fantascop

Коготь сатаны

в выпуске 2015/06/15
5 апреля 2015 - Андрей Панченко
article4216.jpg

От езды костяной шлем, искусно выполненный из верхней части черепа махайрода, наползал на глаза, закрывая обзор, а саблевидные клыки, торчащие из его верхней челюсти, упирались в лицо, норовя поранить его. Но Крогг не снимал шлема, так как он был его визитной карточкой и всем открыто говорил, что вот он - охотник, в одиночку одолевший свирепого хищника.

Крогг въехал в Каменноград на шикарной бричке новой модели с откидным верхом из кожи индрикотерия и модифицированными рессорами, запряжённой двойкой ретивых гиппарионов. 
Вечерний сумрак навис над городом. По небу летели рваные облака, окрашенные в красный цвет закатом солнца, а ветер нагибал карликовые берёзы, растущие вдоль дороги.
Припарковавшись у обочины, Крогг выпрыгнул из брички, прицепил за спину Коготь сатаны в ножнах, поправил выбившийся из-под шлема локон густых чёрных волос и направился к придорожному кафе: после долгого пути стоило подкрепиться. Отворив массивные деревянные двери он, вошёл в накуренное помещение, едва освещаемое фосфорными фонарями и парой сотен стеариновых свечей. Пройдя к свободному столику, он сел на стул и, сняв шлем, подозвал официанта.
- Мне, пожалуйста, стейк платибелодона по-неандертальски с кровью и кружку пива, - бросил он.
Официант кивнул и удалился, однако довольно быстро вернулся и поставил перед Кроггом заказанное. Вдохнув аромат, исходивший от блюда, Крогг с жадностью набросился на пищу, ловко управляясь кремниевым ножом и пикой.
- Кто бы мог подумать! - послышалось из-за спины. - Крогг, охотник за нечистью, в одиночку перебивший всех лощинских волколаков, собственной персоной.
Крогг поперхнулся стейком, услышав знакомый голос.
- Хлоя, я... – откашлявшись, выдавил он, не поворачивая головы.
- Даже не думай вымаливать прощение! - оборвала Хлоя. - После того, как ты, негодяй, подло сбежал после бурно проведённой совместной ночи, ты его не заслуживаешь. Хотя...
Она обошла вокруг стола, медленно проведя рукой по краю столешницы и села напротив, загородив и без того тусклый свет фонаря. На ней был надет кожаный облегающий пиджак тёмно-коричневого цвета с отороченным   мехом макраухении воротником и обтягивающие штаны, которые чётко подчёркивали фигуру, а огненно-рыжие волосы каскадом рассыпались по её плечам. Её мать была чистокровной кроманьонкой, а отец, владелец завода по производству боевых дирижаблей -  пришельцем с Дальней Земли. У неё было надменное лицо, высокий красивый лоб, не в пример своим предкам, которого она почему-то стеснялась и постоянно прикрывала волосами, большие серые глаза, маленький, чуть вздёрнутый нос и широкие скулы.
- …если ты мне окажешь одну услугу, я, пожалуй, сделаю снисхождение, - закончила она начатую фразу.
- Ты меня пугаешь, женщина, - сказал Крогг, откинувшись на спинку стула, - последний раз, когда я оказывал тебе услугу, мне пришлось штопать свою задницу, а это, скажу тебе, не очень приятная процедура.
- Да, ладно тебе, милый, - на распев протянула Хлоя. – На этот раз, всего лишь, безобидный демон-фантом.
- Ого, с каждым разом становится всё интереснее и интереснее. Но почему бы тебе не попросить Бурда Кривого Бочонка, например.
- Но, ведь, это не он сбежал от меня тем утром, и потом, только у тебя есть обсидиановый клинок, а нечисть… она такая – от чего попало умирать не хочет, сам знаешь.
- И чем же тебе досадил этот пресловутый демон-фантом? – спросил Крогг, засунул в рот последний кусок мяса и, не прожевав его, отхлебнул из кружки.
- Пока он ничего плохого не сделал, но люди его боятся. Несколько человек видели демона на подступах к городу. Старые говорят, что это засланец из иномира, ищущий редкие элементы, необходимые для открытия портала. После того, как он найдёт всё необходимое, он откроет врата, и к нам хлынут иномиряне, чтобы уничтожить нас всех и завладеть нашими ресурсами, да и вообще – миром, в целом.
- Серьёзное обвинение, - умозрительно заключил Коготь сатаны, вытирая ладонью пивную пену с бороды и усов. – Дорогуша, ты хочешь от меня невозможного. Фантома не одолеть обсидиановым мечом, тут нужно что-то более…
- Послушай, Крогг, - перебила его девушка, - если ты испугался…
- Я охотник и никогда никого и ничего не боялся! – вспылил он. - Я имею в виду, что здесь нужен индивидуальный подход.
- Тогда слушай сюда. По словам Старых, существует некий артефакт, в котором сокрыта таинственная мощь, способная сделать демона материальным. Уничтожив его, можно будет уничтожить и чудовище. Проблема лишь в том… - Хлоя замолчала, закатив кверху глаза.
- Не томи, сладкая, - подался вперёд Крогг.
- Проблема лишь в том, - продолжила девушка, - что артефакт находится в самом сердце логова демона-фантома в Хвойном Лесу, в пещере у подножия Туманных Гор.
- Отлично! – воскликнул охотник и ударил по столу руками так, что посуда подскочила, и пиво выплеснулось из кружки.
- Не бузи, парень, - послышался недовольный голос справа.
Крогг встал, выкинул в сторону возгласа непристойный жест рукой и уставился на Хлою.
- Что я с этого буду иметь?
- Ну, за этим дело не станет.
- Хорошо, – сказал он и, склонившись к уху девушки, озорным голосом не двусмысленно спросил: - Тогда, может быть, ты мне подскажешь, где я смогу переночевать?
- Нет-нет-нет, и не рассчитывай! – отстранилась Хлоя, догадавшись о его намерениях.
- Ладно, об этом я позабочусь самостоятельно, - он выпрямился, бросил на стол пару сапфиров, в качестве оплаты за ужин, нахлобучил шлем и, не оборачиваясь, вышел из кафе, махнув на прощанье  рукой перед самым выходом.
- Идиот! – многозначительно процедила сквозь зубы девушка.

* * *
Лишь только едва забрезжил рассвет, Крогг покинул пределы города через западные ворота и въехал в лесистую местность, мало отличающуюся от тех, по которым он странствовал, охотясь на различную нечисть. Разлапистые ели и кедры отбрасывали мрачные тени, создавая угнетающую атмосферу. Вокруг стояла пугающая тишина, только фырканье и топот маленьких копыт гиппарионов, да стук деревянных колёс по пыльной дороге нарушали её безмятежность. 
Туманные Горы располагались в нескольких вёрстах от города, и, если не возникнет никаких препятствий, Крогг рассчитывал добраться до пещер в течение часа, но, как подсказывал опыт, не всегда удаётся достигнуть точки назначения вовремя. Так случилось и в этот раз.
Дорога пошла под уклон, гиппарионы бодро отстукивали копытцами, бричка подпрыгивала на ухабах, норовя сбросить Крогга на землю. Достигнув лесного озера, скакуны вдруг резко остановились, словно ударились о прозрачную стену, и неистово стали ржать, вставая на дыбы. Такое поведение говорило лишь об одном - рядом хищник. Охотник огляделся по сторонам, высматривая источник беспокойства, но вокруг было по-прежнему спокойно. От озера не стоило ожидать сюрпризов - обитавшие в нём чудовища не охотились на суше, да и гиппарионы их не чувствовали. Опасность могла поджидать только со стороны леса. Крогт спрыгнул с козел и ласковыми словами попытался успокоить животных, но все его уговоры были тщетными. Гиппарионы испуганно фыркали, прядя ушами, и с опаской косились на колючий кустарник в нескольких аршинах впереди, по правой стороне дороги.
Крогг молча достал из брички Коготь сатаны и каменный топор. Зажав рукоять меча, предварительно извлечённого из ножен, в левой руке, а топор в правой, он медленно, стараясь не делать резких движений, двинулся в сторону зарослей. Не успел он сделать и трёх шагов, как оттуда стремительной тенью вырвалось животное размером с крупного индюка и приземлилось посреди дороги, подняв серые клубы пыли; оно чихнуло и уставилось на Крогга своим блёкло-оранжевым глазом с вертикальным зрачком, слегка повернув набок голову.
Глорх!
Глорхи были одними из тех немногочисленных рептилий, которые пережили последнее Великое Оледенение, случившееся 10000 лет назад, и с тех пор отлично приспособились к суровому климату северных широт. Они имели массивную непропорциональную телу вытянутую голову, мощные челюсти, усаженные мелкими, но  очень  острыми  зубами  и  были  начисто лишены передних конечностей. Задняя часть головы, спина и основание хвоста были покрыты зелёными перьями, плотно прилегающими друг к другу, всё остальное тело украшала изумрудная чешуя.
Ящер каркнул, распушил свой перьевой хохолок, опустил голову к земле и приготовился к нападению. Один он сам по себе не представлял большой опасности для человека, но глорхи всегда охотились стаями, и Крогг это отлично знал.
Глорх бросился в атаку, но лучи восходящего солнца на мгновение ослепили его, это сыграло Кроггу на руку. Широко размахнувшись, он метнул топор, угодив хищнику точно между глаз. Неожиданный удар отбросил ящера назад, оглушённый он упал и задёргал лапами, скребя землю острыми, как бритва когтями.
Одновременно с броском охотник развернулся и перекинул Коготь сатаны в правую руку, как раз вовремя, чтобы отразить нападение сзади. Голова второго глорха отлетела далеко в озеро. Крогг быстрым взглядом пересчитал оставшихся рептилий, оценивая обстановку.
Семеро. Двое на дороге, четверо выступили из ельника, и один взобрался на бричку. Гиппарионы взбесились и с диким ржанием и пеной у рта понесли. Хищник не удержался, свалился на землю и неуклюже попытался подняться на ноги. Одновременно с этим все остальные разом бросились на Крогга.
- Чёрт! – выдавил охотник и принял бой.
Ближайший глорх в ту же секунду прыгнул на него, метя в грудь острыми когтями, Крогг откинул его сильным ударом левой руки, следующего от души пнул в зоб сапогом так, что у того вырвался сдавленный «кар» и перехватило дыхание, а перья полетели в разные стороны, как с драного петуха. Третьего рубанул мечом по бедру, рассекая чешуйчатую кожу, и когда тот попытался отскочить в сторону, вторым ударом перебил ему хребет. Четвёртого ударить не успел, так как другой ящер, минуту назад пытавшийся позавтракать «гиппарионятинкой», вспрыгнул ему на спину, раздирая в клочья куртку вместе с кожей, и вцепился зубами в плечо. Шлем слетел с головы. Крогг, стиснул зубы и зашипел от боли. Схватив глорха за тонкую шею, он с трудом оторвал его от себя. Распоров на весу его брюхо, он бросил гада под ноги его же соплеменникам, и, пока те пожирали тёплые вывалившиеся внутренности своего агонизирующего приятеля, отступил к лесу. Не смотря на силу и опыт, шансы, всё-таки, были не равны.
Оставив дорогу, охотник пробирался сквозь густой ельник, бесшумно ступая по усыпанному хвоей мягкому мшанику. Спину жгло, словно за шиворот насыпали раскалённых камней, кровь пропитала рубаху и горячими крупными каплями капала на землю. Раны были несерьёзными, но кровоток следовало остановить, иначе Крогг рисковал потерять силы, чего сейчас нельзя было допустить. Но все перевязочные материалы находились в бричке, которая унеслась вместе с взбесившимися гиппарионами.
Прошло около получаса ходьбы, когда за спиной снова послышалось карканье глорхов. Вероятно, они шествовали за ним по кровавому следу, оставляемому им на ветках и мохе. Если на открытой местности глорхам можно было худо-бедно противостоять, то при столкновении с ними в чаще леса у человека не было никаких шансов. Тем более у истекающего кровью.
Крогг опёрся рукой о ствол кедра и обернулся, пытаясь высмотреть преследовавших его рептилий, но низко свисающие еловые лапы не позволили ему этого сделать. Внезапно карканье раздалось совсем не с той стороны, с которой он ожидал. Вероятно, они обошли его  с флангов и зашли спереди. Два глорха в пяти аршинах от него, опустив головы к земле, разрывали лапами мох, в любой момент готовые броситься на свою добычу.
Недолго думая, Крогг подпрыгнул, ухватился руками за сук, с трудом подтянулся - рана в плече отозвалась острой болью - и взобрался на дерево, глорхи только успели щёлкнуть челюстями в тщетной попытке дотянуться до жертвы.
Охотник устроился поудобней на развилке сучьев и стянул с себя одежду, предварительно повесив на ветку ножны с мечом. Изорвав рубаху на лоскуты, он связал их вместе и худо-бедно перетянул свои раны.
Тем временем подтянулись ещё три оставшихся в живых глорха. Дело приняло новый оборот, что сулило Кроггу безрадостную перспективу просидеть на дереве несколько дней, так как ящеры могли обходиться без пищи довольно длительное время, и вряд ли они просто так дадут ему скрыться. Необходимо было что-то предпринять.
Сучья кедра были неровными и о том, чтобы вырезать колья, нечего было и думать.
Чтобы хоть как-то спровоцировать глорхов на драку между собой, Крогг сбросил вниз кусок окровавленной материи, оставшийся от рубахи, который приземлился точнёхонько на чешуйчатую морду одного из гадов, залепив глаза. Тот по-птичьи задёргал головой, пытаясь стряхнуть непонятную штуку. Другой ящер, видимо вожак стаи, крупный и с пёстрой головой, почуяв рядом запах крови, бросился к собрату, и они сцепились в смертельной схватке. Остальные не заставили себя долго ждать, и вчетвером они в считанные секунды разорвали несчастного глорха на куски.
Минус один.
Затея сработала лучше некуда. Крогг удовлетворённо хмыкнул, глядя на разыгравшуюся внизу драму, и откинулся на ствол кедра, поморщившись от острой боли в спине. Сорвав несколько шишек, он принялся грызть орешки, попутно выстраивая в голове план дальнейших действий.
Между тем время перевалило за полдень, солнце поднялось высоко, но в лесу по прежнему стоял прохладный сумрак, и одолевали комары.
Расправившись с трупом собрата, глорхи лениво разлеглись между торчащих из земли корней дерева. Время от времени они поднимали свои огромные хохлатые головы и прислушивались к малейшему шороху, моргая большими водянистыми глазами.
Выбрав орешки из очередной шишки, Крогг запустил ею в вожака стаи. Тот подскочил, взъерошил перья и обиженно каркнул. Неожиданно с восточной стороны послышалось едва слышное гудение, похожее на звуки, издаваемые танцующими огнями на северных болотах, только более равномерное. Глорхи, как один, резко подскочили и, с опаской оглядываясь, друг за другом поспешно ретировались. В это же время контуры елей и кедров засветились голубым сиянием.
Крогг напрягся.
 «А не демон-фантом ли это, часом?» – пронеслось в голове, и, когда из-за деревьев показался размытый полупрозрачный силуэт, у охотника в этом не могло быть никаких сомнений.
Огромная флуоресцирующая тварь напоминала обезьяну с головой хищного кабана - энтелодона: косая сажень в холке, длинные передние конечности и красные светящиеся глаза.
Демон величественно прошествовал мимо дерева, на котором затаился Крогг, он, казалось, не обращал внимания на препятствия, его тело проходило сквозь ветви и стволы и подёргивалось непонятной рябью. С такими охотник ещё никогда не сталкивался.
В момент, когда чудовище поравнялось с ним, волосы на всём теле зашевелились и встали дыбом, но не от ужаса, - Крогг вообще не знал, что такое ужас, - а от статического электричества, как обычно происходило перед грозой.
Что-то здесь было не так.
Крогг выждал, когда демон скроется из виду, спустился с кедра и не спеша направился вслед за ним. Как ни странно, исчадие иномира не оставляло никаких следов и приходилось ориентироваться по оттеняемому пробивающимися сквозь кроны солнечными лучами и без того слабому свечению.
Так они шествовали какое-то время, пока Крогг не натолкнулся на свою бричку, застрявшую колёсами в корнях. Гиппарионов не было. Была лишь одна голова, запутанная в ремнях, и внутренности, растянутые на несколько метров – остаток пиршества глорхов. Второму скакуну, вероятно, удалось спастись, так как никаких следов от него не осталось.
Решив оставить преследование, Крогг скинул куртку и размотал импровизированные бинты. Кровь остановилась, что не могло не радовать. Он смазал свои раны лечебной мазью и наложил чистую повязку, оделся и сунул за голенище кремниевый нож. Затем отхлебнул из кожаной фляги, повесил её на плечо и перетянул волосы в тугой хвост – без шлема, потерянного в бою с глорхами, они постоянно липли к лицу и цеплялись за ветки.
Поправив ножны и одёрнув куртку, Крогг снова вышел на дорогу, дабы не сталкиваться с глорхами в лесу, и продолжил путь к Туманным Горам, скрываясь от палящего зноя у обочины под сенью леса.
Два часа спустя, охотник без приключений добрался до развилки и свернул на юго-запад. Преодолев ещё пару вёрст, он, наконец, достиг гор, спрятавших свои вершины в вечном тумане, у подножия которых зиял тёмный провал пещеры, обрамлённый порослью колючих растений. Если Хлоя не ошиблась, это, должно быть, и было логовище демона-фантома.
Запалив смолистую ветку, Крогг вошёл. Колеблющееся пламя выхватило из темноты бугристые стены в известковых потёках, испещрённые рисунками предков, и низкий сводчатый потолок. Пол пещеры был устлан мелким серо-зелёным песчаником. Как он здесь оказался, было не совсем понятно. Пройдя по неширокому извилистому проходу, Крогг очутился в небольшом, но просторном зале. Беглого взгляда было достаточно, чтобы понять, что пещера пуста (если не считать нескольких спящих нетопырей, свисающих со свода вниз головой), лишь следы древнего кострища посередине, да разбросанные вокруг черепки и кости. Здесь давно никто не жил.
Крогг чертыхнулся в сердцах. Неужели Хлоя ошиблась?! Или он сбился с пути и не туда забрёл?
Пламя факела всколыхнулось последний раз и погасло. Охотник отбросил в сторону бесполезную ветку и на ощупь стал пробираться к выходу.
Примерно на полпути его рука, ощупывавшая левую стену, провалилась в узкий проём. Крогг остановился. Его глаза, ещё не совсем привыкшие к темноте, уловили едва видимое голубое свечение, исходившее из этого проёма.
Бинго!
Внезапно свечение сменилось с тускло-голубого на ярко-жёлтое, высветив в стене довольно узкий проход, достаточный лишь для того, чтобы прошёл один человек. Боком, на выдохе. 
Недолго думая, Крогг стал протискиваться к источнику света, прижавшись грудью к стене, чтобы не потревожить израненную спину. Свет стал ярче, и чем дальше продвигался охотник, тем ярче он становился.
Наконец он оказался на освещённом пространстве, настолько освещённом, что ему показалось, будто он вышел наружу, но стены и потолок доказывали обратное. Вдоль противоположной проходу стены стояли какие-то странные приборы из неизвестного Кроггу блестящего, как гладь озера, материала. Над одним из них склонился демон-фантом и проводил какие-то манипуляции, при этом его облик мерцал и временами пропадал. Наверное, это и был тот самый артефакт, обеспечивающий его неуязвимость.
Крогг осторожно вынул из ножен Коготь сатаны,  стараясь не шуметь, но песчаник, которого здесь было предостаточно, предательски хрустнул под каблуком. Демон резко обернулся, вперив в охотника свои угольно-красные глаза, затем перевёл их на меч и разразился потусторонним хохотом.
Кажется, он вовсе не был удивлён его появлению.
- Ты и вправду думаешь, что тебе поможет эта зубочистка? – проговорил он.
- По крайней мере, надеюсь, - ответил Крогг, изготовившись к атаке. – Я так понимаю, ты знаешь кто я?
Демон чуть заметно кивнул и сказал:
- Ты мне не нужен, Крогг. Я не хочу тебя убивать, - чудовище медленно двинулось вдоль ряда своих приборов, не спуская глаз с охотника, - но мне нужен твой меч.
- Так подойди и возьми его.
В ту же секунду демон ринулся в нападение, широко раскинув длинные ручищи. Крогг ловко увернулся, почувствовав, как волосы зашевелились. От монстра исходила довольно сильная аура статического электричества. Не хотелось бы оказаться в его объятиях.
Следующий взмах руки чудовища всё-таки настиг Крогга, пропуская его сквозь свою оболочку. Мощный разряд пронзил охотника до самых пяток. Сердце на мгновение замерло, сильнейшая судорога скрутила все мышцы, ноги подкосились и он упал, выронив меч. Чудом оставшись в сознании, он откатился в сторону приборов, поднялся, и, пока демон разворачивался, выдернул пробку из фляги, каким-то образом удержавшейся на плече в пылу боя, и вылил её содержимое на тот прибор, у которого застал монстра, войдя в пещеру.
Всё произошло в считанные мгновения.
Прибор заискрился, задымился, все огоньки на его корпусе беспорядочно замигали, и он потух. В то же время оболочка демона исчезла, и на её месте остался седой человек с всклокоченной шевелюрой, у ног которого лежал Коготь сатаны. Не поднимая головы, он нагнулся и коснулся пальцами его эфеса, а когда выпрямился, в его груди уже торчала рукоять кремниевого ножа. Крогг сам не заметил, как метнул его.
Человек поднял полные боли глаза, и сердце охотника ёкнуло – он знал этого старика. Это был знаменитый в Каменнограде конструктор дирижаблей, отец Хлои.
- Мардук? – выдавил Крогг. В горле пересохло, и слова давались ему с трудом.
- Да, мой мальчик, - сдавленно прошептал тот и тяжело осел на пол, - так меня звали в этом мире.
- Но зачем? Зачем ты это сделал? – Крогг опустился перед ним на колено и помог приподняться.
- Как я уже говорил, мне нужен был Коготь сатаны. Но ты, ведь, просто так бы его не отдал, верно?
Охотник не ответил. Мардук и не ждал ответа.
- Видишь эти приборы? - продолжал он. – Это результат моей сорокалетней работы. Я увлёкся проблемами перемещения во времени ещё в своём мире. Десять лет я работал над этим, и мне удалось кое-чего достичь. Произведя первое испытание, я попал в прошлое. По крайней мере, я так думал вначале. Но последующие наблюдения показали, что это не так. На самом деле это был альтернативный мир, где история пошла по другому пути. Мир, где динозавры ещё не переродились в птиц. Мир, развитие которого остановилось на пороге каменного века. Твой мир, Крогг. Хочу отдать тебе должное: вы довольно многого достигли, пользуясь одними лишь камнем и деревом. Ума не приложу, как вы обходитесь без металла.
Он закашлялся, изо рта потекла кровь, и седая борода окрасилась алыми пятнами.
- Вот уже тридцать лет я живу вместе с вами.
- Но почему ты не вернулся домой? И для чего эта игра с демоном-фантомом?
- Перемещение сожгло некоторые схемы прибора. Одной из важных составляющих этих схем была обсидиановая пластина. Она рассыпалась в порошок. Я потратил долгие годы на поиски обсидиана, но так и не нашёл. Наверное, его, как и металла, попросту нет в вашем мире. Недавно я узнал, что ты обладаешь нужным мне материалом, и решил устроить тебе ловушку, но, как видишь, недооценив тебя, просчитался. А на счёт демона-фантома… так это просто мера предосторожности, всего лишь голограмма, поддерживаемая голопроектором, который ты залил водой…
- Это было вино, - вставил Крогг.
- Сейчас это уже не имеет никакого значения, - старик снова закашлялся и, поморщившись, обхватил рукоять ножа, торчащую из груди. – Проекция отпугивала от меня хищников, когда я перемещался по лесу. Такова моя история. Прости, что так получилось.
- Прощаю, - кивнул охотник и спросил: - Так как же тебя всё-таки звали?
- Непонятно?
- Ты сказал: Мардук… так тебя звали в этом мире. А как тебя звали в твоём?
- Горбушкин, Александр Степанович…
Александр Степанович зашёлся безудержным кашлем, разбрызгивая кровавые капли, глаза его закатились и тело обмякло. Он умер.
- Дела-а! – выдохнул Крогг, вытащил из тела старика нож, обтёр его и, подобрав меч, встал с колен. Затем он с любопытством потрогал блестящие детали приборов, внимательно осмотрев каждый. Поверхность была гладкой и приятно холодила кожу. В одном из приборов он обнаружил вертикальный прорез, достаточный для того, чтобы вставить Коготь сатаны, но чутьё подсказало, что этого лучше не делать. Чёрт его знает, что может случиться!
Удовлетворив своё любопытство, охотник завалил тело Горбушкина камнями и направился к выходу.
Щурясь от яркого света, Крогг вышел из пещеры, но не успел сделать и двух шагов, как на голову обрушился сильный удар, и он потерял сознание.

* * *
Когда он очнулся, солнце едва зацепилось за верхушки елей. Значит, в отключке он был не долго, однако тому, кто ударил Крогга, этого времени было достаточно, чтобы перевернуть его лицом вниз и связать руки за спиной. 
В рот набралась палая хвоя вперемешку с землёй. Охотник перекатился на спину, поморщился и, отплёвываясь, сел.
- Очнулся?
- Хло? – Крогг мотнул головой, пытаясь стряхнуть налипший мусор с бровей и ресниц. – Какого чёрта?
- «Какого чёрта?» - вскрикнула Хлоя. – Ты ещё спрашиваешь? Кретин, ты убил моего отца.
- Неужели! А я-то думал, что ты до сих пор злишься на меня за то утро. Вот болван!
- Хватит язвить, - она присела на обломок скалы, в руках у неё был Коготь сатаны. – Да, наш с ним план провалился, но ты не должен был убивать его.
- Я бы и не стал, но всё произошло так быстро… И потом… он бы убил меня.
- На это расчёта не было. Электрическое поле голопроекции должно было вывести тебя из строя на какое-то время, но ты оказался крепче, чем мы думали. Но теперь на твой счёт у меня другие планы, - Хлоя повертела меч перед глазами, солнечные блики, отбрасываемые его обсидиановым клинком, заиграли у неё на лице, - боюсь, тебе они не понравятся.
- Стерва! – скрипя зубами, проронил охотник.
Из горла девушки вырвался зловещий смешок. Она встала и шагнула к Кроггу, лицо её выражало отнюдь не добрые намерения.
Неожиданно выскочивший из ельника глорх, остановил её на полпути, сбив с ног. Одновременно с этим с разных сторон к ней метнулись ещё три тени.
Девушка закричала, когда ящеры стали рвать её ужасными когтями.
С трудом поднявшись на ноги, Крогг медленно отступил в тень пещеры. Ещё вчера он оторвал бы голову тому, кто поднял бы на эту женщину руку, но не сегодня… Кое как вытащив нож, он освободился от пут и размял руки, равнодушно наблюдая, как рептилии безжалостно терзают уже бездыханное тело Хлои. Затем набрал в лёгкие побольше воздуха и с громким криком бросился к глорхам. Те от неожиданности прыснули в разные стороны. Самому нерасторопному, всё-таки, достался увесистый пинок, подбросивший его на метр в высоту. Подхватив с земли Коготь сатаны, выпавший из рук бывшей подруги, Крогг завертелся, как адская мельница.
Схватка была не долгой. Первым лишился своей пёстрой головы вожак стаи, второй гад свалился с отсечённой конечностью и был добит остриём меча, двое оставшихся струсили и скрылись в лесу.
Крогг, тяжело дыша, опустился на землю.
- Ну, и к чему привела твоя затея, Хло? – отдышавшись, спросил он у изувеченного тела девушки.
Хлоя не ответила, взгляд её остекленевших глаз был устремлён в небо.
Он похоронил её в пещере, рядом с отцом, после чего отправился в Каменноград: нужно было купить новый шлем и парочку гиппарионов.

03.05.2014

Похожие статьи:

РассказыПоследний полет ворона

РассказыПортрет (Часть 1)

РассказыПортрет (Часть 2)

РассказыПотухший костер

РассказыОбычное дело

Рейтинг: +2 Голосов: 2 705 просмотров
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий