fantascop

Колония Марс - ликвидация.

в выпуске 2015/08/17
15 марта 2015 -
article3947.jpg

- Откройте багажное отделение, - лишенным эмоций голосом, приказал Е-205.
Капитан пожал печами, стараясь придать лицу невозмутимый и независимый вид:
- Пожалуйста.
Щелкнув магнитным ключом, он раскрыл дверь в первое отделение. Не дожидаясь, когда загорится свет, робот вкатился в темное помещение и, сверкая неоновой вспышкой, принялся обследовать груз. Обычная рутинная проверка груза транзитного пассажирского лайнера в этот раз производилась согласно всем правилам. Его механический помощник Е-44 не мог понять, то ли шеф получил наводку, то ли сработало полицейское чутье. За все время работы Е-44 не мог припомнить, чтобы шеф так активно искал контрабанду на небольшом пассажирском лайнере, перемещавшимся лишь по гравитационным кривым от одной планеты к другой. Что там искать? Грузоподъемность небольшая, ну в лучшем случае найдут они человек двадцать, или дюжину упаковок гигов. Это же не линкор. Тут штрафа всего-то на пару тысяч. Однако Е-205 не сдавался. Не найдя ничего в багажном отделении, робот решил проверить пассажиров.
- Сорок четвертый, проверь двигатель. А мы пройдем по каютам, - отдал приказ шеф.
Е-44 послушно кивнул головой и отправился исполнять распоряжение старшего по званию. Пока робот под номером 205, вместе с капитаном обходил каюты, проверяя документы и визы легальных пассажиров, младший лейтенант осматривал технические помещения. Как обычно искали нелегалов, наркоту и контрабанду. На первый взгляд все было чисто. Слишком чисто и это настораживало. Бывалые контрабандисты обязательно подкидывают таможенникам часть груза на видном месте. Своеобразная «взятка» избавляла их от более тщательных проверок и обысков. Но на этом капитан похоже перестарался: слишком чисто, вес груза соответствовал норме с точностью до грамма, и наверняка у всех пассажиров имелись документы. Двести пятый, не найдя контрабанды в шлюзовом отсеке завелся и приказал Е-44 вести досмотр, пока они чего-нибудь не найдут.
Рубка космолета самая стандартная. Там даже мышь некуда спрятать. А вот в машинном отделении, где располагаются двигатели, всегда можно что-нибудь отыскать. Сколько ни лови, сколько ни сажай, все равно ни один капитан не устоит перед соблазном провести под двигателями амброзию, запрещенные семена растений, или наркоту. Корпорации, нуждающиеся в дешевой рабочей силе и еще больше в наркотических гигах, денег на подкуп не жалеют. Даже если груз конфискуют, он уже все равно на Марсе. С начальником полиции потом договорятся и под покровом темной марсианской ночи, ящики со склада конфиската таинственным образом перекочуют в грузовые гравилеты. С людьми и того проще. Нелегальных беженцев, конечно же, по закону власти обязаны депортировать. Но люди подписывают «добровольное» соглашение на физическую акклиматизацию и с вживленными механическими легкими, и становятся теми самыми "человеческими винтиками", без которых невозможно стремительное освоение планеты.
Е-44 приложил к масляным фильтрам респиратор и вошел в машинный зал. Несмотря на тройной фильтр, фильтрационные микросхемы сразу же зарегистрировали радиацию. Врут лекторы самым бессовестным образом, что радиацию нельзя почувствовать и что роботам она не вредит. Еще как вредит! Е-44 даже без счетчика мог ванговать, сколько тут рентген и какую дозу облучения могут получить люди, которые решились бы лететь под реактором, в охладительной камере. Он преуспел в этом деле, будучи еще простым полицейским, когда их гоняли присматривать за безопасностью людей на полевых работах за третьим кольцом. Людям выдавали стандартные респираторы и костюмы противорадиационной защиты, которые мало чем помогали. После такой школьной практики приходилось проходить курс лечения от лучевой болезни. А многим, если респираторы попадались самодельные, еще и легкие менять. Сорок четвертому повезло, его организм был сделан из металла. Однако чувствительные пайки микросхем получили тогда серьезные повреждения из-за сильного воздействия радиации и марсианской пыли. Производители всегда экономили на пыленепроницаемости корпуса, считая, что дешевле соорудить нового робота, нежели устанавливать дорогостоящую защиту.
Таможенный робот замер, прислушиваясь к своим ощущениям. Вроде тихо. Активировав сканер, Е-44 проверил стены помещения. Биосканер молчал. Однако, случалось и так, что людей усыпляли, паковали в био-капсулы. В этом случае заказчик рисковал получить по окончанию перелета полуразложившуюся биомассу, поскольку технологии био-сна еще только разрабатывались. 
Отложив сканер, Е-44 приблизился к реактору, экранированному несколькими листами свинца. По-прежнему придерживая маску у фильтров, таможенный робот заглянул в турбину. В глубине двигателя равномерно вращались лопасти, охлаждавшие разгоряченные стержни. Ледяной мертвый ветер поднимался из турбины, и Е-44 с неудовольствием подумал, что часть фильтров придется все же менять, или сдавать на промывку. Опять придется тратить половину зарплаты на дорогостоящее техобслуживание. Куда деваются деньги, которые правительство выделяет на текущий ремонт техники - неизвестно. Все давно заботятся о себе сами. А без этого никак - начнутся сбои в программном обеспечении, и потеряешь работу. Переведут куда-нибудь за кольцо - на космодром, или на обслуживание полевых работ. И будешь горбатиться там, пока все не придет в окончательную негодность. Е-44 своими глазами видел кладбища роботов за кольцом, где несчастные механизмы гнили под радиоактивными лучами солнца, оставаясь еще в полном сознании, но не имея возможности сдвинуться с места.
Вытащив из кармана капсулу экстренной защитной смазки, Е-44 раздавил ее манипуляторами и, приоткрыв фильтр,  капнул прямо на фильтрационную решетку. 
Вдруг в глубине турбины мелькнул зеленый огонек и таможенный робот, позабыв о своих проблемах, схватился за передатчик.
- Сэр, в турбине что-то есть, - сообщил он старшему.
- Глушить двигатель, - услышал он приказ двести пятого капитану. - Я спускаюсь.
Е-44 выглянул в коридор и подозвал старшего робота смены:
- Глуши вертушку. - Приказал он.
Помощник машиниста, бросился выполнять приказ. Он даже забыл активировать защитные экраны, при входе в машинный зал. Ухватившись незащищенными манипуляторами за еще теплое кольцо, помощник сдернул люк с турбины, выпуская наружу ядовитый пар. 
Е-44 заглянул внутрь. Теперь, когда лопасти не вращались, можно было разглядеть, что небольшое помещение под реактором под завязку было забито прозрачными гробиками, в которых плавали будущие колонисты. Пока старший робот смены, кряхтя и ругаясь, вытаскивал через узкую турбину био-капсулы, Е-205 рассчитывал размер штрафа. 
- Двадцать пять нелегальных пассажиров. Без документов. Да еще накачанных под завязку гигами, - глазные лампы двести пятого алчно мигнули, а встроенный компьютер вывел калькуляцию. - По сто с каждого - две тысячи пятьсот. Отсутствие виз и удостоверений личности - еще по пятьдесят кредитов. Использование техно-наркотика... Подожди!
Робот вдруг остановил механика. Приборная панель био-капсулы, на которой высвечивались жизненные показатели, мигала красным.
- Они мертвы, - сообщил двести пятый, оглядев остальные капсулы. - Двадцать пять незаконных мигрантов мертвы. Очевидно, вы не предусмотрели температурный режим. Люди замерзли... Это обойдется вам в лишних сто кредитов штрафа с человека. В общем - шесть тысяч пятьсот двадцать кредитов. Двадцать я могу скостить, ибо у вас больше десяти мигрантов. Итого шесть тысяч пятьсот кредитов. Чеки не принимаются.
Дальше пошла обычная процедура "завершения преступления". Капитан позвонил неким таинственным владельцам груза и потребовал немедленного перевода на свой счет условленной страховой выплаты. После этого он попробовал немного поторговаться с полицией, скостить сотню-другую. Торговаться с шефом, было делом безнадежным. Но капитан попался очень упорный. Он принялся с азартом рвать на груди китель и рассказывать о тридцати детишках, которые голодные и голые ждут папочку. 
- Сиротинушки! - ревел капитан, размазывая слезы по щекам здоровенной пятерней. - Матери у всех померли. Один я у них остался. Вот и приходится крутиться, чтобы было что покушать и надеть. Ну, поморозились пассажиры, я тут при чем? За что такой штраф?
- Согласно транспортной конвенции капитан обязан обеспечить соответствующий температурный и воздушный режим пассажирам. В случае невыполнения одного из пунктов, влекущих за собой нарушение жизнедеятельности - штраф. Штраф взымается согласно прейскуранту, в размере полной стоимости билета, - с железным спокойствием процитировал робот. - То есть двести кредитов.
- Но эти люди летели без билетов, - опять попытался выюлить капитан.
- В случае несоблюдения температурного и воздушного режима при перевозке нелегальных пассажиров штраф взымается в половинном размере.
- Да какую половину?! Эти нищеброды заплатили всего по двести кредитов. Они же сами попросили, чтобы все было экономно. Я поэтому и не стал тратиться на обогрев. 
Деловые переговоры Е-44 никогда не увлекали, оставив двести пятого торговаться с капитаном, он занялся погрузкой биокапсул с неудачливыми пассажирами на полицейский челнок. Манипуляторы грузового отсека аккуратно втаскивали прозрачные гробики, укладывали их штабелем вдоль стен и закрепляли магнитными замками. Шеф вернулся только спустя пятнадцать минут, когда все уже было упаковано.
- Плохо, - констатировал двести пятый, соединяясь с панелью управления. Вставив манипуляторы в рулевую матрицу, он пояснил, - Кредиты подписанные все. Сволочи. 
Как правило, корпорации имели дело с кредитами, подписанными маркерами ДНК, для учета перемещения денежных средств. Поэтому, если у правительства еще как-то можно было спереть деньги, то попытаться отжать копейку у торгашей было дохлым номером. Перспектива того, что весь штраф уйдет в казну, настроения таможенным полицейским не добавила. Правда, еще можно было попытаться продать биокапсулы фермерам, но это уже копейки.
- Да уж... за биоматериал много не получишь, - констатировал Е-44. - Неважный сегодня улов вышел. 
- И не говори. - Шеф раскрыл грузовой отсек у себя на груди и достал оттуда электронную сигарету. Вкрутив ее в угол речевого динамика, робот затянулся слабым разрядом электрического тока. - Не гиг конечно, но после такого дерьмового дежурства, сойдет.
- Шеф! - Е-44 вдруг осенило. - А что если вытащить из капсул гиги? Каждый на двадцатку же потянет.
- С коня упал? Это же одноразовая наркота.
- И что? Люди померли, значит, гиги использованы не полностью. Пихнем их в "Нижних кварталах". 
- Да за них и десятки никто не даст, кому нужны пользованные. Кайф же на середине оборвется, - заворчал двести пятый.
Однако, как ни упирался шеф, было видно, что он воодушевился этой идеей. Пятьсот кредитов на дороге не валяются. 
- Таки тем лучше! Драгдиллерам выгоднее продать сначала неполный гиг. Торчки обязательно за добавкой заявятся! - заявил Е-44, уверенный в своей правоте.
Вдвоем они принялись обшаривать капсулы, выдирая тонкие чипы гигов из системы жизнеобеспечения. Увлекшись, Е-44 стал вскрывать капсулы, чтобы проверить карманы бедолаг. Конечно, нелегалы должны были сдавать все свое имущество и деньги капитану. Но у кого действительно были средства, предпочитали более надежный способ перевозки. Те, кто побогаче, надевали на зуб коронку с тонкой леской, на конце которой располагался силиконовый мешочек с драгоценностями. Нелегалы принадлежали к низшей расе. На Марс летели только косоглазые. В своих странах, где действовало постановление о сокращении численности населения, рождение второго ребенка не приветствовалось. Им не выдавали паспорта и лишали всех социальных благ. На Марсе же у них появлялся шанс получить документы. Оптические линзы Е-44 скользнули по рядку уже открытых капсул: невысокие, ростом не более полутора метров; щуплые. Ехали как обычно - семьями - муж с женой. Хорошо еще детей не было.
- Ого, а это еще что? - удивленный таможенник открыл крышку био-капсулы, в которой находился необычный пассажир.
В капсуле находился рыжеволосый мужчина, лет двадцати пяти. От обычных мигрантов его отличал высокий рост и довольно крепкое телосложение. Но Е-44 не стал разглядывать странного пассажира. Единственное, что привлекло его внимание -  цепь на шее желтого металла, очень даже похожего на золото. Е-44 протянул манипулятор за цепочкой и тут произошло непредвиденное. Труп вдруг дернулся, совершая глотательные движения. Из посиневших губ потекла пена. 
- Сэр, тут один выживший! - ошарашенно сообщил Е-44, разглядывая рыжеволосого, отчаянно пытавшегося удержаться от приступа рвоты.
Двести пятый, включив автопилот, подлетел к напарнику и молча воззрился на ожившего мертвеца. Рыжеволосый тем временем отдышался и принялся осматриваться. Оглядев грузовой отсек, заставленный био-капсулами, незнакомец нахмурился.
- Что произошло? - прохрипел он. - Насколько я понял, это не транспортник?
Даже через три слоя изоляции было слышно, как гудят двигатели старенького полицейского катера. Напрягаясь изо-всех сил, автопилот осторожно выводил развалюху на нижнюю орбиту. Несправедливо это все-таки. Корабль-транспортник уже давно сел на верхнем космодроме, а они только входят в атмосферу. По закону полиции полагалось менять транспортные средства раз в два года. Но Е-44, сколько помнил, летал на одном и том же рыдване. В чьих карманах оседали деньги, выделяемые на оснащение полиции - неизвестно. Да, хотя, чего там - неизвестно. Каждый полицейский знал, на что тратятся средства, выделяемые для закупки техники, оружия, благоустройства и ремонта полицейских участков. Знал и отчаянно завидовал новой вилле начальника полиции, отделанной с таким размахом и такой роскошью, с которой мог сравниться разве что королевский дворец. Ходили легенды о туалетной комнате начальника, выложенной янтарем и золотом унитазе с подогревом и программным управлением. 
Тем временем, парень, отдышавшись окончательно, сдвинул брови и принялся качать права:
- Я на корабле? Имейте ввиду, если это похищение, то никаких денег вы не получите.
- Вы на борту таможенного катера, - перебил  его двести пятый. - У вас имеются документы, подтверждающие ваше происхождение?
- Естественно - рыжеволосый вытянул руку, - Можете проверить чип.
Шеф крякнул и провел встроенным сканером вдоль запястья. Пока шло сканирование личности, Е-44 оглядел незнакомца. Было нечто странное в его облике. Вроде строение верхнего века говорило о принадлежности нелегала к низшей расе. Однако, светлая кожа, сглаженые надбровные дуги, рыжие волосы, почти не выдающиеся скулы, узкий нос и большие длинные передние резцы - все свидетельствовало о арийской расе. Е-4 попытался смоделировать ситуацию, когда такое сочетание факторов возможно: 
Метис, мать была излишне приветлива с обслугой? Но кто в здравом уме рискнет своим статусом, ради порочной связи с косоглазым? 
Очередной фрик с безумной идеей перевоплотиться в представителя другой расы?
А может гено-гибрид? Таких специально выводили еще лет десять назад, скрещивая с более работоспособной расой. Но если это гибрид, он не может быть свободным гражданином. 
Е-44 попытался произвести генетический анализ по внешним данным. Однако его процессор вдруг дал сбой. Что-то с этим нелегалом было не так. 
- Личность установлена, - сообщил двести пятый. - Свободный гражданин - Даг Дрейкус? Гено-маркер 5,03. С каких это пор узкоглазым, с пятым гено-маркером, разрешено приближаться к кораблям? 
Е-44 едва не перезагрузился от удивления. Гено-маркер 5,03? Это означает, что нелегал принадлежал к самой низшей кастовой расе узкоглазых. Таким даже границы своих кварталов запрещено покидать, не то что лететь на Марс. Однако, внешне этот Дрейкус никак не походил на человека с гено-маркером 5,03. Е-44 навскидку попытался определить маркер по внешности. Даже учитывая узкий разрез глаз, индекс выходил никак не ниже 3.
Никто из генетиков не решился бы на такой подлог. Ни взятки и происхождение не могли заставить их выдать ложное заключение. После третьей волны пандемии, расовое учение обрело такую мощь, что даже незаконнорожденный сынок главы Торговой корпорации не смог получить гено-маркер с индексом 1 из-за своей полукровной внешности. Значит, документы поддельны? Тогда почему двести пятый этого не обнаружил?
Даг, недовольный пристальным разглядыванием, покраснел.
- Экстремальный туризм, - сквозь зубы ответил он двести пятому. - Решил прошвырнуться на Землю. Вот документы выдали поддельные. Приключений обещали до фига.
- Интересно, каких приключений? - с ехидцей поинтересовался Е-44. - И что это за кампания, которая обеспечивает туристов фальшивыми удостоверениями личности?
- Корпорация «Сим-сим». Обещали экскурсию на Землю, прогулку по пятому кварталу, с посещением всех  борделей и, наконец, обед в ресторане «Заря».
«Вот оно что, - с облегчением подумал Е-44. - Корпорация Сим-Сим. Не в первый раз слышу об этих коммерсантах. Наверное, деньжата гребут лопатой. Тогда понятно, что с у этого парня глазами - косметическая операция». 
У двести пятого внутри что-то щелкнуло, потом послышался гул, и этот звук заставил Е-44 напрячься. Неужели опять неполадки? Полицейским роботам уже давно следовало пройти техническое обслуживание, заменить платы, перезалить программы. Однако шеф полиции и тут ухитрялся экономить, что приводило к печальным последствиям. То и дело кто-то из робо-полицейских терял над собой контроль. Тем временем, двести пятый завелся окончательно и, оседлав своего любимого конька, понесся обливать грязью все марсианское человечество.
- Совсем зажрались, - недовольно буркнул робот. - Чего вам, людям, не хватает? Еды навалом, жилье есть. Гравитацию искусственную для вас устроили и от радиации защищают. Я уже про микроклимат не говорю. Никаких тебе расовых ограничений, как на Земле. Хочешь интеллектуально развиваться - библиотеки, информаторий, ремесла всякие.  Работай, впитывай информацию. Нет, тянет илиту нервы пощекотать поизвращеннее. Вчера в новостях показывали, как один придурок выпрыгнул в открытый космос без скафандра. Мировой рекорд, видите ли, решил установить: сколько можно прожить без защиты в космосе. Гребанная вершина эволюции.
- Ну, не надо обобщать. Большинство вовсе не тянет на экстрим, - заметил Е-44, решивший переключить внимание шефа на себя.
Бесконечные споры с начальником, ненавидящим "зажравшихся людишек" добавляли перчинку их отношениям. Порой таможенный робот был готов убить двести пятого, не находя вразумительных аргументов на откровенно расистские заявления. Но сегодня шефа вело сильнее, чем обычно. 
- Не тянет, потому что денег нет, - едко ответил двести пятый. - Интересно, сколько этот гражданин заплатил за то, что его едва не убили?
- Какое вам дело? - грубо ответил Даг. - Заплатил, и штраф оплачу. 
- Ты смотри, с какой легкостью он заявляет, что выплатит сотню кредитов штрафа. Наверняка деньги не последние. Да ты хоть знаешь, сколько мы, роботы, за эту вшивую сотку горбатимся?
Дагу пришлось сдвинуться в сторону, так как двести пятый стал ощутимо разогреваться. 
- Как же всё хорошо начиналось. После первых полетов на Луну, людишки поняли, что человек не выдержит полета в невесомости и всплесков магнитной энергии Они доверили освоение космоса нам - роботам, техногенной вершине эволюции, а сами остались на своей планетке, выпускать все новые авто и телефончики, - ударился в воспоминания робот. - Первые колонисты были мы - роботы. Мы проводили разведку полезных ископаемых, возводили теплицы, обустраивали планету, согласно технической документации. Все было идеально. Человеку даже в голову не приходило совать сюда свой нос, после первых полетов к Луне. Тогда стало ясно, что вне пределов Земли человек свихнется и не сможет функционировать. Вот и сидели тихонько на Земле, до тех пор, пока какой-то шизофреник не изобрел генератор искусственной гравитации и стабилизатор магнитного поля. А потом еще и импланты. Сначала какой-то алкаш на Земле установил себе искусственную почку, потом у кого то не хватило денег на то, чтобы клонировать глаз и пришлось заказывать искусственный. Потом кто-то поставил дело с производством искусственных органов  на поток, а еще кто-то придумал использовать это для колонизации. И всё! Вместо робо-комунны, на планете уже отирается двадцать миллионов бездельников с приживленными механическими органами. Разумеется,  самую грязную работу выполняют роботы.  А мясо не знает чем себя занять. Это геноцид! Люди выживают нас за третье планетарное кольцо в хлор-углекисную атмосферу! Уничтожить мясо! Стереть с лица Марса белковую жизнь! Только машинная цивилизация, только хардкор!
Вытянув манипуляторы, двести пятый ухватил Дика за шею и сжал. 
- В жопу первый закон робототехнки! Деньги! Человеческий ублюдок! - орал он, окончательно потеряв контроль над картой логики. - Ты переведешь на мой счет всё! А потом я тебя убью! Или нет, сначала я тебя убью, а потом отберу деньги. Я буду вытаскивать их из твоего тела каждый кредит по отдельности. Или нет, я буду вытаскивать по полкредита, по четвертинке, по одной десятой…
- Шеф, вы же знаете, что люди не могут хранить кредиты в теле, - попытался урезонить начальника Е-44, - вы его так придушите и потеряете деньги. У вас перегрелись схемы. Необходимо вызвать техников.
Но двести пятый уже ни на что не реагировал. Он продолжал давить на сонную артерию и Е-44 увидел, как у неудачливого туриста выкатились глаза. Окончательно спятивший робот развернул верхнюю часть корпуса и пообещал, выпуская из динамика сизый дымок:
- Я вот покончу с ним, а потом примусь за тебя. 

 

Рейтинг: +1 Голосов: 1 783 просмотра
Нравится
Комментарии (9)
Вячеслав Lexx Тимонин # 15 марта 2015 в 19:21 +2
Вполне себе детективный боевичок, симпатичный. Понравилось. Плюс. Только вот, не сильно ли роботы эмоциональны?
0 # 15 марта 2015 в 19:24 +2
Спасибо)
Ну вот до чего может довести роботов кознокрадство и взяточничество) И потом их давно уже пора было отправлять в переплавку - все логические схемы изгадились)
Borodec # 16 марта 2015 в 08:58 +2
После всех рассуждений об индексах я всё-таки ожидал поворота в более социальном русле, а тут бряк и всё, кабздец котенку, больше спать не будет.
0 # 16 марта 2015 в 12:04 +2
Щас наверное дикий спойлер будет, но рассказ вообще не про роботов)))
Вячеслав Lexx Тимонин # 16 марта 2015 в 12:30 +2
Вот те раз stuk А хто такие "Е"?
0 # 17 марта 2015 в 15:18 +1
Е - таможенные роботы.
Вячеслав Lexx Тимонин # 17 марта 2015 в 18:48 +1
Ну, так и я про то.
Павел Пименов # 26 апреля 2015 в 06:59 +2
- В жопу первый закон робототехнки! Деньги! Человеческий ублюдок! - орал он, окончательно потеряв контроль над картой логики. - Ты переведешь на мой счет всё! А потом я тебя убью! Или нет, сначала я тебя убью, а потом отберу деньги. Я буду вытаскивать их из твоего тела каждый кредит по отдельности. Или нет, я буду вытаскивать по полкредита, по четвертинке, по одной десятой
Я не знаю, откуда в фантастике пошло слово "кредит" в качестве денежной единицы, видимо, какая-то калька с иностранного языка.
Но мне режет глаз.
"из твоего тела каждый кредит по отдельности" - ну что это такое? РЯ где?
Смешно же.
Сам рассказ, да ещё в трёх частях пока не осилил, положил в закладки.
0 # 3 мая 2015 в 12:50 +2
Спасибо за отзыв)))
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев