1W

Космическая опупея 2 "Населена мухами" Глава 18

article11423.jpg

Сердце младшего лейтенанта пело от радости, ноги срывались в прискок, а уши трепетали, овеваемые ласковым ветерком. Стискивая в кулаке драгоценную находку, Сочинский извилисто несся по коридорам в ходовую рубку, представляя какой признательностью вспыхнут докторские окуляры, когда он отдаст ему выпавшее из визора кольцо.

  “Спрячу в кулаке, пусть гадает - в каком!” - восторженно предвкушал Сева. С тех пор, как Айболит собрал младшего лейтенанта из кучки разноцветных молекул, тот чувствовал себя обязанным хоть как-то отблагодарить своего благодетеля. Какое счастье, что старший лейтенант послали чистить гадюшник! Вот это называется - повезло!

            - В какой руке? - едва отдышавшись от двух километрового марафона, протянул он доктору стиснутые кулаки.

            - Ну, допустим в правой, а что? - меланхолически произнес Айболит, не отрываясь от рулежки. Зажатые в манипуляторах связки шариков, беспрерывно подергивались, отдавая команды на управление гипердвигателями.

            - Нет, ты посмотри! - настаивал Сева, нетерпеливо притопывая на месте.

            - И что я здесь увижу, кроме младшего лейтенанта, желающего посетить туалет? - нехотя повернулся к нему Айболит. От дока веяло таким равнодушием, что Сева даже чуточку обиделся.

            - В какой руке? - повторил Сочинский, глядя в сверкающие линзы докторских визоров…

Отличные, высококачественные, плотно сидящие в окулярах под установочными кольцами… Сева моргнул и снова взглянул на дока. Кольца в айболитовских окулярах никуда не исчезли…

            - Послушайте, товарищ младший лейтенант, мне некогда играть в загадки, - надменно, как последний сноб, процедил Шестьдесят шестой. -  Что у вас там?

            - А ты угадай! - потребовал Сева, покрываясь холодной испариной и яростно соображая, откуда на корабле могло взяться злосчастное, мокнущее в ладони резьбовое кольцо? Вот они - точно такие же, прижимают линзы в докторских объективах!

            - Возвращайтесь к своим обязанностям, товарищ младший лейтенант, - тоном не терпящем возражений распорядился подошедший Ильин. - Нечего по пустякам отвлекать Айболита!

Сева чуть было не выпалил, что это совсем не пустяк, что с этим необходимо тут же, не сходя с места, пристально разобраться, но тут его опередила Анискина.

            - Младший лейтенант Сочинский! - от рева инструктора по рукопашному бою заложило уши, нос, и липко потекло по спине. - Мухой чистить гадюшник!

Младшего, всю жизнь стремившегося сделать, как лучше, стоящего на пороге открытия вселенского масштаба, выдуло в коридор, протащило, креня в поворотах и забросило в ржавую темноту.

Прибыв к месту пожизненной каторги, Сева еще раз диаметрально рассмотрел найденное кольцо и принялся расставлять точки над i.  Спринтерский рывок на две тысячи метров хорошенько выдул обидки, а потому на свежую голову расставлялось чрезвычайно легко. Перво-наперво следовало понять, действительно ли кольцо принадлежало рободиагносту. Информацию проще всего было бы получить в компьютерной базе данных, но та, если и присутствовала на борту, то исключительно на борту самого диагноста, а Севе меньше всего хотелось проводить детективные изыскания, опираясь на его данные. Младший лейтенант в красках представил себе, как придет к Айболиту и между делом спросит, как пробить номер кольца по базе, а тот в ответ пробьет клистиром самого просителя.   Вероятно, навылет. Сева остановил разыгравшееся воображение и напротив электронной базы поставил крест. Прекрасно ориентируясь в набитом хламом ангаре, Сева подошел к невзрачной кучке металлолома, и отбросив несколько истерзанных ржавчиной бронелистов, извлек на свет божий арифмометр. Возвращенный на свалку после памятной триангуляции, Железный Феликс относился к виду так называемых механических компьютеров и ничего общего с электроникой отродясь не имел. Созданные по математической модели парадокса Монти-Холла, недра механического чудовища содержали невероятное количество информации. В заимствовании теории вероятности для постройки механических баз данных нет ничего удивительного - любой механик с пеленок знает, насколько непредсказуемы ржавые шестеренки в планетарных редукторах.  Искусственно состаренные, передаточные пары могли выдавать любые известные во Вселенной данные, ибо количество выкрутасов сложной механики превышало собой количество связей человеческого мозга. Единственным устройством арифмометра, не задействованным в бардаке парадокса Монти-Холла, являлся отдельный механизм, способный, пусть и со скрипом, но решать четыре арифметических действия, все остальные же функции требовали исключительно эмпирического подхода. Сева не помнил случая, чтобы кто-нибудь в трезвом уме и твердой памяти обращался за помощью к Железному Феликсу, утвержденному высоким начальством в перечне необходимого оборудования. Несмотря на то, что с арифмометром фигурально выражаясь “без пол-литра” разобраться было невозможно, еще ни у кого из спасателей не случался по-настоящему настолько черный день, чтобы продать свою бессмертную душу за ради решения вероятностных неопределенностей. Младший лейтенант с тяжким вздохом ухватился за проржавевшие рычажки. Больших, в основном физических трудов стоило ввести цифры маркировки найденного кольца и еще больших - манипулируя клавишами и крутилками маховичков, свести результат к первому приближению. Выданное троичным кодом число, заключало в себя координаты системы, где предположительно мог быть изготовлен предмет с такой маркировкой. Сева взвыл от обиды и разочарования. Как он мог забыть, что, для получения результатов в удобоваримой форме, требуется перекалибровка механизма, проводимая специалистами технологических академий по предварительному запросу? Да и как такое можно было помнить, ведь никто и никогда не рассматривал Железных Феликсов, как представителей спасательных технологий и практик. Ах, если бы рядом был Айболит! Десяток другой электродов и сорок тысяч вольт сделали бы из младшего лейтенанта человека способного не то, чтобы просто знать, а изъясняться в любви троичным кодом! Да что там Айболит! Окажись под рукой лафитничек хорошего коньячку и этого за глаза бы хватило прочитать абракадабру, выданную Железным Феликсом! Хватило бы тридцати грамм, чтобы взять себя в руки и вспомнить просвистевшие мимо таблицы троичных исчислений. Ах, ну почему среди фарфоровых собачек Анискиной не завалялась контрабандная фляжка огненной воды? Сева выпустил из рук бесполезный теперь арифмометр, и глухо стеная от осознания своей бесполезности, побрел разгребать хлам.

Мстительно пустив на изготовление дворницкой метлы засохший букет криганских розог, дар неизвестного ухажера прекрасной Анискиной, и вооружившись совковой лопатой, Сева приступил к выполнению своих прямых обязанностей. Да, как не бились высшие чины экспедиции, спасателя из него не вышло, может быть в профессии дворника он найдет если не утешение, то хотя бы призвание? Может быть после всех невзгод и несчастий, в этом пропахшем тленом и ржавчиной ангаре, к нему снизойдут удача и счастье? Криганские розги душераздирающе, мел по стеклу отдыхает, скребли прокисший силикон пола. Чего там только не было! Старинные транзисторные схемы, блоки питания, карбюратор от бензопилы, канистра… Сева вздрогнул и остановил широкий размах метлы. Прямо перед ним, припудренная ржавчиной и слегка вдавленная в пол, лежала жестяная канистра… Не веря своим глазам, Сева качнул ее ногой, и та отозвалась гулким всплеском. Только один напиток в мире мог произвести настолько карамельно-тягучий всплеск! Пот прошиб младшего лейтенанта. Он отбросил метлу и кинулся к своей находке. “Еще не все потеряно!”  - думал Сева, лихорадочно отвинчивая тугую пробку. Никто и никогда не мог разобраться с Железным Феликсом, а он, младший лейтенант Сочинский, вот прямо сейчас, сию минуту... Ни с чем несравнимый аромат благородного коньяка, вырвавшийся из канистры, мгновенно отрезвил Сочинского. Пропотевшая форма закурилась паром, и едва не вспыхнула, таким жаром обдало младшего лейтенанта. Он узнал! Узнал эту канистру! Семьсот лет назад, на Шелезяке, из этой же самой канистры Айболит наполнял бак гипердрайва их челнока! И в эту же самую емкость док перелил взятый сухим пайком коньяк! Робо-диагност во всеуслышание назвал паскудством, хранить такие напитки в полиэтиленовых тетрапаках и, едва закончился устроенный Ежом банкет, сразу же перелил свою добычу в правильную канистру. Сева еще раз нюхнул из горлышка, тело пробила дрожь и шарики в голове сразу же закатились на место.

Следующие три часа корабельного времени младший лейтенант, обдирая коленки, ползал по ангару и собирал найденное в кучку. Отыскались и центральный процессор, и разрозненные траки гусениц, и разобранные до винтика манипуляторы, и прочие и прочие составляющие робо диагноста, порядковый номер Шестьдесят шесть, он же диверсионно-тактический автомат, позывной - Айболит.

 

Любимой игрушкой в детстве младшего лейтенанта был АК-47 и особенно нравилось Севе разбирать и собирать автомат на время. Личный Севин рекорд составлял десять с половиной секунд. За это время он мог выпотрошить автомат и собрать его заново. Диверсионно-тактический автомат по простоте устройства практически не отличался от знаменитого АК-47 и к тому времени, как в ангар ворвались запыхавшиеся Анискина с Ильиным, робот диагност был на три четверти собран. Не хватало только платы управления.

- Отлично, младший лейтенант Сочинский! - пропела Алла мелодичным контральто. - Снимаю ранее наложенное взыскание!

- Молодец, Сева! - похвалил капитан. - Можешь отправляться на камбуз, заказать себе что-нибудь вкусненькое!

- А с роботом мы сами как-нибудь разберемся! - подхватила Анискина, приближаясь к обомлевшему Севе. Дальнейшие события убедительно доказали, что адреналин в его крови, зашкаливая, удерживал шарики на прежних местах. Единым движением, какого никак нельзя было ожидать от этого увальня, младший лейтенант выхватил шприц и вечную зажигалку. Ту самую, коей отчаянно щелкал еще в туалетной кабинке по прибытию на Шелезяку.

Дьявольская гримаса исказило всегда миролюбивое лицо Сочинского.

- С арахнидами Пью без огнемета, говорите, не разобраться? - выкрикнул младший лейтенант, щелкая зажигалкой. Старая, изготовленная из винтовочного реактивного запала, она вспыхнула ярким пламенем с первой же попытки.

- Убью! - заорала Анискина бросаясь к нему, но ее опередил вдавленный до отказа поршень шприца. Автоматический, созданный для мгновенной промывки всего организма инъектор, выплюнул струю коньячного пламени. Разящий огненный шквал наискось перечеркнул летящую фигуру, и та осела горящим муравейником членистоногих. Пахнуло жаренными на коньяке арахнидами и от лже старшего лейтенанта не осталось даже кучки седого пепла.

- Теперь ты! - обернулся к Ильину Сочинский. - Не будешь ли так любезен, принять какой-нибудь другой облик?

- Как тебе удалось нас раскусить? - прошипел лже капитан, перетекая из Ильина в Пирата Пью.

- Я свое начальство, как облупленных знаю, - гордо заявил Сева.

- Вот черт! – изумился Пират.

Рейтинг: +5 Голосов: 5 327 просмотров
Нравится
Комментарии (15)
Матумба(А.Т.Сержан) # 13 июля 2017 в 10:27 +2
Восемнадцатая серия! Еще две и... И наверное еще сколько нибудь. В двадцать, как верно заметила Леся, не умещаюсь)))
Анна Гале # 13 июля 2017 в 12:14 +3
Ух ты ж, и от Сочинского толк бывает! dance
Во 2 абзаце опечатка - старший лейтенат послали чистить гадюшник smile
Матумба(А.Т.Сержан) # 13 июля 2017 в 12:50 +2
Спасибо, Аня! Я тоже в шоке от Сочинского. Не ожидал от него такого)))

А что за опечатка? Там кусок какого-то левого предложения прилип, так я его подтер. Еще что было?
Анна Гале # 13 июля 2017 в 13:33 +3
undefined:
Какое счастье, что старший лейтенант послали чистить гадюшник

Вот эта ))
Матумба(А.Т.Сержан) # 13 июля 2017 в 13:50 +2
Эээ... слепой. Не вижу))) Чего не так?
Анна Гале # 13 июля 2017 в 14:48 +3
Старший лейтенант - один, но послалИ, а не послал или послала. Или это так задумано, и я торможу? ))
Матумба(А.Т.Сержан) # 13 июля 2017 в 15:11 +1
Ааа! Это, Аня, из оперы: "Тятентка послали меня учиться" или "Лев Данилыч отправили меня на дальнюю заимку" и т.д. Примеров в литературе, когда "высшие" посылают нижних во множественном числе в устах этих же посланных - множество)))
Я сам так говорю, когда директор меня посылает.
"Сержан! Ты чего на складе делаешь?" спрашивает меня мой начальник, не зная к чему бы приспособить раба божьего Александра.
"Так, это, - с достоинством отвечаю, - Михал Борисович меня послали..."
И фсе. Михал Борисович послали! Этого одного уже достаточно, чтобы начальник ни о чем более не спрашивая, сразу же забыл, куда хотел меня приспособить. Срабатывает безотказно.
Анна Гале # 13 июля 2017 в 15:17 +2
Александр, уже сообразила. Прошу прощения, заморочила вам голову))
Матумба(А.Т.Сержан) # 13 июля 2017 в 23:39 +1
Все нормально, Аня! Если бы не заморочила, я бы ляп пропустил - кусок затесавшегося предложения, храни Аллах гугльдокументы с их синхронизацией. Шоб у разработчиков фсе уже было! Раз и навсегда.

Мне другое интересно - 23 просмотра и никаких комментариев. Жилы!!! Щас как начну писать только Анне, Лесе и Косте продолжение в личку!
Леся Шишкова # 15 июля 2017 в 16:49 +3
Из опупейных мемуаров Л. Шишковой «Мои опупейные приключения»
- Севочка, - Леся с разбегу, используя табурет в качестве трамплина, бросилась на шею эпическому персонажу, - ты мой герой!
- Ну, наконец-то, - космовездепроходец младший лейтенант Сочинский, сделав пухлые губы трубочкой, выдохнул в сторону, - а то все виноват, да все ты…
- Все ты, Сева, - Леся ласково потрепала героя за мясистые слуховые органы, - без тебя никак, да без тебя бы мы…
Речь мамзели становилась протяжной, язык начал заплетаться. Воздух ресторанного помещения, затесавшегося в космоподкластере инфернальных просторов, помутнел и стал коньячно тяжелым, наращивая интенсивность с каждым выдохом могучих младше лейтенантских легких.
- И ты понимаешь, - Леся ловко вывернулась из цепких рук Сочинского, оттолкнулась от мощной мужеской груди платформами спортивных кроссовок и приземлилась в уютное мягкое кресло, стоявшее у импровизированной минисцены ресторанчика, - эта глава, пожалуй, самая короткая из всех восемнадцати готовых, выпущенных в эфир.
- Д-д-да, - Сева смотрел на собеседницу слегка испуганным взглядом – мало ли что на этот раз сможет предъявить ему в качестве обвинения этот симпатичный реальный читатель, надев образ сурового прокурора…
- Самая короткая, - указательный палец Леси взметнулся вверх, аки указующий в недра космоса перстсудьбы, могущий направить на путь истинный в подкорку авторской фантазии, - зато какая!!!
- У-у-уф, - Всеволод облегченно выдохнул новую порцию перегара, которая сизым клубочком начала осторожное движение в сторону мамзели, скинувшей кроссовки и уютно расположившейся в кресле, - у-у-у-уф…
Известный космоспасатель младший лейтенант Сочинский легким сайгаком оказался позади высокой спинки, обитой бархатным материалом, в руках его в полной боевой готовности был зажат минивентилятор с usb-подключением. Сева, сложив крепкие мясистые пальцы щепоточкой, мягко провернул пластиковые лопасти, раз, другой, третий… И вот уже воздух вокруг собеседников начал светлеть, очищаться, становился прозрачным. Сева улыбался, его распирало от гордости за себя, за батю, подарившего ему эту феерическую, пиковую в карьере младшего лейтенанта восемнадцатую главу…
- Петь хочу, - Леся взмахнула рукой, и в ней тутже оказался вокальный сценический микрофон Shure sm58, а из глубин минисцены возникла музыка космических глубин…
Сева, не веря в происходящее, аккуратно отложил в сторону вентилятор, разводной ключ, зубило, гвоздодер и монтировку, извлек из недр бесчисленных кармашиков спецодежды космоспасателя известный шприц Жанэ, заряженный спиртосодержащей коньячно алкогольной огненной жидкостью…
- Я посвящаю эту песню любимым эпическим героям, - по помещению ресторана прошелся, заглядывая в каждый уголок, трещинку, окошко и посудную емкость, голос Леси, наполненный эмоциональной проникновенностью и глубоким пониманием посвящения, - своим опупейным любимцам…
- Не, ну, на эпического героя я согласен, - пробормотал себе под нос Сева, - но любимцем быть…
Шприц Жанэ, прошедший не одно испытание в карманных недрах, не раз упоминаемый в опупейных комментариях, без должного ремонта и эксплуатации начал давать течь… Настоящий спасатель и космический герой не мог обойти стороной и этот аспект жизни одного шприца, поэтому начал потихоньку подставлять лопатообразный язык под драгоценные капли, мелким дождиком изливающиеся в астрал из недр тубусообразной емкости…
- Батя, - молитвенно шептал про себя Сочинский, пытаясь не хихикать в местах, где Леся попадала не в ноту соль, а точняком в ля, - быстрей бы продолжение выкладывал, а то сопьюсь… Точно сопьюсь… Вон уже и Леся кажется поет божественно… Великолепно… Шикарно… Е-е-е-е-ех!
* * *
Александр Сержан, не спуская с лица улыбку чеширского кота, продолжал работать над очередной главой. Мысли его неслись вскачь, опережая одна другую. Пальцы виртуозно порхали над клавиатурой компьютера, ноутбука, планшета, телефона… Авторская фантазия не оставляла его ни на секунду, присутствуя в виде Музы, ежика с банкой можжевелового варенья, конструкторских сочленений (на работе и дома)… Мысли-мысли-мысли… Они роились хаотично и структурированно, в едином ритме и складываясь в какофонию…
А Севка и Леся продолжали «гудеть» в ресторанном космоподкластере, забыв обо всём на свете.
- Эх, яблочко, да на тарелочке, - басил Сочинский.
- Я водяной, я водяной, - что-то в подсознании подсказывало Лесе вспомнить нечто важное, из далекого советского детства… Был ли это мультфильм или что-то из кинематографа…
- Алло, кто говорит? – Дурашливым голосом Сева изображал смешные сценки, чувствуя себя непревзойденным телевизионным юмористом, - Слон? Что вам надо? Шоколада?
- Стоп, - воскликнула мигом протрезвевшая мамзель…
- Э-э-э-э, обиженно промычал младший лейтенант.
- Ай, -прошептала Леся, ай же…
- Что-то болит, - Сева начал лихорадочно шерстить многочисленные карманы в поисках аптечки или, хотя бы, белой медицинской шапочки с красным крестом поперек лба, а то, на крайний случай, одноразовую марлевую повязку бы…
- Ай, забыли, - пристыженно произнесла Леся, опуская визоры долу,.
- Забыли???
- Айболи-и-и-и-ит!!! – голос ее, усиленный мембраной профессионального микрофона достиг не только соседней вселенной, параллельного мира и пощекотал воронку черной дыры, но и легким касанием зацепил (наверняка и никак иначе))) главу следующую, девятнадцатую! joke crazy love
Матумба(А.Т.Сержан) # 29 июля 2017 в 22:41 +2
Александр Сержан, не спуская с лица улыбку чеширского кота, продолжал работать над очередной главой.
Ага. ЩАЗ! Он, если и не спускал никуда самарского кота(набрал чеширского, но Клавка стерва, настояла на самарском котике. В ея, клавкином, разумении это одно и тоже, а как говорил Соловьевский Ходжа Нассредин - «Кто спорит с Клавкой, тот сокращает свое долголетие")... Да, о чем это я?(теребит крахмальный воротничек, туго стиснувший жилистый хрип. Верхняя пуговица не выдерживает умственного напряжения и отлетает в компот. В мозг поступает свежая, ни разу не надеванная порция окислителя и тот судорожно распахивает хозяйские глаза. Красные, они весело подпрыгивают на свернутых спиральками стебельках)

Попытка номер два.
Ага. Щаз. Как же, самарского! Две Те недели пахоты на самоё любимага! Вставал в шесть и до восьми ажный день! Две недели отпуска! Поменял печь в бане, поменял лаги, полы, переделал сантехнику! Да, сантехнику! Кто ни разу в жизни не нарезал на коленке вручную, три четверти дюйма резьбу, одною только плашкою, разводным ключом и матерью ихнею, тот ни разу ни сантехник, будь он трижды Славой Сэ!
Так что никакага продолжения, пока не очухаюсь!
Константин Чихунов # 31 июля 2017 в 21:27 +2
Ура новой главе! Спасибо автору!
Матумба(А.Т.Сержан) # 31 июля 2017 в 23:16 +1
Спасибо, Константин!
Жан Кристобаль Рене # 12 сентября 2017 в 23:57 +1
Вывели голубчиков на чистую воду!! dance zlo laugh
Плюсс!!+++++++++
Матумба(А.Т.Сержан) # 13 сентября 2017 в 07:33 +1
На воду! Там им самое место!
Спасибо, Хозевич!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев