fantascop

Колдовское лето в Боровичково - 15

в выпуске 2016/03/30
3 августа 2015 - Виктор Хорошулин
article5425.jpg

~Глава 15. Дениска. Крах очередных колдовских козней

         Эту Купальскую ночь я действительно не забуду никогда. Не то, что целый год, как говорил Мишка, а всю жизнь буду помнить! Ночной костёр, прыжки через пламя, купание в речке, утренняя прогулка по росе, чудесные песни… А также, наряду с лёгким и прекрасным, вспомнится и жуткое: загадочные ночные явления, опасный поход к электростанции, а также наблюдение за настоящей нечистью с помощью серебряной диадемы…   Разве такое забудешь?
          Вернулись домой мы часов в 8 утра. Солнце уже поднялось высоко. Весело пели птицы, приветствуя новый день. Всё было, как обычно: кричали петухи, лаяли собаки, гремели колодезные цепи… Только дом… Раньше он выглядел старым, тоскующим по людям, каким-то грустным. А сейчас, что меня приятно удивило, он, как будто улыбался нам всеми своими светящимися на солнце окнами. Казалось, старина-дом сейчас снимет с себя крышу, словно шляпу с пером, и приветливо скажет: «Ну, доброе утречко, хозяева!»
         Тётка, вопреки нашим предположениям, не спала. Она сидела на кухне и жарила оладьи.
          - Как отдохнули, купальщики? – спросила Годзилла, едва мы ввалились в дом. Цент тут же подскочил к ней и получил заранее приготовленную для него сосиску. – На, ешь, мой хороший!
          Пёс схватил угощение и полез под стол.
          Мы тоже уселись на стулья и в двух словах поделились своими впечатлениями.  Хотя, «в двух словах» всего не перескажешь, поэтому я поправлюсь: мы наперебой, чуть ли не взахлёб рассказали о чудесном празднике, о сказочном времени, проведённом на реке. Но о колдунах и ведьмах, разумеется, промолчали.
          - А у меня тоже ночка была, - посетовала тётка, - всю ночь не спала, кошмары снились. И главное, такие реальные…, - она вздохнула и схватилась за сердце. – Ох-ох-ох… Какая-то чертовщина… Словно, кто-то по дому ходил, в ваших  комнатах шарил… Ну, ладно, - она включила телевизор. – Нака, отнеси-ка коромысло ко входной двери… А то я во сне, кажется, его на кухню притащила…
         - Во сне? – удивились мы.
          - Да, - Годзилла махнула рукой. – Немудрено в такую… сумасшедшую ночь…
         - Какое оно тёплое! Почти горячее! – воскликнула Настя, едва коснувшись деревянной дуги. Я подошёл, тоже дотронулся. И впрямь, оно не только было тёплым, но и чуть заметно дрожало, словно было живым!
          - На солнце нагрелось, - пояснила тётка, покосившись на старое коромысло, и зевнула. – Давайте, поешьте оладьи и идите отдыхать. Всю ночь не спали, гулёны… Да и мне вздремнуть не мешало бы.
          А когда мы поднялись наверх, то тут и обнаружили нечто удивительное. Двери в наши комнаты были раскрыты нараспашку, в самих комнатах царил,… не беспорядок, но настоящий хаос! Постели были сброшены на пол, из шкафов одежда и бельё тоже были выброшены, все шкафчики раскрыты, полки выдвинуты…Даже диваны сдвинуты. Настя бросилась проверять, на месте ли книга, а я – за заветным ларцом с колдовскими сборами. К счастью, всё было на месте.
          Цент, поднявшись с нами, в беспокойстве обнюхал каждый угол, каждую вещь и глухо зарычал.
          - Всё хорошо, Центик, - успокоил я его. – Ничего у нас не утащили.
          - Не справились со старушкиными заклятьями, - промолвила Настя, присаживаясь на краешек стула. – Иначе бы выкрали у нас всё. – Она прижала к себе старинную книгу и ласково погладила её.
          - Или уничтожили бы, - вздохнул я.
          Сомнений в том, что ночью здесь побывала нечисть, у нас не было.
          Ну, как тут уснуть? Надо было навести порядок. Но, прежде чем производить уборку, Настя достала диадему и надела её. Интересно, что на сей раз покажет нам эта удивительная штуковина?
          Судя по Настиному лицу, картина существенно отличалась о того, что мы видели «невооружённым» глазом.
          - Сам посмотри, - сестра протянула мне диадему, и я тут же водрузил её на голову. То, что я увидел, произвело на меня гнетущее впечатление: И моя, и Настина комната была словно заляпана тёмными пятнами. На диванах, в шкафах, на стенах словно зависли тёмно-серые «облачка», в углах комнатах затаились чёрные бесформенные существа…
         - Что будем делать? – мне стало как-то не по себе.
          - Как всегда, - Настя не растерялась. – Произведём обработку, - она улыбнулась и открыла ларец.
          Вот, за что я люблю свою сестру, - всегда она найдёт выход из сложной ситуации! Хотя, я и сам бы мог догадаться.
          Мы достали «Сбор №17», предназначенный для снятия колдовских заклятий и наговоров, аккуратно и совсем по чуть-чуть, буквально по нескольку пылинок, просыпали волшебную смесь во все углы моей и Настиной комнат, затем она прочла соответствующее заклинание. После этого мы открыли окна и проветрили оба помещения. При повторном осмотре с помощью диадемы, мы с радостью убедились, что наши комнаты полностью очистились.
          А сложить бельё и одежду, навести порядок в комнатах – это было уже без применения колдовства. С этим мы справились за полчаса.

          После обеда я, Настя и Цент, то есть, весь наш отряд или бригада, отправились на реку. Наших друзей поблизости не было: Мишка и Гришка собирались на ферму, Колька с Серёжкой были заняты работой по дому, Оксанку, Нинку и Никиту мы также не встретили ни на улице, ни во дворе. Впрочем, это было даже к лучшему. Мы решили обследовать ближайшую местность на предмет наличия колдовства. С помощью диадемы. То есть, просто посмотреть, есть ли где-нибудь такие же странные тёмные пятна… А если найдутся - убрать их.
          - Бабушка пишет, - сказала Настя, – что такие пятна -  это следы от колдовских обрядов. Некоторые из них – это порча. А другие – «глаза и уши» ведьмы, которые те оставляют в каком-нибудь помещении и через них на расстоянии могут видеть и слышать всё, что происходит в нём.
          - Как «жучки», - нашёл я более подходящее название.
          - Именно, как «жучки», - согласилась Настя. – Вот и наши комнаты напичкали «жучками» и навели разную порчу…
         - А если бы мы не обнаружили всё это? – поёжился я.
          - Было бы плохо.
          Словом, с нами была диадема, а раз никто их посторонних не должен её видеть, значит, и попутчиков нам не нужно.
          Цент весело бежал, изредка натягивая поводок. Умный пёс не обращал внимания на задиристый лай собак из-за заборов.
          Жители деревни приветствовали нас, а мы – их. Так во всей сельской местности принято. Ну, может, не во всей… Или это раньше все друг с другом здоровались, а сейчас уже не считают это чем-то уж таким необходимым. Но в нашей деревне всё осталось по-старому, по-доброму.
          Настроение у нас было хорошее. День солнечный, жаркий. Но мы идём на реку, а там можно и искупаться. Тем более, что вся нечисть покинула водоёмы, как говорил Мишка.
          Вскоре мы проверили Мишкины слова и убедились в том, что он был совершенно прав. Никаких русалок и водяных мы не встретили. Вода была чистой и тёплой, удивительно приятной!      Центик с удовольствием побарахтался с нами…Конечно, мы подурачились. Настя начала изображать из себя русалку и попыталась утащить меня под воду, а я сыграл роль Водяного, горланя его песенку из мультика.
          И всё бы было хорошо, если бы не обнаружилась очередная странность.
          - Гляди, Динька, - вдруг воскликнула Настя, показывая на воду.
          Течение несло рыбу. Похоже, что дохлую. Так бывает, когда рыбу травят или глушат. Плывёт она, иногда еле шевеля плавниками, кто на боку, кто кверху брюхом, беспомощно и обречённо. И мелочь – плотвички и окуньки, и более крупная рыба – лещ и щука… По телевизору не раз показывали такое явление, и оно всегда вызывало у меня сожаление и негодование.
          Когда мы начинали купание, вода была чистой. То есть, проплывавшую рыбу мы не видели. Наверное, где-то потравили её и только сейчас она «дошла» до нашего места. Мы решили отправиться выше по течению, чтобы обнаружить источник её… отравления или другого воздействия, в результате которого рыба начала гибнуть.
          Мы знали, что на любом водоёме действуют браконьеры. Есть много способов заставить рыбу всплыть кверху брюхом: накидать хлеба, перемешанного с борной кислотой, бухнуть динамитом (хотя взрыва мы не слышали) или воспользоваться «электроудочкой». Так называют обычные провода, которые одними концами подсоединяют к аккумуляторной батарее, а другие бросают в воду. В результате электроудара в реке гибнет всё живое. Папа говорил, что таким горе-рыбакам нужно «руки отрывать». Думаю, что это было бы справедливо.
          Мы прошли по берегу метров сто и наблюдали эту удручающую картину. А вот и само место, откуда всплывает рыба…
         - Странно, никаких следов браконьерства тут не видно, - проговорила Настя. – Осторожно, Цент! – воскликнула она, решив, что наш пёс собирается броситься в воду, а там могла действовать какая-то поражающая сила…
         Берег тут был достаточно высок, метра три над водой. Всё, вроде, было обычно: струи вод шевелят водоросли, желтеют чашечки кувшинок, лёгкий ветерок качает прибрежные травы…. Стрекозы летали над самой водой, охотясь на мелких насекомых, порхали разноцветные бабочки, иногда подавали голос лягушки, ласточки стремительно носились в небе… А в воде происходило что-то непонятное: то по одной, то по две-три всплывали на поверхность рыбы и дальше плыли уже неподвижные.
          - Надену-ка я диадему, - решила Настя.
          - Думаешь, тут не обошлось без колдовства? – засомневался я.
          - Уверена.
          - Давай, - ответил я и начал спускаться к реке. Настя последовала за мной, я подал ей руку и вот мы у самой воды. Сестричка достала диадему и надела её.
          - Ну, конечно! – воскликнула она, через минуту снимая старинной украшение. – Взгляни сам!
          Я тотчас надел волшебный обруч.
          - Видишь?
          - Конечно!
          В метре от берега торчал, воткнутый в дно, неприметный прутик. Не будь диадемы, никто бы не заметил, что он и есть источник бедствия. Но с её помощью мы обнаружили, что над ним висит чёрное облако, слегка покачиваясь, словно на ветру.
          - Сейчас мы всё устраним, - сказала Настя, доставая из сумки сбор №17.
          Она слегка мазнула пальцами прутик, произнесла слова заклинания... И тут я увидел, как облако оторвалось от верхнего конца сухонькой палочки и медленно поплыло в сторону деревни.
          - Полетело к ведьме, - догадался я.
          - Теперь она получит своё, - усмехнулась Настя.
          - Как кстати мы выбрались сегодня на реку, - не удержалась сестричка, когда мы поднялись на берег. – Ведь завтра диадема уже «не работает», а рыбы могло погибнуть немало!
          - Мы предотвратили настоящую катастрофу,… как её…
         - Экологическую, - напомнила Настя.
          - Вот именно. Пойдём дальше, посмотрим, что там ещё натворили ведьмы…
         - Пошли через поле на ферму. Прогуляемся. Цент, ты не против?
          Верный пёс не возражал.
          Этот день для нас выдался «урожайным». Или словно кто-то специально вёл нас от одной зоны «колдовского воздействия» к другой.
          Едва мы пересекли узенькую лесополосу, за которой начинались хозяйственные поля, так столкнулись с очередным необычным явлением. Гигантские стаи ворон и чаек кружили над полями. Некоторые копошились среди зеленеющих посевов, уничтожая будущий урожай. Несколько человек пытались прогнать птиц, но те в ответ нападали на людей, словно взбесившиеся.
          - Уходите отсюда! – приказал нам Дядя Костя, находящийся здесь же. В руках он держал настоящее ружьё. – Немедленно идите домой, ребята, а то птицы нападут на вас! Или попадёте под выстрелы!
          Всё это мы видели в американских фильмах. И, точно бы, ушли, …если бы оставались прежними. Но мы уже были другими.
          Сделав вид, что уходим, мы вернулись к лесополосе. В этот момент грянули выстрелы. Урон, причинённый ими, был смехотворен. Прожорливая стая не уходила с плантаций, несмотря на гибель нескольких птиц. Вороны всё также терзали бедное поле, горланя свои бесноватые песни.
          Убедившись, что нас никто не видит, мы спрятались в кустарнике. Настя опять достала диадему.
          Меня, признаюсь честно, чуть ли не трясло от нетерпения.
          - А-а, вот оно что, - протянула она, минуту оглядывая пространство.
          - Дай-ка мне посмотреть! – я едва не вырвал у неё из рук волшебное украшение.
          - Осторожно, - проговорила она. – Посмотри на край поля.   Там небольшой стожок сена, видишь?
          - Конечно, вижу!
          Над стожком висело чёрное облако. Среди стай чёрных птиц его было разглядеть довольно непросто. Оно почти сливалось с ними.
          Раздалось ещё несколько выстрелов. Птицы сначала взмывали вверх, потом кружили некоторое время, и опять садились на посевы.
          Убедившись, что заколдованное место всего одно, Настя спрятала диадему в сумку.
          - Ну что, рискнём?
          - Давай!
          И мы помчались к стожку. Нас, конечно, сразу заметили. Три человека бросились к нам, размахивая руками. Среди них был и Мишка.
          - Ты задержи их, - сказала Настя. – А я – снимать заклятие!
          Я рванулся навстречу бегущим к нам работникам. Цент сопровождал Настю..
          - Назад! - кричали они.
          - Вам что, жить надоело? – Мишка оказался проворнее всех. Он далеко оторвался от взрослых.
          - Вы ничего не сделаете! – я не мог отдышаться. – Сейчас мы прогоним птиц!
          - А вы что сделаете? – Мишка, казалось, рассвирепел.
          - Дай Насте полминуты, -  взмолился я.  – Сейчас птицы улетят!...
          Мишка сразу умолк. Он не забыл, кому он дал прозвище «колдуны».
          - Что, - прошептал он, тяжело дыша. – Опять колдовство?
          - Оно самое, - ответил я.
          - Всё в порядке! – крикнул Мишка, обернувшись к взрослым мужчинам, которые уже не бежали, но шли быстрым шагом к нам.
          - Ребята, я же вас предупредил! – в сердцах произнёс дядя Костя. – Не дай бог, беда какая случится. Эй, Настя! Марш домой!
          - Батя, всё в порядке! – обратился Мишка к отцу.
          - Какой там порядок, - чуть не плача воскликнул тот, бросая наземь ружьё. – Сговорились все, что ли, нам палки в колёса вставлять?
          - Тут не знаешь, как прогнать эту стаю, а ещё детишки непонятливые крутятся! Или птицы заклюют, или под заряд дроби попадёте! – добавил второй дядька. –  Штаны бы с вас снять да крапивой…
         - Тихо, дядя Ваня, - остановил его Мишка. – Сейчас всё будет хорошо.
          Тут Настя, видимо, добавив сбор и сказав нужные слова, взмахнула рукой. И, словно подчиняясь её команде, стая птиц с громогласным ором взмыла ввысь. В воздухе они разделились на небольшие стайки, которые, немного покружив, последовали каждая своим путём. Через три минуты поле, а также пространство над ним, было освобождено.
          - Я же говорил, - сказал Мишка ошалелым мужикам и вытер со лба пот.
          - Чудеса,… - с облегчением прошептал дядя Костя.
          А дядя Ваня ничего не произнёс.
          Так и стоял, разинув рот.

Похожие статьи:

РассказыУтро

РассказыРыба

РассказыКосяк

СтатьиКогда-то...

РассказыБратюня

Рейтинг: +2 Голосов: 2 515 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
Леся Шишкова # 19 августа 2015 в 17:07 +2
Когда кто-то тебе верит - это так здорово! :)))
Виктор Хорошулин # 19 августа 2015 в 17:30 +2
Всегда надо говорить только правду. И будут верить laugh
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев