1W

Костюмированные

в выпуске 2015/12/24
23 июня 2015 - Делла Ликур
article4984.jpg

Мне кажется, да и не мне одной, я полагаю, что лето - это пора ярких эмоций, быстрого сердцебиения и, безусловно, ярого гнева от многочисленных укусов комарья. Да что уж греха таить, лето прекрасно! Солнце, пляж, море, мороженое, привидения... Что? Я сказала привидения? Вообще-то, да. Белые, прозрачные, вон в телевизоре как их изображение поплыло, смотрите, смотрите!...

Эх, простите, бред несу. Не верится мне в существование таких тварей, как привидения, оборотни, вампиры, Ланон-Ши, да чего только человеческого сознание не напридумывает-то! То ли дело другие расы, обособленно существующие в других звездных системах, добраться до которых человечеству в своем 21 веке не представляется возможным. Мечта. Как бы мне хотелось хоть разок испытать невесомость, парить, вертеться... решать проблемы за миллиарды километров от дома, одной в открытом космосе... как в том кино с Закари Куинто в роли Спока. Я была бы супергероем, спасающим Землю от гибели. Точно, на меня возложили бы надежды 7 миллиардов жителей планеты. Миссия, которая отправила бы меня навстречу приключениям. 

... Дура, да ты бы не продержалась и неделю в одиночестве, не говоря уже о сложностях, которые могли бы возникнуть в управлении кораблем. А если астрероиды? А если аномалии, с которыми человечество раньше не встречалось? Это тебе не компьютерные игры, в которых персонаж оживает, и можно начать с начала. 

... Замолчи, безумная! Вечно все портишь. Пора и на работу собираться... 

"Работа моя пыльная, бумажная и довольно скучная в сравнении с тем, что могло бы быть, если бы я родилась в другое время..."

Одно ей утешение: мир не стоит на месте. Кто его знает, вдруг уже завтра все перевернется с ног на голову. И серая офисная крыска может полететь к звездам.

- Ты где летаешь, Дурова? - раздался над ухом знакомый голос начальства. - Я тебя просил принести мне акт по июльскому договору аренды, а ты мне что кинула на стол? За ким чертом мне твоя запись на мани-мани-маникюр? - изящно протянул рослый мужчина лет тридцати, явно намекая, сами знаете на что. 

Витательница лишь бросила на шефа виноватый взгляд и принялась бегло поднимать папки с договорами. Ее движения были скорее нелепыми, чем неосторожными: то одно уронит, то другое из рук выпадет, то сама запнется. Смех, да и только. Вон она уже и канцелярский нож не заметила, что кровь брызнула по направлению к начальнику, на ее собственное несчастье, попала тому в глаз, хотя и вероятность этому была ничтожна: какое большое пространство, сколько направлений, и какой маленький глаз. 

- Мое терпение лопнуло, Дурова! - вскричал мужчина. - Пиши по собственному. Чтоб глаза мои тебя не видели!

Несчастная шла по узенькой тропинке в практически безлюдном парке. Девушку качало от переживаний из стороны в сторону, хотя, вполне возможно, что существенную роль сыграла и бутылка алхоголя невесть какого, невесть откуда. Но не стоит ее осуждать... одинокую, в съемной квартире... в большом городе. Как она сейчас найдет работу? Чем она будет платить за существание? Естественные мысли о смерти... даже они были ближе спасительного чуда. 

... Дорогая, хватит себя уже жалеть, соберись! Держи себя в руках! Чего как размазня? 

Голос этот раздавался из глубин подсознания. Он был громким и таким же реальным, как и то материальное, что вас окружает. 

- Да что ты знаешь о жалости? - вслух произнесла Дурова, Марина Дурова. 

... Многое. Столько, сколько тебя знаю, большую часть времени только жалость и вижу. Да я уже и книгу написать могу как эксперт по жалости! 

- Ну так бери ручку и пиши, - обессиленно прошептала девушка, точно сама с собой разговаривала. Сумасшедшая ли она? Адекватная ли? Что? Раздвоение личности?! А вполне может быть... а вполне и не может быть.

Марина и сама не знала, что ее мечта - узнать другие миры - осуществилась еще тогда, когда она была ребенком. 

Девчушка бегала, тогда еще неуклюже спотыкалась, падала и ранилась. Где-то она получила контакт с зараженным... возможно, в последствии с невымытыми руками съела что-нибудь... и так некий "паразит" проник в ее юный организм и начал разрастаться в спинном и головном мозге. Поначалу он проявлял себя в галлюцинациях, у Марины появлялись "воображаемые" друзья, если их таковыми можно называть. Но потом паразит адаптировался и даже защищал своего носителя от другого рода заболеваний... и проявлял себя так, как вам уже было показано: ненавязчиво... точно собственные мысли Марины, точно она сама. Кто бы мог догадаться, что существо это не с нашей планеты? Кто может знать, что оно пришло с миром? И одна ли она такая, Марина?

Теперь уже точно нет, поскольку ее начальник имел контакт с ее кровью. И паразитоз охватил и его. Нет, не детки, нет, не материнские. Действует это, как некий костюм... реальный пришелец все еще на своей собственной планете, спит в безопасности... такой, какую только можно организовать... и исследует другие виды из других миров... собирает информацию... и по возможности, размножает "костюмы", проникает во все большее число голов... и таким образом, лучше узнает философию рас и всю их культуру. Работа? Работа! Своеобразная работа. 

Но не всегда все так же удачно, как в случае с Дуровой Мариной Игоревной. 

Иногда паразит не может адаптироваться к носителю, организм человека рьяно отвергает чужеродца. И счет идет не на жизнь, а на смерть. Либо человеческое отродье справится с заразой и подавит ее, либо та убьет его самого, ибо никто не знает, даже пришельцы, как вывести из организма так называемый "костюм". Каждая раса уникальна, к каждой нужен собственный подход, своеобразное уникальное программирование... а человечество попало под удар сравнительно недавно, поэтому сбои реальны и обоснованны даже у высокоорганизованной рассы, создавших паразитов. 

Взять начальника нашей Марины. Если бы не его труп, наверное, ученые Земли еще бы не скоро обнаружили то, что представляет или пусть даже может представлять реальную угрозу. 

К слову сказать, в наших лабораториях криминалистики работают удивительные люди, зациклившиеся на своей работе до такой степени, что искренне любят ее, даже посвящают свободное время своему роду деяний. Но, может быть, именно дотошность российских экспертов натолкнула на новый этап развития науки...

Спустя три года, отсчитывая от известных вам событий, по всей планете прокатилась волна безумного исследования на предмет наличия в организмах клеток костюмированных паразитов. 

Марина все еще была жива. И глаза ее были широко открыты. С вашего позволения, мы пропустим тот период ее жизни, когда она отрицала... и перейдем сразу к тому, когда она смирилась и приняла неизбежное. 

Но обстоятельства в мире сложились таким образом, что, узнав кто-либо о ее особенности, девушку сразу бы закрыли в белой комнате под сканерами и аппаратами и держали уже не как офисную крыску, а как лабораторную. 

Марина привыкла жить одна... одна в плане людей. Ей хватало и, как она стала его называть, Дуровца (с ударением на ааа). 

... Ты чего задумала? С ума сошла, там сканеры, нельзя! - протестовал Дуровец, как только узнал, что его носительница сообразила их на дурной поступок.

"Нет у нас другого выбора, либо они нам помогут, либо нас рано или поздно поймают", - ответила Марина, собирая весь арсенал холодного оружия, которого ей удалось добыть... только не спрашивайте, как. 

Ей довелось жить в лесу, за тысячи километров от места, где она еще могла жить нормальной жизнью. И так она провела последние 3 месяца... но к зиме, к суровой сибирской зиме, Марина была не подготовлена. И поэтому, как она считала сама, последняя надежда на спасение была в руках другой расы, чей корабль приземлился по согласию с Альянсом Большой Тройки, на территорию космодрома "Восточный". 

Но проблема заключалась в том, что пройти к охраняемому космодрому с тремя ножами за пазухой было фактически не осуществимо. 

"Все слишком быстро свалилось на меня", - рассуждала Марина, надеясь получить поддержку, ну а если нет, то хотя бы понимание. 

... Ты еще скажи, что недовольна тем, что твой мир перевернулся с ног на голову?

Марина бы наградила недовольным взглядом и парочкой натренированных, пусть и нелепых, ударов своего обидчика. Но свою же оболочку рубить ножом же не станешь. Поэтому оставалось только продолжать зародившееся недолюбие.

- Да что ты говоришь! - вспылила она. - Я не думала, что мир перевернет мою морду от пачки чипсов лицом в глязь. Как думаешь, приключения... мечта осуществилась?

Дуровец смолчал, но его недовольство проявилось головной болью Марины.

- Хватит, - потребовала она. - Ты меня все равно не остановишь.

...Я могу парализовать твое тело, и навсегда покинуть тебя, проснувшись там, где я уснул много лет назад. Полагаю, что я свое отработал, и заслужил, как у вас принято говорить, выход на пенсию. Только ты знай, что костюм в твоем теле начнет разлагаться... и, учитывая его истекший срок годности, он убьет тебя с вероятностью 0,823. 

- Да какие вы точные, вы посмотрите, - Марина громко вышагивала от злости по тропе, ломая множество сухих веток под ногами. Вокруг не было ни единой человеческой души, это знал Дуровец, и знала она. - Мне давно было пора умереть. Может, такая вещь как душа все же существует, и ей уготованы захватывающие приключения в другие миры, не сравнимые с поеданим жженных на костре грибов и зайчатины, не сравнимые с отпором волкам, то и дело прибегающим к моей хижинке, не сравнимые с невозможностью помытся в теплой воде и с мылом, шампунем и побриться, и подстричься. Посмотри на меня, я похожа на Маугли. Запущенная, хоть и с прекрасной теперь уж фигурой. Хоть какая-то радость в жизни. И на том спасибо.

... Закончила свой монолог?

Марина быстрым движением схватила острую ветку, которую не смогла сломать... и бесстрашно направила ее конец по направлению к своей груди. Ее руки задрожжали только тогда, когда плоть была немного надколота. Но не от страха и даже не от боли, а от сопротивления со стороны Дуровца, единственно разумного среди этой компании. По крайней мере, на данный момент. 

Он мог контролировать ее тело в любой момент, ведь ему не требовалось ни сна, ни отдыха. Только Дуровец не пользовался этим часто, уважая личную жизнь и личное пространство носителя. 

Девушка даже и не задумывалась, как она должна была быть ему благодарна. 

Ветка выпала из рук. И Маринка упала вслед за ней. Не сдержалась. И слезы покапали с ее глаз. 

Дуровец молчал, боясь сделать только хуже. И заговорил только спустя пару часов, по истечению которых Марина успела привести себя в порядок и продвинуться на тройку километров вперед. 

... Есть идея, которая увеличит наши шансы на успех, но она может тебе не понравиться.

 Марина заставила его продолжать.

... Ты не пройдешь мимо охраны незамеченной. Но даже если тебе каким-то образом удастся обмануть человеческий глаз, автоматика неумолима. Но если я... если я покину твое тело, у нас будет около пяти часов до летального исхода. Твоя выносливость понизится, как и сопротивляемость. Имей в виду, что будет безумно больно, поскольку разложение сопроводится выделением токсичных веществ, способных медленно тебя убить. Но за это время мое сознание перейдет в доступный мне сосуд на нашем корабле... и я вернусь за тобой. Наша медицина способна спасти тебя. 

- Отличный, просто отличный план, - одобрила носительница, все также уверенно держа путь к космодрому. - Только ты одного не учитываешь. Твоим нет причин меня спасать. Я не представляю никакого интереса... таких, как я, на планете еще 7 миллиардов. И ты это знаешь. Если только я... 

... Да, девочка. Я хочу тебя попросить именно об этом.

Марина остановилась. 

Решение было принято быстро: Марина была согласна добровольно полететь на их корабле на чужую планету при обязательности, что ей обеспечат оптимальные условия для существования... Всем было выгодно от этого: пришельцы в обход формальностям получат тело, а девушка - приключения и жизнь, если полетит. Вот так оно и было задумано.
Покинуть тело самому Дуровцу оказалось, на удивление, легко. Как давно он не чувствовал удовольствие от бесформенной свободы, как давно он не летал! И как давно не чувствовал тепло, как говорят люди, запах родного дома. На корабле сохранились условия, привычные его расе, собственно, в которых он и был рожден. Его тело где-то очень далеко, но его сознание... его чувства с ним... само видение уже многое значит. 

Зеленые аморфные стены, перетекающие упорядоченно, по особой системе, из одного положения в другое. Абстрактный минимализм. И подготовленные человеческие сосуды, выращенные искусственно в определенной среде. Дуровец поздоровался со своими, дал знать о себе и получил согласие на то, что намеревался сделать. Теперь в его распоряжение был предоставлен сосуд молодого красавца в действующей земной моде. 

Другие взяли сосуды попроще. Изучив культуру людей, они приняли решение облачиться в неброские серые костюмы совершенно не классического и не спортивного типа, а удобного обтягивающего их искусственные идеальные формы.

Еще была предусмотрена маскировка, благодаря которой Дуровец покинул космодром и благодаря которой должен был вернуться обратно. Эта маскировка была встроена в сосуд и полностью скрывала в активном состоянии его оболочку от человеческого глаза. Ни следов на песке, ни препятствий... словно призрак... словно тела вовсе нет. Однако был у костюмов этого поколения один недостаток... режим скрытности мог самопроизвольно терять мощность, и тело становилось полувидимым, как в фильме "Привидение" с Патриком Суэйзи в главной роли. Романтика... но только бы не как "украл, выпил, в тюрьму". 

И по воле судьбы Дуровец предстал перед своим бывшем носителем, некогда единственным, именно в режиме полумощности.

Маришка, несчастная, билась в агонии, но силой воли сохраняла сознание. Она мыслила, она видела, она все осознавала. И ведь она, дура, не верила в призраков. 

Дуровец предстал перед ней таким, каким она его никогда не видела... и не узнала его с первого взгляда. 

- Я это, это я, Дурова моя, твой Дуровец, - он попытался взять девушку за плечи, но его руки проскользили насквозь, обвеив лишь приятным успокаивающим холодом. - Да будь оно неладно, отключайся! - заразившись от характера и нрава Марины за столько лет, провопил пришелец, усердно нажимая на особую точку в области груди своего нового тела. Наконец, его усилия были оправданы. Он взял девушку на руки и особым образом погрузил ее в необычный сон, который помогал скоротать время.

Наступила ночь. Но это было даже на руку наишим друзьям. Хотя, в то же время, очки ночного видения у вооруженных солдат различили бы на ать-два если не полувидимого пришельца, то живую девушку точно. 

Дуровы затоились за полкилометра от границы космодрома, но даже на таком расстоянии в усиленном режиме патрулировали местность солдаты. Двое уже прошли мимо ребят, но так удачно те остались незамеченными. Однако дальше пробираться было уже не безопасно, пришлось импровизировать. 

Одного содата Дуровец оглушил. И примечательно, что не убил и даже не насел существенного вреда здоровью. Снял с него верхнюю экипировку и облачился не только в нее, но и под стать фигуре и обличию самого солдата. На такое позволяла технология нового "костюма". 

Взвалив на плечи Марину, он пошел вперед по курсу следования. И возле ворот космодрома сообщил проверяющему, что нашел женщину в лесу на обочине, уже в бессознательном состоянии. 

- По всем признакам, она умирает, - сообщил он на входе. - Я должен в медпункт. Я обязан. Не могу же я, - под новую стать тараторил пришелец. 

Но упрямый солдат отказался пропускать одного и настоял на том, что проводит их, что это его обязанность.

Они зашли в двухэтажное здание. Корабль был еще довольно далеко. Медицинский персонал осуществлял какую-то переподготовку, поэтому пришлось подождать около минуты прихода так называемого Белого халата. 

Мужчина был сердитым и резким. Но увидев состояние прибывшего пациента, переменился в лице и быстро провел их в смотровую. Марину уложили на кушетку. Они остались втроем, одни. И Дуровец воспользовался моментом переоблачиться, поскольку сам полностью контролировал состояние Марины. 

В облике врача он уложил девушку в инвалидное кресло и повез ее в нужном ему направлении, беспрепятственно проходя посты по пропуску, любые двери открывались по одной маленькой карточке, но карточке врача.

И вот... вот последняя дверь. Но что-то случилось. Свет выключился. И буквально через мгновение закричала сирена, включилось аварийное освещение. И невесть по каким причинам фальшивое обличие пришельца растворилось... и он стал безликим и бесформенно разлился бежево-зеленой лужецей по полу. Нет, Дуровец, не умер. Его сознание угодило в ловушку.

...Откуда у них эта технология? - удивлялся он, но находилось только одно объяснение, - Торзиканцы. 

Время ушло. Замедленное сердцебиение Марины совсем оставновилось. Пульс пропал. Она была мертва. 

Дождавшись этого момента (а ждать пришлось недолго), маленький торзиканец вышел словно из стены. И за ним проследовало еще с десяток таких же уродцев, скользких, жирных, по нашим меркам, но с оружием. И если смотреть на вещи их глазами, то Дуровец повис в энергетической клетке под потолком, стремительно сжимающейся и уничтожающей его.

Положение было безвыходное. И если смотреть шире, то космодром давно уже был захвачен торзинканцами... как впрочем, и целый мир. 

Похожие статьи:

РассказыДоктор Пауз

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПо ту сторону двери

РассказыПограничник

РассказыПроблема вселенского масштаба

Рейтинг: +3 Голосов: 3 751 просмотр
Нравится
Комментарии (3)
DaraFromChaos # 23 июня 2015 в 16:10 0
Делла, вычитать!!!! и по стилю пройтись бензопилой (ради такого дела и одолжить могу)!!!
но задумка не плоха :)
так что плюс ... авансом...
DaraFromChaos # 23 июня 2015 в 16:12 0
ПС и немножко структурировать: есть лишние фрагменты, есть и ненужные подробности
Станислав Янчишин # 13 июля 2017 в 19:32 0
Отличный рассказ!!!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев