fantascop

Котёнок

в выпуске 2018/10/01
12 сентября 2018 - Симон Орейро
article13458.jpg

                                                                1 

Сергей Константинович неспешно прохаживался вдоль массивной университетской доски, исписанной сложными дефинициями и исчерченной высокоточными таблицами и графиками, обращая свою речь к студенческой аудитории. Слушатели внимали его лекции с неподдельным интересом. Часто поднималась та или иная рука, и лектор охотно отвечал на возникающие у студентов вопросы.  

Придя на личную квартиру, Сергей Константинович выпил рюмку коньяка и два стакана элитного фруктового сока. Затем он включил компьютер, дабы продолжить подготовку авторского учебного пособия по филологии. Вот что было им напечатано в тот вечер: 

«Слова "мир произведения", "художественный мир" и в литературоведении, и в критике часто используются как синонимы произведения в целом, творчества писателя, своеобразия того или иного жанра: мир "Евгения Онегина", мир Пушкина, мир исторического романа, пасторали, трагедии и т.п. 

Метафора "художественный мир", как бы приравнивающая первичную и  и вторичную - вымышленную - реальность, очень удачна.  

Метафора в себе заключает одновременно со- и противопоставление, что издавна рекомендовалось риторикой: "Противоположности чрезвычайно доступны пониманию, а если они стоят рядом, они ещё понятнее...". Названия многих исследований будто приглашают войти в мир писателя. В то же время нередко в текстах отражены реальные "миры", что подчёркивают и некоторые заглавия.  

Существует, однако, другое, смежное и более узкое значение "мира”: предметы, изображённые в произведении и образующие определённую систему.  

Под предметом подразумевается "некоторая целостность, выделенная из универсума объектов", независимо от того, материальна или идеальна их природа. 

В отечественном литературоведении о "внутреннем мире произведения" писал Д. С. Лихачёв. В фокусе внимания учёного - соотнесение произведения с действительностью, творческий характер отражения внешнего бытия: "Отдельные элементы отражённой действительности соединяются в некоей определённой системе, художественной констелляции. Ради избежания омонимии ("внутренний мир" как сфера сознания) в качестве термина предпочтительнее "мир произведения".  

При определении объёма понятия важно и соотнесение "мира" с художественным целым. Входят ли в состав "мира" и отражённые предметы, и обозначающие их слова? При анализе произведения эти страты худождественной формы различаются. Целесообразно понимать под миром произведения только его предметный мир, мысленно отграничиваемый от словесного строя, от эстетической речи: если понятие обозначает "всё" в произведении, оно избыточно.   

В словесно-предметной структуре художественного изображения именно  предметы “обеспечивают” целостность читательской рецепции; их ментальное созерцание определяет избранную писателем “единицу” образности, а также принципы детализации.  

Мир произведения являет собою систему, так или иначе соотносимую с миром реальным: в него входят люди с их внешними и внутренними (психологическими) особенностями, события, природа (живая и неживая), вещи, созданные человеком, в нём есть время и пространство. Поскольку слова (знаменательные части речи) суть заместители, знаки предметов, предметная изобразительность свойственна всем родам литературы. Но можно ли представить себе мир текста отдельно от его словесной репрезентации? Да, можно. 

Творчество Джорджа Байрона оказало значительное влияние на многих русских поэтов. Некоторые из них подражали Байрону, черты своеобразного байронизма находили отражение в их поэзии. К примеру, увлечение поэзией и личностью любимого поэта ярко отразилось в стихотворении М. Ю. Лермонтова  «Нет, я не Байрон, я другой» (1832), которое  содержит в себе мотив пророчества, предсказания, связанного с осознанием необходимости поиска собственной творческой траектории, суть которой определяет национальная идентичность автора, его особая русская "духовность". 

Многими исследователя наследия А. П. Платонова отмечаются существенные перемены в его отношении к технике и коммунистическому проекту в целом после длительного перерыва в литературных занятиях (1922-1926 гг.), связанного с участием в реальном строительстве коммунизма в воронежской и тамбовской областях.  Говорится о его "разочаровании"  и внутренней критике своего раннего технического утопизма. В качестве подтверждения принято ссылаться на оставшиеся в те годы неопубликованными произведения Платонова конца 1920-х. Однако этот вопрос требует серьёзной проверки, ибо в него вторглась характерная для идеологической конъюнктуры политическая пристрастность, мешающая разобраться в фактическом характере измененений».

Сергей Константинович был весьма доволен проделанной работой. После кропотливого научно-филологического труда он решил позволить себе размеренный отдых. 

В спальне Сергея Константиновича висел крупный портрет Башара Асада.

                                                                             2 

В Сирии всё не утихало кровопролитное гражданское противостояние.

Авиация РФ точечным ударом ликвидировала крупный оружейный склад исламских террористов. Это причинило полчищам фанатиков чрезвычайно ощутимый ущерб. 

Чуть позже отечественная же воздушная бомбардировка испепелила подземный разведывательно-командный штаб экстремистов. Но теперь, увы, успех уже не был безоговорочным: в поверженном бункере находилось немало мирных жителей, в том числе женщин и детей, которых принудительно наделили функцией живого щита. 

***

Боевики внезапно атаковали небольшой гарнизон в пригороде Дамаска. После затяжной схватки, отступая под натиском спешно прибывшего подкрепления, исламисты пленили российского военного инструктора и иранского офицера. Первый вскоре был убит выстрелом в затылок из пистолета с глушителем, второму перерезали горло кухонным ножом, превращённым в импровизированный походный кинжал. 

В неволе также оказался французский журналист. Радикалы собирались казнить и его, но им в последний момент помешал отряд умеренной оппозиции. Новый бой отличался гораздо большей интенсивностью и ожесточённостью. Из террористов мало кому удалось скрыться, тогда как потери участников умеренного повстанческого движения были минимальны. 

Немногих сдавшихся фанатиков и спасённого французского гражданина гуманные мятежники передали правительственным силам в обмен на разрешение уйти, оставив при себе личные единицы оружия и экипировку. 

                                                                              3

Сергей Константинович аккуратно снял со стены портрет бывшего зубного врача. Картина расширилась, принимая форму ковра. Сергей Константинович расслабленно сел на него и принялся бормотать заклинания. Ковёр взлетел, а пилот видоизменённого портрета управлял движением чудесного транспорта. 

В центре Алеппо Сергей Константинович поздоровался за руку с увешанным наградами генералом государственных войск САР. Командир этот промышлял незаконным бизнесом. Получив внушительную денежную пачку, генерал оперативно вручил Сергею Константиновичу мешок с аристократически чистым героином. 

                                                                              4

Сергей Константинович вернулся в ареал собственной квартиры. Он вглядывался в мешок, любуясь его содержимым и стимулируя иррациональный аппетит. 

Наконец, он взял чайную ложку и начал с её помощью постепенно поглощать нелегальное лакомство. Позднее, осознав, что маленькой ложечки недостаточно, Сергей Константинович заменил её половником. Наркотик рефлекторно пережёвывался ртом, растворяясь и всасываясь во все органические закутки и поры. Мужчина не мог уже остановиться, обретая всё более нестандартный внешний вид. 

С поразительной резкостью вся плоть Сергея Константиновича вдруг переродилась в чёрного лохматого котёнка. До одурманенного рассудка не сразу дошёл факт регресса в животное состояние. Но, постигнув всю прелестную суть метаморфозы, Сергей Константинович несказанно развеселился. Хрупкий котёнок энергично встал на задние лапы, чтобы петь бессмысленные песни. Новоявленный детёныш попробовал сплясать что-то, но у него не получилось. Не лишаясь бодрости, котёнок принялся восторженно биться головой в картонные пластины, наслаждаясь процессом их разрушения.

То, что имеет начало, наделено и концом. Пришло страшное время тотального понимания. Сергей Константинович узрел, что свершившееся горе необратимо. Он обречён пожизненно быть котом, не имея ни единого шанса вернуться к первородной своей человеческой природе. Испуганное и растерянное животное тоскливо завыло. 

Теперь никогда не возвратится навык связно изъясняться, оперируя человеческим языком! Он так и не допишет милого сердцу капитального литературоведческого учебника!

Спустя определённый хронологический промежуток Сергей Константинович обнаружил выход из неразрешимой, казалось бы, ситуации. Учёный разработал особый кошачий алфавит в сочетании с кошачьей же лингвистикой. 

 

 

 

 

 

 

 

 

Рейтинг: 0 Голосов: 2 296 просмотров
Нравится
Комментарии (1)
Славик Слесарев # 12 сентября 2018 в 14:07 0
Введение в литературоведение: Учебное пособие. Л. В. Чернец, В. Е. Хализев, А. Я. Эсалнек
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев