1W

Контролер

в выпуске 2014/08/11
19 апреля 2014 -
article1746.jpg

Город засыпал. Он сбрасывал со своих безмолвных башен последние искры дня. Потоки электрокаров постепенно истощались, втягиваясь в подземные гаражи. Лишь десятая часть населения все еще нагружала свои желудки едой и напитками в сверкающих огнями кафе. Однако капитана Сергеева эти люди не интересовали.

Павел проверил карманы форменной куртки: жетон полиции эмоционального общественного контроля, малый ручной ментальный сканер, парализатор, браслет коммуникатора. Все, можно выезжать. Без слов он махнул рукой двум лейтенантам своего экипажа, мол, «на выход». Они вышли на улицу и забрались в свой темно серый спецмобиль. Он мало чем отличался от обычных середняков на дороге. Разве только под его крышей располагался мощный ментальный радар.

— Группа X26 готова к патрулированию, — тихо сказал Сергеев в коммуникатор.

— Капитан, сегодня район улицы Лесная, ЮВАО, — отозвался служебный коммуникатор. – В течение двух дней зарегистрированы множественные сигналы агрессии.

— Вас понял, перехожу на режим патрулирования.

Электромобиль полиции мыслей плавно вырулил на автостраду и, набирая ход, понесся в заданный район.

Капитан Сергеев расслабил свое тело и стал наблюдать за тусклыми огнями засыпающего города. Горожане без суеты спешили домой. Пассивный радар спецмобиля фиксировал лишь эмоции усталости и легкого раздражения. В этом районе явно нечего было делать.

«А ведь год назад пришлось применять почти боевые ментальные излучатели во время межнациональных столкновений, — неторопливо вспоминал он, — но все закончилось благополучно». Он погладил небритую щеку и, словно, случайно, задержался на нагрудном кармане. Незаметно для коллег включил офицерский ментальный сканер одновременным нажатием трех пальцев. «На всякий случай, — в очередной раз оправдал он свои действия. — Коллег тоже надо контролировать».

— Капитан, мы уже почти на месте, — подал голос водитель Сергей.

— Включайте активный сканер на малой мощности, — отдал он приказ.

Дома вокруг выглядели спокойно. Красивые бетонные многоугольники с панорамными окнами и арками подъездов. Подземные гаражи приветственно светились габаритными огнями. Единичные прохожие не отягощали улицу ненужными переживаниями.

— Центр, я группа X26, в чем предположительная причина эмоциональных всплесков? – осведомился капитан Сергеев.

— Группа X26, предположительно, рост агрессии связан с недавним происшествием наезда автомобиля категории Альфа на жителя района, — спокойно отрапортовал информатор центра. – Дополнительная информация выслана на терминал спецмобиля.

Сергеев лениво посмотрел на экран терминала, где проплыли сухие строки происшествия. «Наезд автомобиля категории Альфа на пешиходов, труп ребенка…» Все говорило за то, что эмоциональные всплески имеют право быть, но только не в стройной системе государственного согласия. Пострадавшая мамаша была пролечена в реабилитационном центре, ее семья получила ресурсную компенсацию. «Если захотят, то могут снова завести ребенка, или взять из государственного питомника, а не заниматься возмущением спокойствия окружающих», — подумал Павел.

— Сканер на режим сновидений, — коротко распорядился он.

Лейтенант-оператор без лишних вопросов забегал пальцами по виртуальным кнопкам и вывел суммирующий экран на командирский терминал. Исправная техника послушно отражала палитру ночных переживаний законопослушных граждан. Где-то вспыхивали оранжевые точки и Сергеев был уверен, что лейтенант-оператор борется с искушением заглянуть в эротические фантазии очередной молодой парочки. В других квартирах вспыхивали тяжелые темно-синие точки, говорящие о том, что человек даже во сне продолжал монотонно и тупо трудиться на своей необходимой для общества работе.

— Группа X26, пересечение Лесной и Озерной, предположительно агрессивно настроенные подростки, — прозвучал в голове Сергеева голос оператора центра.

— Следуем к месту, — отозвался он.

Плавным движением пальца информационная строчка переплыла с командирского терминала на оперативный дисплей водителя. Машина ускорила ход и через минуту подкатила к перекрестку. Несколько молодых людей окружили парня и девушку. Направленный микрофон передавал внутрь спецмобиля развязные фразочки, говорящие об оранжевых намерениях недавно инициированных бездельников.

Сергеев мельком взглянул на свой терминал и не обнаружил там ничего неожиданного. Обычные маркеры сексуальных желаний и легкий приступ физической агрессии. Просто подростки решили подраться, а также попользоваться подходящей самкой.

Он кивнул лейтенанту-оператору. Тот ткнул пальцем в иконку психоизлучателя. Над крышей спецмобиля поднялась небольшая башенка и в сторону подростков полетел успокаивающий импульс. Трое из нападавших резко сбавили свой напор и почти потеряли интерес к приглянувшейся им парочке. Однако четвертый, видимо вожак, не проявил должной реакции.

Сергеев и лейтенант-водитель мгновенно отреагировали, выскочив из спецмобиля. Павел привычно достал парализатор и успокоил подростка средним импульсом. Затем он коротко бросил в коммуникатор вызов оперативной группы и подошел к дрожащим от страха влюбленным.

— Вам не объясняли, что ночью полезно спать, молодые люди? – осведомился он.

— Простите, господин полицейский, мы просто не успели вернуться домой, — отозвалась девушка.

— Постарайтесь впредь все делать вовремя, — менторским тоном ответил Сергеев. – Улицы безопасны и находятся под контролем, но иногда могут произойти непредвиденные события.

Маркеры девушки и парня не отличались чем-либо необычным. Идентификаторы говорили о том, что они студенты и не были замечены в каких-либо асоциальных, или прочих нежелательных действиях. Разве только подчеркнутый информатором статус неустойчивой психики у обоих говорил об их излишней романтичности.

«Такие любят посмотреть на звезды, что, впрочем, не возбраняется официальной политикой государства, — подумал Павел. – Лишь бы не хотели нарушать общественный покой».

Он услышал за спиной мягкий шелест покрышек вызванного автомобиля подмоги. Затем обернулся и поприветствовал оперативного офицера взмахом руки.

Беглый осмотр парализованного подростка показал, что в положенном для чипа эмоционального контроля месте у него оказался свежий шрам. Это было явно подозрительно, тем более, что его индивидуальный чип не отзывался. Ситуация была понятной и банальной. Отсутствие вживленной микросхемы указывало на нелегальную группу населения, но это уже не было ответственностью капитана Сергеева. Прибывший офицер коротко попрощался с полицией эмоционального контроля и вместе со своим коллегой загрузил задержанного в пенал полицейского мобиля.

Перед глазами вновь лениво стелилось широкое шоссе. Город сильно преобразился за последние лет тридцать. Когда ввели эмоциональный контроль, то стало проще преодолевать консерватизм и недовольство граждан. Под снос пошли целые районы, а на их месте возникли новые современные дома с просторными квартирами. Дороги расширились с запасом на удвоение населения столицы. Лишь самый центр еще оставался нетронутым в архитектурном плане, но там жили люди из Альфа категории, которые не подвергались наблюдению, да и применение общих законов к ним было ограниченным.

«Управление эмоциями это весьма полезное изобретение, — думал Сергеев. – Сколько удалось обойти острых углов и сделать хорошего».

Оперативный командирский терминал призывно замигал красным маркером. Ментальный сканер уловил бодрствующее сознание, которое отличалось сверхнормативным агрессивным настроем. Спецмобиль рванул в сторону идентифицированного адреса и через пару минут был возле затемненного подъезда.

Пока автомобиль шуршал по проезжей части, капитан Сергеев бегло просмотрел информацию по идентификатору: «Татьяна Сергеева, 2023 год рождения, разведенная…» В голове что-то щелкнуло, но застряло на половине хода. «Этого только не хватало, — подумал Павел, — та самая дамочка из-за которой в районе наблюдаются всплески агрессии. Видимо, она не успокоилась после происшествия и продолжает нервировать соседей своим недовольством».

Карманный офицерский сканер хорошо ловил сигналы персонального чипа эмоционального контроля. Дама явно находилась в состоянии сильного возбуждения и агрессии. Капитан и лейтенант-водитель зашли в просторный подъезд и направились к лифту. Через несколько секунд они стояли на чистом этаже обычного дома среднего класса. Павел сделал запрос в центр и получил на него универсальный код для личного электронного ключа. Замок квартиры тихо щелкнул и дверь ушла в стену.

Внутри царил полумрак и пульсировала ритмичная музыка. Терминал говорил о том, что в квартире никого нет, кроме той самой Татьяны Сергеевой. Однако тревожный красный маркер было чем-то совершенно неправильным для дамы, которая прошла психологическую реабилитацию. Поэтому центр контроля населения и выдал санкцию на проверку.

Павел шагнул в коридор с мягким ковром и быстро продвинулся в сторону кухни. Женщина сидела спиной к коридору и что-то делала на столе, заваленном разноцветными баночками.

— Гражданка Сергеева, — подал голос Павел, — отвлекитесь от своих насущных дел, Полиция эмоционального контроля!

Он приготовил жетон и уже хотел поднести его к ее лицу, но рука замерла на половине пути. Из-под копны рыжих волос на него смотрели влажные зеленые глаза, которые он мог узнать из миллиона других.

Женщина презрительно скривила губы и выдавила из себя болезненный стон.

— Ты теперь пришел за мной?

— Таня, — рука с жетоном дрожала, — это ты?

— А кто еще? – отозвалась она.

— Капитан, — предостерегающе крикнул напарник, — она там что-то химичит на столе.

— Что химичишь?

Она снова скривила губы, словно ее изнутри мучила какая-то боль.

— Да вот, подарочек готовлю в благодарность за реабилитацию после происшествия на дороге.

Павла прошибла дрожь. Семь лет назад они разругались и разошлись. «Сколько лет… — лихорадочно рылся он в оперативной информации».  

— Хочу сказать большое спасибо нашему благодетелю на автомобиле категории альфа, который, кстати, Паша, и твоего…

— Молчи, — заорал он на нее.

Мозг отказывался воспринимать возникшие догадки. Это были неподобающие эмоции для офицера общественного контроля. До его слуха постепенно стал доносится настойчивый сигнал карманного сканера. Павел встряхнул головой. «Но вроде мой не должен на меня реагировать», — подумал он.

Обернувшись, он столкнулся со взглядом бегающих глаз напарника. Тот нерешительно держался за рукоятку парализатора в кобуре, а другой сжимал прибор, которым контролировали психику личного состава полиции.   

— Значит ты все понял? – поинтересовалась женщина. – Но все равно меня уже не отпустят, если ты за мной пришел. Придется передать привет нашему благодетелю через вас!

Она отвернулась от полицейских и стала что-то суетливо делать руками.

— Шеф, не делайте глупостей, у меня сканер взрывается от ваших эмоций, — лейтенант все же решил вытащить парализатор и отошел на пару шагов.

Она снова обернулась к мужчинам, но на сей раз в ее руках была объемная банка, заполненная желеобразным веществом.

— Лови мою благодарность начальству, — выкрикнула она и переломила стеклянную трубку химического взрывателя. Пальцы с трудом слушались, но нервного возбуждения хватило, чтобы переломить тонкое стекло сквозь боль парализованных нервов. Напарник лейтенант тратил последнее мгновение на то, чтобы курок парализатора навечно врос в рукоятку. Но сковывающие импульсы уже не могли предотвратить начавшуюся химическую реакцию.  

 

***

 

Должностная записка Но. 137/35 от 18 августа 2056 года

 

Детально изучив обстоятельства проверки по делу гибели офицеров оперативной группы X26 эмоционального общественного контроля, экспертная группа пришла к следующим выводам:

  1. Необходимо полностью исключить вероятность попадания в службу эмоционального общественного контроля лиц с подвижной психикой, или имеющих какие-либо родственные или эмоциональные связи с таковыми лицами.
  2. Необходимо усилить автоматизированный контроль мест проживания лиц с неустойчивой психикой, для чего внедрять в их жилища блоки дистанционного управления психикой.
  3. Необходимо отделять от общества лиц с неустойчивой психикой, особенно, обращая внимание на граждан, чья эмоциональная реакция возникла по причине случайных негативных событий, связанных с какими-либо происшествиями с участием граждан альфа-категории.

 

А. И. Иванов

Подполковник службы внутреннего контроля

Государственной системы управления общественной психикой.

 

Похожие статьи:

РассказыТёмная Ночь (часть третья)

РассказыТёмная Ночь (часть первая)

РассказыПро любовь...

Рассказы"Л"

РассказыТёмная Ночь (часть вторая)

Рейтинг: +3 Голосов: 3 966 просмотров
Нравится
Комментарии (8)
Григорий Родственников # 26 апреля 2014 в 19:20 +1
Жуткий рассказ!
Не хочу такого будущего!
Продрало аж до печенок. Сильно написано.
0 # 26 апреля 2014 в 19:47 +3
Григорий, не всем вам до печенок пробирать ) Уже плохо помню мотивы, которые заставили меня написать этот рассказ. Впрочем, зацепили какие-то фразы из официальных выступлений, мол, надо сохранять спокойствие, мирный покой граждан и т.д. Фактически, предлагалось засунуть эмоции в некое пространство, куда никогда не заглядывает солнце. Разве мы так можем выжить? Нет, но туда нас и ведут, программируя сознание и поведение.
Григорий Родственников # 26 апреля 2014 в 19:49 +2
Туда и ведут, но очень не хочется становиться зомби. laugh
А еще, каждому человеку дороги его эмоции, как положительные, так и не очень.
0 # 26 апреля 2014 в 19:58 +3
Конечно. Даже боль в душе это мы и без нее нас нет. Но ведь как соблазнительно иметь кнопку, которая позволит отключать социальный взрыв, недовольство и протесты. Как будет хорошо, если щелчок кнопки позволит вдохновить толпы людей на "великие свершения"... Пока эта кнопка чаще обнаруживается на телевизоре и еще действует сравнительно неэффективно, но уже действует. И как боятся, когда эта кнопка выходит из-под контроля...
Григорий Родственников # 26 апреля 2014 в 20:02 +2
Не пугай, Андрей, мне и так страшно laugh
Леся Шишкова # 26 апреля 2014 в 22:31 +3
Когда не помнишь что, зачем и почему, надо спросить у того, кто помнит. smile Или заглянуть в тогда, когда писал то или иное произведение! смеюсь!
Но рассказ слишком давит на эмоции, чтобы его перечитывать... Я согласна с Гришей, что ни один из нас не захочет такого будущего - будущего без эмоций и чувств...
0 # 26 апреля 2014 в 23:19 +3
Отвлечешься на смену струн на гитаре, а тебе тут такие комментарии smile Действительно, очень забавно писать то, что не хочется читать во второй раз, а то и в первый... Надеюсь, что это лишь по причине содержания. Мне самому этот мир представился и сильно не понравился. Хотя вроде бы сытно, свежо и тепло в этом мире, но нет в нем людей с их противоречивыми эмоциями. А значит этот мир мертв.
Сергей Маэстро # 13 августа 2014 в 18:09 +3
Трэш какой! Мороз по коже! Жуть!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев