fantascop

Когда цветет папоротник

в выпуске 2014/05/05
11 февраля 2014 - Валерий Михайлов
article1420.jpg

В одном царстве-государстве жил Иван по прозвищу Дурак. Не то, чтобы он был сильно уж идиотом, но и умным назвать его было нельзя, та как к чинам он не стремился; трудиться ради богатства от зари до зари не хотел; семьей обзаводиться тоже не желал. Жил он, как живется, и все тосковал по чему-то этакому, чего не мог даже назвать. Вот односельчане и прозвали его дураком.

Как-то раз отдыхал наш Иван на печи, когда к нему в дверь постучался странник. Был он человеком преклонных лет, выглядел уставшим. А на спине нес завязанную в сетку целую кучу хлама.

— Дай воды напиться, мил человек, — попросил он, когда Иван открыл дверь.

— А ты не хочешь войти, скинуть свою поклажу и отдохнуть? – спросил его Иван.

Дело в том, что тогда нравы были иными, и люди охотно пускали к себе незнакомцев отдохнуть или переночевать.

— Я бы с радостью, — ответил странник, — но не могу. Я настолько сросся со своей поклажей, что не могу ее снять, а если и сниму, то боюсь, что не срастусь с ней больше.

— А зачем тебе этот хлам? – удивился Иван.

— В том, что ты назвал хламом, вся моя жизнь, и каждая вещь – это память о человеке или о важном событии, которое я не могу, не имею права забыть. Я должен нести этот груз по жизни, ведь без него я буду уже не собой, а никем, Иваном, родства непомнящим.

— Ну тогда отдохни, не снимая свою кладь, — предложил удивленный Иван.

— Не могу, — ответил странник. У меня есть долг, и совсем уже нет времени. Так что я должен идти. Поэтому дай мне воды, если не жалко и не задерживай меня больше разговором.

— Хорошо, — сказал Иван, и проснулся.

Он лежал на печи, а его будил царский гонец.

— Ты Иван-Дурак? – спросил гонец, когда Иван проснулся.

— Я, — признался Иван.

— Тебя требует царь. Немедленно.

— Дай мне в парадное переодеться, — попросил Иван. – Не могу же я к царю заявиться в домашнем.

— Царь сказал «немедленно», — грозно ответил на это гонец, и они отправились во дворец.

Там Ивана-Дурака без очереди проводили в покои к царю.

— Ты Иван-Дурак? – спросил царь, когда Иван бухнулся перед ним на колени.

— Я, царь-батюшка, — ответил Иван.

— Есть у меня для тебя задание. Явилась нынче мне во сне дева неземной красоты и сказала, что если подарю я ей то, не знаю что, она выйдет за меня замуж. А так как за такими вещами принято посылать дураков, то я и приказываю тебе пойти туда, не знаю куда, и найти то, не знаю что. Тебе мой приказ понятен?

— Нет, — признался Иван.

— Тогда исполняй. И поторопись. Принесешь это мне во время, награжу, а нет – пеняй на себя.

Не зная, что делать, Иван вернулся домой, собрал кое-какие вещи и пошел, куда глядели глаза. Шел он так целый день, а к вечеру вышел к небольшой деревушке в несколько хаток.

Решив спросить дорогу, Иван постучал в дверь ближайшей хаты. Открыл мужичонка с бегающими глазами.

— Не подскажешь, мил человек, как мне найти то, не знаю что? – спросил его на всякий случай Иван.

— Чего не знаю, того не знаю, — признался мужичонка. – Но ты заходи. Дело-то уже к ночи. Переночуешь у нас, а завтра я спрошу у соседей. Может, кто и знает.

Разумеется, Иван согласился.

За ужином он познакомился с семьей мужика. Хозяина дома звали Фролом. Жену Марфой. А детишек Фомой и Еремой.

После ужина легли спать.

Утром, когда Иван собрался идти, его окликнул Фрол.

— Не поможешь мне, Вань, амбар починить? – попросил он.

— Мне приказ царя надо выполнять.

— Да тут быстро. Ты только подскажи-посоветуй, а дальше я сам.

Ивану неудобно было отказывать в помощи приютившему его человеку, тем более, что она не требовала много времени. Вот только, несмотря на его подсказки, Фрол все делал не так, и Ивану пришлось самому взяться за работу. Так он и провозился до самого вечера.

Все это время Фрол не скупился на похвалу, а когда работа была закончена, приказал Марфе готовить праздничный ужин, а сам отправился приглашать гостей. Весь ужин Фрол рассказывал соседям, какого замечательного человека послала ему судьба, и те с ним соглашались.

На следующий день, Едва Иван собрался уходить, его остановил один из соседей Фрола.

— Мне неловко тебя просить, — сказал он, — но у меня сломалась телега, а ты — такой человек, что только ты сможешь меня выручить.

— Мне надо идти выполнять приказ царя.

— Это не надолго. Всего несколько минут. Ты только подскажи, а дальше мы сами.

И вновь Ивану пришлось самому заниматься телегой. И вновь провозился он до самого вечера. А вечером вновь был ужин в его честь, на котором уже вся деревня расхваливала Ивана.

На следующее утро Иван решил идти дальше, несмотря ни на что, но его остановила молодая вдова.

-Помоги мне с погребом, — попросила она.

-Извини, но я и так задержался, а мне нужно выполнять приказ царя.

-Неужели ты способен отказать вдове? – укоризненно спросила она, и Иван понял, что после того, что о нем ей наверняка наговорили, он не сможет оставить ее в беде.

И снова работа была сделана только к вечеру. Весь день вдова помогала Ивану. Была она еще молодой, красивой и такой родной-уютной, что когда она предложила:

— А оставайся ты у меня, Вань. Наплюй на своего царя, а мы на тебя всей деревней молиться будем. Заживешь у нас, как сыр в масле, — он хотел уже согласиться, но его вовремя остановил голос странника.

— Ваня, долго мне еще ждать воды? – устало спросил он.

Этот простой, казалось бы, вопрос, снял пелену с глаз Ивана. И увидел он не красавицу вдову, и не недотеп-крестьян, готовых ему кланяться в ноги, а хитрых паразитов, которые в обмен на славословия пожирали его жизнь. Увидев это, оттолкнул Иван от себя вдову, и, не обращая внимания на вопли паразитов, пошел прочь из деревни, решив не тратить на них больше ни мгновения.

Так он и шел, ночуя в лесу, пока не вышел к дому бабы-Яги. Она сидела на крыльце и что-то шила.

— Здравствуй, бабушка, — сказал Иван, ничуть ее не испугавшись, потому что был дураком. – Не подскажешь, где мне найти то, не знаю что?

— Подскажу, — ответила она, — но тебе не понравятся мои слова.

— Ничего. Ты рассказывай.

— То, не знаю что, находится в волшебном лесу, попасть в который ты сможешь только очистившись в огне моей печи. 

— А иначе никак?

— Никак.

— И я там не сгорю?

— Нет, выйдешь ты оттуда невредимым, но пострадать пострадаешь.

Был бы Иван умным, ни за что бы не поверил бабе-Яге, но умным он не был, поэтому, постояв и почесав тыковку, махнул на все рукой и согласился.

Печь у бабы-Яги была тесной, и Иван в нее поместился с большим трудом.

— Готов? – спросила баба-Яга. – Ты можешь еще передумать.

— Делай, что нужно, — ответил Иван.

— Тогда не обижайся.

Сказав это, она закрыла дверь печи и развела огонь. Дрова вспыхнули мгновенно. Закричал Иван от нестерпимой боли, попытался, было, выломать дверь, но не тут то было. А хуже всего было то, что горел он в печи, не сгорая, так что надеяться на смерть ему не приходилось. Сколько он так горел, сказать невозможно, ведь каждое мгновение боли кажется вечностью, вот только, спустя какое-то время, увидел Иван, что страдает он не от огня, а от присосавшихся к нему и разбухших от его крови тварей. Пожирая его заживо, они долгие годы приносили ему невыносимые страдания, но лишь огонь бабы-Яги позволил ему их увидеть. Увидев их, понял Иван, что это страсти терзают его: несбыточные надежды, былые обиды, страхи, ненависть, зависть и прочие более мелкие страстишки. Посрывал он их с себя, давя руками, и как только последняя страсть приказала долго жить, исчезли его страдания, а огонь вместо боли начал приносить удовольствие. А вскоре открылась Ивану дверь в волшебную страну. 

Несколько дней шел Иван по волшебному лесу, а к вечеру очередного дня вышел к богатому дому, почти как царские хоромы. От этого богатства побоялся Иван даже на ночлег попроситься, но дверь открылась сама, и перед Иваном предстал бессмертный Кощей. Он и был хозяином дома.

— Ну что ты, Ваня, как маленький, — сказал он, поняв замешательство Ивана. – Заходи, гостем будешь. Я тебя не съем. Накормлю, напою, баньку растоплю… А ты мне, что в Мире творится, расскажешь, а то совсем одичал я тут в одиночестве. Переночуешь, а потом и дальше пойдешь. 

Иван не стал заставлять долго себя уговаривать. Кощей принял его по-царски. А вечером после ужина предложил он Ивану в картишки перекинуться.

— Да у меня и нет ничего, на что можно было бы сыграть, — растерялся Иван.

— А давай ты поставишь свою смерть, а я — все свое злато и дом, — предложил Кощей. А золота у него было не меряно. 

— Ты хотел сказать, жизнь, — поправил его Иван.

— Ну что ты, Ваня! Зачем мне твоя жизнь? Не душегуб же я, чтобы ее отнимать. Я предлагаю тебе сыграть на смерть. Именно смерть я отниму у тебя, если ты проиграешь.

— А зачем тебе моя смерть? – удивился Иван.

— А тебе? – ответил вопросом на вопрос Кощей.

— Не знаю, — растерялся Иван.

— С моими сокровищами ты сто жизней проживешь в богатстве и роскоши, а их почти не убавится. Если, конечно, выиграешь.

Предложение Кощея было заманчивым, но только Иван открыл рот, чтобы согласиться, как опять услышал голос странника, просящего воду. И опять этот голос снял с Ивана наваждение. И понял Иван, что не от хорошей жизни Кощей жаждет заполучить его смерть; что точно также когда-то заманили его в Кощеи, и пришлось ему год за годом чахнуть над своими богатствами; что только потеряв смерть, можно понять, чего ты лишился на самом деле.

Поблагодарил Иван мысленно странника за второе уже спасение и отказался от игры. Встал он из-за стола, чтобы дальше идти, но Кощей его остановил.

— Ты только сам, добровольно можешь проиграть свою смерть. Силой ее отобрать я не волен. Поэтому оставайся смело на ночь. Клянусь, ничего я тебе не сделаю. Да и мне все ж веселее будет. Не часто ко мне гости захаживают.

Поверил ему Иван и остался ночевать. Кощей свое слово сдержал.  

Еще через несколько дней вышел Иван на дорогу, и как только он вышел, остановилась перед ним богатая карета. Из кареты вышел вельможа.

— Вот мы и встретились, как и предсказали мне звезды, — сказал он Ивану.

— Прости, уважаемый, но ты меня с кем-то путаешь, — опешил Иван.

— Как можешь ты, глупец, сомневаться в предсказании звезд! – изрек вельможа.

— Я ищу то, не знаю что, — признался Иван. – По приказу царя.

— Ну правильно, — согласился вельможа. – Я величайший из мудрецов. Звезды открыли мне, что я встречу на этой дороге ученика. Ты же ищешь то, не знаешь что. Правильно? 

— Правильно, — согласился Иван.

— Тогда скажи мне, ты знаешь, что такое высшая мудрость?

— Нет, — признался Иван.

— А раз так, то высшая мудрость и есть то, что ты не знаешь, что. Так?

— Так, — согласился Иван.

— А раз так, то мы поступим следующим образом: По повелению царя ты поступишь ко мне в услужение, а я за это буду тебя кормить и учить высшей мудрости. А когда ты ее освоишь, вернешься к царю и передашь ее ему. Ведь именно за этим и послал тебя царь. Не так ли?

— Так, — растерялся Иван. 

— Тогда садись рядом с кучером, и поедем домой.

Когда они приехали, учитель мудрости приказал Ивану вычистить конюшню, которую давно уже никто не чистил, а чтобы тот мог работать и учиться одновременно, заставил его повторять какое-то заклинание на латыни.

— Повторяй, пока не впитаешь эти слова, — наказал он Ивану.

— А как я узнаю, что уже их впитал? – спросил Иван.

— Никак, так как ты еще глуп. Поэтому я сам тебе скажу.

Работа длилась до самой ночи. После работы и ученья учитель дал Ивану кружку молока, кусок хлеба и сказал:

— Умеренность в еде – обязательное правило на пути к мудрости. Поэтому есть будешь один раз в день. Привыкай. Ученье – вещь трудная.

И действительно, Ивану пришлось нелегко. Учитель поднимал его еще до зари и заставлял во время работы до самой ночи заучивать все новые и новые заклинания. Ночью кормил Ивана объедками, а иногда и просто хлебом с водой, и отправлял спать в хлев. Так проходили день за днем, и вот однажды Иван вновь услышал голос странника.

— Долго еще мне ждать? – раздраженно спросил он. – Или ты хочешь, чтобы я умер у тебя под порогом?

И опять этот голос открыл Ивану глаза.

— Твоя мудрость – бессмысленная тарабарщина и сеть из слов, в которую ты меня поймал, — сказал Иван в гневе учителю. — Ты обманом заставил меня задарма на тебя работать, но я прозрел и больше не хочу этого. Скажи звездам, пусть ищут тебе другого дурака, а я ухожу.

Сказал и пошел дальше, куда глаза глядят. А чтобы больше не попадаться, решил ночевать в лесу. И вот однажды лунной ночью разбудила его песня. И хоть слова он не разбирал, приятный девичий голос заставил его испытать необычайное волнение и желание увидеть поющую. Встал Иван и, стараясь не шуметь, пошел на голос. Вскоре вышел он к лесной поляне, на которой, купаясь в лунном сиянии, пела дева неземной красоты. Она, казалось, была полностью поглощена пением, но когда Иван остановился, спрятавшись за кустом, дева сказал:

— Ну что же ты стал? Подойди. Аль боишься меня?

Сказала и рассмеялась.

А когда плененный ее красотой Иван вышел из укрытия и нерешительно остановился на краю поляны, она подошла к нему и посмотрела ему в глаза. От ее взгляда Иван окончательно потерял голову. Видя это, она снова рассмеялась, а потом спросила:

— Веришь ты мне?

— Верю, — ответил Иван, готовый сделать все, что она ему прикажет.

— Хочешь навсегда остаться со мной?

— Хочу. Больше жизни хочу.

— Это хорошо, — сказала она, — потому что для этого я должна буду отпустить тебя. Ты позволишь мне это сделать?

— Делай, что хочешь.

— Нет, милый, ты сам должен этого хотеть. Ведь чтобы освободиться, тебе придется умереть. Готов ли ты к этому?

— Готов, — решился он.

— Ты сам этого захотел, — сказала она и, рассмеявшись, вонзила нож с лезвием из лунного сияния ему в грудь. В самое сердце.

Иван приготовился к боли, но вместо нее почувствовал он приятную легкость. А потом его тело раскрылось, и он вылетел на свободу, превратившись в того, не знаю кого. Ибо не смерть принесла ему красавица, а освобождение от шелухи прожитых лет. Поняв это, рассмеялся он. А потом к нему пришло понимание, что и царь, и Яга, и Кощей, и даже пройдоха-мудрец, все они были им. А еще он понял, что все это – сон странника, желающего напиться, и что странник – тоже он.

И проснулся тогда Иван, и сбросил с себя груз накопленного за жизнь хлама. Вошел в свой дом, зачерпнул воды, и сделал жадный глоток. В тот же миг он проснулся.

Теперь он был цветком папоротника, сияющим ярким светом. И хоть папоротнику не дано природой цвести, иногда, обретая освобождение, человек превращается в этот цветок, способный увидеть саму суть вещей, все сокровища вселенной. Спадают тогда покровы с глаз его, и следующее пробуждение…

Похожие статьи:

РассказыСказка о доме и управдоме

РассказыНесколько мгновений совсем другой весны (часть вторая)

РассказыАморальная сказка

РассказыНесколько мгновений совсем другой весны

РассказыМэриэн

Рейтинг: +2 Голосов: 2 620 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий