fantascop

Козырная дама. Глава 2. Существо

на личной

5 сентября 2016 - Дмитрий Липатов
article9091.jpg

 

Массивные стены, сводчатые потолки, пока шли по коридору, вой перешел в кашель и затих. Когда Ланской переступил порог тюрьмы, он вспомнил, как тяжело умирала первая жена.

В монашеской келье пахло сыростью и пшенной кашей. Из квадратного оконца плотный пучок солнечного света выжег на стене яркую полоску. Образа в углу смотрели с обидой. Лицо когда-то любимой женщины почернело. Изрешеченный морщинами лоб напоминал новгородский тракт. Высохшие руки …

— Пожалте, ваше превосходительство, здесь,— дежурный вахмистр заглянул в глазок четвертой камеры.

Дубовая обитая железом дверь подрагивала. Из щелей кормушки струился нежный аромат печеного хлеба. Тусклый свет керосиновых светильников в коридоре, верёвочные циновки под ногами, звон ключей на поясе дежурного.

Мрачная, окрашенная сажей камера напоминала склеп. Маленькое окошко ютилось под сводчатым потолком. За прикрученным к стене столиком сидел молоденький унтер. Свет лампы отсвечивался в его глазах отблесками ужаса и непонимания. Скрипело перо. Верхний лист на кипе бумаг задирался порывом ветра. Рядом с откинутой кроватью стояла двухметровая голая женщина ржаного цвета.

Пористая кожа существа напоминала засохший хлебный мякиш. Чуть сплюснутая голова, покатые плечи, на спине и огромных ягодицах виднелись следы человеческих рук. Будто баба была слеплена из ржаного хлеба, а не рождена чревом матери. Отраженный от стен голос исполина болью отдавался в бронхах.

— Кто это? — побелевшие губы Андрей Егорыча обернулись тонкими черточками.

— Виноват-с. Недоглядел-с,— голова начальника тюрьмы полезла чуть вперед, будто в петлю. В глазах стояла такая тоска, что советник пожалел об интонации произнесенных слов. С замиранием сердца, ловя каждое движение чиновника, унтера разом гаркнули:

— Служим царю и отечеству!

— Что оно…,— советник оторвался от глазка,— в смысле она, диктует?

— Вот,— протянул пачку бумаг полковник.

— Господи Всевышний! — размашистым почерком на листах пестрели заголовки «Воззвание солдатам и матросам», «Декрет о мире», «Долой царя», «От каждого по способностям, каждому по пуду зерна», «Аграрный вопрос»,— советник поднес исчерканную бумажку к глазам.— А это что?

— Стихи, «Кранты жигану»,— прочел первые строчки ротмистр,— на Лермонтова похоже,— и, заложив руку за спину, продекламировал:— Урыли честного жигана, и форшманули пацана. Маслина в пузо из нагана, макитра набок и хана.

— Какая макитра? — советника трясло.

— Голова по-блатному,— разглаживая щегольские усы, пояснил ротмистр. Его синий неглаженый мундир пестрел пятнами от борща. Потертая перевязь в двух местах была сшита суровой ниткой. Из-под фуражки с треснутым козырьком торчал чуб.

— Кто еще это читал? — побледневшее лицо советника покрылось паутиной капилляров. Вены на виске вздулись. Цилиндр с перчатками выпали из рук.

— Никто-с,— всё сопровождение во главе с начальником тюрьмы выстроилось по струнке.

— Откуда она взялась? — взяв себя в руки, спросил советник.

— Так ведь баловство, думали. То чернильницу из хлеба слепят, то куклу…— осекся полковник, увидев гневный взгляд их превосходительства.— Виноват-с. Готов понести …тяготы и лишения… Маленькая была безобидная. Унтер, разъязви его душу, Панин случайно дрожжевую закваску пролил…  

— Открывайте,— еще раз глянув на заляпанную обувь, советник вошел в камеру.

Испуганная физиономия писаря покрылась испариной. Женщина лежала на животе и покачивала бедрами, отчего два чёрта, нарисованные у неё на ягодицах, по очереди бросали лопатами уголь в топку.

— Матерь божья,— осенил крестом охальницу полковник.

— Вам известно, что надо вставать, когда в камеру входит старший чин? — за спиной советника начальник тюрьмы одел пенсне. Гневно зыркнул жандармский ротмистр Нечаев.

— Что ты зенки вылупил, как бык в загоне? — лениво повернув голову, барышня почесала надкусанную грудь. Пробежав глазами по гостям, она обратилась к советнику:

— Почему у верблюдицы два горба, а у верблюда один?

 Ланской от неожиданности онемел. Надзиратели пожимали плечами. Выпученные глаза полковника вылезали из орбит.

— Лапоть! — не дождавшись ответа, дама махнула залатанной рукой.— Пиши дальше,— нежно пропитав ладонью лоснившуюся от пота лысину младшего чина, хлебная баба принялась сгребать крошки с кровати. Собрав жмень, она плюнула в ладонь и залепила скатанным тестом дыру между ног. Затем, потрогав уши, обратилась к полковнику:

— Уши сохнут, начальник. Дверь закрой, сквозняк. 

Рейтинг: +2 Голосов: 4 360 просмотров
Нравится
Комментарии (8)
Славик Слесарев # 5 сентября 2016 в 13:24 +1
Так Так...
И вы своей кровавой красной юшкой
Ответите за Саньку - босяка!


- Но ведь, позволю заметить, все эти наши тюремные понятия, как система, появились как реакция именно на красную, коммунистическую идеологию.

Что же, с нетерпением жду продолжения!
Дмитрий Липатов # 5 сентября 2016 в 13:38 +3
Знаю, Слава.
Здесь башли и отмазы не канают,
Здесь нашу вшивость выкупят на раз!
DaraFromChaos # 5 сентября 2016 в 23:05 +3
эх, Дим, умеешь зачины писать :)))
в первой главе у тебя в первом же предложении опечатка и фактическая ошибка
и тут замесил душевно: между первой и второй частями предложения нет смысловой связки :))))

ну и дальше немножко погорячился :))) например, "над произнесенной интонацией"

кстати, не пытался выяснить - кто автор стишка? я понимаю, что музыка народная, исполняет автор :))) но этой переделке стихов Лермонтова лет больше, чем интернету :)
и род свой сия шедевра ведет не из уголовного мира, а из самой гущи антилегенции smile как и матерный Онегин, кстати :)
Дмитрий Липатов # 6 сентября 2016 в 10:31 +3
Спасибо, Дара. Исправил.

Дело здесь не в стихах, не в красивостях и т.д. Хотелось показать человека, которого драли во все щели и политические, и урки, и система. А уж стихи дело десятое. Первыми подвернулись Фимины.

Еще раз спасибо всем. От того и вычитывается текст не только автором, штобы косяки головняками не стали..
Жан Кристобаль Рене # 6 сентября 2016 в 17:56 +3
Любишь ты, друг Дима, где ни попадя хулюганства расписывать)) А ещё феню до кучи)) Есть такие авторы Баженов и Шелонин, тож до этого дела охочие. Одну книжку прочтёшь - кайфы, но у них всё творчество в этом. Эт уже не кайф а караул)) Но пока антирес не пропал, хотя чую до конца книжки мож быть терпение лопнет)) Не моё эт всё, совсем не моё. Я её в девяностых перекушал)) А пока плюсик))
Дмитрий Липатов # 6 сентября 2016 в 18:06 +3
Спасиб на добром слове. В следующем сереалике попробую наступить своей песне на что-нибудь не нужное.
Жан Кристобаль Рене # 6 сентября 2016 в 18:09 +3
Зачем, родной? shock Эт чисто мои тараканы. Типа что не моё)) Вон, глянь как Славик тащится))
DaraFromChaos # 6 сентября 2016 в 21:46 +2
не надо песне на горло наступать! и на другие части тела тоже не надо :)))
нормально же поется :)))))))))))
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев