fantascop

Конунгия часть 2 глава 33

в выпуске 2017/09/04
article11409.jpg

Коридор разом расширился и изменился. Теперь строительный материал был очень похож на обсидиан серого цвета. Вдоль стен и по потолку тянулись уже знакомые лампы ― верёвки, переплетающиеся между собой. По-прежнему эти необычные светильники излучали только фиолетовый или жёлтый цвета. Монорельс сразу закончился тупиком, и отряд покинул транспорт.

― Всё верно, урка предупреждал, что дальше придётся идти пешком, ― Горелов придирчиво осмотрел обстановку туннеля похожего на бутылочное горло.

Они осторожно продвигались вдоль стены, но углубились в обсидиановый коридор только на полсотни метров. Путь им преградила зеркальная преграда, отражающая уже пройденный группой туннель. Вогнутое зеркало, тёплое и гладкое на ощупь, закрывало весь проход, не давая ни малейшей возможности посмотреть, что скрывается за препятствием.

― Почему Самарканд ничего не сказал об этом зеркале? ― задумчиво проговорил Дмитрий.

― Может быть потому, что раньше его здесь не было? ― Тимур подошёл к препятствию вплотную и нажал на гладкую поверхность. Зеркало упруго подалось назад, но через секунду снова вернулось на прежнее место. ― Это силовое поле, кто-то очень не хочет, чтобы мы прошли дальше и я, кажется, знаю кто.

― Какого чёрта, парни! ― Горелов в сердцах стукнул преграду ногой. ― Мы что зря таскаем с собой центнер взрывчатки?

― Тут взрывчаткой делу не поможешь. Препятствие сделано не из кирпичей и бетона, это энергетический заслон.

Со стороны туннеля послышался гул монорельса, Седой стремительно метнулся к выходу из «бутылочного горла» и припал к окуляру оптического прицела.

― Рептилоиды, не меньше полусотни, ― прозвучал в наушниках голос снайпера.

― Нас вели с самого начала и заманили в ловушку, ― Буров бросился к Седому, снимая с плеча Винторез. ― К бою!

В суматохе никто сразу не заметил, как напрягся Дмитрий. Чтобы не тратить силы понапрасну, он перестал поддерживать уже ненужную маскировку своих товарищей и свою собственную, и теперь люди снова стали похожи на себя самих. Сафронов застыл на месте, он был похож на путника, заблудившегося в ночном лесу, который ничего не видя вокруг, внимательно вслушивается в тишину, надеясь отыскать в ней признаки человеческого жилья.

― Она зовёт меня, ― прошептал шокированный Дмитрий!

― Кто тебя зовёт, Дима? ― удивлённо посмотрел на товарища Тимур.

― Царица. Она пропустит меня, но только одного и без оружия.

― Это ловушка.

― Тимур, мы и так в ловушке. Я должен пойти, возможно, это наш единственный шанс.

― Нет, ты никуда не пойдёшь! ― Яна повисла у него на шее.

― Прости, Яна, я должен, ― Дмитрий мягко, но настойчиво освободился от объятий любимой, передал Тимуру нож и пистолет, и шагнул к зеркалу. ― Позаботься о ней, Тимур! ― Попросил он товарища напоследок.

Сафронов продавил упругую преграду, испытав лишь лёгкое сопротивление зеркала. Прямо перед ним открылась идеально ровная шаровидная полость, стены которой были выполнены из того же серого материала, что и ведущий в неё коридор. Образование имело не меньше пятисот метров в диаметре и освещалось множеством переплетённых между собой фиолетовых и жёлтых фонарей ― верёвок, густо оплетающих все стены. Дмитрий стоял над пропастью на маленькой решётчатой площадке на уровне центра сферы.

Сафронов оглянулся на силовое поле. С этой стороны оно казалось прозрачным и тонким, как стенка мыльного пузыря. По мерцающей поверхности пробегали радужные разводы и тонкие сеточки голубоватых электрических разрядов. Дмитрий видел, как его товарищи заняли позицию и открыли стрельбу, как Тимур пытался оттащить Яну в сторону, но не слышал ни звука, барьер был абсолютно звуконепроницаем.

Дмитрий снова услышал зов и понял, что он исходит из самого центра сферы. Там на тросах ― растяжках, идущих от стен, мерно покачивалась платформа. Разглядеть, что именно находиться на ней Сафронов не мог, глаз различал лишь шевелящуюся желтоватую бесформенную массу. От платформы, на которой стоял Дмитрий до центральной площадки протянулся лишённый перил мост двухметровой ширины. Материал конструкции по виду очень напоминал слоновую кость, мост был сплошь усеян бесформенными наплывами, ветвящимися отростками и фестончатыми наростами разных форм и размеров. Создавалось впечатление, что его породила извращённая фантазия больного абстракциониста.

Сафронов ещё раз оглянулся на своих товарищей и уверенно шагнул на покачивающуюся конструкцию. Чем ближе он подходил к центру сферы, тем яснее ему становилось видно, что именно находится на платформе.

Он остановился, немного не доходя до гигантского червя, лежащего на площадке. Длина создания была никак не меньше двадцати метров. Невообразимо толстая передняя часть существа резко сужалась к хвосту, делая червя очень похожим на чудовищного опарыша. Единственным признаком, указывающим на то, что перед Сафроновым находится именно голова, были четыре круглых чёрных глаза без зрачков, похожие на выпуклые линзы размером с канализационный люк.

Позади желтоватого гиганта расположились какие-то металлические ящики с многочисленными разноцветными огоньками. От червя к ним тянулись кабели и трубки с циркулирующими по ним разноцветными жидкостями. У оборудования суетились несколько рептилоидов, которые не обращали на гостя ни малейшего внимания.

― Здравствуй, Дмитрий! ― прозвучал вкрадчивый голос в голове Сафронова. ― Долго же ты шёл ко мне.

― Откуда ты знаешь, кто я?! ― прокричал Дмитрий свой вопрос, и эхо его голоса многократно отразилось от далёких стен.

― Я всё про тебя знаю и уже давно наблюдаю за тобой.

― Кто ты? ― сформулировал Сафронов мысленный вопрос, понимая, что кричать нет необходимости.

― Я Наместница ― Повелитель этого мира.

― Чья наместница?!

― Великого Первочервя Сотрясателя миров.

― А это ещё кто такой? Никогда не слышал.

― Ещё услышишь. Сотрясатель самое совершенное существо во всех мирах, он ведёт священную завоевательную войну и однажды все реальности покорятся ему.

― И откуда же взялся этот Первочервь?

― Он пришёл из другой Вселенной в самый последний миг её существования.

― И тебя он назначил смотрящей за Конунгией?

― Да. Черви Наместники созданы по образу и подобию Великого. Он сам вдыхает в нас жизнь. Наши возможности велики, но до самого Первочервя нам бесконечно далеко. Ну а теперь мы поговорим о тебе.

― С чего бы это такой интерес к моей скромной персоне?

― Ты потенциальный оператор реальности, а такие индивидуумы исключительно редки. Ты должен стать соратником Сотрясателя и для всех будет лучше, если ты сделаешь это добровольно.

― А если я откажусь?

― Станешь рабом без права голоса. Пользы в таком случае от тебя будет меньше, но это лучше чем ничего.

Дмитрий с тоской посмотрел на тонкую перепонку звуконепроницаемого барьера, за преградой мерцали вспышки выстрелов, его друзья вели бой. Сафронов сосредоточился и приготовился к схватке с червём, но с удивлением и страхом обнаружил, что силовых потоков в сферической полости нет.

― Не старайся, человек! ― в мысленной речи Наместника прозвучала ирония. ― Моё гнездо экранировано от любых энергетических полей извне.

― Что будет с моими друзьями?

― Забудь о них, они обречены. Делай свой выбор!

― У меня есть несколько вопросов.

― Спрашивай.

― Это место часть чужого мира, как оно здесь появилось?

― Создано всё и сразу волей Сотрясателя, он находит миры и создаёт в них плацдармы для захвата территории.

― Тогда, как попала сюда ты? Реализовать высокоинтеллектуальную личность твоего уровня невозможно подобным образом.

― Правильный вопрос, он свидетельствует о том, что ты разбираешься в сути явления. Рада, что не ошиблась в тебе.

Я не полностью биологическое существо. Моё тело частично состоит из металла и полимерных конструкций. Интеллектуальная часть моей личности выращена на далёкой родине, телепортирована сюда и вживлена в собранное тело. После этого потребовалось некоторое время для адаптации и включения режима полной функциональности.

― А кто такие рептилоиды?

― Биологические роботы. Оболочка для червей не более того. Сотрясатель поработил многие формы жизни, просто данный вид наиболее приспособлен для условий местной среды.

― Я видел среди них представителей различных эпох.

― Великий Первочервь подчинил себе не только пространство, но и время. Его слуги живут во многих временных интервалах.

― Ну а черви, живущие в людях, кто они?

― Почти все полуразумные узкоспециализированные исполнители: солдаты, строители, просто рабы. Лишь единицам позволено принимать самостоятельные решения, но всё равно без меня они беспомощны.

Это был последний вопрос. Итак, твой ответ?

― Я согласен, ― Дмитрий снова оглянулся на плёнку силового поля, бой продолжался, и он должен был что-то предпринять для спасения своих друзей и Яны. ― Что от меня требуется?

― Мудрое решение! Подойди и возьми его.

― Кого?!

― Личинку червя полководца, своего нового брата и соратника. Человек ― оператор реальности и червь ― полководец явят собой новое поколение симбиотов. Вдвоём вы достигните невероятного могущества, и однажды мириады миров склонятся перед вами.

Дмитрий был лишён возможности получить поддержку силовых полей, но человеческий организм сам по себе имеет немалый запас энергии, которую можно использовать, по крайней мере, один раз. Сафронов сосредоточился на своих внутренних резервах и собрал их воедино. Ноги и руки сразу похолодели, накатила слабость, зашумело в голове, но зато внутри, в области солнечного сплетения разгорелось маленькое солнце. На непослушных ногах, теряя последние силы, он приблизился к Наместнице.

То, что казалось одной из уродливых складок на теле червя, с противным чавкающим звуком раскрылось осклизлой щелью. Оттуда появился полупрозрачный желеобразный отросток похожий на ногу моллюска. На нём, в густой слизи копошился маленький белёсый червячок, извиваясь всем телом.

― Возьми своего брата и положи его к себе в рот, остальное он сделает сам! ― напутствовала Дмитрия Наместница.

Сафронов не знал, какой силой лучше воздействовать на врага, чего больше боится червь: холода, огня, электричества или чего-нибудь другого? Но права на ошибку он не имел, от этого зависели жизни его товарищей. И поэтому Дмитрий применил универсальную разрушительную команду, которую никогда раньше не использовал.

― Убить! ― крикнул он прямо в чёрные глаза ― люки и выплеснул во врага всю свою энергию без остатка.

Могучая всесокрушающая волна устремилась вперёд, вспышка ослепила Дмитрия. Ментальный крик боли и ужаса, исторгнутый червём в последний момент его существования, был страшен. Ноги Сафронова подкосились и он упал на платформу, но сознание не потерял.

Когда к нему снова вернулось зрение, Дмитрий увидел перед собой огромный каркас из блестящего металла, от которого отваливались последние куски желеобразной плоти. Из разорванных труб хлестали тугие струи дурно пахнущих жидкостей, искрили повреждённые кабели, рептилоиды ― техники свалились в пропасть. Сафронов лежал на спине в луже прозрачной слизи, вязкой и вонючей. Если бы эта масса не скатывалась с края платформы, на которой лежал Дмитрий, он бы захлебнулся в зловонной жиже.

Послышался топот бегущих ног, Дмитрий попытался приподняться на локтях, но не преуспел в этом деле. Первой к нему бросилась Яна и, не обращая внимания на вонь, прижалась к нему.

― Яночка, дорогая, родная! Теперь всё будет хорошо! ― обещал Дмитрий свой любимой.

― Где Царица? ― воинственно поинтересовался Буров.

― Её больше нет. Что с рептилоидами?

― Они неожиданно побросали оружие и начали бесцельно слоняться по коридорам, натыкаясь друг на друга, как слепые котята. Барьер исчез, ну и мы сразу сюда.

― Наши все целы?

― К счастью да, нам удалось занять удобную позицию для обороны.

― Рептилоиды больше не опасны. Черви внутри их не способны функционировать без своей Госпожи. Возможно, они впали в спячку.

― Значит, наша задача выполнена. Давайте выбираться на свежий воздух!

И тут платформа под ногами вздрогнула, как от землетрясения. Люди замерли в тревожном ожидании и их опасения вскоре оправдались. Площадку снова тряхнуло, на этот раз толчок был настолько сильным, что путешественники едва удержались на ногах.

― Именно этого я и боялся, ― с грустью в голосе изрёк Тимур.

― Может, пояснишь?! ― потребовал Горелов.

― База червей ― часть чужого мира, структурная целостность которой поддерживается физическими законами отличными от тех, которые работают в Конунгии. Царица защищала свой мирок от внешних факторов, но теперь, когда её не стало, Конунгия наступает на чужеродный элемент и уничтожит его, как вирус.

― Нужно уходить!

― Не успеем, Серёга, процесс займёт от силы несколько минут.

― А потом?

― База чужаков схлопнется в точку со всем её содержимым. Давайте прощаться, друзья! ― на лице Тимура появилась виноватая улыбка.

Снова тряхнуло. На этот раз людям, стоящим на платформе показалось, что качнулось само пространство полости. Все лампы засветились тусклым красным светом, в ушах появился и начал нарастать неприятный дребезжащий звук, по внутренним стенам сферы побежали гигантские трещины.

― Люблю тебя! ― прошептал Дмитрий на ухо Яне и погрузился в темноту.

 

 

Рейтинг: +5 Голосов: 5 369 просмотров
Нравится
Комментарии (6)
Евгений Вечканов # 10 июля 2017 в 14:27 +3
Так их, червяков! Теперь нужно небольшое чудо, дыбы им спастись!
Плюсище!
Константин Чихунов # 11 июля 2017 в 22:59 +1
Спасибо, Женя!
Анна Гале # 10 июля 2017 в 14:33 +1
Царицу так легко убить? Одно дело сделано, ура! Теперь бы им благополучно выбраться...
Константин Чихунов # 11 июля 2017 в 23:00 +1
Спасибо, Аня! Выберутся обязательно.
Темень Натан # 12 июля 2017 в 11:45 +2
Великого Первочервя Сотрясателя миров.
У червей мания величия. Вот и поплатились... способности героя пригодились вовремя. Плюс!+
Константин Чихунов # 12 июля 2017 в 22:00 +1
Спасибо, Натан!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев