик, младший. И сестра – старшая. Всё было вроде бы хорошо. А потом пришла война.
         Отец ушёл на фронт, через месяц пришла похоронка. А ещё через два пришли немцы. Карательный отряд во главе с майором Гибрихтом  Вельдманом. Мать и сестру забрали в лагерь смерти. Нас с братиком, почему то не тронули. Мы ходили по дворам, в поисках еды. Ночевали в сарае. В нашем доме немцы устроили штаб.
         Майор Вельдман был очень своенравным. Ему, видите ли, мешал собачий лай по ночам. Он приказал повесить всех собак в  деревне. Как то, я шла по деревне в поисках пищи. И увидела, как двое эсэсовцев вешали совсем маленького щенка. Собачий визг, переходящий в хрип, и предсмертная агония, просто разрывали мне душу.  Я закричала на немцев, мол что вы творите изверги. Что он вам плохого сделал? Они схватили меня, и, смеясь, повесели рядом со щенком. О судьбе братика я так и не знаю ничего. Он маленький был. Несмышлёный. 
         Девочка сидела, тесно прижавшись к Азгороту, и тихо плакала. Смущенный демон, неуклюже гладил её мягкие каштановые волосы, хоть как то пытаясь утешить, расстроенную Линь. Навин с сочувствием глядел на девочку. Ящер в кустах огорчённо сопел.
         - Только одного я не понимаю, - подняла заплаканное личико Линь. – У нас и слыхом не слышали обо всяких демонах, чудищах, и прочей нечисти. Откуда они взялись?
         Демон и Иисус переглянулись между собой.
         - Расскажи ей Навин, - пробасил Азгорот. – У тебя складней получится.
         Иисус подсел поближе, и тихим, вкрадчивым голосом  начал своё повествование.
         - Существуют два места, два источника силы, две противоборствующие стороны. Это Рай и Ад. Нет ничего больше и сильнее их. И между ними натянуты тысячи незримых нитей, на которых как бусы нанизаны мириады миров. Всяких. Не похожих друг на друга. Есть миры, где совсем не знают что такое война, а есть, утопающие в ней. Есть миры, где люди говорят на одном языке и ходят по облакам пешком. А есть, где миллионы языков, но люди живут под землёй. Есть миры, где миром правит магия, и там полно чудес, а есть, где магию заменил людям технический прогресс. Где есть монстры и чудовища, или роботы и космические полёты. Каждый мир уникален по-своему. И за каждый из миров идёт борьба между Адом и Раем.
         Ты родилась в мире, где миром правят деспоты и тираны, диктаторы и палачи. Там всегда где-то идёт война. Всегда кто-то захватывает чужую власть, и устанавливает свою, по сути, ничем не лучшую, чем предыдущая. Сильный у вас всегда обижает слабого, хитрый – обманывает наивного. Этот мир находится близко к Аду, ибо в нём больше зла, чем добра. Но там есть люди, честные и справедливые, добрые и храбрые, любящие и любимые. Только их мы можем забрать  в Рай. Остальные – пожива для чертей и демонов…извини, многоуважаемый Азгорот.
         Демон насупился, но ничего не произнёс.
         Навин немного помолчал, глядя в широко раскрытые от изумления глаза девочки, и продолжил.
         - Ты – наша удача, Линь. По роковой ошибке, ты попала в Пекло. Но Господь всё видит. И Он даровал тебе пройти этим путём в Рай. Это уникальный мир. Он всего один на своей ниточке между Адом и Раем. Это самый короткий путь. Но это не значит, что он самый лёгкий. Ты уже сама в этом могла убедиться. Тут всякое может случиться. Так что будь начеку, не поддавайся слабостям и сомнениям. А мы с многоуважаемым Азгоротом тебя проводим, и не дадим тебя никому обидеть. 
         В кустах звучно загудел Молох, словно давая понять, что и он тоже не просто так тут ошивается.
         Девочка улыбнулась, и по очереди обняла сначала демона, затем Навина, и после – обхватила руками короткую, бугристую шею ящера. Азгорот радовался как дитя. Его впервые кто-то обнял, и ему было очень приятно. Иисус, по обыкновению, прятал улыбку в густой бороде. А Молох от удовольствия заурчал, словно огромный кот.
         Тут демон встал, окинул всех своим взором и сказал:
         - Мне очень хочется рассказать вам то, что я узнал, когда сделал глоток из Источника Жизни. Это неимоверно меня потрясло. Но уже поздно, завтра нам предстоит долгий путь. Так что давайте отложим мою историю до следующего раза. Как сказал один чёрт, наматывая жилы очередной своей жертвы: « Надо растягивать удовольствие». Пример может страшный и ужасный, но эта фраза как никогда сейчас подходит.
         Все дружно согласились, даже ящер что-то прогудел в ответ. Начали устраиваться на ночлег. Костёр медленно догорал в ночной тишине. Угли светились, то тускло, то ярко, поддуваемые тёплым ветерком. 
         Линь лежала, завернувшись в тёплое одеяло, слушала тревожное дыхание никогда не спящего Азгорота, мерное сопение Навина и ворочание ящера, и смотрела на ночное небо. Ей было немного грустно, оттого, что она больше никогда не сможет увидеть своих родителей, братика и сестру. И радостно оттого, что у неё появились друзья, которые всегда подставят своё плечо, для защиты, для слёз, или для весёлого смеха. Демон, которого она поначалу очень боялась, оказался не таким уж и плохим, даже милым. С чувством юмора и непревзойдённой харизмой.  Навин был человеком от Бога. С ним девочка себя чувствовала легко и уютно. А ужасный на вид ящер, оказался очень добрым, смешным и доверчивым. Впервые Линь засыпала с улыбкой на губах. Ей по-настоящему было радостно участвовать в таком  удивительном, небывалом, и очень интересном путешествии. Тем более с такими разными, но по- своему милыми и хорошими попутчиками. 
         Азгорот не спал. Демоны не спят. Азгорот лежал и думал.
     
         Глава 11. Распутье.


         Проснувшись и позавтракав остатками вчерашнего ужина, все засобирались в путь.
         Линь снова сидела на могучей спине Молоха, а демон и Навин шли по бокам. Вскоре путники увидели обработанные поля и ровные ряды садовых деревьев. Из-за холма показались покатые крыши какого-то поселения. Все остановились. 
         - Надо поговорить с людьми, - предложил Навин. 
         - Молоха придётся оставить, - подвёл итог Азгорот. – он своим милым видом ещё всех вокруг распугает.
         - Я останусь с ним, - сказала девочка. – Если что, дайте знак. Мы подойдём.
         Демон шёл и думал, о том, что Линь много чего повидала плохого, для своего возраста, мало ли как всё могло отразиться на ней. Но Линь – девочка крепкая. Она выдержит всё.
         Тем временем они подошли к крайнему дому. Дом был высок – два этажа были ровно сложены из массивных дубовых брёвен. На первом этаже располагалась огромная кузня, на втором по всей вероятности были жилые комнаты. Из-под покатой крыши виднелся одинокий глаз чердака.
         Из полутьмы кузни показался хозяин дома, великан, почти с Азгорота ростом, а в плечах даже шире. Человек взъерошил седую непокорную гриву волос.
         - Вы кто такие? – пробасил хозяин. – Откуда пришли в эти края?
         - Мы странники, - ответил Иисус, – идём своей дорогой. К вам решили заглянуть, чтобы узнать, что нас ждёт впереди? Какие города? Страны?..
         - Тогда могу вас огорчить, очень скоро на вашем пути появится город Проклятых. На нашем языке «Содом». Это страшный город. Все человеческие пороки собрались в этом городе. Я был как-то рядом с городом. Глядел на него издали. Там полно пожаров. Отовсюду неслись предсмертные крики, плачь, вопли изнасилованных, и хохот маньяков. Если вы не хотите всего этого кошмара, обойдите город или справа по морю, или слева по горам. Но помните, там тоже неспокойно. На море промышляют пираты. В горах, говорят, живёт Йети – снежный человек. Людоед.
         - Спасибо за информацию хозяин. – Поклонился Навин. Азгорот продолжил:
         - Мы примем к сведению. И решим, каким путём нам направляться. Всего доброго, уважаемый.
         Они с Навином развернулись и пошли прочь. Демон думал о Линь. Он хотел пройти кратчайшим путём – через город. Он знал, что ему такое по плечу. За Навина с Молохом Азгорот тоже не сомневался. Но девочка? Она видела войну. Но не видела того как враг побеждает. Когда у него абсолютная власть. Это и происходило сейчас в Содоме. Полная победа Сатаны в отдельно взятом городе. Ей придётся опять проходить через Ад.
         Вернувшись, Иисус повторил их разговор с поселянином Линь. Даже Молох нахмурился. Мнения разделились. Иисус предложил перейти горы. Мол с Йети демон справится.
         Азгорот был настроен на город Проклятых. Он хотел увидеть Ад на Земле. Узнать, что это такое.
         Линь жаждала приключений и хотела идти морем. Одному ящеру было в принципе безразлично, лишь бы кормили. После долгих дебатов, когда все аргументы были исчерпаны, путники решили так: Азгорот на Молохе едет через город, а Линь и Навин отправляются по пути по морю.
         Когда они стали собираться, к ним подошёл высокий крепкий юноша, Азгорот его помнил, это был старший сын хозяина того дома. Он выглядывал из-за угла, когда они с Навином разговаривали с его отцом. Юноша был красив лицом и высок и строен. Нестриженные русые волосы витыми локонами спадали на его широкие плечи. Глаза цвета ясного неба решительно смотрели в лица собравшихся. Парень был одет в простую холщевую одежду. На ногах кожаные сапоги. К узкому поясу были пристёгнуты ножны с большим мясницким ножом. За плечами висел увесистый рюкзак.
         - Меня зовут Алс. Я из той деревни. Я хочу поехать с вами. Мне интересен этот мир, а здесь я загниваю. Я хочу увидеть всё, а не только свою деревню и окрестные места.  Весь мир.
         - Тогда тебе надо идти куда полегче, – резюмировал демон. – Иди с Навином, заодно и Линь защитишь.
         Парень посмотрел на Иисуса. Тот смотрел на Азгорота и улыбался. Затем Навин взглянул на Алса, улыбнулся ещё шире и сказал:
         - Батя, то знает? Ладно, пошли.
         Парень вмиг покраснел, но счастливо улыбнулся. Он показал свой заплечный мешок.
         - У меня тут припасы есть, еда. Буду рад с вами поделиться.
         - Спасибо юноша. Мы будем благодарны, - с улыбкой ответил Иисус, а Линь подошла к Алсу, взяла его за руку и с очень серьёзным видом сказала:
         - Только ты хорошо защищай. Как дядя Аз. Он у нас демон.
         - Я наверное так не смогу, - вмиг погрустнел Алс. – Я скорее созидание, нежели разрушение. Но драться я умею здорово. В драке нет мне равных в деревне, только отец меня побеждает.
         Линь улыбнулась, повернулась к Азгороту и сказала:
         - Этот точно подходит. Он хороший.
         Демон хмыкнул, взобрался верхом на ящера, и пробасил:
         - У вас есть на какой-то срок подходящая замена. Мне нужно пройти через Содом. Моя кровь это требует. Алс. За этих двоих и за каждого в отдельности ответишь передо мной. И смотри, чтоб эта исповедь была чиста. 
         Круто развернув ящера уздой, демон поскакал в сторону города. Ветер развивал его угольно-черные волосы. Взгляд его был мрачен, но полон решимости. Он знал куда едет и с какой целью. Он просто должен был проделать свой путь. 

                                                        *          *          *

         Оставшиеся подождали когда осядет пыль, начали собираться в дорогу. Линь завязывала косы. Навин сворачивал одеяло. Собравшись, путники побрели почти в том же направлении что ускакал на ящере Азгорот, но постепенно забирая вправо.
         Через какое-то время из-за холмов показалось море. Мягкие бирюзовые воды его, влекли окунуться в его тепло. Лёгкий шум прибоя ласкал слух. Солёный морской бриз щекотал обоняние. Вдоволь налюбовавшись и надышавшись морем, путники повернули к далекому причалу. 
         У причала стояло на привязи несколько рыбацких лодок. По побережью сушились на подставках сети. В метрах ста от берега стояли четыре тростниковых домика. Навин направился к ним, оставив девочку и Алса ждать на берегу. Через некоторое время он вернулся довольный, один рыбак согласился их перевезти. 

         Глава 12. История Линь. Приключения и драки.


         Рыбак оказался  мужичком среднего роста, с кудлатой бородёнкой, раскосыми глазами, сбитым вбок носом и без половины зубов. Шероховатое лицо его покрывали многочисленные шрамы. Всем своим видом он отличался от остальных рыбаков хищным взглядом, не дюжей сноровкой и крепкими руками, серебряным кольцом в левом ухе. Он выглядел как пират в отставке.
         Его баркас был самым большим на причале. И в отличии о т других имел флаг на мачте. Это был разбитый на четыре части чёрный череп Весёлого Роджера в красном поле. Даже Навин не понял такого обозначения.
          Все молча погрузились на баркас. Линь смотрела как Шкипер, (так просил себя называть рыбак) отвязывает конец и уверенно отчаливает от причала. Алс угрюмо хмурился в его сторону. Навин, подождал, пока Шкипер отвернётся, и перекрестил его. Это заметила Линь, и она улыбнулась Иисусу. Мол, всё будет хорошо. 
         Морская волна ласкала слух своим шелестом, яркое солнце светило сквозь бледно-жёлтый парус баркаса. Линь заслушалась морским шелестом и криками чаек, но прислушавшись, среди этих звуков выделила монотонную песнь, доносившуюся с кормы баркаса, где у руля сидел Шкипер. Девочка напрягла слух и услышала такие слова:
         «Вы все приличные, вы все хорошие,
         Вы и опрятны, вы и ухоженные.
         Я ненавижу всю вашу вообще чистоту.

         Драки лихие, золотишко награбленное,
         Пьянки крутые, да бабёнки что надо. 
         Я поднесу  пистолет к твоему животу.

         Не остановят ни сабля, ни нож меня,
         Для меня море как поле для коня.
         Для меня драка как шанс доказать что я есть.

         Пусть ром течёт рекой, темнеют небеса,
         Главное чтоб с утра увидеть паруса.
         Главное чтоб не задета моя была честь…».
         Тут Шкипер скосился на девочку и умолк. Линь, неуверенными шажками подошла по качающейся палубе к  рыбаку, который как влитой стоял у руля.
         - Можно с вами поговорить? – спросила девочка.
         - Валяй. Всё равно ж не отстанешь, – просипел Шкипер, хотя пел он ровным баритоном. 
         - Что это за песня? Она пиратская?
         Старый рыбак скосил свой колючий взгляд на неё и хмыкнул. Затем не торопясь достал из-за пазухи трубку и кисет, туго набил её табаком, поджёг огнивом, и смачно затянувшись и выпустив облако сизого дыма, просипел:
         - Нет, не пиратская. Эту песню я сочинил, когда пустил на дно корабль Строма Красного, пирата, который вырезал мою семью, в отместку за карточный долг. Да, я был пиратом. Когда-то. Но с тех пор, я трижды переходил дорогу джентльменам удачи.  И трижды выходил победителем. В этих местах много моих старых знакомцев плавает. Кто уважает, а кто сторонится, кто ни в грош не ставит, а кто и потроха мне выпустить мечтает.
        - А как вы топили корабли? – не унималась девочка. – У вас был свой корабль? Вы брали их на абордаж?
         - Нет, - усмехнулся Шкипер. – Корабля у меня не было. Всех моих денег хватило, чтобы купить эту посудину и довести её до ума. Я подплывал к кораблям ночью, и пробивал борт ниже ватерлинии гарпуном, что стоит на носу баркаса. Корабль тонул, а выживших я резал как свиней в загоне. За одним гадом гонялся по всему заливу. Но, всё же прищучил. 
         Девочка помолчала, обдумывая услышанное, и снова спросила.
          - А что было в той песне дальше? Вы не допели её. 
         Старый пират собрался ответить, как вдруг, его цепкий взгляд усмотрел что-то на горизонте. Кустистые брови старика сошлись на переносице. 
         - Накликали гостей на свою шею, - рыкнул Шкипер. 
         Все повернули головы в том направлении, куда смотрел бывший флибустьер. Сначала никто ничего не заметил, но вскоре на море появилась чёрная точка, а Шкипер уже рычал:
         - Сам Осмунд Кишкоблуд пожаловал. Давненько не виделись мы с ним. С тех самых пор, как я вздёрнул его боцмана на рее. Дюже зол он на меня тогда был. Интересно, зачем эта жирная свинья со своими прыщавыми упырями сюда заплыл?
         - Нужно готовиться к бою? – спросил Алс.
          - Не мешало бы. От этих ублюдков всякое можно ожидать. Ещё пустят на корм рыбам.
         Алс проверил, легко ли выходит нож из ножен, поискал глазами что-нибудь увесистое, и, найдя длинный кусок цепи, намотал его на руку. Шкипер достал из-под лавки длинный стилет и кривую саблю. Лишь Иисус  и Линь остались неподвижны. Навин  сосредоточил свой взгляд на большом чёрном паруснике, приближавшимся к ним. А Линь во все глаза глядела на большой чёрный флаг, развивающийся на ветру. На чёрном фоне знамени красовался оскаленный череп Весёлого Роджера, в красной бандане, с закрытый повязкой левой глазницей. Вперёдсмотрящий на самом верху мачты стал подавать какие-то сигналы руками.
         - Приказывают спустить парус, - просипел Шкипер, – что ж, исполним.
         Парус убрали, и корабль подошёл правым бортом вплотную к баркасу. Полетели канаты.
         - Вяжи конец, - кивнул старый пират на один из канатов Алсу. – Сейчас трап скинут.
         Трап лёг аккурат между кораблём и баркасом, только наклон получился большой, корабль был гораздо выше. Из каждой бойницы по борту корабля выглядывали хмурые лица. Мелькали в руках сабли и ножи. Со стороны корабля к трапу подошёл большой грузный пират, судя по всему, это и был Осмунд Кишкоблуд.
        - Эй, Шкипер, поднимайся на борт. И дружков своих прихвати. Нам есть о чём с тобой потолковать, - фальцетом произнёс пират.
         - Не досуг мне сейчас со всякими свиньями разговоры вести, - в полный голос ответил старик. – С  чем пожаловал? Говори или проваливай.
         - Нарываешься старик. Я ведь и тебя и твоё корыто вмиг могу на корм акулам пустить. Поднимайся, не то хуже будет.
         - Ну ладно, сам напросился, - пробурчал  Шкипер и как-то вмиг очутился возле самого Осмунда. Нож старого рыбака упёрся в жирное брюхо пирата.
         - Только без шуток Осмунд. Проткну – и весь твой жир затопит твой же корабль.
         - Мы же джентльмены, Шкипер, мы решим всё честь по чести, - гаденько улыбнулся толстяк. Повернув голову, он пропищал:
         - Принесите бочонки, дармоеды. – И снова Шкиперу, - посидим, обсудим. Кто у тебя на борту? Что за люди?
         - Не твоего ума дело жирдяй. В свою сторону смотри. Как бы твоя команда не разбежалась после нашего разговора. – Шкипер был настроен решительно.
         - Грубишь. А зря. Боцмана я тебе давно уже простил. Теперь у меня, новый, более толковый. – Принесли два бочонка для Осмунда и один для Шкипера. Они уселись друг напротив друга. Тем временем толстяк продолжал, - но ты мне должен денег. Если нет денег, сойдёт и та девчонка, на твоём борту. Я знаю, кому её можно выгодно продать.
         - Чёрта лысого ты получишь, а не девчонку жирный ублюдок. Только тронь её, и я пущу твой корабль на дно, а тебя буду по кусочкам шинковать акулам. – Шкипер оскалился как волк. 
         Почуяв неладное Алс  и Иисус загородили Линь от взглядов пиратов. Назревала драка. 
         Толстяк, как-то резво отскочил от старого рыбака и взвизгнул:
         - Взять этих мерзавцев!
         И тут понеслось. Шкипер, с саблей и стилетом наголо, налетел в самую гущу пиратов. Он орудовал ими с такой быстротой, что всем приходилось только обороняться.
         Алс, вбежав по трапу, лихо размахнувшись цепью, и чуть не задев ей старика, кинул один её конец в пиратов. Несколько криков боли раздалось в их нестройных рядах. Юноша сходу достал свой мясницкий тесак и врубился в людскую массу. 
         Про Навина с Линь кажется всё забыли, и девочка, воспользовавшись этим, украдкой выглядывала из-за спины Иисуса. Она видела, как Шкипер вырвал из толпы тушу Осмунда, и методично, что есть силы тыкал в его рыло закруглённой гардой сабли.
         Вокруг Алса образовался круг, никто из пиратов не хотел больше лишиться ни ступней, ни рук, ни головы. Это всё лежало между юношей и пиратами, а сами жертвы, конечно кроме обезглавленного, отползли в сторонку. Алс выглядел как молодой волк, ощетинившийся, оскаленный, весь в крови, но не в своей, готовый в любую секунду вцепиться в глотку врагу.
        Но тут удар ноги в голову сзади сбил его с ног. Парень, падая, сгруппировался и сделал кувырок. На него сразу посыпались удары, он еле успевал их отражать. Юноша напрягся. Среди всей этой своры морских псов был настоящий боец, которого он не учёл. Такой же волк, как и он сам. Медленно, просчитывая каждый удар, Алс поднялся, и постепенно начал устранять наседавших на него противников.
         В это время старый Шкипер что есть силы бил капитана корабля головой о дубовую бочку. 
         Алс фехтовал своим ножом очень мастерски, на ходу подобрав чью-то саблю, он метнул её в противника, и одним пиратом в этом мире стало меньше. Линь с ужасом и восторгом наблюдала как отрезанная тесаком, рука, взлетев, упала за борт.
        Видела, как парень со страшным криком всадил свой нож под ключицу пирату, едва не отделив его голову от тела. Всё больше и больше врагов выходило из строя, а боец так и не обнаружился. К Иисусу попытались подойти пара бандитов, но наткнувшись на безумно недовольный взгляд Навина, почему-то передумали.
         Старик перестал пинать ногами Осмунда, и схватив его за волосы, с трудом, но поволок его к трапу.
         Тем временем Алс получил ещё один увесистый тычок ногой в голову, но не упал, а круто развернувшись, наконец увидел своего бойца. Точнее его ногу. После чего свет в его глазах погас, и стало очень тихо и спокойно.
         - Всем стоять!! – крикнул что есть мочи Шкипер. – Не то ваш капитан пойдёт на корм Морскому Дьяволу.
         - И то верно. – послышался в ответ странно-высокий для этих мест голос, и из толпы пиратов вышла черноволосая девушка. Одета она было как все пираты, густая грива чёрных как смоль волос была повязана банданой. И вроде бы нечего девушке делать здесь, среди пиратов. Но как-то неуловимо правильно вписывалась она во всю эту обстановку.  – Хватит крови. Мы сдаёмся. 
         Алс приходил в себя. Открыв глаза, он увидел перед собой лицо девушки. Немного насмешливая, но беззлобная улыбка её,  и бездонные её глаза сразу привели парня в чувство.
         - А ты ещё кто такая? -  прохрипел парень поднимаясь на ноги. – Никак тот самый боец, что уложил меня в нокаут.
         - Живя с пиратами, нужно уметь постоять за себя, - ответила девушка. Голос её был нежным, звонким и мягким. Такой голосок мог свести с ума кого угодно. - Меня зовут Цилла. Я судовой повар – кок. Наш капитан любит вкусно поесть, а кто же ему приготовит превосходный ужин или обед, если не я.
          Пираты подбирали раненых, оттаскивали в сторону убитых. Оказывается в пылу схватки, Алс уничтожил больше половины команды. Навин, всё таки поднялся на борт корабля и теперь стоял рядом прижимая к себе взволнованную Линь. Девочка рассматривала Циллу, изучая черты её лица, совершенство её стана.
         Алс тоже не мог отвести девушки восхищённого взгляда. Цилла же вовсе не смущалась, а гордо и с улыбкой смотрела на молодого воина. 
         - Ты прекрасный боец… - девушка замешкалась, не зная как назвать парня.
         - Алс…
         - Ты прекрасный боец Алс, - повторила с улыбкой Цилла. – Нет тебе равных среди этого пиратского отребья. Мне просто повезло, у тебя было много противников сразу. Если бы не это, я бы никогда не достала бы тебя.
         Алс засмущавшись опустил голову, а девушка подошла к нему вплотную. Когда парень поднял голову, её синие глаза затопили  его робкий взгляд. Захотелось обнять её, прижать к сердцу, и никогда не отпускать. Странно, но похоже что девушка испытывала сейчас то же самое.
         Поддавшись внезапному порыву эмоций, они обнялись. Алс снял с неё бандану и с наслаждением зарылся лицом в её роскошную черную шелковистую гриву, а девушка обвив своими руками его шею, ласково гладила его русые волосы.
         Улыбкам Навина и Линь не было предела. Шкипер деловито вязал жирного капитана, ему не было дел до всех этих соплей. 
         - Что станем с ними делать? – просипел старый моряк. – Пустим команду вместе с капитаном и кораблём на дно?
         - Я бы предложил другой вариант, если вам будет угодно, - с улыбкой предложил Иисус. – Команду и капитана мы пересадим на ваш баркас, достопочтенный Шкипер. Сами же отправимся дальше на их корабле. Только вот флаг придётся сменить.
         - Неплохая идея, - согласился старик. – Я давно хотел избавиться от своей лоханки. А тут такая красавица. Вот только чтобы ей управлять нужна команда, а у меня её нету.
         - Мы будем твоей командой Шкипер, - твёрдо сказал Алс, и Цилла кивком подтвердила его слова.
         - Что ж. Славно. Так и поступим, – подвёл итог старик. – Я научу вас быть морскими волками. Парень с девушкой переглянулись, и улыбнувшись друг другу поспешили заняться делом.
          Перетащив все свои пожитки на борт корабля, они отправили на борт баркаса всех пиратов, благо их оставалось не много, и связанного и с кляпом во рту Осмунда. Баркас основательно просел, но всё же, держался выше ватерлинии. Оставив им немного припасов и пресной воды, Алс и Цилла убрали трап. Останки погибших в схватке пиратов вышвырнули за борт.
         Осмунд Кишкоблуд, весь в крови, с заплывшим глазом, потерявший половину зубов, стоял и смотрел, как его шхуна уплывает в даль.
         - Я тебя ещё достану, Шкипер, - кричал он вслед. – И клянусь честью я выпущу тебе потроха.
          Только этих слов на корабле никто уже не слышал. Все были заняты делами.
         Шкипер стал отдавать команды, и все, даже Линь и Иисус расторопно стали их выполнять. 
         - Пошевеливайтесь селёдки гнилые, - весело кричал старик. – Поднять паруса, лево на борт, разворачиваемся. 
         Девочка подошла к Навину. 
         - Дядя Иисус, скажи вот что на земле души отправляются под землю в Ад это я поняла. А как они туда попадают если умерли в море?
         - Ты когда-нибудь слышала у вас про Марианскую впадину?
         - Да, мы в школе проходили, как раз перед войной. Самое глубокое место в Тихом океане. 
         - Н у вот. Дно этой впадины  - одни из ворот в Ад. Через них-то и попадают умершие в море грешники в Преисподнюю. В каждом мире, в самом большом море или океане есть такая впадина.
         Корабль шел по волнам быстрее старого баркаса. Линь с удивлением наблюдала за дельфинами, играющими с кораблём наперегонки. Алс и Цилла теперь не расставались не на секунду. Всю работу делали вместе. Даже когда Шкипер прозрачно намекнул, что неплохо бы отдраить палубу от крови и приготовить ужин, они делали всё вместе. Навин смотрел на горизонт через маленькую подзорную трубу, повзаимствованную  у Осмунда Шкипером. Оставалось немного времени до их прибытия в порт. Пиратский флаг Алс сменил на новый, пошитый Циллой и Линью. Он был небесно-голубым. В центре красовалось оранжевое солнце. 

         Глава 13. История Азгорота. Опасности и кошмары.


         Тем временем Азгорот мчался в Проклятый город.
         Ну, как мчался, трусил потихоньку. Всей необузданной энергии Молоха хватило, чтоб пафосно развернуться и скрыться за горизонтом. На этом силы его иссякли, и тяжело и сипло дыша, ящер побрёл прогулочной походкой в сторону приближающегося города.
         Азгорота это устраивало. Неутомимый демон почему-то хотел отдохнуть немного. Как будто ему предстояло сделать что-то невыносимо тяжёлое. 
         Приближаясь  к городу, Азгорот действительно начал слышать отголоски людской боли. Кое-где в городе полыхали пожары. Вдруг отдельный звук перекрыл всеобщую какофонию звуков. Демон поднял голову, потому что звук исходил именно оттуда. Прямо на них с ящером падал человек. Дико крича, он разбился о каменистую дорогу перед ошалевшим демоном и ящером буквально в пяти шагах. Его сложило, вдвое переломав позвоночник назад, голова на половину отделилась, череп треснул, из выкатившегося глаза сочилась густоватая масса мозга. Руки и ноги были с множественными переломами, одного или двух пальцев на руке не хватало.
         Азгорота и Молоха окатило обильными брызгами крови. Повертев головой, Аз увидел ещё несколько таких тел. Одни ещё истекали кровью, и на них пировали мухи. Другие были объедены птицами и зверями, и ужасно воняли. На месте третьих лежали только груды переломанных костей с обрывками одежд.
         - Катапультой что ли запустили, - вслух сказал демон, - неплохо же тут приветствуют.
         Молох попытался отряхнуться по-собачьи, но Азгорот ему поприпятствовал, дав шпоры, чем вызвал у ящера мощный галоп, так что в распахнутые ворота города они буквально ворвались. 
         По городу поехали уже не спеша. Всюду мелькали какие-то тени, откуда-то слышались стоны и вопли, где-то что-то горело, и при этом дико орало от боли. Демон решил вытащить меч из ножен, Молох нагнул голову пониже, выставляя вперёд свои острые шипы.
         Из-за угла выбежал голый окровавленный мужчина с длинным ножом в руке. С криком: «Помогите!» он  ринулся в сторону путешественников, замахнувшись, человек срубил ножом несколько колючек ящера, и прежде чем демон или Молох успели среагировать, круто развернулся и со всего размаху врезался всем телом и лицом в стену дома. Свалившись, он полежал секунду, а затем вскочил, и, выкрикнув что-то нечленораздельное, перерезал ножом себе горло.
         Даже Азгорот, всю жизнь проживший в Аду был в шоке от происходящего.
         После того как они проехали ещё чуть дальше, на них набросилась какая-то тварь. Это даже человеком нельзя было назвать. Оно наскочило на Азгорота, и стала методично бить его кулаками по лицу, при этом приговаривая: 
         - Нравится детка?.. Ещё хочешь?..
         Азгорот попытался уворачиваться, но это только разозлило тварь. Оно стало пинать его по рёбрам коленями, уже во всю крича:
        - А вот так хочешь мразь???.. Получи сука!..
         Тогда Азгорот разозлился сам. Тварь слепо лупила по его телу и голове руками и ногами, а когда открыло глаза, оно увидело свою смерть в лице демона Азгорота. Отшвырнув две половины твари в разные стороны, демон расправил крылья,  оттолкнулся от ящера, и взлетел. Он решил стереть этот город с лица земли, уничтожив всё зло этого места.
         Демон носился по улицам города, и вырезал, и рвал, и убивал всё живое выражающее агрессию. 
         Трое людей избивали ногами лежащую на брусчатке женщину. Секунда, и женщину уже некому бить. Один просто впечатан в стену дома, второго нашинковали в салат, третий с переломанной шеей. 
         Девочку насилует толпа осатанелого от похоти народа. Пронеслась тень, и девочка осталась всхлипывать в луже крови своих насильников, в которой плавали их останки.
         Парочка типов вешает очередного несчастного. Яркая вспышка, и жертва сидит на земле, смотря как в одной петле, ещё дёргаясь и хрипя, висят сразу два его палача. 
         Какой-то маньяк хочет насадить ребёнка на вилы, но его как будто изнутри разрывает на куски. 
         Услышав вдали тревожное гудение, демон поспешил на помощь ящеру. Подлетев ближе, он увидел такую картину: Молоха впавшего в меланхолию по поводу утраченных шипов, и мирно стоявшего там, где его оставили, атаковало трое молодчиков. Один нацелился ножом выковырять ему глаз из глазницы, второй большим молотком примерялся к его когтю на лапе. Третий же, вообще, встав сзади ящера на ящик и задрав ему хвост, намеревался его…гм…обесчестить. 
         Бедный ящер жалобно гудел и мотал головой и хвостом.
         Азгорот в мгновение разделался с этой троицей. Куски плоти разлетелись по всей улице. Мужское достоинство третьего молодчика свалилось прямо на морду Молоху. Ящер скосил глаза на это непотребство, помотал головой, стряхивая его с себя, и благодарно прогудел демону. 
         Азгорот расправил крылья, оттолкнувшись взлетел, и, описав над ящером круг, спикировал, и ухватив его обеими руками, поднял в небо. Они пролетели немного над низкими домами, и демон осторожно опустил Молоха на крышу одного из них. Глаза ящера от ужаса и удивления чуть ли не вываливались из орбит. Натерпеться столько страха, а потом ещё и летать.
         Азгорот опустился рядом и подошел к Молоху.
         - Вот видишь приятель, что тут творится, - тихо сказал демон, успокаивая бедное животное. – Нужно положить этому городу конец. Я надеюсь на твою помощь  Молох.  Сотрём это проклятие с лица земли. 
         Умные глазки ящера посерьёзнели, а затем налились кровью. Разгневанный ящер затопал мощными ногами, да так, что крыша дома не выдержала, и он свалился вниз. Едва успевший взлететь демон увидел, как разъярённый Молох проломил лбом стену, и, не сбавляя скорости, пошёл на таран, на следующий дом. Ящер прорубал собой просеку в домах, а те складывались за ним будто картонные. 
         Азгорот понял, что его боевому «коню» сейчас лучше не мешать, и полетел дальше наводить свой порядок.
         Какая-то женщина била головой о стену годовалого сынишку, и сама пробила эту стену своей головой.
         Паренёк лет десяти, раскручивал вокруг своей оси за хвост визжащего от боли щенка, но был буквально втоптан в брусчатку мостовой, а пёсик улетел прямо в телегу с сеном, стоящую неподалёку.
         Какой-то сумасшедший скальпелем вырезал сосок у девушки, лежащей без сознания на тротуаре. Мгновение, и у  психа снята кожа со всего лица, а его скальпель воткнут ему в темя.
           Кто-то запустил камнем из пращи в сторону летящего демона и попал тому в спину. Круто развернувшись в воздухе, Азгорот ринулся на противника, подлетев к нему, он отобрал пращу, затем оторвал его голову и пращёй запустил её далеко за пределы улицы.
         Демон поднялся ввысь, чтобы посмотреть, всё ли хорошо у Молоха. Ящер трудился на совесть. Огромный кусок города буквально сравняли с землёй. Пыль поднималась большими клубами. 
        Азгорот и Молох трудились весь день и всю ночь. К утру от города остались одни руины. Кучки выживших, случайно попавших в это страшное место людей покидали развалины, разбредаясь в разные стороны. Демон и ящер сидели около последнего целого дома и переводили дух.
         - Ну что Молох, славно мы поработали нынче, - похвалил ящера Азгорот. – Всего один домишко остался.
         Ящер скосил взгляд на строение, тяжело поднявшись подошёл к нему, и хвостом ударил о стену. Стена сложилась, и, потянув за собой крышу, обрушила всё здание. Молох вздохнул, и что-то прогудел.
         Азгорот, уже в своём привычном обличии воина, порылся в дорожной сумке, и достал флягу с водой дал напиться сначала ящеру, а потом и сам вдоволь утолил жажду. Небольшая фляга, подаренная когда-то его братом Чремсом, оказалась бездонной. 
        Вдруг пустырь перед ними наполнился фиолетовым дымом, и в раскатах грома и сверкании молний пред ними предстал сам Сатана.
          Лицо Люцифера было мрачнее тучи. В глазах сверкали искорки ненависти. Его чёрный снаружи, подбитый красным изнутри плащ развивался на ветру как знамя.
         Азгорот поднялся, и не торопясь подошёл к отцу.
         - Здравствуй отец, - спокойно и устало произнёс демон. Теперь он уже не преклонял колено перед своим повелителем. Он стоял ровно, смотрел прямо, ничего не боялся.
        - И тебе не хворать сынок, - зло бросил в ответ Князь Тьмы. – Что это ты тут утворил? По какому праву разрушил один из самых успешных моих проектов? Самовольничать вздумал? 
        Азгорот наклонил голову ниже и гладя прямо в глаза отцу произнёс:
         - Прости отец, но много чего понял я о жизни в пути. Ад есть Ад. Рай есть Рай. А людской мир, где бы он ни был, как бы он не выглядел, это людской мир. Тут люди вольны грешить и каяться, любить и ненавидеть, дружить и враждовать, созидать и разрушать. Мы же не более чем судьи их душ. После их смерти. Много грешил – добро пожаловать в Ад, много добра совершил – вперёд, не стесняясь к Райским Вратам. А наводить свои порядки здесь, устраивать Ад местного значения, это вовсе не правильно. А ещё в пути, я узнал своё настоящее имя. То, каким меня нарекла моя мать. И если честно, оно мне больше нравится чем то, что дал мне ты.
        Глаза Дьявола налились кровью. От гнева он стал увеличиваться в размерах, голос его стал подобен громовому раскату.
         - Так слушай же презренный что скажу тебе я, Повелитель Тьмы. Ты прогневал не только меня, но и Всевышнего, ослушавшись  Гласа Его, и оставив дитя, коее ты должен был  препроводить к Вратам Рая. Моя кара будет ждать тебя в Аду по возвращении. А о Небесной каре я даже сам подумать боюсь. Что же по поводу твоего имени, то скажу тебе одно – с материнским, демоном тебе не быть. 
        Презрительно плюнув под ноги, Сатана щёлкнул пальцами и исчез в облаке пурпурного дыма.
         - А может я уже и не хочу быть демоном, - пробурчал себе под нос Азгорот, и не спеша пошёл к меланхолично жующему какую-то траву ящеру.
        - Ну что обжора, отдохнул? Пора двигаться в путь.
         Но тут до слуха демона донёсся какой-то звук, таких звуков Азгорот ещё не слышал. Он направился к источнику звука, и обнаружил маленького котёнка, тонко мяукающего в одиночестве среди руин. Котёнок был полностью чёрный, с большими голубыми глазками и пушистым хвостиком. 
         Демон присел рядом с ним на корточки и стал рассматривать его. В Аду водились кошачьи, но то были большие и опасные кошки – львы, пумы, пантеры. А тут перед ним сидел маленький котёнок обычной домашней кошки. Такой смешной, такой симпатичный.
         Азгорот протянул к нему руку, и тот встал, потянулся к руке, обнюхал её, и положив одну переднюю лапку ему на палец мяукнул. Демон расплылся в улыбке, осторожно поднял пушистый комок, и нежно прижав его к груди, погладил. Котёнок радостно заурчал и зажмурил от удовольствия глаза.
         Восхищённый этим зверьком, Азгорот понёс его к Молоху и показал, сунув его прямо под нос ящеру. Молох, не ожидавший, что его будут знакомить с представителем иной формы жизни, враз перестал жевать и дышать, выпучив на котёнка свои удивлённые глаза. Котёнок, завидев страшную, колючую морду ящера, вмиг ощетинился, зашипел и попытался ударить его по морде лапой.
         - Ладно, потом познакомитесь, и надеюсь, подружитесь, - пробасил демон, засовывая котёнка себе за пазуху. Взобравшись на ящера верхом, Азгорот направил его прочь от руин некогда Проклятого Города Содома, вперёд, туда, где его ждали Линь, Иисус Навин и Алс. 
 
          Глава 14. Друзья наяву и во сне.

 
          Прошло какое-то время. Друзья встретились в портовом городке близ гор, в старой таверне. Молох был привязан рядом с лошадями, которые фыркали в его сторону, и всё время на него косились. Ящер же был в хорошем расположении духа, и мило улыбался лошадям своей крокодильей улыбкой. Путники сидели за большим круглым столом и смотрели друг на друга. Кто-то кого-то видел впервые и радовался новому знакомству, кто-то по ком-то скучал и наконец обрёл долгожданную встречу. 
         Они просто молчали и улыбались друг другу.  
         Но эту идиллию как всегда прервала Линь. Она была единственная, кто заметил, что Адский огонь в глазах демона погас, и теперь они были серо-голубого цвета.
         - Как дела дядя Аз? Рассказывай.
         Все уставились на Азгорота, который, от смущения не знал, куда себя деть. Он долго хмурился, сопел и покашливал, прежде чем решился начать говорить.
         - Ну, чё, Молох пары шипов лишился, - извиняющимся тоном произнёс демон, но потом, приободрившись, добавил:  зато мы нашли друга. 
         И вывалил на стол из-под рубахи сонно урчащего котёнка.
         Что тут началось!
         Котёнок побывал у всех на руках, только смущённый Шкипер решил воздержаться от такого счастья, мотивируя тем, что на сквозь пропах рыбой, и кот, мол не так может понять. 
         Эта шутка так всех на крыла, что смаялся  даже сам котёнок.
        - А если серьёзно, - произнёс Азгорот, когда все отсмеялись. – Я поругался с папочкой. И хочу вам кое что рассказать вам о моей маме. Это важно.
         Все сразу притихли и навострили уши.
         - Об этом я узнал испив из Источника Жизни. Я вспомнил себя с самой первой секунды своего рождения. Оказывается, у меня была мать, молодая красивая женщина. Ведьма.
         И оказывается, что у меня есть имя, которое мне дала при рождении мать.
         И Сатана поклялся, что если я решусь произнести моё имя вслух, я перестану быть демоном и стану обычным смертным.
         А я к тому времени для себя уже всё давно решил. Итак. Перед вами самый могучий из смертных – Михаэль.
         Шоку не было предела. Все были в курсе более ли менее, кто такой Азгорот. Но тут человек. Богатырь. И имя красивое.   
         - Теперь у тебя есть душа, – произнёс Иисус. – Но она всё ещё черна, ты был всё-таки демоном. Береги свою душу. Холь её и лелей. И она отплатит тебе сторицей.
          Аз… Нет. Уже Михаэль, поднялся во весь свой богатырский рост и пробасил:
          - Спасибо вам друзья мои, без вас, я бы так и торчал бы в Аду. Да что мы всё обо мне? Вы о себе рассказывайте. Как поплавали?
         - Плавают в ванной. Пузырики. А мы удачно так в море сходили, - за всех ответил Шкипер. – Совершили выгодный обмен с пиратами. Мой старый баркас на их шхуну. Алс вон жениться собрался. Девчонка такая ничаво. Смышлёная. И готовить вкусно умеет, и по морде дать если что. 
         «Ничаво» сидела и вовсю улыбалась остальным. Ей до слёз нравился грубоватый пиратский юмор старика. 
     - Меня зовут Цилла. Мы тут вот подумали с Алсом. Вы не обидитесь, если мы пойдём дальше своим путём? У нас есть море, и есть корабль. И есть самый грозный моряк всех морей на борту. Мы хотим приключений. Морских приключений. А вам надо торопиться. Мы благодарны Господу за то, что наши жизненные пути пересеклись. Вы все просто замечательные люди. И мы с Алсом…
         Тут Алс перебил любимую: 
         - Мы хотим подарить вам золото. Чтобы ваше путешествие было менее дискомфортным и более приятным. Немного. Остальное почти всё мы раздали бедным. Но на покупку лошадей вам хватит с лихвой.
         - И Молоху тоже лошадь купим? – Поинтересовался Михаэль. – И коту? Так давайте просто фургон с четырьмя лошадьми. А я на Молохе поеду. 
         Всем идея понравилась, и они загалдели ещё громче.
         Прибежал мальчишка, видать сынок хозяина таверны, поинтересовался, что господа будут кушать. Заказали жареного поросёнка, блинчиков в сметане, курочку, салатик, каравай хлеба, и фруктов с квасом и пивом. Повар расстарался и приготовил всё. И так было вкусно всем, что разговоры на время прекратились. Михаэль попросил мальчишку, и котёнку принесли тарелку со сметаной, в которую тот, тот час же залез передними лапами и уткнулся мордочкой, вновь заведя свой моторчик от удовольствия. 
         - Как назвал хоть кота? – спросила Линь.
         - Азик, - улыбнулся Михаэль. – Шустрый как я в детстве.
         - Прикольно. И главное подходит. – Линь улыбалась, глядя с каким усердием вылизывал котёнок сметану в блюдце. – Азик. Азюшка. Киса.
         Девочка гладила довольно урчащего и облизывающего мордочку пушистика, а Михаэль улыбался тому, что его друзья подружились. 
         Трапезу прервал голос, прокуренный и пропитый, но не оставляющий сомнений в своих намерениях.
         - Эй, качок, шалав продаёшь???
         Брови на переносице Михаэля сошлись, когда он поворачивался в сторону говорившего. Но вспомнив последние слова Навина, он призадумался, а затем ответил:
         - Милейший, а не соблаговолите ли мне объяснить, что вы имели в виду, но только в приватной беседе?
         - Охотно тупица. – Раздалось из полутьмы таверны, и на свет вышел немал-человек. Ростом он был с Михаэля, и по ширине плеч ему не уступал. Только он был бородатым, весь в татуировках, и морда наглая такая. 
         Друзья встревожились за Михаэля, но тот, обернувшись, подмигнул им и улыбнулся, показывая, что всё в порядке. Амбал и Михаэль вышли из таверны. Их не было минут пять. После чего, они опять вошли, Амбал принёс свои глубочайшие извинения за то что безвинно оскорбил всех присутствующих, и попросив простить его удалился. Больше его не видел никто из путешественников.
         Все набросились на богатыря с расспросами.
         Михаэль смущённо произнёс: 
         - Пришлось ему объяснить не только где он не прав, но и кем я раньше был рассказать, и в доказательство с Молохом познакомить. А ящер молодец, не сплоховал, так ему навонял, что тот прослезился и сам меня сюда тащил.
          Друзья засмеялись, и всеобщее веселье и разговоры возобновились с новой силой. 
         - Ты его даже не тряханул? Не ударил? – не унималась Линь.
         - А зачем? Если у человека голова на плечах есть, он сам поймёт, что со мной лучше не ссориться. Я очень эмоциональный. – Улыбался в ответ богатырь.
         - Ты умеешь улыбаться, умеешь радоваться. У тебя появилась куча положительных эмоций. Это здорово. – Линь радовалась возвращению изменённого и улучшенного друга. Азик скрутился калачиком на её коленках и сладко спал. 
         Цилла не отрывала глаз от глаз Алса. Влюблённые мало что замечали вокруг себя.
         Старый моряк раскуривал свою трубку. Шкипер любил подымить трубкой после ужина.
         Иисус Навин сидел и тихо наслаждался всеобщей идиллией. Или он сейчас разговаривал с Господом. И в том и в том случаях он широко улыбался. Глаза его были закрыты. 
         Когда свечерело, все пошли на пристань, долго смотрели на красавец-корабль с самым ярким и красочным флагом. Дав Молоху ведро яблок, и привязав его около пристани, путники поднялись на борт. Пожелали друг другу спокойной ночи, и разошлись по каютам. Кто один, кто вдвоём, а кто втроём укладывались спать. 
         Михаэлю повезло больше всех, ему досталась капитанская каюта с кроватью и диваном, Линь и Азик. Девочка с котёнком устроились в мягкой постели.
          Михаэль улёгся на диван. Но ему не понравилось. Во-первых, диван был ему мал. И скрипел так, что казалось, что он сейчас развалится. Тогда богатырь сгрёб все подушки на пол, и пожелав Линь и Азику добрых снов захрапел.
         Линь лежала и думала: « Дядя Аз теперь стал дядей Михаэлем. Демон стал человеком. Обрёл свою душу. Первый раз в жизни спит. Интересно, какие сны снятся тем, кто прежде был демоном, а потом стал человеком. Михаэль. Ему идёт. Мне нравится».
         Девочка засыпала. Радом с ней тихо сопел Азик.
         А Михаэлю снился сон. 
         Богатырь шёл к Райским Вратам по цветочному полю. Но у входа ему преградил дорогу Ангел.  
         - Таким как ты нет прохода за это Врата, - сказал Ангел. – Поворачивай обратно.
         И Михаэлю нечего было сказать в ответ. 
         Но тут появилась Линь. За ней появились Иисус Навин и Молох. Ящер хмуро посмотрел на Ангела. 
         - Ты не понимаешь, - тихо сказала девочка, а Навин добавил. -  Ему так надо. Он достоин чтоб пройти внутрь.
         Ангел с изумлением посмотрел на богатыря, а Молох подошёл, и хвостом отодвинув ошарашенного Ангела в сторонку, расчистил путь перед Михаэлем. Видно было, что Ангел порывается противиться этому, но что-то его держало. Тут появились Алс и Цилла. Это они сдерживали Ангела. Сзади их стоял старый пират.
         - Пойми белокрылый, - тихо произнёс Шкипер. – Ему нужно поговорить с Ним наедине. С глазу на глаз.
         И Ангел, заглянув в глаза Михаэлю, опустил голову и ответил: 
         - Ступай богатырь. Вам действительно есть о чём с Ним пообщаться.
         Линь и Иисус взяли под руки Михаэля и ввели его во Врата.  
        Михаэль проснулся. Была глубокая ночь. Он лежал и слушал тихое посапывание девочки и котёнка, и думал о своём сне. Но вскоре его глаза снова смежились, и богатырь заснул вновь. Уже без сновидений. Крепким, здоровым сном, дающим отдохновение и душевное спокойствие. Он даже не услышал, как Линь, украдкой подкралась к нему и устроилась у него под боком. Девочка и богатырь спали.
         Спали молодые Алс и Цилла, вдоволь нацеловавшись и нанежившись.
         Прикорнул рядом со штурвалом старый моряк. Ему как всегда снилось море.
         Спал Молох. Не стоя, как лошади, а лёжа и свернувшись кольцом, зачем-то взяв в пасть собственный хвост.
        Спал котёнок Азик, развалившись на всю постель, выставив чёрный животик и раскинув во все стороны бархатные лапки.
         Не спал только один. Тот, кто за ними наблюдал в таверне. И проследил до корабля.

         Глава 15. Новое знакомство.


         Наступило утро. Проснувшись и позавтракав, друзья принялись за свои дела. А дел было невпроворот. Михаэль с Навином отправились покупать лошадей и повозку, Алс, Цилла и Шкипер – набирать команду на корабль (втроём сложновато управиться с такой махиной), а Линь отправилась покормить Молоха. 
         К обеду приехали Иисус с Михаэлем. На большой крытой повозке, запряжённой четвёркой гнедых лошадей. Кони были смирные и ухоженные, но тоже как огня боялись любопытного ящера, который полез к ним знакомиться.
         Ещё через час пришёл Шкипер. Привёл четверых молодцов, жаждущих попытать удачи на море. Весёлые парни с ходу бросились в работу. Драили палубу, обвязывали паруса, вычистили каюты. Работали с песнями да шутками и всё в их руках спорилось. Шкипер только ухмылялся про себя да приговаривал:
         - Ишь, спорые да скорые какие, всё у них в руках горит. Посмотрим, как вы в море запоёте, когда девятый вал накроет.
         Чуть позже появились Алс и Цилла. За ними шла вереница носильщиков, тащивших разной величины тюки, корзины и бурдюки. Это были припасы для тех кто собрался в море и для тех кто поедет по суше. В общем провизией запаслись на месяц вперёд.
         Азик унюхал в одной из корзин запах рыбы, и еле вскарабкавшись на неё, нырнул в неё с головой. Линь спохватившись вытащила озорного котёнка, который победоносно сжимал в зубах здоровенного, мало что не ростом с него самого, карпа.
         Пообедав в таверне, друзья стали прощаться. Линь с Циллой разревелись обнимая друг дружку. Михаэль и Алс - молча хмурили брови, даже старый пират расчувствовался и тайком утирал скупую слезу рукавом. Прощались долго. Обнимали Молоха, тискали Азика. 
         Наконец, когда все наплакались да наобнимались, Линь с котёнком залезли в повозку и  Навин уселся на козлы и взял в руки вожжи, а богатырь удобно устроился среди колючек ящера.  
         - Не поминайте лихом. – пробасил Михаэль, пожал на прощание руки Шкиперу, Алсу и Цилле, и направил Молоха прочь из городка. За ним неспешно ехала повозка с четырьмя лошадями. Навин грустно смотрел вперёд, даже он всегда улыбающийся и весёлый был опечален расставанием с друзьями.
         Из города вело несколько дорог. Одна уходила в горы, другая – в широкое поле, ещё пара тропок вели к побережью.
         Михаэль не раздумывая направил ящера в сторону поля.
         Ехали долго, и отчего-то богатырю всё чудилось, что за ним кто-то наблюдает. Он вертел головой во все стороны, но его цепкий взор не смог никого заприметить. Списав свои опасения на небольшую усталость от столь насыщенного дня, богатырь расслабился и спокойно поскакал дальше. 
         Но, скучать долго не пришлось.
         Ближе к вечеру, пока Иисус правил лошадьми, девочка играла с Азиком  внутри повозки. Она гладила его, пела ему детские песенки, но шаловливому котёнку вскоре это надоело, и он отправился на козлы, наблюдать за дорогой.
         Однообразный степной ландшафт быстро наскучил неугомонному котёнку. И Азик решил порезвиться с хвостом одной из кобыл, неспешно шедшими во втором ряду, ближайшем к повозке. Кобыла лениво отбивалась хвостом от мух и слепней, оживившихся в лучах послеполуденного солнца. Подобрав под себя лапки и выпучив глаза, котёнок прыгнул на хвост лошади, но, не рассчитав, перепрыгнул, и вцепился несчастному животному в круп.
        От испуга и боли кобыла дико заржала, и рванула в галоп. Это подхватили остальные лошади и повозка стрелой понеслась по полю. Кони скакали не разбирая дороги, грозя опрокинуть повозку с Навином, который держался теперь за борт и орал на кота благим матом, и Линь, предусмотрительно зарывшуюся в припасах.
         Поняв, что дело плохо, Михаэль поскакал вперёд во весь опор. Ящер был быстрее лошадей, и вскоре догнал их. Обойдя их на несколько корпусов, богатырь круто развернул Молоха, встав поперёк дороги повозке. Ящер расставил лапы пошире, согнул хвост кольцом, и заорал с такой мощью, что кони, несущиеся со скоростью птицы, вдруг встали колом в двух шагах перед ним и богатырём. 
         Бедных обессиленных животных била крупная дрожь. Их бока лоснились от пота, на губах выступила пена. Они фыркали и тихо ржали. 
         Навин и Михаэль спешно спешились, и стали успокаивать испуганных скакунов. Они подходили к каждой лошади, тихо и ласково говорили с ними, гладили коней по мордам, хлопали по бокам. Лошади стали успокаиваться. Больше всех досталось той кобыле, что пострадала от Азика, который каким-то чудом сумел перебраться с крупа на холку и вцепившись в неё мёртвой хваткой жалобно мяукал. 
          Только после того как пострадавшую угостили морковкой, она стала успокаиваться. Азик тоже был в шоке. Шерсть вздыбилась, глаза на выкате, хвост под себя поджал так , что казалось он сидит не на лошади а на собственном хвосте. Михаэль осторожно отцепил от гривы лошади орущего котёнка, и успокоив его, посадил себе за пазуху, где тот свернувшись клубком моментально заснул.
         - Тоже ведь перепугался. Храбрец, - улыбнулся богатырь.
         - Лошади устали, - сказал подошедший Иисус. – Их бы помыть и напоить.
         Стали думать, где найти воду. Но спасла положение, как ни странно, Линь.
         - У нас же Молох есть. А мне мама рассказывала, что все ящерицы и змеи очень хорошо чувствуют воду.
         Михаэль подошёл к  меланхолично уставившемуся вдаль ящеру.
         - А как ему объяснить, что от него требуется?
         - Очень просто, - Линь спрыгнула с повозки, встала рядом с богатырём, и уставившись прямо в морду  земноводному сказала:
         - Молох. Покупаться хочешь? – ящер сразу оживился и вовсю замахал шипастым хвостом.
          - Тогда найди где можно поплавать.
         Молох сразу настроился на поиски. Сперва он нашёл небольшую лужицу, под ногами одного из жеребцов. Понюхав её, брезгливо сморщился, и продолжил поиски. Ящер рыскал вокруг лошадей и повозки, словно ищейка берущая след. Вдруг он резко свернул в бок и исчез в высокой траве. Через пару минут невдалеке раздался его призывное гудение. Михаэль и Линь пошли на его зов, и, метрах в трёхста, обнаружили Молоха, довольно плавающего в небольшом, но чистом озерце, вокруг которого росли несколько ив и множество какого-то кустарника.
         Линь с воплями восторга быстро сняла с себя всю одежду и присоединилась к ящеру. Плавала она и вправду как линь, словно в воде родилась.
         Богатырь поспешил к Навину, и они вдвоём привели под уздцы  лошадей и повозку. Иисус распряг животных, дав им вволю напиться и поесть сочной травы.
         Михаэль, раздевшись до пояса, заводил лошадей по одному в воду и пригоршнями смывал с их боков, ног и шей пот и усталость. Разбуженный котёнок сонно хлопал глазками около его одежды.
         Навин, походив вокруг озера, насобирал большую охапку хвороста, и вот уже весёлый костерок приятно согревал душу, сушил вдоволь наплававшуюся, укутанную в Навинов плащ  Линь.
         Выбрался, наконец, из воды довольный ящер и важно устроился неподалёку от костра.
         Солнце медленно опускалось за горизонт, и было решено устроиться на ночлег на берегу озерца.
         Путники сидели у костра, ели вяленое мясо, хлебные лепёшки и запивая квасом из бурдюка молча смотрели как темнеет небосвод, и на небе зажигаются мириады звёзд. Взошла полная луна. Азик, напился молока, и теперь дрых у Линь на ногах.
         Тут Михаэль что-то услышал, и вскочив, сделал несколько шагов в сторону предполагаемого источника звука.
         - Кто крадётся в ночной тиши? Покажись. Не таись. – громко пробасил богатырь.
         Ко всеобщему удивлению ему ответили. Молодой мужской, почти юношеский голос ответил:
         - Простите великодушно. Не хотел вас испугать или обидеть своим вторжением. Я буду счастлив, если вы позволите мне приблизиться, и разделить с вами мою добычу.
         Михаэль обернулся в строну Навина, и, заметив широкую улыбку на лице Иисуса, произнёс:
         - Проходите к костру. Будем рады с вами познакомиться.
         Из тьмы выступил молодой человек, почти мальчик. На вид ему было не больше семнадцати лет. Он был опрятно одет. На нём был дорогой, золотом и серебром вышитый камзол вельветовые брюки и мягкие кожаные сапоги. На широком ремне были пристёгнуты ножны с рапирой. Гордая осанка и благородные черты красивого лица выдавали в нём отпрыска из знатной семьи. Парень мило улыбался. В каждой руке он держал по два убитых кролика.
         - Это от меня вашему столу. Моё имя  Сайруз. Я сын  Кобольда Гневного, короля ликанов. 
         - Ликанов? – нахмурил брови Михаэль, пытаясь что-то вспомнить.
         - Оборотней, - подсказал Навин.
         - Оборотней, выворотней, волколаков, вурдалаков – ликанов. -  Улыбнулся принц. – Нас везде по-разному называют. 
         - Аааа…Ээээ… - растерялся богатырь. – А, как же, чудовища, полулюди-полуволки.
         - Не совсем, - ещё шире улыбнулся Сайруз. – Вы описываете низших ликанов, тех кто был заражён через укус. Высшие ликаны – ликаны с рождения, типа меня, принимают образ неотличимый от настоящего волка. Или кошки, или вепря, или медведя.
          - Понятно. Ну что ж. Будем знакомы. Я …
          - Не стоит утруждаться уважаемый Азгорот, или вернее сказать Михаэль, - тёмные глаза принца  по-волчьи сверкнули в свете костра. – Я очень хорошо информирован о Вас, и о Ваших друзьях. Я так же знаю -  куда и по какому делу вы держите путь. 
         - Тогда извольте поинтересоваться о цели вашего визита достопочтенный Сайруз. -  с улыбкой произнёс Иисус.
         - Всё дело в том, что на днях мне исполнилось шестнадцать, а именно с этого возраста все высшие ликаны начинают есть человеческое мясо. Мне это безумно претит. Я сильно повздорил по этому поводу со своим папочкой, и решил бежать. В странствии своём, я узнал о вас и вашем предприятии. А так же узнал о том, что ваш путь будет проходить через земли моего отца.
         Принц немного помолчал, давая переварить вышесказанное, а затем продолжил.
         - У моего отца очень крутой нрав. Наш замок стоит посреди большого леса. И все окрестные земли, а так же сёла и деревни вокруг него принадлежат нашему роду с начала веков. Однажды мой отец со своими рыцарями-псами вырезал целую деревню, только из-за того, что голова деревни споткнулся, когда подносил дань королю, и рассыпал всё золото и серебро по земле.
         Путники неодобрительно переглянулись, а Сайруз тем временем продолжал.
         - Мой отец люто ненавидит чужаков. У нас в замке считается несчастливый день, если на ужин королю не подали свеженького путешественника. Меня всегда выворачивало на изнанку от зрелища поедания людей. Охота на путников ведётся каждый день. И, так как вы будите проезжать мимо нашего леса, моим священным долгом было сообщить вам о надвигающейся опасности.
         Принц замолчал. Настала очередь говорить путникам.
         - Спасибо Вам, Ваше Высочество, что предупредили нас, - гулко пробасил богатырь. – Только что же нам делать? Других дорог тут нет, а поворачивать обратно слишком далеко.
        - Есть один выход из сложившейся ситуации, - ухмыльнулся принц. Михаэль и Навин навострили уши.
         Была глубокая ночь. Кони мирно паслись на берегу озерца, Молох спал, по обыкновению зажав в зубах свой хвост. Линь и Азик тоже спали в повозке, накрывшись тёплым одеялом.
         Только три нечёткие тени сидели у костра, на котором жарились кролики, и планировали дальнейшие действия. Завтрашний день обещал быть напряжённым.
         
         Глава 16. Погоня.


         На утро, когда все проснулись и позавтракали, Михаэль объявил о дальнейших действиях.
         - До самого леса едем спокойно, не торопясь. Бережём лошадей. А как только подъедем к владениям ликанов – несёмся во весь опор.
         - Главное проскочить  земли моего папочки до захода солнца, - внёс ясность Сайруз. – Днём нас будет преследовать только знать, а это не более сорока человек. И скорость у них не из лучших. Отъелись у папочки под крылом. Ночью же весь лес против нас ополчится. А там низшие ликаны. Они сильнее и быстрее высших в бою.
         - Интересно, а почему тогда низшие не захватят власть у высших, - не удержалась Линь. – Раз они сильнее.
         - Сильнее, но не умнее и не хитрее, - улыбнулся принц. – Оттого и высшие испокон веков у власти, и по другому никогда не было.
         Стали собираться в дорогу.
         Запрягли лошадей, Михаэль взнуздал Молоха. Иисус, Линь и котёнок забрались в повозку. К ним присоединился принц Сайруз. Богатырь взобрался верхом на ящера, и путешественники снова продолжили свой путь, сначала обратно к дороге, потом по дороге ведущей через поле к далёкому, ещё пока не видному глазом лесу.
         Линь было немного скучно ехать молча, поэтому она пристала с расспросами к Сайрузу.
         - Скажи, ты случайно не знаешь об обитателе гор, тех что по левую сторону от города Содом? Говорят, это снежный человек, и он поедает всех путешественников, забредших к нему.
         - Э то отчасти правда, - произнёс принц. – В горах, в большой пещере живёт человек, но вовсе не снежный человек, как о нём рассказывают. Он могуч и силён. И вот почему о нём ходят такие слухи. Ему подвластно колдовство, и победить его в бою не может никто. Всех пришедших с востока он убивает, потому что лишь в одно место ведёт эта дорога. И вы прекрасно о ней знаете, эта дорога к вратам Ада. Кости своих жертв он выкидывает с западной стороны, чтобы Дьявол видел, сколько его приспешников не добрались к нему. А пришедших с запада, колдун бесприпятственно  пропускает. Угощает их, даёт им кров и наставляет мудрым советом. Ибо те, кто стремится прочь от врат Ада, становятся ближе к вратам Рая. Те люди что живут по западную сторону от гор, видят лишь кости да трупы, оставленные колдуном, вот и нарекли его Йети, и придали статус людоеда.
         - Ух, как интересно, - большие глаза девочки были устремлены на рассказчика. Навин с нескрываемым любопытством следил за беседой двух подростков. Азику же было абсолютно наплевать. Он впился своими маленькими зубками в хвост рыбины, едва не с него ростом. Михаэль ехал рядом, и тоже слушал разговор. Между тем Линь спросила Сайруза:
         - А расскажи нам о тех местах, куда мы едем. Чьи земли и какие города мы будем проезжать? Что нас ждёт впереди?
      Молодой принц был хорошо осведомлён о местной географии, поэтому ничуть не смутившись поведал:
      - После большого тёмного леса, являющегося владениями моего папочки, будет Кладбище Снов. Так называется место, где живёт Хозяйка Снов – мрачное и зловещее создание. Мало кому удавалось выжить, встретившись с ней лицом к лицу. Она медленно высасывает душу смертного, вгоняя его сперва в долгий, полный кошмаров сон, а затем,  и вовсе лишает его жизни во сне. Поэтому и там нам мешкать не стоит. И не дай нам Бог встретить Хозяйку на пути.
         При этих словах Иисус перекрестился и зашептал молитву.
         - Далее пред нами предстанет вольный город Брешбург, - продолжал тем временем Сайруз. – Я никогда там не был, потому не могу ничего рассказать ни о людях, что там живут, ни о самом городе. Севернее Брешбурга, в двух днях пути от него, начинается королевство великого конунга Рогнхальда по прозвищу Железная Башка.  Там простираются владения викингов.
         Михаэль ухмыльнулся:
         - И отчего это у него такое прозвище?
         - Говорят он, однажды, спьяну лбом стену в доме проломил, - улыбнулся принц.
         - Варвары, - подытожил богатырь.
          - А с южной стороны от вольного города, находятся владения нашего (то есть ликанов) заклятого врага – древнего вампира, князя Януша Кровавого, - продолжил молодой принц. - Сколько помнит себя род ликанов, мы в смертельной вражде с ним и его подданными. 
         - К вампирам мы точно соваться не будем. А что за самим Брешбургом? – не унималась девочка.
         - За ним, прямо к его стенам, а точнее к восточным вратам подбирается Злобин Лес. Он чёрен и страшен. И мало кто осмелится пройти через восточные врата города.
         - Вот туда нам как раз и надо, - улыбнулся Навин. 
         Все с изумлением посмотрели в его сторону, а Иисус как ни в чём не бывало продолжил:
         - Именно в самом сердце Злобина Леса, есть большая Поляна Всех Цветов. Только избранный может найти дорогу к ней сквозь непролазную чащу Леса. Названа она так, потому что на ней действительно растут все цветы мира, и нет красивее этого места в этом мире. Эта поляна и есть начало пути к вратам Рая. От неё ведут ступени, по которым ходят лишь Ангелы и праведники.
        - Далее Злобина Леса никто не ходил, - подвёл итог Сайруз. - Говорят, там живёт много разных народов. Но достоверно о них не знает никто. Разве только викинги. Они частенько плавают на своих дракарах по северным морям, устраивают набеги на маленькие деревушки и сёла, может и туда заплывали. Да и не надо вам туда. Ваш путь предопределён.
         Вдалеке показалась узкая чернеющая полоска леса. Решили немного отдохнуть и поесть. 
         Когда все утолили голод, Сайруз сказал:
         - Нам предстоит бешеная скачка. Я прекрасно понимаю, что без крови не обойдётся. Мои сородичи жестоки, и при первой возможности вцепятся вам в глотку. Но всё-таки они моя родня. И поэтому я прошу вас, по мере сил не убивать без особой на то нужды.
         - Мы не звери, и не собираемся понапрасну проливать кровь, - пробасил богатырь. – Лишь в минуту смертельной опасности, защищая свою жизнь или жизнь близких, мы вынуждены будем дать отпор.
          Принц низко поклонился Михаэлю и его спутникам со словами:
         - Спасибо вам за понимание. Пусть всё у вас получится как нельзя лучше. С вашего позволения, я буду во время переезда через лес в вашей повозке. Я не хочу принимать участие в этой стычке.
         К лесу подъезжали сперва медленно, но потом всё больше и больше увеличивая скорость. Дорога вела по краю, с левой стороны были плотно стоящие сосны и ели, а с правой – продолжало простираться широкое поле.
         Повозка набрала полную скорость и неслась что есть мочи. Михаэль верхом на Молохе скакал рядом, то опережая, то наоборот отставая. Следил за дорогой.
         Вскоре, со стороны леса послышался звериный вой и рёв.
         - Начинается, - глухо проговорил богатырь.
         Линь в повозке завернулась в одеяло, спрятав под него котёнка. Сайруз подобрался поближе к ним и обнял девочку за плечи.
         - Всё будет хорошо, - с натугой улыбнулся он.
         Навин подгонял лошадей, и так понявших что скоро будет жарко.
         Вот в чаще леса замелькали тени. На дорогу, пытаясь догнать повозку, выскочило несколько волков. Они были крупнее обычных, но ничем больше особо не отличались.
         Один из волков прыгнул в надежде вцепиться зубами в бок кобылице, Иисус щелкнул хлыстом и тот, с рассечённой мордой кубарем покатился по земле.
         Михаэль оглянулся. Теперь за повозкой неслись больше дюжины ликанов. Он чуть по отстал, круто развернулся, и поехал прямо на свору. Волки, завидев ящера во весь опор несущегося прямо на них, тут же свернули в лес, но преследование не прекратили.
         Богатырь опять развернул Молоха и поскакал нагонять повозку. А там уже волки облепили её со всех сторон. Навин не успевал работать хлыстом, отгоняя зверей от скакунов. 
         Молох вдруг предложил превосходную тактику. Нагнав одного из волков, он схватил его за шкирку зубами, и помотав немного в воздухе швырнул в гущу его же сородичей. Получилась всеобщая свалка. С лёгкостью перепрыгнув через неё, ящер повторил свой трюк, и так несколько раз.
         Один из волков прыгнул прямо на грудь богатырю, но, получив увесистый тычок пудовым кулаком в нос, решил, что лучше полежать в траве, чем куда-то бежать. Выглянувший из повозки молодой принц, одобрительно покивал, но вдруг увидев что-то впереди, с тревогой заорал Михаэлю:
         - Вперёд! Там мой дядюшка.
        Богатырь поскакал быстрее, туда, где впереди вышел из леса огромный чёрный медведь. Когти и клыки его были такими, что запросто могли разделать с одного маху коня.  
         Медведь взревел и на задних лапах неуклюже пошел вперёд на повозку. Михаэль направил ящера прямо на него. Молох опустил шипастую голову и пошёл на таран. На полном скаку ящер врезался в огромную тушу медведя и поддал ему шипами под брюшину так, что тот перелетел через голову Михаэля, снёс своим весом крышу повозки и упал в гущу волков бежавших сзади, подмяв под себя пяток своих собратьев. 
         Осталось около десятка волков, бежавших по бокам и старающихся не попасть под кнут Навина и под лапы ящера.
         Огромная рысь, прыгнула в проломленную крышу повозки, но Сайруз ударом ноги вышиб её наружу, со словами:
          - Зря вы барон без приглашения к нам заглянули.
         До края леса было уже рукой подать, но тут новая напасть свалилась на путешественников прямо с неба. Огромный волк верхом на широко расправившем крылья драконе пронёсся над их головами.
         - Папаша Одуванчика оседлал, - с отчаянием в голосе прокричал принц.
         Не долго думая, богатырь, свесившись вниз с Молоха, на ходу подобрал с земли увесистый камень, и когда дракон развернулся, и полетел на них, что есть силы запустил камнем прямо в голову крылатому созданию.
        На самом краю леса дракон кувыркнулся в воздухе, сбросив с себя волка, и кубарем покатился по дороге. Повозка пронеслась мимо него, и уже сбавив темп, остановилась возле поверженного короля ликанов. Оставшиеся на ногах волки тоже остановились на краю леса. Они стояли невдалеке от не понимающе мотающего головой дракона, тяжело дыша и высунув чуть не до земли языки.
         Принц спрыгнул с повозки, и подошёл к своему отцу. Тот, принявший уже человеческий облик, представлял собой жалкое зрелище. Под глазом синяк, борода вся всклокочена, красивый пурпурный камзол, вышитый золотом – изорван, один сапог потерял. Король сидел в дорожной пыли и злобно смотрел на прибывших.
         - Здравствуй отец, - обратился сын к королю ликанов. – Теперь, надеюсь, ты понял, что не всякий человек это пища, но и опасный соперник. Ещё и Одуванчику из-за вас досталось.
         Король посмотрел из-под густых бровей на принца и произнёс:
         - Говорил я твоей матери, образование ни к чему хорошему не приведёт. Сидел бы сейчас в замке, кормил бы своего Одуванчика, да не думал бы так о людишках. Бежал из замка. Спелся с бродягами. Родного отца ни в грош не ставишь. Уходи куда хочешь. Не буду тебя держать. Зачем братца моего покалечили? Последний медведь в округе был. Теперь на все четыре ноги хромает.
         Король поднялся, и пошатываясь побрёл к своим подданным.
         - Отец, - окликнул его Сайруз, но тот даже не оборачиваясь, махнул рукой, и, позвав остальных, скрылся в чаще леса.
         Дракон, придя наконец в себя, как-то неуклюже взмахнул крыльями, и чуть опять не ударившись оземь, неровно полетел к самому сердцу леса.
         - Надо устраиваться на ночлег, вечереет, - предложил Навин. - Только давайте немного отъедем отсюда, чтоб непрошенные гости не пожаловали.          
         Все согласились, а Линь поинтересовалась у принца.
         - А почему вы дракона Одуванчиком назвали?
         - Он молоденький ещё. А когда из яйца вылупился, у него на макушке пушок был, словно пух одуванчиков, - улыбнулся Сайруз. – Так и назвали, это ещё хорошо, что папа мамашу его не оседлал, тогда бы нам точно не поздоровилось.
         - А что там за мамаша? – спросила девочка.
        - Её зовут Лавина, - серьёзно ответил принц. – Имечко полностью соответствует.

          Глава 17. Кладбище Снов.


          Отойдя немного от леса, путники устроили привал. Напоили лошадей и пустили их пастись. Разожгли костёр. 
          В этот раз кашеварила Линь. Сайруз, Навин и Михаэль занялись починкой повозки. Отремонтировали крышу, проломанную медведем, натянули новую прочную ткань. Сайруз хоть и был принцем по крови, но старался изо всех сил быть полезным, и работал не меньше других.
          Когда ремонт подошёл к концу, со стороны костра раздался возглас девочки:
          - Дядя Миша, дядя Изя, Сайр! Идите кушать.
          Мужчины переглянулись между собой. У каждого на лице играла улыбка.
          - Изя, - не удержавшись, хмыкнул богатырь.
          - Мне очень приятно, - Навин по привычке прятал улыбку в густой бороде. – Ну что, дядя Миша, пойдём, посмотрим, что там нам Линь приготовила.
          Обед вышел знатный. Линь наварила целый котелок каши, нарезала ломтями здоровый кусок балыка, четверть головки сыра и полкаравая ржаного хлеба. Поджарила на прутике каждому (включая котёнка) по рыбке. Правда, запивать всё это пришлось обычной водой. 
          После такой трапезы сразу захотелось немного вздремнуть.
          Но принц стал всех поторапливать, сказав, что до темноты нужно пройти владения Хозяйки Снов, иначе будет худо.
          - До заката осталось несколько часов, - посмотрев на клонящееся к западу солнце сказал Иисус. – Может тогда стоит тут переночевать?
          - Не стоит, - ответил Сайруз. – От леса мы недалеко. К нам снова могут пожаловать нежданные гости. И их  уже будет не несколько десятков, а сотен пять-шесть. Лучше уж встретить ночь в пути проезжая Кладбище снов, чем попасть на ужин к моим сородичам.
          - Тогда давайте поторопимся, - заключил Михаэль, и все стали собираться в дорогу.
         - И это ещё не всё, - между тем продолжал принц. – Если встретим Хозяйку, как есть, нам всем не сдобровать. Но она видит только тех, у кого не сомкнуты глаза. Людей с закрытыми глазами она принимает за спящих, и не трогает. 
          - Значит нужно завязать всем глаза, но только далеко ли мы уйдём, незрячие-то, - нахмурился богатырь.
          - Один должен видеть, чтоб вести остальных, - голос принца дрогнул.
          - Значит, им буду я, - решительно сказал Михаэль. – Ты, принц, ещё молод. Навин – единственный, кто сможет довести Линь до Врат Рая, так что он тоже отпадает. А со мной Хозяйка ваша, пусть ещё справиться попробует.
          Помолчали, обдумывая Михаэлевы слова, но не найдя другого варианта, так и порешили. 
          Богатырь завязал всем глаза, включая лошадей, Молоха и котёнка. Последний всё время сдирал с глаз повязку, поэтому его пришлось ещё и спеленать. Линь взяла жалобно мяукающий свёрток, и тихими ласковыми словами стала успокаивать Азика. Через пять минут котёнок успокоился и заснул.
          Михаэль взял под уздцы лошадей, второй рукой крепко держал уздечку Молоха, и пошёл прочь от удаляющегося леса, вглубь густых кустарников и чёрных оголённых деревьев.
          Солнце как-то быстро спряталось за серой непроницаемой пеленой туч. Поднялся сильный встречный ветер. Пошёл дождь, да не просто дождь, а настоящий ливень.
          Идти стало тяжелее. Ветер рвал одежду, трепыхался в холстине повозки. Вой стоял такой, что вздумай кто-нибудь крикнуть, сам бы не услышал собственного крика. 
          Михаэль всё шёл и шёл, стиснув зубы, помогая упирающимся коням, сгибаясь под потоками ревущей вокруг стихии.  Ветер гнул деревья, бросал комья земли богатырю в лицо, будто бы не хотел пускать путников дальше. Дождь хлестал по плечам,  бил мощными каплями прямо в лицо.
          Казалось, не будет ни конца, ни края этому безумию стихии. Сайруз в повозке, молча гладил по головке беззвучно плачущую Линь. Девочке было очень страшно. Привычная благодатная улыбка исчезла с губ Иисуса. Лицо Навина выражало тревогу.
          Богатырь шёл и шёл. Еле передвигая отяжелевшими от грязи и дождя ногами. Упорно. Словно хотел проломить собой эту стену из воды и ветра.
          И вот, когда стало казаться, что этот ураган никогда не закончится, и все они сгинут в ярости невидимой, но хорошо ощутимой силы, вдруг всё стихло.
          Наступила воистину гробовая, могильная тишина. Путники вступили во владения Хозяйки Снов. 
         Серая тьма окутала землю окрест. Тучи стали гуще и темней. Дождь перешёл в мелкую морось, а потом и вовсе пропал. Богатырь остановился. С него ручьями стекала холодная вода. Волосы налипли на лицо. Михаэль тяжело дышал, могучая грудь тяжело поднималась и опускалась. 
          Пока богатырь отдыхал, он решил осмотреться. Кругом были голые, корявые, чёрные деревья. В мелких кустарниках то и дело вспыхивали и тут же исчезали злобные огоньки глаз местных обитателей. 
          Кругом в грязи валялись человеческие черепа и кости. Ржавые, дырявые латы, поломанные мечи и копья предавали этому месту вид поля боя. Только где-то скелеты были древние, с побелевшими от времени костями, а где-то смердели разлагающиеся, недельной давности трупы. Мухи и оводни облепили такие тела, пируя. Из пустых глазниц и приоткрытых ртов вылезали жирные могильные черви.
          То тут, то там виднелись кошмарные, гротескные каменные фигуры. Ни травинки, ни былинки не было на голой, мёртвой земле. Подойдя поближе к одной из фигур, Михаэль прочёл на ней: «Кошмар новорождённого». На другой фигуре надпись гласила « Предсмертный сон прокажённого».
          Богатырь брёл среди всего этого ужаса, ведя под уздцы повозку с лошадями и ящера. В абсолютной тишине он услышал тихий разговор Линь и Сайруза. Девочка перестала плакать, но сидеть, молча с завязанными глазами ей было страшно.
          - Сайр, скажи, а долго нам так ехать?
          - По-разному бывает. Кто-то и за час проходил Кладбище, кто-то неделю плутал. Тут времени нет. 
           - А уничтожить эту Хозяйку никто не пытался?
          - Пытались. И многие. Не только люди, но и ликаны, и даже вампиры. Им, оказывается, тоже кошмары снятся днём. Только так и сложили головы все смельчаки. Даже вампиры, со своим мнимым бессмертием. Нельзя уничтожить сон не проснувшись. А в этом месте, если не спишь, то ты пожива для Хозяйки. И твой последний сон будет полон боли, и агонии. И неминуемо закончится смертью.
          - Тише вы, балаболы, - шикнул на них Михаэль. – Или вы думаете, что Хозяйка решит, что вы во сне разговариваете.
          Девочка и ликан сразу замолчали. Навин пошарил рядом с собой, нащупал руками юношу и Линь, и обнял их обоих. Так в обнимку и ехали дальше.
          Неизвестно сколько прошло времени, может пара минут, может час, а может и несколько часов. Михаэль потерял счёт мрачным фигурам могильника.
          Вдруг, до его ушей донеслось отдалённое эхо какого-то слова. Сперва не разобрав, богатырь напряг слух и услышал сиплый, скрежещущий голос: «СПИ-И-И-И…».
          Голос медленно приближался. Это был уже вой: «СПИ-И-И-И…».
          Во мгле, среди деревьев и статуй показалась гигантская размытая фигура. 
          - СПИ-И-И-И-И-И!!! – провыла она, повертело страшной головой, и неспешной, тяжёлой походкой направилась к путникам.
          - Держитесь друзья, - прошептал богатырь. – Хозяйка Снов грядёт.
          Михаэль отпустил поводья и вышел ей навстречу. Кони и Молох встали как вкопанные, дрожа и тихо фыркая.
          Хозяйка приближалась. Теперь богатырь смог её внимательно разглядеть.
          Ростом почти вдвое больше Михаэля, перед ним предстала страшная старуха.
Одетая в грубое холщёвое рубище, худая, костлявая. И без того страшное лицо её избороздили морщины. Глаза как две кровавые иглы, выцеливающие свою жертву. Крючковатый нос с большими ноздрями сопел вынюхивая тех кто не спит. Широкая сморщенная безгубая полоска рта приоткрылась, обножая гнилые пеньки редких зубов. Хозяйка со свистом втянула в себя воздух, приподняла повыше большой масляный фонарь, что держала в левой руке, и завопила:
          - СПАА-А-А-А-А-А-АТЬ!!!!!..
          Михаэль набычился, брови его сурово сошлись на переносице.
          - Ага. Щаз. Держи карман шире, карга старая. 
          - СПАА-А-А-А-А-А-АТЬ!!!!!!! – вновь завопила старуха и потянулась правой рукой, с длинными острыми когтями, к богатырю.
          Тот отскочил в сторону, и страшная костлявая лапища пронеслась мимо.
          - УУУ-У-У-У-У!!! – завыла Хозяйка, и повторила свою попытку дотянуться до столь прыткой жертвы.
          Михаэль снова отскочил в сторону и выхватил свой меч.
          Уже левая, держащая большой фонарь, рука огромной старухи обрушилась на него сверху, намереваясь размозжить воину голову. Богатырь отклонился в бок и с размаху рубанул мечём по руке. Брызнула чёрная кровь, и с шипением впиталась в землю. Рука, отрубленная по локоть, вместе с фонарём полетела в засохшую грязь. Масляный фонарь разбился, и масло алыми жгучими огоньками разлилось прямо перед ногами Михаэля. Протяжный вой раздался из гнилых уст Хозяйки. Но спустя минуту, вой сменился безумным диким хохотом. 
           Из-за огня лица старухи не было видно. Михаэль отошёл чуть назад, чтоб огонь его не коснулся, и взглянул на Хозяйку.
          Её рука была на месте. Фонаря, правда в ней уже не было, но рука была цела.
          Старуха потянулась к нему снова. Обеими руками. Кувыркнувшись, богатырь опять избежал своей участи. 
           Тогда Хозяйка решила пнуть непокорную жертву ногой. Огромная босая, с длинными поломанными ногтями, лапища отшвырнула богатыря к ногам стоящего метрах в трёх Молоха. Тот не мог видеть Михаэля сквозь повязку, но принюхавшись, он поддел его мордой, помогая подняться.
           Богатырь недоумевал: «Как бы хозяйка его коснулась. Да, ногой. Значит всё – враньё? Или проклятие действует только от руки старухи?».
           Хозяйка стояла, и близоруко прищурившись, глядела на него. 
          - СПА-А-А-АТЬ!! – уже не так уверенно завыла старуха.
          - Сейчас я тебе устрою. Круглосуточный сон, - пробурчал под нос богатырь.
          Покрепче перехватив меч, Михаэль пошёл в атаку. Быстро приблизившись, он прыгнул, и со всего маху рубанул по безобразному лицу. 
          Глубокая кровавая борозда перечеркнула лицо Хозяйки. Оба глаза вытекли из глазниц. Страшный рёв огласил Кладбище Снов. Старуха выла и орала, слепо размахивая ручищами во все стороны. Потом,  с диким криком, припустила куда-то в сторону, спотыкаясь, врезаясь в статуи и деревья. Её полный боли и бессильной злобы вой ещё долго стоял в ушах. 
          Навин, Линь и Сайруз, всё это время слушавшие шум схватки, поняли, что Михаэль и в этот раз одержал верх. Сорвав с себя повязки, они выскочили из повозки.
          Хозяйки нигде не было видно. Невдалеке догорало масло из её разбитой лампы. Но вот почему богатырь лежит на земле?
          Глаза сомкнуты, руки раскинуты. Правая до сих пор сжимает окровавленный меч. Казалось, что могучий воин как стоял, так и улёгся отдохнуть после тяжёлого боя. Друзья подбежали к Михаэлю, но он даже не шелохнулся.
          - Дядя Миша? – робко позвала Линь.
          Богатырь не ответил. Иисус склонился над ним.
          - Не дышит, - упав на колени, Навин приложил ухо к груди  Михаэля. 
          - Сердце. Сердце молчит. Не бьётся, - дрогнувшим голосом промолвил он.
          - Достала его всё-таки напоследок тварь проклятая, - скорбно произнёс молодой принц. 
          Навин тщательно осмотрел тело Михаэля. Нигде ни царапинки, ни синяка. Только на правом плече засыхала маленькая бисеринка алой крови.
          Линь со слезами бросилась к телу богатыря.
          - Дядя Миша! Родненький! Пожалуйста! Молю тебя! Не надо! Не уходи! НЕ УМИРАЙ!!!
          Навин мягко отстранил её от Михаэля и прижал к себе. Девочка плакала навзрыд.
          Подошёл Молох. Ему забыли развязать глаза, и он нашёл их по запаху. Ящер обнюхал спокойное лицо богатыря, тихонько тыкнул в него мордой. А потом тихо и протяжно загудел. Казалось, он поёт посмертную песнь другу.
          Тучи рассеялись. Ночное небо осветила луна. 
          - Тут лучше не хоронить, - помолчав, произнёс Сайруз. – Хозяйка вернётся. Всю могилу распотрошит.
          - Повезём к городу, - едва сдерживая слёзы, проговорил Навин. – Там должно быть нормальное людское кладбище.
          Решили перенести богатыря в повозку.
          - Меч надо вынуть. Из руки, - сказал Сайруз. – Ещё заденет кого ненароком.
          Навин попробовал разжать Михаэлеву руку, но тот настолько крепко сжимал рукоять меча, что решили его нести так, положив руки на грудь.   
          С трудом подняв мускулистое тело, принц и Навин понесли его к повозке. Линь вся в слезах, всё время всхлипывая, плелась сзади. Опомнившись, она обернулась, позвала Молоха, и, сняв наконец с него повязку, взяла его пол уздцы и пошла к повозке. 
          Выезжали молча. Михаэль лежал в повозке, рядом с ним пристроился печальный принц. На груди богатыря лежал и почему-то очень внимательно глядел ему в лицо котёнок Азик. Навин сидел на козлах. Верхом на ящере ехала всё ещё заплаканная, но невероятно серьёзная Линь.
          Через полчаса выехали на открытую местность. Кладбище Снов осталось позади. Но вселенская скорбь, обитавшая в нём, не покинула сердец путников.
          Где-то, с заунывным стоном пронеслась большая степная птица. Линь обернулась на звук. Точно такой же стон был сейчас на душе у девочки.

          Глава 18. Смертный Сон.


          Михаэль падал.
          Падение было долгим. Он ощущал, что становится жарче. Богатырь отправлялся в Ад.
           Упал он прямо на вилы толпы чертей, те с воплями и криками окружили его, глумясь над ним.
          - Ну что сучёныш? Довыёживался? Сатана тебя требует к себе. Он тебе задаст перца. Мало не покажется.      
          С гомоном и роготом, схватив его, поволокли через Ад. Михаэль закрыл глаза. Он устал смотреть на тошнотворный адский пейзаж. Только уши не давали закрыть черти, крепко схватив его за руки. 
          Вот они приблизились к Чёрной Цитадели – апартаментами самого Дьявола. Постучав в огромные ворота, и услышав «Кого там херувимы носят?», бесы дружно завопили:
          - По требованию Властелина Тьмы. Бывший демон Азгорот, он же мирянин Михаэль. На суд.
          - Проходите, - донеслось с той стороны. Ворота широко распахнулись, и ватага чертей, волокущая богатыря ворвалась в чрево Цитадели.
          Михаэль мельком посмотрел на охрану замка. Шестирукие великаны, как и было раньше. В Аду редко что меняется. 
          Черти сдали его в руки одного из великанов. Тот схватил богатыря за волосы, и подняв перед собой на уровень своей груди, понёс его сперва через огромный двор, мимо «конюшен», в которых кроме обычных адских жеребцов стояли и дракон, и гигантский василиск, и виверна. Потом охранник прошёл через адский садик из костей, с двумя прудами, кровавым и поносным. Задержавшись возле фонтанчика, хлебнул свежего прохладного гноя. И углубился в недра самого замка.
          По гулким мрачным коридорам Цитадели, великану приходилось идти согнувшись. Высоких сводов не хватало для его роста. Чёрная кирпичная кладка, с прокопченными факелами стенами, сочилась вонючей слизью. Коридоров и переходов было ни счесть. Михаэль и сам не редко бывавший тут ещё демоном, бывало, мог ненадолго затеряться в этой паутине лабиринтов.
          Кое-где с потолка свисали цепи с крюками. На некоторых висели истлевшие скелеты. Побелевшие человеческие останки имели место и на полу. Великан то и дело наступал на чей-нибудь череп, грудную клетку, тазобедренный сустав или берцовую кость. И тогда хруст разносился далеко по коридорам, утопая в их каменных складках.
          Пробежал мимо маленький демонёнок, с воплем гоня испуганную крысу и пытаясь размозжить её голову кистенем. Узкие коридоры кончились, и начались небольшие пыточные залы.
          Вот молодой демон тренируется в метании ножей. Его мишень – молодая шлюха, прикованная к противоположной стене. Ноги её широко разведены в стороны. И демон метко посылает один нож за другим прямо в её причинное место.
          Вот огромная змея, заглатывающая целиком свою жертву, дробящая его кости своими сильными мускулами внутри.
          Вот старый чёрт, в потрёпанном фартуке, снимающий кожу с вопящего от боли грешника.
          Вот человек на дыбе. На его животе стоит, привязанный к нему ремнями, небольшой котёл к верху дном. Внутри котла крысы. Много крыс. На котле сверху жарко тлеют угли. Крысы, пытаясь выбраться из пекла выгрызают изнутри жертву, вылезая изо рта, из боков, ломая ребра из груди.
          Михаэль опять закрыл глаза. Только вопли, стоны и крики ужаса всё равно терзали его слух.
          Великан всё топал и топал, неся за волосы богатыря, пока не вошёл в огромный, просторный зал. Тронный Зал Сатаны.
          В зале было полно народу. Бесы, черти, демоны, твари из недр земли, несколько вампиров, пара церберов.
          В конце зала на ступенях из черепов возвышался большой золотой трон, весь усыпанный бриллиантами, рубинами, сапфирами и изумрудами. На троне восседал сам Повелитель Тьмы. Он сидел, опёршись на резную трость с набалдашником в виде головы собаки, низко склонив рогатую голову.
          Шумная толпа при виде пленника сразу притихла, и Сатана, подняв голову, посмотрел на Михаэля, приказал великану:
           - Тащи его сюда.
          Великан приподнял повыше богатыря, и важной походкой подошёл вплотную к ступеням. Он разжал руку, и Михаэль упал на жёсткий каменный пол. Поднявшись, он выпрямился и в упор посмотрел в глаза Князю Тьмы.
          - Ну, вот и свиделись Азгорот. Или тебя следует теперь величать Михаэлем?
          - Михаэлем было бы правильно, - с нажимом произнёс богатырь.
          - Правильно?! Глупец! – Дьявол был вне себя от злости. – Предатель! Ты! Ты то и дело вмешиваешься в ход Истории. Портишь планы. Мешаешь карты. Ты перешёл на сторону Врага. Цацкаешься с этой девчонкой, с этим божьим выкормышем.  В кого ты превратился? Был уважаемым демоном. Тебя боялись все. А сейчас. Самый последний бесёнок при твоём имени брезгливо плюётся. Сам демон Аболз уже хотел собирать отряд, чтобы покарать тебя. Но, нам немного повезло. Ты нарвался на коготок Хозяйки Снов. Удружила старая карга, хотя и лишилась при этом зрения.
          Михаэль молча выслушивал тирады Сатаны. А Дьявол тем временем продолжал.
          - За предательство и неповиновение, ты будешь наказан, - голос Лукавого далеко разносился по залу, и эхом отражался от далёких стен. – Ты должен будешь сам придумать и привести в исполнение казнь для твоей последней жертвы, последней души.
          Дьявол щёлкнул пальцами, и перед Михаэлем появилась душа. Не облачённая в плоть, это была душа женщины. Лицо её скрывала лёгкая дымка, и привычной метки на лбу, с описанием её греха не было.
          - Чья это душа? – нахмурился богатырь. -  Почему лицо скрыто, и где знак её греха?
          - А ты угадай, чья это душа, - с ехидством прошипел Дьявол, и вся толпа дружно захохотала. – Ты ж у нас теперь всё знаешь. Значит должен знать, в чём её вина. А чтоб тебе легче было придумывать для неё казнь, будь ты снова демоном.
          Сатана щёлкнул хвостом, и Михаэль превратился снова в Азгорота.
          Демон медленно обошёл парящую над полом душу вокруг. И старательно заглянул в её глаза. Серая дымка не давала ничего рассмотреть. И тогда Азгорот решил наделить душу плотью. 
          Облачение души в плоть, это всегда болезненно. И Князь Тьмы с упоением наблюдал, как стенает и корчится в муках жертва Азгорота. 
          Трансформация закончилась, и перед демоном предстала женщина, ещё молодая, но с изрядной проседью в волосах. С такими же, как у Михаэля серыми глазами. Со страшными ожогами по всему телу. В её лбу огнём горел знак её греха. 
          Ведьма.  
          По её ожогам было понятно, что инквизиторский костёр настиг её в самом расцвете сил. Лицо было исполосовано порезами и синяками. Но этот взгляд. Демон как будто смотрел в глаза самому себе.
          - Мама?! – робко прошептал Азгорот.
          - Михаэль, - простонала ведьма. – Сынок.
          - Довольно! – взревел Дьявол. – Да, это твоя мать. И ты должен наказать её согласно её прегрешению.
          - Мама. Расскажи как ты жила, - Азгорот словно и не услышал слов Сатаны.
          - Нечего рассказывать сынок. Лукавый как всегда обманул. Обещал безбедную и безопасную долгую жизнь. Но через год после твоего рождения, меня выследили инквизиторы. Поймали, пытали. А затем и вовсе сожгли. Никогда не верь Лукавому.
          - Ещё одно слово дрянь, и я лично тобой займусь, - в бешенстве прошипел Дьявол, поднимаясь с трона. От его злобы полутьма зала, стала ещё гуще, и все присутствующие медленно попятились в страхе. – Демон. Делай своё дело.
          - Я не буду её казнить, - спокойно произнёс Азгорот. – Да она грешница, и место её здесь, в Аду. Но она моя мать. И нет такой силы, чтоб заставила меня поднять карающую длань на ту, что меня породила.
          - Тогда ты будешь смотреть, как её казнят другие, - оскалился Князь Тьмы. 
          - Яныдрог! – крикнул Сатана. – Приступай к наказанию.
          Из толпы вышел высокий демон, подошёл к ведьме, усмехнулся, и презрительно стрельнув своим единственным глазом в сторону Азгорота, хлопнул в ладоши.
          Под всё ещё парящей в воздухе ведьмой материализовался большой котёл. Щелчок раздвоенным хвостом, и котёл до краёв наполнился кипящей водой. Пар шёл такой, что кожа ведьмы вмиг покраснела. 
          Демон направил руку в сторону ведьмы, и та медленно начала опускаться к котлу. В каких-то нескольких сантиметрах от воды она остановилась. Яныдрог повернул голову, и увидел, что Азгорот в упор смотрит на него. 
          - Только посмей, - глухо произнёс Азгорот. – Сам в котле окажешься. И тогда твоей холёной чёрной кожей можно будет барабаны обтягивать.
            Идеально острое лезвие хвоста демона упёрлось в кадык Яныдрогу.  
          Одноглазый демон в замешательстве посмотрел на Сатану.
          - Щенок. Не можешь сам ничего сделать. Другим мешаешь, - Лукавый с досады раздробил тростью один из черепов на ступеньке. – Выбирай. Или казнь ведьмы прямо сейчас, или так и будешь ходить по земле, только уже в виде демона. Посмотрим, как ты там выживешь, когда всё людское население ополчится против тебя.
          - Глас Господень запретил мне являть себя пред ликами людей, повелев принимать человеческое обличие. 
          - Но, это же, только на время вашего пути к Вратам Рая, - глаза Лукавого хитро сощурились. – А после этого слово Его больше не властно над тобой. Так что ты выберешь, предатель? Казнь ведьмы, или вечное изгнание и гонение? Если тебя вдруг, ненароком там убьют, ты попадёшь прямиком к нам. А потом снова туда. И так из года в год, из века в век.
          Азгорот с состраданием посмотрел на свою мать. Потом широко расправил перепончатые крылья, дважды щёлкнул хвостом, и решительно произнёс:
          - Уж лучше побои и смерть от людей, чем видеть муки собственной матери. Тошно мне смотреть во все ваши морды и рыла. Тошно без свободы, без чистого неба, без тёплого солнышка, без верных друзей. 
          Демон подошёл вплотную к ведьме.
          - Прощай мама. Прости меня. Не могу я тебя освободить. Не в моих это силах. Люблю тебя. 
          - Прощай сыночек. Прощай Михаэль. Благослови тебя Господь.
          Сатана не выдержал, и швырнул кроваво-красную молнию в ведьму. Та застонала от боли.
          - В моём присутствии сметь произносить Имя Его?! Уничтожу!
          Демон хотел было что-то возразить, но ведьма покачала головой, давая понять, мол, не надо.
          Азгорот зашёл за плечо Яныдрогу, и тихо прошептал:
          - Только посмей её тронуть. Вернусь – будешь свои кишки жрать, - и повернувшись уже к Лукавому. – Отправляй меня обратно. Видеть вас всех уже не могу.
          Люцифер ударил тростью об пол, и демона обволокла тьма. Спустя минуту тьма рассеялась, но на его месте никого уже не было.

                           *         *          *

          - Смотрите. Он приходит в себя.
          Это Линь. Демон лежал на земле, с закрытыми глазами. Но ясно ощущал присутствие друзей.
          В нос уткнулась морда Молоха, огромный раздвоенный язык нежно облизал щёку.
          Азгорот открыл глаза. Они находились на кладбище, что близ города Брешбург.
          - С возвращением многоуважаемый Михаэль. Или Азгорот? – Навин как всегда улыбался в бороду.
          Демон поднялся, оглядывая себя. Он был в человеческом обличии.
          - Вы во сне меняли облик, - как бы отвечая на немой вопрос, произнёс Сайруз.
          - Так кто ты теперь? -  испытующе заглянула в глаза демону Линь. – Дядя Азик, или дядя Миша?
          - Я…я демон родная. Таково наказание Дьявола. Но для тебя я всегда буду дядей Мишей.
          Девочка бросилась ему на шею, и Азгорот нежно обнял её.
          Но вдруг демон посерьёзнел.
          - Давно мы на кладбище?
          - Около получаса, - ответила  Линь.
          - Пора покидать это место, - заторопился демон. - Я ведь теперь нечисть. А присутствие нечисти на кладбище тревожит мёртвых. Не хватало нам ещё чтоб нежить  повставала из своих могил и начала пожирать живых.
          А потом  с притворной суровостью посмотрел на Иисуса.
          - И вообще. Если меня сейчас не покормят, то я сам кого-нибудь съем.
          Все дружно засмеялись, и повели демона к повозке. 
    

         Глава 19. Город равнодушных.


           К  городу подъезжали уже поздним вечером. Высокие каменные стены с узкими бойницами венчали большие дубовые ворота. На них была прибита какая-то табличка. Приблизившись путники смогли прочесть:
          "Вы въезжаете в вольный город Брешбург. Стены сего города оборонят вас от разбойников, зверья и других напастей. Въезд 5 серебряников."
          - Ничего себе цену заломали, - воскликнул демон. - Сколько ж тогда выезд стоить будет?
          Они постучали в ворота. С той стороны послышалась приглушённая ругань и в воротах открылось маленькое окошко. Оттуда скучающая небритая морда стражника спросила:
          - Кто такие? Чего надо?
          Речь завёл Навин.
          - Доброго вам вечера. Мы путники, путешественники. Хотели бы побывать в вашем славном городе.
          - Украсть чего хотите?
          - Вовсе нет. Хотим пополнить запасы продовольствия.
          - Понятненько. А что за чудо-юдо с вами? Нам тут проблем не нужно.
          - Это наше вьючное животное. Оно из дальних краёв, потому у него такой диковенный вид. Он тих и смирен.
          Молох сообразил что говорят про него и прогудел прямо в окошко стражнику.
          Стражник выпучил на него глаза, но быстро придя в себя спросил:
          - А деньги на въезд в город у вас есть? Нам тут нищеброды не нужны.
          - Пять серебряников? Мы заплатим.
          - По пять с каждой морды. А с вашего чуда-юда  - десять. Или идите мимо.
          - Неслыханно, - возмутился Азгорот. - это же грабёж.
          - Мы заплатим, - со вздохом сказал Иисус.
          Ворота распахнулись и повозка и ящер въехали в город.

                                     *                    *                    *

          Путники ехали по узким пустоватым улочкам города и озирались вокруг. Немногочисленные прохожие не проявляли никакого интереса к их процессии. Шли по своим делам, не поднимая голов. Не обращая внимания на окружающее.
          Сайруз и Линь спрыгнули с повозки и пошли пешком.  Демон вёл Молоха под уздцы. Только котёнок Азик не захотел прогуляться, залез на плечо Навина, управляющего лошадьми и наблюдал за всем свысока.
          - Уважаемый, - окликнул Азгорот одного из прохожих. - Не подскажите, где нам найти корчму?
          - Деньги есть? - вместо ответа спросил прохожий. - Серебряник.
          - За подсказать дорогу серебрянник? Вот пара медяков.
          Прохожий сгробастал медяки, и буркнув что-то про себя, развернулся, и пошёл прочь.
          - Э, уважаемый. А дорогу?
          - За пару медяков вы дорогу не узнаете, - не оборачиваясь ответил прохожий и скрылся за поворотом.
          - И денег лишился и дорогу не узнал, - с обидой произнёс демон.
          - Надо попробовать детей расспросить, - посоветовала Линь. - с ними полегче будет.
          Они подошли к одному пареньку, сидящему на тротуаре, и гоняющему прутиком опавший листок в луже.
          - Привет, - завела разговор Линь. - Можно с тобой поговорить?
          Парень оторвался от своего занятия, поднял голову, внимательно осмотрел всех путников, и только потом произнёс:
          - Три медяка. Иначе валите.
          Девочка с мольбой в глазах обернулась в сторону Иисуса. Тот кивнул демону, и Азгорот протянул мальчишке три медных монеты. Монеты вмиг исчезли в складках одежды паренька, и он спросил:
          - Чего надо?
          - Нам нужно попасть в корчму, а дорогу мы не знаем, мы впервые в городе, - сказала Линь.
          - Поблизости есть три корчмы, - ответил паренёк. - Первая - в двух кварталах налево. Очень дорогая. Но там вас вкусно накормят, выделят шикарные комнаты и поухаживают за вашими лошадьми. Вторая - в квартале прямо от нас. Дорогая, но кормят не очень. Вы сможете переночевать, и за лошадьми будите следить сами. Третья - по карману практически любому горожанину и находится в квартале слева. Кормят там отвратно, ночевать негде, да и лошадей свистнуть могут.
          После этого паренёк потерял всякий интерес к слушателям, и возобновил своё занятие.
          Девочка отошла от мальчика и приблизилась к Навину.
          - Дядя Изя, дядя Миша. Куда пойдём? В дешёвую не очень хочется.
          - Пойдём в среднюю. Надеюсь на неё денег нам хватит, - пробасил демон.
          Корчма оказалась трёхэтажным зданием с пристройками. Сами разнуздав лошадей и привязав их  у коновязи, путники вошли в заведение. Азгорот по привычке посадил себе котёнка за пазуху, Азик высунул любопытную мордочку и смотрел на всё с большим интересом. Людей в корчме было довольно много, как обычно по вечерам. Все пили, ели, тихо разговаривая между собой. На вошедших завсегдатаи бросили лишь мимолётный взгляд. Большего по их мнению они не заслуживали.
          Подойдя к стойке, за которой хозяин грязной тряпкой протирал и без того грязный стакан, и поздоровавшись, чем заслужили внимание хозяина к себе, заказали ужин.
          - Ветчина, сыр, гречневая каша и вчерашний фазан, - ответил хозяин корчмы. - Из попить есть пиво, кислое вино и немного молока. Яблоки в избытке.
          - Всё кроме вина, - ответил демон. - Нам бы ещё задать корму лошадям, ведро яблок для ящера и комнату чтобы переночевать. 
          - Восемь серебряников за еду для вас и лошадей. И кормить ваш скот будите сами. Комната есть. Одна, с двумя кроватями. Пойдёт?
          - Пойдёт, - согласился Навин. - Сколько за неё?
          - Ещё четыре серебряника. 
          Азгорот приблизился вплотную к Навину и шёпотом произнёс:
          - С такими расходами мы скоро по миру пойдём.
          - Не волнуйся, - ответил Иисус. - Утром мы продадим лошадей и повозку. Нам они больше ни к чему. А вот деньги кое-кому я думаю пригодятся.
          Забрав ужин и ключ от комнаты, путники расплатились, поднялись на верх, и спокойно покушали. Правда настроения почему-то не было у всех. Сайруз, поев самым первым, отправился кормить лошадей и Молоха, а демон и Навин, уложив спать уставшую девочку, беседовали.
          - Странный какой-то город, - произнёс Азгорот. - Без выгоды для себя и палец о палец не ударят.
          - В этом городе одна власть - деньги, - печально ответил Иисус.
          - А о ком ты говорил внизу? Насчёт денег?
          - О Сайрузе. Он не сможет продолжить путешествие вместе с нами, и он это понимает. Но он хороший парень, с Линь подружился очень. Вот я и подумал, продать лошадей и повозку. Деньги отдать ему. И Молоха с Азиком тоже ему. Нельзя им дальше с нами.
          - Значит завершается наш путь? Мне будет очень не хватать всех их, - ещё больше погрустнел демон.
          Вернулся Сайруз. Друзья посвятили его в свои планы. Тот помолчал. И ответил:
          - Всё верно друзья. Мне с вами нельзя дальше. Внизу я встретил двух викингов . Им пришёлся по сердцу грозный вид Молоха. Я давно хотел побывать в землях Рогнхальда. И думаю сам конунг будет рад если его дракар привезёт в родные края не только меня но и могучего ящера. 
          Линь мирно посапывала на своей кровати. Навин и Сайруз уместились на второй. Богатырь же улёгся прямо на полу, постелив себе тёплый плащ Иисуса. Вместе с ним, свернувшись в клубок тихонько сопел Азик.
 
                              *                    *                    *

          На утро, проснувшись и позавтракав, всё спустились вниз. Навин торговался с хозяином корчмы продавая лошадей и повозку. Остальные сидели за столиком в углу зала и наблюдали за этой картиной. Оба, и хозяин и Иисус, негромко ругались, махали руками. Так продолжалось около получаса. Затем Навин получил свои деньги, и подошёл к друзьям.
          - По семь серебряников за лошадь, - удручённо произнёс он. - И за повозку ещё девять. Этот скупердяй видите ли говорит, что ему их кормить нечем. Хотя сена в конюшне навалом.
          - Нужно купить припасы, - сказал Азгорот. - Хотя бы немного.
          Навин снова отошёл к стойке, покупать провизию. Сайруз увидел знакомых викингов, помахал им, и пошёл с ними поговорить. Линь и демон остались вдвоём.
          - Пойдём немного прогуляемся, - предложила девочка. - На небе ни облачка. Погода чудесная.
          Азгорот согласился, и предупредив Иисуса и принца, они вышли на улицу.
          Ходили по улочкам города. Смотрели на вывески разных заведений. Видели как прохожий уронил кошелёк с деньгами. Монеты зазвенели по мостовой. Тут же набежали люди, собирая серебряники и медяки себе в карман. Рассыпавший деньги, что успел схватить, то забрал себе, и с плачем убежал прочь.
          - Как так можно? - спросила Линь.
          - Такова человеческая жадность, - произнёс демон, в нём клокотал гнев, но он старался сдержаться.
          Пройдя ещё немного, друзья вышли на центральную площадь. Тут стояли по краям ряды с фруктами и одеждой. Люди ходили по рядам и долго торговались прежде чем купить что-то себе. 
          Азгорот обернулся, и увидел, что их  догоняют Навин и Сайруз. Они ехали верхом на Молохе. Сайруз правил, а Навин держал на руках Азика. С боку ящера был приторочен вещевой мешок Иисуса.
          - Ты выбрал правильное направление многоуважаемый богатырь, - подъехав воскликнул Сайруз. - Именно в той стороне находятся ворота через которые вам предстоит покинуть город.
          Они спешились, и не спеша стали пересекать центральную площадь.
          В это время, прямо перед ними старик шедший куда-то, подвернул ногу, и ударившись головой о край стола палатки, рухнул на булыжную мостовую. Из разбитой головы потекла кровь. Старик стонал, прижимая рукой рану.
          Никто даже не обернулся в его сторону. Все проходили мимо, как будто бы ничего не случилось. Некоторые перешагивали через раненого старика, словно тут лежал не человек и груда компоста. 
          Навин всунул котёнка принцу, и сам с Линь поспешил на помощь старику. Иисус приложил к ране какую-то травку, а девочка оторвав от подола платья кусок, перевязала голову несчастного.
          - Нет. Не надо, - слабо протестовал старик. - У меня нет денег. Я не смогу заплатить.
          - Мы не возьмём с тебя платы уважаемый, - произнёс Навин. - Мы просто хотим помочь.
          И тут Азгорота прорвало.
          - Люди! Опомнитесь! - во весь голос воскликнул демон. - Что с вами? Неужели деньги для вас стали ценней человеческой жизни? Неужели вы забыли что такое сострадание, милосердие? Ведь есть же ценности поважней туго набитого кошелька. Любовь и счастье важней всех ваших дорогих одежд. Верность друга важней красивых безделушек.
          Постепенно вокруг Азгорота начал скапливаться народ. Все стояли, тихо перешёптываясь друг с другом.
          - Кто это?
          - О чём он там кричит?
          - Может он что-то продаёт?
          - Если это какое-то представление, то я за него платить не буду.
          Между тем демон продолжал:
          - Вы забыли что счастье не купишь за деньги. Что радость должна быть внутри, в каждом из вас. Существует много того что приносит радость без звона монет. Объятия матери, поцелуй любимой, улыбка ребёнка. 
          Демон указал на Молоха, скромно стоящего в сторонке:
          - Вот вам пример. Он безобразен и страшен. Но верности и любви в нём больше чем в вас всех вместе взятых. Даже такое существо способно приносить радость. Вы забыли, что деньги - порождение зла, изобретение Сатаны. Он вселил в вас призрачную надежду что за них можно купить всё. Попробуйте купить за деньги дуновение ласкового тёплого ветерка. Попробуйте купить радостный смех детворы. Или слёзы счастья матери. Будьте милосердны друг к другу. Будьте сострадательны. Живите душой, а не умом. Чувствуйте сердцем, а не кошельком.
          Силы демона иссякли и он стоял тяжело дыша и смотрел на лица зевак.         
          Народ начал  расходиться. Один прохожий подошёл и сказал:
          - Прикольный у вас ящер. А что до денег. То без денег ты никто. Если у тебя есть деньги - то ты уже кто-то. Если много денег, ты личность.
          - Ты меня не понял, прохожий, - печально сказал Азгорот. - Ты не понял всей жизни.
          Человек пожал плечами, кинул под ноги демону пару медяков и удалился.
          Демон тупо посмотрел на брошенные монеты, потом уселся прямо на мостовую и заплакал. Слёзы крупными каплями стекали по его щекам.
          И хотя на небе не было не облачка, над головой Азгорота пошёл дождь. Слёзы демона смешивались со слезами небес и текли меж впадинами булыжников на площади. 
          Навин и Линь всё это видели. Сайруз, передавший котёнка девочке, провожал старика до его дома.
           Иисус подошёл к Азгороту, и нежно гладя его мокрую черную шевелюру произнёс:
          - Ты всё верно сказал, мой друг. И Господь слышал тебя, и Он плачет вместе с тобой, оплакивая всех этих несчастных. Пойдём же. Нам не чего больше делать в этом городе равнодушных. 
          Подошла Линь. Обняла демона за шею и сказала:
          - Дядя Миша. Ты должен с Ним поговорить.
          - С Ним? С Богом? - ужаснулся демон. - Да как я посмею? Я!? Демон!? 
          - Знаешь что я скажу, - ответила девочка. - Порой бывает такое что демон из Ада становится лучше и чище чем любой праведник. Он пустит тебя к себе. Я чувствую. Ты для него многое теперь значишь. 

          Глава 20. Лестница в Небо.


          Ворота не были похожи на те, в которые они входили. Вместо дубовых, здесь были обитые толстыми листами железа. И охрана была двойная.
          У самых ворот прощались с Сайрузом. Линь долго обнимала его и плакала. Навин гладил густую шевелюру принца.
          - Напутешевствуешься вдоволь - возвращайся домой, - тихо проговорил Иисус. - Твой отец будет ждать тебя. Вопреки всему он тебя любит. Не забывай этого.
          Сайруз посмотрел на Навина и молча кивнул.
          Азгорот прощался с Молохом. Гладил его шипы и колючки.
          - Ты уж извини меня, что не могу тебя взять с собой, - шептал демон. - Спасибо тебе за всё. За верность, за дружбу, за твою самоотверженность. Служи Сайрузу. Будь ему верным другом. 
          Ящер вылизал своим липким языком Азгороту всё лицо. В глазах его стояли слёзы.
          Подойдя к Сайрузу, демон отстегнул от ремня свой меч и протянул его принцу.
          - Мне он больше не понадобится. А тебе может пригодиться. Для тебя, наверное, он тяжеловат будет. А вот конунгу чувствую по руке придётся. Ему такой подарок понравится. 
          Сайруз с поклоном принял меч и пристегнул его себе на правую сторону.
          - И впрямь, тяжеловат, - виновато улыбнулся принц. - Я привык к своей шпаге.
          Не забыли попрощаться и с Азиком. Котёнок выглядывал из-за пазухи Сайруза и с благодарностью принимал поглаживания и почёсывания от всех.
          Все деньги, что оставались, отдали принцу.
          Пришло время расставаться. Азгорот, Навин и Линь, часто оборачиваясь на машущего рукой юношу и тихо гудящего ящера, подошли к страже и потребовали открыть ворота.
          - Вы хоть понимаете, куда намылились? - произнёс пожилой стражник. - Там Злобин Лес. От вас и костей не останется.
          - Открывай, - спокойно произнёс Азгорот.
          - А плата? - уже неуверенно пролепетал стражник.
          Демон посмотрел прямо ему в глаза, и так же спокойно повторил:
          - Открывай. Или Злобин Лес начнётся прямо здесь и сейчас. И тогда ваш Брешбург и впрямь станет брешью на теле этого мира.
          Ворота открылись и трое путников вышли из города. Ворота с лязгом закрылись, а друзья смотрели вперёд. На чернеющий, полный злобы и страха лес.
          - Может зря я свой меч принцу отдал, - посетовал демон.
          - Не зря, мой добрый друг, - ответил Иисус. - Злобин Лес так называют, потому что он противопоставляет злобу злу, ужас страху. Чтоб войти в этот лес и остаться невредимым, следует очистить своё сердце от зла и страха. Тогда лес не только пропустит тебя, но и укажет верный путь. Успокойтесь, подумайте о чём-нибудь хорошем, и смело идите вперёд.
           Первой вышла Линь. Она улыбалась, глаза её озорно горели. Когда она вплотную подошла к терниям, лес вдруг расступился, она сделала несколько шагов вперёд и лес снова сомкнулся за её спиной.
          - Не пугайся, уважаемый Азгорот, - произнёс Навин. - Лес ей ничего не сделает. Мы встретимся с ней около Великой Лестницы. На Поляне Всех Цветов.
          Сам Иисус закрыл на миг глаза, улыбнулся, и подмигнув демону точно так же как и девочка скрылся в чаще леса.
          " Подумать о чём-то хорошем, - повторил про себя Азгорот. - Что ж, попробуем."
          Демон вспомнил глаза своей матери. Ёе мягкие ласковые руки. Улыбнулся. И сделал шаг навстречу лесу. Тернии, корни и сучья расступились перед ним. Азгорот пошёл вперёд. Лес продолжал расступаться впереди, смыкая свои клешни сзади. Богатырь шёл дальше, всё время держа внутри себя образ своей матери. 
          Тропы не было. Но путь, который открывал для демона лес, уклонялся, то влево, то вправо. Азгорот поднял голову вверх. Там так же был лес. Ни неба, ни солнца не было видно из-за густых переплетений ветвей и сучьев. Темноту нарушали голодные злые звериные глаза, что светились во множестве вокруг.  Азгорот шёл, радуясь, что не нужно воевать со всем этим зверьём. 
          Пространство и время тут не существовало. Демон не знал, сколько он бродил по лесу. 
          Но вот, лес снова расступился перед ним, и Азгорот увидел яркий свет. Свет играл всеми красками, потому, что демон наконец-то вышел на дивную поляну, Поляну Всех Цветов. 
          Цветов тут было и в правду видимо-невидимо. Самых разных красок и самых причудливых видов. Там же его ждали Линь и Иисус Навин. 
          - Ну, и где же лестница? - спросил Навина демон.
          - Она видна лишь для идущего по ней, - с улыбкой ответил Иисус. - Но первая ступень, вот она.
         Навин указал на небольшой пригорок покрытый зелёной травой и маленькими цветочками.
          - Ну, тогда пошли, что ли?
          - ОСТАНОВИТЕСЬ!
          Яркий свет ослепил на миг друзей, и с небес спустился Ангел. Его белоснежные крылья были широко расправлены. Белокурые локоны спадали на плечи и красивые правильные черты лица. Голос его был чист и приятен.
          - КТО ВЫ, ОСМЕЛИВШИЕСЯ ВСТУПИТЬ НА ВЕЛИКУЮ ЛЕСТНИЦУ?
          - Меня зовут Иисус Навин, - вышел вперёд Навин. - Ты знаешь меня Ангел. Это дитя зовут Линь, или Алина. Она во велению Всевышнего направляется в Рай. Третий же наш спутник...
          - Меня зовут Азгорот, - подошёл поближе богатырь. - И я демон.
          - ИСЧАДИЕ АДА! - воскликнул Ангел. - КАК СМЕЛ ТЫ ПОЯВИТЬСЯ ЗДЕСЬ, И ЕЩЁ ПЫТАТЬСЯ ПРОЙТИ ПО ВЕЛИКОЙ ЛЕСТНИЦЕ?
          - Глас Господень повелел мне препроводить сею дщерь из Ада к Вратам Рая. Я не смею его ослушаться. И потому должен пройти по Лестнице.
          Ангел задумался.
          - РАЗ ТАК ПОВЕЛЕЛ ТЕБЕ ГЛАС ГОСПОДЕНЬ, КТО Я, ЧТОБ ОСПАРИВАТЬ ЕГО ВЕЛЕНИЕ. НО ДЕМОНАМ НЕТ ПУТИ НАВЕРХ. ТЫ СТАНЕШЬ ЧЕЛОВЕКОМ. НО ПРЕЖДЕ, ЯВИ СВОЁ ОБЛИЧИЕ ДЕМОН.
           Черты Азгорота стали меняться, и вновь он был демоном во плоти. Кожистые крылья, хвост со смертоносным лезвием на конце, рога и шипы покрыли его вмиг почерневшую чешуйчатую кожу.
          В руке Ангела появился меч. Светлый клинок коснулся груди Азгорота. Тело его стало покрываться трещинами, через которые струился чистый свет. И вот, мелкими черепками личина демона осыпалась в радужную красоту цветов.
          Вновь перед Навином, девочкой и Ангелом предстал человек. Михаэль. Уже не демон.
          - Спасибо тебе, о Ангел. Ты снял с меня страшное бремя.
          - ЭТО НЕ ВСЁ.ТЫ ВПРАВЕ ТЕПЕРЬ ПРОЙТИ ПО ЛЕСТНИЦЕ. НО ВОЙДЁШЬ ЛИ ТЫ ВО ВРАТА ИЛИ НЕТ, ЭТО РЕШАТЬ ЛИШЬ ХРАНИТЕЛЮ КЛЮЧЕЙ. КЛЮЧНИК ОКОНЧАТЕЛЬНО РЕШИТ ТВОЮ УЧАСТЬ. ИЛИ ТЫ БЕСПРЕПЯТСТВЕННО ПРОЙДЁШЬ ВО ВРАТА, ИЛИ ЖЕ БУДЕШЬ НЕЗВЕРЖЕН. И ПАДЁШЬ НЕ НА ЗЕМЛЮ, А В ПРЕИСПОДНИЮ. И ОБЛИЧИЕ ТВОЁ ВЕРНЁТСЯ К ТЕБЕ ТОГДА.
          Трое путников низко поклонились Ангелу, и он исчез.
          - Вот теперь можно идти, - со вздохом произнёс богатырь.
          - Дядя Миша, всё будет хорошо, - сказала Линь беря его за руку. - Пошли.
          Они подошли к первой ступеньке, встали на неё, и одновременно сделали первый шаг. Воздух чуть засветился под их ступнями. Он легко их удерживал. И Михаэль, Линь и Навин пошли дальше. Всё выше и выше. 
          Михаэль обернулся назад. Там, внизу, он увидел три тела, лежащие на земле, и быстро покрывающиеся густым ковром из прекрасных цветов.
          Хотя они шли вверх, идти было легко. Мягкий свет обволакивал их тела. Мысли были приятны и легки. Михаэль думал о матери. О Алсе и Цилле. О старом Шкипере. О Сайрузе. О Молохе и Азике. И улыбался каждой своей мысли.
          Линь заметила улыбку, играющую на лице богатыря, и тоже улыбнулась. 
          Навин шёл чуть позади. Шёл привычно, видать не однократно ему приходилось подниматься по таким лестницам.
          Но вот наверху показались Врата Рая. Величественные и прекрасные, Врата сверкали золотом и серебром. Возле них стоял, держа в руке большой серебряный ключ, сам  Хранитель Врат Пётр. 
          Путники закончили своё путешествие. Все приключения были позади. Друзья остановились на последней ступеньке Великой Лестницы.
          - Подойдите ко мне, прошедшие по Великой Лестнице, - призвал Пётр. - Лишь Ключ, наделённый Силой Господней даст вам право пройти через Врата Рая, или низвергнет вас с Небес.
          Первой опять сделала шаг Линь. Улыбнувшись, она подошла к Ключнику, и тот сказав : " Во имя Господа", коснулся её лба своим Ключом.
          Одежды девочки стали белоснежно-белыми. Густые каштановые волосы её стали белокурыми. Над головой с лёгким звоном появился нимб.
          - Ты готова пройти дитя, - с улыбнувшись сказал Пётр. - Тебя там давно уже ждут.
          - Мама?! - девочка едва сдержала порыв бросится бежать. Но опомнившись сказала: - Я подожду своих друзей.
          Ключник покивал одобряюще и махнул рукой Навину.
          - Эй, старый приятель. Подходи. И тебя надо привести в подобающий вид.
          Иисус подошёл к Петру, они обнялись. 
          - Тебя хотел видеть Христос. Во имя Господа, - произнёс Хранитель Врат и коснулся Ключом лба Навина.
          Тот тоже поменял цвет одежд на белоснежный, поправил нимб и присоединился к девочке.
          - Я обязательно увижусь с Ним, - ответил он Петру.
          Осталось Михаэлю пройти прикосновение Ключом.
          - Милая Линь, уважаемый Навин. Я не знаю, пройду ли я с вами, или паду с Великой Лестницы прямо в Ад. Но я хочу чтоб вы знали, что я благодарен судьбе за то, что она даровала мне таких друзей как вы. И пусть вначале нашего пути я не понимал этого, но сейчас, сейчас знайте, что даже у демонов есть сердце. И  моё сердце всегда будет любить вас.
          С этими словами он подошёл к Хранителю, и тот коснулся его лба своим Ключом.
          - Во имя Господа, - произнёс Пётр.
          И тут случилось то, чего не ожидал никто.
          Одежда Михаэля стала белоснежной, волосы его из угольно-чёрных стали золотистыми, над головой ярко засветился нимб. А ещё, у него появились серебряные латы. И сияющий чистым светом меч лёг в его ладонь. Два белоснежных крыла расправились за его спиной. 
          Теперь он был не просто Михаэль. Он был Ангелом. Михаилом.
          Даже Пётр опешил от такого чуда.
          - Сколько всего я повидал, но чтобы смертный стал Ангелом, вижу впервые.
          - Теперь можно идти, - Навин широко улыбался, а Линь прыгала от восторга.
          - Дядя Миша. Я ведь говорила, что ты сможешь.
          Девочка бросилась Ангелу на шею и тот крепко и нежно обнял её.
          - НАМ ПОРА, - сказал чистым голосом Михаил. - ЛИНЬ, ТЕБЯ ЖДЁТ РОДНЯ. НАВИН, ТЕБЯ ЖДЁТ ХРИСТОС. ДА И У МЕНЯ ТЕПЕРЬ МНОГО ЗАБОТ.
          Друзья взялись за руки и вместе вошли во Врата Рая.
          Справа шёл Иисус Навин, слева - Михаил, а посередине - девочка, которую мама всегда звала Линь. 
          Вот и всё. А что было дальше, это уже совсем другая история.

          Послесловие.

          ... И вслед за демоном плачущим, грядёт эра великих перемен. И будет недалёк тот час, когда настанет время Ангела, бредущего по запустелому Аду.
                                                                                              Неизвестное пророчество.


Минск. 2012-2014г.г.
                                                                     
              
    


          

                                                                                                                                          


                                                                                                                                                            

Оглавление.                      

Предисловие.
Глава 1. Рождение демона.
Глава 2. Азгорот.
Глава 3. Глас Господень.
Глава 4. Через Ад.
Глава 5. По ту сторону Ада.
Глава 6. Сквозь леса. 
Глава 7. Ущелье.
Глава 8. Источник.
Глава 9. Через пустыню.
Глава 10. Рассказы, рассказы.
Глава 11. Распутье.
Глава 12. История Линь. Приключения и драки.
Глава 13. История Азгорота. Опасности и кошмары.
Глава14. Друзья наяву и во сне.
Глава 15. Новое знакомство.
Глава16. Погоня.
Глава 17. Кладбище Снов.
Глава 18. Смертный Сон.
Глава 19. Город равнодушных.
Глава 20. Лестница в Небо.
Послесловие.  

Похожие статьи:

РассказыПоследний полет ворона

РассказыПортрет (Часть 1)

РассказыПотухший костер

РассказыПортрет (Часть 2)

РассказыОбычное дело

Рейтинг: 0 Голосов: 0 156 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий