1W

Кто-то на кровати

в выпуске 2014/12/15
30 июля 2014 -
article2131.jpg

— Давайте, мы Светку разыграем, — лукаво предложила Лена, оторвавшись от кружки с чаем.

Подруги синхронно повернулись в её сторону, заинтригованно насторожившись, а мама Светы удивлённо вскинула брови:

— Это каким же образом?

— Скажите ей, что я ушла к себе домой, — не меняясь в лице, произнесла девочка.

— И?..., — не поняла Светкина мама.

— А на самом деле я спрячусь у неё под кроватью, — пояснила свою мысль Лена.

— Всё равно не понимаю, — покачала головой женщина.

— Когда она ляжет на кровать,  я снизу неожиданно дёрну её за ногу или за край подушки потяну, — ответила девочка невинным тоном. — Словом,  попугаю её немного.

Эта идея появилась, когда, засидевшись в гостях допоздна, одноклассницы получили от своей подруги предложение остаться на ночь у неё дома. Мама Светы, являвшаяся крайне гостеприимной женщиной, поддержала предложение дочери и также высказалась за то, чтобы девочки остались.

— На улице ни одного фонаря не горит, — улыбаясь, сказала она. – Да ещё и пешеходную дорожку разрыли, потому что под ней водопроводную трубу прорвало. Сейчас там глубокая яма и грохнуться в неё ничего не стоит, даже если точно знаешь, где её выкопали. Советую переночевать у нас. В зале и кровать одна свободная есть, и диван можно разложить для двух человек. Так что вы все втроём спокойно поместитесь. Только родителям позвоните и всего делов.

Подруги, посмотрев друг на друга, кивнули головами. Завтра суббота, в школу идти не надо, рано вставать тоже нет необходимости. Почему бы и не погостить? К тому же весь вечер был посвящён рассказам о разных необычных явлениях и феноменах. Среди которых нашлось место привидениям, призракам, полтергейсту, ожившим мертвецам и всевозможной жутковатой чертовщине. Напугав самих себя загадочными и страшноватыми историями, девочки не имели никакого желания лишний раз выходить на тёмную улицу. Отчего решение остаться у подруги оказалось принято с большим энтузиазмом.

В коридоре неожиданно зазвонил телефон и Света, соскользнув с табуретки, отправилась поднимать трубку, оставив на кухне своих гостей и маму. Именно в её отсутствие и появилась мысль о ночной шутке.

Мама хозяйки дома, оказалась не в восторге от участия в такой истории.

— Ту что, сдурела? – больше пробурчала, чем спросила женщина. – Ты хоть представляешь последствия таких шуточек?

— Тётя Марина, — обратилась к женщине другая девочка по имени Алёна. – Подыграйте нам немного. Ну, честное слово. Всё будет хорошо.

— Ага, — язвительно, но негромко произнесла тётя Марина. – Давай-ка, мы тебя так разыграем. Тебе понравится?

— Может, да, а может, и нет, — неопределённо пожала плечами Алёна. – Но в любом случае, это очень интересно. Представляете, сколько у Светки впечатлений будет после такого?

— Представляю, а поэтому, нет, — нахмурилась женщина.

Однако, упорства у юной троицы было не занимать. Все три девчонки шелестящим и почти змеиным шёпотом принялись доказывать гениальность их стратегического плана. И пока Света продолжала в коридоре общение по телефону, её мама на кухне, наконец, сдалась напористым гостьям. Женщина осталась противницей подобного розыгрыша, но подневольно приняла его условия.

— Ладно, — раздражённым тоном вымолвила она.  – Но у меня к вам обязательное требование: шутка не должна оказаться сильно страшной. Если вы её действительно напугаете, выставлю на улицу всех сразу. И придётся всем вам тогда топать домой по темноте. Поняли?

Все трое, будто отражения друг друга, кивнули головами. При этом на губах у Лены появилась зловредная и вместе с тем триумфальная улыбка, выдающая глубокое удовлетворение от своей маленькой победы. Поскольку она была самой изобретательной по части шалостей среди всех присутствующих, довольства у неё было больше, чем у других.

— Как только я выберусь из кухни, спрячьте мою обувь, — прошептала она тёте Марине. – А то Света догадается, что я ещё у вас дома.

— Хорошо, — с явным нежеланием произнесла женщина. Во всех её жестах и мимике выказывалось явное неприятие готовящейся шутки.

В коридоре продолжал доноситься голос хозяйки дома. Она, похоже, диктовала кому-то из одноклассников тему домашнего задания и потому не догадывалась о готовящемся заговоре. Лена осторожно подошла к дверям кухни и, выглянув в коридор, увидела, что Света сидит на маленькой табуретке и читает что-то из раскрытого дневника:

— … Двадцать седьмой параграф, — медленно проговорила она, видимо давая человеку на другом конце провода возможность записать задание. – Двадцать седьмой, я тебе говорю…

Так как семья Светланы жила в частном доме, планировка в нём была довольно необычной. В зал можно было проникнуть и через длинный широкий коридор, в котором сейчас сидела Света, и через соседнюю с кухней сквозную комнату. Вход в эту самую комнату располагался точно напротив кухонных дверей. И дабы туда незаметно попасть, Лене требовалось, чтобы Света просто ненадолго отвернулась в противоположную от кухни сторону. Как это ни удивительно, но Лене повезло почти сразу. Хозяйка дома повернулась влево и потянула к себе портфель, желая что-то из него вытащить. В этот момент она совершенно не видела, что происходит справа от неё, чем незамедлительно воспользовалась Лена.

Девочка тихими, но быстрыми шагами за пару секунд преодолела коридор и вошла в противоположную кухне комнату. Обернувшись в проёме, она увидела, что одновременно с этим тётя Марина принялась прятать её обувь в шкафчик, чтобы наличие туфель не выдало присутствия их обладательницы в доме. А оставшиеся на кухне девочки весело и вместе с тем осторожно подбадривали свою подругу разными жестами, призывая её вести себя активнее.

Будучи девицей подвижной, Лена не заставила себя долго ждать и вошла  целиком в темноту сквозной комнаты. Её глаза какое-то время отказывались видеть хоть что-нибудь из предметов расположенных вокруг, но постепенно она смогла различить дверь входа  в зал.

— Нет, это другой параграф, — просочился через стену голос Светы. – Да, да. То ты путаешь с географией, а это по математике… Конечно, а разве ты там сегодня не был?

«Наверное, с Саньком общается, — предположила по обрывкам фраз Лена. – Это его сегодня не было на математике».

— …Вот-вот, я его и имею в виду, а поэтому пиши…

Слыша за стеной продолжающийся диалог подруги по телефону, Лена тихо пересекла сквозную комнату и очутилась в просторном зале. Сейчас в нём было довольно темно, поскольку освещение пробивалось только через открытую дверь коридора, но девочка была хорошо знакома с расстановкой мебели в доме Светы. Замерев на месте, Лена стала прислушиваться к тому, где сейчас находится хозяйка дома. Девочке не хотелось, чтобы подруга внезапно вошла в зал и разоблачила заговорщика на самом начальном этапе своего замысла. Однако удача пока была на стороне шутника. В коридоре послышался звук положенной телефонной трубки, и раздались удаляющиеся шаги. Света вернулась в кухню.

Пользуясь тем, что в коридоре никого нет, Лена  быстро пробежалась через весь зал и по-змеиному гибко заползла под кровать подруги. Ширина кровати была настолько внушительной, что под её ложем вполне могли уместиться две таких девочки, как Лена. Просторное подкроватное пространство было буквально пропитано чернотой, отчего незваной гостье пришлось осторожно вытянуть во тьму руку и аккуратно прощупать пол вокруг себя, чтобы не зацепить какие-нибудь банки с соленьями или задвинутую к стене сумку. Однако ни единого постороннего предмета тут не находилось, в связи с чем, все эти тёмные просторы оказались в полном распоряжении Лены. Сейчас она почувствовала себя обитательницей широкой и тёплой норы, из которой можно было незаметно наблюдать за окружающим её миром. Распластавшись на гладком паркете, девочка повернулась лицом ко входу в зал, из которого был частично виден сумрачный коридор, и начала прислушиваться к голосам, льющимся из кухни.

— … чего она ушла? – озадаченно спрашивала в этот момент Света. – Зря вы её отпустили, вон как за окном темно. Упадёт ещё в какую-нибудь рытвину, что тогда будете говорить?

— Да ладно тебе, — беззаботно отреагировала Алёна. – Она уже не маленькая, не заблудится.

— Что значит, не заблудится, а ты проверяла?

— Нет, — всё также равнодушно ответила собеседница. – Но эта проныра не пропадёт.

— Мам…

— Я её отговаривала, но она решила уйти, — убедительно соврала тётя Марина. – Что я должна была делать?

— Отговорить её.

— Её отговоришь, — скептически хмыкнула Светкина мама. – Сама как-нибудь попробуй.

— Ну, проводили её хотя бы…

— Ой, принцессу нашла, — вмешалась в разговор третья подруга, Оля. – Не потеряется. Тем более, она ближе всех к тебе живёт. Или ты веришь в историю про Красные сапоги?

Кухня тут же огласилась нервными смешками.

— Всё равно не понимаю, — не сдавалась Света. – А почему я не видела, как она уходила?

— Триндеть меньше по телефону надо, — хмыкнула весело и вполне правдоподобно её мама. – Давайте-ка лучше ложиться спать.

— Не-е, — возразила Света, — я ещё чая хочу. Закипяти чайник.

«Вот же зараза, — раздосадовано подумала Лена, услышав эту фразу. – Это сколько ж я тут пролежу, если они опять чай пить начнут? Минут двадцать-тридцать. Блин, придётся ждать. Ну, ничего. Зато я тебя за это так за ногу дёрну, ты у меня реально заикаться начнёшь».

Девочка растянулась на полу и положила подбородок на сложенные перед собой руки. Ожидание предполагалось долгим, а стало быть, вынужденную заминку надо было пережить хотя бы с комфортом.

На кухне зашумела вода, набираемая в пустой чайник. Потом зазвенела посуда, и начали греметь передвигаемые табуреты со стульями. Мамы Светы что-то принялась рассказывать девочкам, но её голос был неразличим из-за льющейся воды.

«Опять какую-то страшилку вспоминает, — подумала Лена. – Жаль, что подслушать не могу. Наверное, про Красные сапоги разные варианты байки перебирают или чего-то новое».

Девочке стало обидно, что она лишилась весёлой компании. Она даже испытала определённое сожаление, что придумала эту шутку. Но предполагаемый эффект от готовящейся проказы перевешивал все минусы текущего положения. Уж лучше час проваляться под Светкиной кроватью, но зато потом отыграться на её нервах по полной программе. Желание лично наблюдать за испугом подруги взяло верх над перспективой длительного ожидания.

«Ничего-ничего, — с раздражением размышляла Лена. – Я терпеливая, подожду».

На кухне зашипел чайник, поставленный на конфорку, но вода из крана течь не перестала. Похоже, Светкина мама решила теперь посуду помыть. В том, что она начала это делать, не было ничего плохого. Просто из-за этого занятия голоса подруг сделались практически неразличимыми, и их разговор превратился в неразборчивый пчелиный гул.

«Ой, о чём они там болтают? – изнывая от любопытства, заёрзала Лена. – Наверняка, что-то интересное вспоминают. Ну почему всё самое загадочное, они решили пообсуждать в тот момент, когда я здесь валяюсь? Это несправедливо. Очень несправедливо».

По холодному полу прошла странная вибрация. Подобная дрожь иногда возникает, если человек резко спрыгивает обеими ногами с дивана или табурета, или же если на пол роняют что-то тяжёлое. Однако, судя по спокойному общению сидящих на кухне женщин, там никто ни откуда не соскакивал и ничего никуда не ронял. Да и удара от падения тоже нигде не было слышно. И всё же вибрация отчего-то возникла. Глухой толчок прозвучал слева от Лены, рядом с кроватью.

Девочка оторвала подбородок от скрещённых рук, повернула голову влево и посмотрела из под кровати в зал. После хоть немного освещённого коридора, в зале, казалось, висит непроглядная тьма. Лена знала, что напротив той кровати, под которой она находилась, располагалась ещё одна, точно такая же кровать Светкиного брата, который уехал сегодня с друзьями куда-то за город. А наискосок от его кровати, в углу зала, стоял диван. Но разглядеть их нормально сейчас у неё не получалось. Она знала, где тут и что находится, но видеть этого не видела.

«Хм-м, может я чего-то зацепила, когда под кровать забиралась? – недоумённо подумала девочка. – Хотя, что там можно было зацепить? Не могла же я уронить диван?»

От промелькнувшей мысли на лице Лены проступила нервная улыбка. Она с трудом себе представляла, что нужно было совершить, чтобы опрокинуть диван. По её предположениям даже пять таких девчонок, как она, не смогли бы сдвинуть этот тяжёлый предмет мебели с места. Да и если задуматься, в зале вообще не было таких вещей, которые можно было бы с шумом свалить на пол. Помимо этого, если бы Лена что-то зацепила, это что-то упало бы сразу, а не с опозданием в несколько минут. Таким образом, действия девочки тут были не при чём. К тому же особое удивление вызывало отсутствие звука как такового. Вибрация являлась единственным подтверждением какого-то толчка. Ни хлопка, ни треска ведь в действительности не раздавалось. Упади хотя бы книга, удар и шелест страниц привлекли бы к себе внимание даже тех, кто сидел сейчас на кухне. А здесь лишь вибрирующая тишина.

Занятно.

Лена зажмурила глаза, чтобы побыстрее приучить их к темноте. Едва её веки сомкнулись, как один за другим по паркету прокатилось ещё четыре толчка. Словно кто-то спешно прошёлся по полу.

Широко распахнув глаза, девочка опять принялась всматриваться в центр зала. Её зрение немного привыкло к плотности сумрака и теперь уже более точно различало видимые из под кровати предметы.

Сейчас она уже смогла рассмотреть кровать брата Светы. Не всю, разумеется, поскольку лёжа на полу тяжело видеть помещение целиком, но всё же. Ножки этой кровати были покрашены в белый цвет, а потому они стали первым, что сумела определить перед собой Лена. Потом она с заметным трудом разглядела пару тапочек, задвинутых под эти самые белые ножки. Один тапок был виден полностью, а вот другой частично скрывался съехавшим с кровати одеялом. Также к спинке кровати был прислонён старый портфель.

Чуть переменив положение тела, Лена принялась всматриваться в угол зала, туда, где стоял диван. Там тоже ничего примечательного не обнаружилось. Впрочем, девочка сама не знала, что там обязано было бы появиться, чтобы объяснить случившуюся вибрацию.

«Интересно, — настороженно подумала Лена. – Может, это на улице поезд проехал?»

Она внимательно вслушалась в звуки, доносящиеся извне. Где-то вдалеке негромко залаяла собака, показывая хозяевам, что не зря ест свой хлеб. Где-то ещё дальше быстро промчалась грузовая машина, о борта которой громко стукался какой-то груз. Недалеко от дома, громко цокая каблуками ботинок, прошёл запоздалый пешеход. Вот собственно и всё, что слышалось сейчас на улице. Более никаких громких стуков или звона не было. Улица за окном была безмятежна.

 «Нет, поезд здесь и близко не проезжал, — продолжала рассуждать Лена. — Если бы это была электричка какая-нибудь, вибрация длилась бы намного дольше. К тому же, поезда имеют неприятную привычку пронзительно гудеть, подъезжая к станции вокзала. Здесь же полная тишина. А значит, поезда тут не при чём».

Вибрация повторилась и вблизи с диваном что-то шевельнулось. После чего вполне отчётливо прозвучало «топ-топ».

Девочка приклеилась взглядом ко входу в зал из той сквозной комнаты, через которую она сама только что проходила. Диван стоял как раз  рядом с этим входом и вот около него она, вдруг, и увидела ступни чьих-то ног.

В дверном проёме точно посередине стоял босой человек.

«Тьфу ты, — в сердцах едва не стукнула кулаком по полу Лена. – Похоже, Светка всё-таки догадалась, что я не ушла. Я же не слышала из-за льющейся воды, о чём на кухне говорят.  Скорее всего, меня тётя Марина выдала и рассказала ей о придуманном розыгрыше. Дура! Такую хорошую шутку запорола. По ней сразу было видно, что она не хочет нам помогать, но зачем тогда, сперва, соглашаться, а потом меня так сильно подводить?»

… Не-е, я из этой кружки хочу. Она красивая, — раздалось на кухне.

Услышав этот голос, Лена замерла. Потому, что это был голос Светы. А стало быть, она сидела на кухне вместе со всеми.

«Так, стоп, — обескураженно одёрнула себя девочка. – Если это не Светка в дверях стоит, тогда кто? Может Алёна? А может Оля?»

— А мне тогда эту дай, — заявила Алёна.

Её речь чётко звучала оттуда же, откуда и голос Светы. Из кухни. Из чего следовало, что увиденные ступни ног вовсе не Алёнкины.

— Да ладно вам, -  вмешалась тётя Марина. – Если хотите, могу всем из этого сервиза поставить.

— Давайте, давайте, — заверещали девичьи голоса.

— Кому, с каким рисунком сами выбирайте, — продолжила женщина и принялась чем-то звякать. – Тебе предлагаю с Кремлём, а тебе с собором Василия Блаженного.

— Лучше ей с Кремлём, — почему-то возразила Алёна.

После чего поднялась гул голосов спорящих и препирающихся друг с другом. В этом хоре Лена не могла услышать точно только одного человека. Ольгу. Третью девочку, которая вроде бы должна была с остальными пить чай.

«Неужели, она зашла в ту комнату и просто стоит в темноте? – удивлённо и сама себе не веря, подумала Лена. – С чего бы вдруг? К тому же она всегда в гостях надевает тапки, не желая ходить босиком. А тут человек явно без обуви. Да я, собственно, и не видела никого, выходящего из кухни в коридор».

Однако, единственным человеком, кому могли принадлежать эти ноги, оставалась Оля. Голоса всех остальных на кухне уже звучали, а вот её высокий фальцет пока ни разу.

— Оль, а ты из чего чай пить будешь? – поинтересовалась тётя Марина.

После этого вопроса Лена превратилась в каменное изваяние.

— Как и все. Из таких же кружечек. Мне они тоже нравятся, — дала ответ третья девочка.

И это со всей определённостью была Оля.

Лена похолодела. Ледяной мороз прошёлся по её спине и животу так, будто она лежала на снегу.

«Это что ещё за фигня? – поражённо подумала девочка. – Кто это тогда тут стоит?»

Если эти ноги не Светы, ни её мамы и не девчонок, тогда чьи они вообще? Или это обман зрения?

Её глаза широко раскрылись, и она словно приклеилась взглядом к дверному проёму. Отсюда, из под кровати, она более-менее ясно различала босые ступни ног.

«Может, у Светки в гостях кто-то из родни остановился? – лихорадочно принялась соображать девочка. – Бабушка какая-нибудь или дедушка? Или может ещё кто?»

Лена стала стремительно прокручивать в памяти разговоры с хозяйкой дома, но не припомнила хоть какого-нибудь воспоминания, о чьём-то приезде. Да и вряд ли бы девочкам предложили остаться здесь на ночь, если бы в доме уже гостили Светкины родственники. Не говоря уже о том, что гость, наверняка, пил бы чай вместе со всеми. Ни от кого не прячась.

В этом доме никого постороннего быть не должно. В принципе никого. И всё же зрение утверждало обратное. Посреди прохода стоял какой-то человек.

Внезапно ступня левой ноги оторвалась от пола, невысоко приподнялась и осторожно вытянулась вперёд. Казалось, что тот, кто стоял в проёме, нащупывает под ногой твёрдую поверхность. Причём делает это крайне медленно и не по-хозяйски нерешительно. Как слепой, водящий палкой по пространству перед собой.

Сперва, нога проплыла над полом в правую сторону, затем, замерев ненадолго в воздухе, прошлась в левую. И, наконец, твёрдо опустилась на паркет.

Это касание пола породило новую вибрацию, словно тот, кто наступал на паркет, был многотонным каменным исполином, а не человеком.

 Девочка с полной уверенностью могла теперь сказать, что именно движение этого незнакомца явилось источником той странной вибрации, которую она ощутила. На лбу Лены быстро появилась испарина, хотя её отнюдь не было жарко. Она, стараясь не шуметь, чуть-чуть подняла руку и нервно вытерла ею вспотевшее лицо.

На кухне продолжал слышаться неспешный диалог и звяканье посуды. Кто-то начал размешивать чай, и звон ложки, бьющейся о стенки кружки, напомнил Лене, что она в этом доме не одна.

«Блин, что я такое увидела? Я что, заснула? Откуда здесь может появиться посторонний человек? Чьи это ноги? Почему при ходьбе пол под ними так сильно гудит. Они что стальные?»

— …Да-да, я помню такую страшилку. Что-то наподобие Синей пластинки, — донёсся из кухни голос Оли.

— Ну, типа неё, но не совсем она, — согласился кто-то из её собеседников. -  Это ближе к истории про куклу за пианино.

— Что ещё за кукла? – полюбопытствовала тётя Марина. -  Не знаю такой истории.

— Что, правда, не знаете? – изумилась Оля.

— Да, даже приблизительно не слышала. Про пластинку с необычной записью знаю, а вот кукла – это что-то новое.

— О-о. Ну, в общем так….

Однако Лена не сумела понять, кому принадлежал этот голос. В её голове сейчас царил такой  сумбур, что она с трудом вообще могла реагировать на такие обыденные звуки. Её не верилось, что в нескольких метрах от неё, отделённые всего лишь коридором, сидят и спокойно общаются три её подруги и взрослая женщина, а тут, в зале, буквально у неё на глазах, сами по себе ходят чьи-то ноги.

Босые и очень тяжёлые ноги.

Девочка начала испытывать чувство суеверного ужаса. Логическое знание упрямо твердило ей, что присутствие постороннего человека в зале невозможно, а вот глаза всё отчётливее различали обратное.

Из комнаты в зал кто-то заходил.

Правая нога незнакомца также медленно поднялась над полом и переместилась вперёд. Незваный гость, кем бы он ни был, осторожно двигался в центр зала. Четыре широких медленных шага неторопливо приблизили чужака к середине помещения и вместе с тем, к лежащей под кроватью Лене.

— Х-х-х-ххххх-еееее, — прошелестел откуда-то сверху тихий шёпот.

«Что это? – ошарашенно подумала девочка. – Или кто это?»

Лена инстинктивно подобралась и начала отползать подальше от края кровати, не выпуская из поля зрения стоящие посреди зала ступни. Сделав несколько судорожных толчков, девочка упёрлась правым боком в холодную стену. Ей остро хотелось заползти куда-нибудь за обои или забиться за плинтус, но неподвижная стена, ограничивала её в этом паническом порыве. Она несколько раз попыталась вжаться в стену, пока не поняла, что дальше её уже не отползти.

— Х-х-х-ххх-еееее-ххх, — опять едва заметно прошептал кто-то из центра зала.

«Мамочки, чего это происходит? – чуть не спросила вслух Лена. – Кто тут? Я же вроде одна сюда заходила. И здесь никого не должно быть. Никого! Тогда кто это кряхтит, а? Кто?»

— …С сахаром или без? – спросила на кухне тётя Марина.

Её вопрос был настолько далёким и приглушённым, словно она задала свой вопрос по радио, причём из под воды. В ответ её столь же далеко и глухо зазвучало:

— Мне без.

— А мне с сахаром.

— И мне.

Девочки, как ни в чём ни бывало продолжали спокойно вести непринуждённый застольный разговор, повествуя байку про куклу, играющую на пианино. Снова забренчали ложки, размешивающие сладкий чай, вновь забряцали блюдца, на которых эти чашки стояли, и опять потекла из крана вода.

А тут, всего в двух метрах от Лены, что-то стояло посредине комнаты и странно, чуть слышимо, хрипело.

«Откуда здесь кому-то появиться? – постаралась отрезвить себя разумными доводами девочка. – Мы в доме, где в данный момент сидит уйма народу. Нас здесь пять человек. Что тут со мной может произойти? Что вообще тут может хоть с кем-то случиться? Как мы впятером могли проглядеть постороннего? Это же идиотизм. Такой же идиотизм, как и сюда забраться и стоять, просто кхекая, будто старый дед».

Ступни ног незнакомца, застыли на полу и превратили своего хозяина в подобие памятника. Чужак почему-то никуда не торопился. По идее, тот, кто вторгся без спроса не в свой дом, обязан был спешить. Не важно, какие цели он преследовал, время для гостя должно было играть важнейшую роль. Но тут по какой-то необъяснимой причине, незнакомец спокойно стоял и ждал, не опасаясь последствий своего вторжения. Почему?

— Х –х-х-х-хе-е-е-ееееее, — опять прокряхтело что-то сверху.

Носки обеих ног чужака при этом синхронно повернулись в сторону кровати, под которой находилась Лена. Незнакомец сейчас смотрел точно на кровать. Или пытался разглядеть то, что располагалось под ней.

Колючие мурашки пробежались по всему телу девочки. Неужели её заметили? В царящей темноте, похоже, такое было невозможно. Тогда, может её почувствовали? Но как?

Головоломка осталась неразрешённой, поскольку гость внезапно ожил. Ноги незнакомца, вдруг начали быстро отходить в противоположную от Лены сторону. Чужак быстро пятился прочь от своего случайного свидетеля. Его быстрота крайне поразила девочку. Тот, кто до того, так медленно добирался до центра зала, причём двигаясь вперёд, теперь моментально изменил своё местоположение, к тому же, совершая это отступление спиной.

Девочка, взяв себя в руки, наклонила голову набок и почти коснулась щекой прохладного паркета. Она хотела улучшить тем самым угол обзора и получить возможность рассмотреть из под кровати не только босые ноги, но и их владельца целиком.

Однако, чужак не позволил себя изобличить. Тяжёлые ступни с характерной вибрацией подбросили незнакомца вверх.

Лена замерла от неожиданности.

«Вот это номер! Куда он делся? – подумала растерянно она. – Что это вообще такое?»

Девочка ещё раз провела рукой по мокрому от холодного пота лицу. Её трясло от страха и невероятности происходящего. Мозг лихорадочно пытался выдать ответ, куда же делся посторонний, пока внезапно кровать Светкиного брата не скрипнула.

Лена затаила дыхание, стараясь понять, не ослышалась ли она.

Но слух её действительно не подводил. Кровать и правда скрипела. Потому, что гость, по всей видимости, запрыгнул на неё и принялся легонько на ней раскачиваться.

«Кто ЭТО? – в панике готова была закричать Лена. – Он что придурок? Какого хрена надо забираться в чужой дом, чтобы попрыгать на пустой хозяйской кровати. Это же дебилизм. Насколько тупоумным существом надо быть, чтобы отважиться на столь безумный поступок?»

— Х –х-х-х-хе-е-е-ееееее.

Скрип неожиданно прервался, и в зале повисла тишина. Источником шумов по-прежнему оставалась кухня, но для девочки кухня сейчас была такой же далёкой, как и Антарктида. Её подруги и взрослая женщина в данную минуту жили и общались в какой-то иной реальности, не имеющей ничего общего с реальностью Лены.

«Может закричать? – подумала испуганно она. – Что будет, если я закричу? Конечно же, сюда прибежит Светка и мой розыгрыш закончиться ничем. Но тот, кто стоит на кровати, он испугается или как? Или он набросится на тех, кто сюда зайдёт? А может мне мерещится, и там никого нету? Или меня саму разыгрывают?»

Тем не менее, идея того, что она сама стала жертвой чьей-то шутки, казалась Лене невероятной. Никто заранее не мог спланировать, что она заберётся под кровать в пустой тёмной комнате. Кроме того, будь в доме ещё кто-то, тётя Марина сразу бы сказала девочкам об этом и до розыгрыша дело попросту бы не дошло. Выходит, они в доме одни.

По логике, одни.

Кровать брата Светы, тяжело прогнулась, будто на неё положили несколько мешков картошки, а потом её пружины с облегчением разогнулись, освободившись от непривычной тяжести.

Незнакомец, похоже, спрыгнул с чужой постели и больше на неё не вернулся. Но его босые ноги на полу почему-то не появились. Казалось, что человек подскочил на месте и завис в воздухе. Однако не мог же он на самом деле так сделать. Куда же это чужак в таком случае делся?

Поверхность покинутой кровати какое-то время продолжала дрожать, то вздымая, то опуская свои пружины. Свисающее с постели одеяло, качалось вместе с кроватью, время от времени касаясь своим краем пола, пока сила, породившая это движение, не иссякла. И вскоре безмятежное успокоение вновь воцарилось в тёмном помещении.

Где-то далеко на кухне снова потекла вода, в очередной раз забренчали кружки, опять сделались едва различимыми голоса собеседниц. Лена одурело потрясла головой, пытаясь понять, что же она увидела. Может всё же ей это приснилось?

Девочка буквально отклеилась от холодной стены и плавно съехала на живот. Её глаза быстро пробежались по полу и по ножкам кровати Светкиного брата. Не обнаружив там, постороннего, Лена перевела взгляд на диван. При определённой силе прыжка человек, теоретически мог перескочить с кровати на диван, стоящий в углу. Между ними было весьма символическое расстояние. Но только вот диван, по всем правилам, обязан был также отчаянно прогнуться и заскрипеть под невыносимым весом незнакомца. Здесь же ничего подобного не наблюдалось и, самое главное, не слышалось.

«Интересно, а есть ли у Светки под потолком какие-нибудь крючья или выступы, за которые можно зацепиться и повиснуть? – сообразила неожиданно Лена. – Навскидку, честно сказать, не помню, но ведь дом-то частный, они могли, что угодно под потолком прикрутить. Здесь ведь нет какой-то чёткой планировки. Поэтому вполне может быть. А значит, чужак никуда не ушёл. Он всё ещё находиться над кроватью брата Светки и чего-то ждёт».

Девочка несколько раз оттолкнулась от пола и аккуратно доползла до края своего убежища. Прижав подбородок к паркету, она выглянула в помещение и увидела противоположную сторону комнату почти до самого потолка.

На кровати, равно как и над ней никого не было. Теперь это становилось очевидным. Осмотрев диван, Лена пришла к абсолютному убеждению, что и на нём ничего и никого нет. Незнакомец исчез.

Такого поворота событий, Лена никак не ожидала. Она боялась, что увидит какого-то человека сидящего на кровати или диване. Или же различит во мраке фигуру, держащуюся за крюк карниз для штор. Но тут ничего и близко такого не оказалось. Зал был пуст.

«Как же так? Не может быть, — забеспокоилась девочка. – Не мог же он по стене проползти и выбраться из комнаты. Нет. Тогда как? Может, он до окна как-то допрыгнул? А что, это мысль».

Изголовье кровати Светкиного брата, находилось рядом с окном. В принципе, даже Лена могла бы заскочить с той кровати на подоконник. Но для этого на самом окне требовалось открыть шторы. Человек, прыгающий на занавешенное окно, оборвал бы и шторы и гардины моментально. Да и опять же, вибрирующий звук от касания ногами подоконника, наверняка выдал бы факт приземления незнакомца. Здесь же ничего подобного не наблюдалось. Шторы были плотно задёрнуты и находились в состоянии полного покоя.

«Может, он на люстре повис? – появилась у девочки безумная идея. – Да быть такого не может. Она бы уже давно оторвалась к чёртовой матери».

Тем не менее, Лена осторожно высунулась из под кровати и бросила взгляд наверх. Она и боялась обнаружить там что-то страшное, и в то же время опасалась не обнаружить там ничего. Ей даже не было понятно, что для неё лучше. Увидеть всё-таки хоть кого-то под потолком, но при этом понять, что всё случившееся не мираж, или же не найти там ничего, но вместе с тем осознать, что у неё галлюцинации.

И все же, если зрение её не подводило, на люстре не было не единого подобия чужого присутствия.

«Надо выбираться отсюда, — подумала испуганно девочка. – К чёрту розыгрыш. Провались пропадом эта шутка. Надо отсюда просто уйти и рассказать всем, что в доме был посторонний. Или …»

— Х-х-хх-хх-еееее.

Лена будто примёрзла к паркету.

«Откуда это?» – только и смогла подумать она.

Её глаза панически забегали по окружающему пространству.

Окно…, шторы…, кровать Светкиного брата…, диван…, дверной проём выхода в сквозную комнату…, выход в основной коридор…  Где он?

— Х-х-х-ххх-хе-еееее.

И тут Лена поняла, что странный звук рождён над её головой. Незнакомец находился над той кроватью, под которой сейчас пряталась девочка.

«Ой-ё-ёй», — пронеслось в ошарашенном мозгу.

Девочка резка рванулась назад под кровать, опасаясь, что её чуть высунутая голова может получить неожиданный удар. И стоило ей только отползти обратно к стене, как сверху кто-то прыгнул на кровать. Пружины резко прогнулись прямо в центре ложа, и какой-то груз тяжело начал проседать прямо Лене на затылок. Стараясь избежать болезненного контакта, девочка распласталась на полу, касаясь влажной щекой паркета.

— Х-х-хххх-еееееее, — прозвучало более приглушённо, чем раньше.

«Мамочки, кто это? Как он до моей кровати добрался? – хотела закричать девочка. – Он же не мог через весь зал перепрыгнуть с одной кровати на другую! Не мог!»

Тело того, кто забрался в постель, замерло в одной позе посередине кровати и какое-то время находилось без движения. Было абсурдом такое предполагать, но казалось, что незваный гость просто решил поваляться на чужих простынях и под чужим одеялом.

«Он что идиот? – раздражение Лены, принялось понемногу вытеснять страх. — Да ведь в любой момент сюда могут войти хозяева и что тогда? Что этот кретин будет им объяснять? Что перепутал дом, кровать и время суток. Или как? Как вообще можно объяснить подобную дурь?»

Пружины над головой опять скрипнули. Незнакомец немного поменял своё положение. Теперь центр тяжести сместился к подножию кровати. А затем что-то наверху завибрировало.

Пружины начали едва заметно гудеть, также как и каркас кровати. Первое, что пришло в голову девочки, это то, что чужак задрожал в конвульсиях. Слишком уж судорожными были эти подёргивания. Но вряд ли незнакомец припёрся в чужое жилище, чтобы всем назло, да ещё и не на своей кровати,  просто отдать концы. Что-то вроде: «а насолю-ка я другим напоследок». Такой вариант являлся ничтожно маловероятным, а потому, его смело можно было не рассматривать. Тогда чего с ним происходит?

Самым простым способом было вылезти наружу и посмотреть на чужака. Но у Лены наступил какой-то паралич. Она была в ужасе от самой мысли, что незнакомец её увидит. Она почему-то до сих пор оставалась в убеждении, что он не подозревает о её присутствии. Хотя, ей-то его бояться никак не следовало. В этом доме она была желанным гостем, а вот тот, кто разлёгся на Светкиной постели, оставался гостем непрошенным. И все же девочке было страшно.

А вот незнакомцу нет.

Над головой Лены, раздался шелестящий, тихий и, вместе с тем, жуткий смех.

— Хи-иии-ххи—иии-хи-ииииии.

Чужаку было весело. Чего никак нельзя было сказать про девочку. Она оказалась поражена этим хохотом. Её словно пригвоздило к паркету, и она не смела даже шелохнуться. А незнакомец тем временем, пришёл в движение.

Пружины вновь заскрипели и начали прогибаться в совершенно разных местах. То в центре кровати, то у её подножия, то, напротив, у самого изголовья. Чужак скакал по постели туда-сюда и неприятно посмеивался.

«Надо выбираться, надо выбираться, надо срочно выбираться отсюда, — твердила про себя как заклинание Лена. – Это должно иметь какое-то объяснение. Я сейчас вылезу, и всё встанет на свои места».

Прыжки, вдруг, резко прекратились, зато по каркасу кровати, что-то неприятно проскреблось. И это звук напоминал девочки дребезжание металла, когда по нему проводят длинными ногтями или каким-то острым предметом. А самым неприятным стало то, что скреблись у неё над головой.

Одновременно с этим, по стене, к которой прислонилась Лена, пошла такая же точно вибрация, какая возникала при ходьбе незнакомца. Девочка извернулась под кроватью настолько, насколько ей позволяло замкнутое пространство, и дотронулась рукой до стены.

Стена подрагивала от каких-то толчков.

Чужак тихо, но мощно стучал по кирпичам. В силу отсутствия хоть незначительной логики у незнакомца, не имело смысла гадать о причинах его действий. Лену куда больше поражала беспечность собственных подруг и взрослой женщины, рассевшихся на кухне. Неужели они ничего не слышат и не чувствуют? До какой же степени надо быть безмозглыми и глухими курицами, чтобы не ощущать вибрацию от ударов по кирпичной стене и не удивиться скрипению пружин кровати в пустующей комнате? Они там что, вместо чая медовухи наклюкались?

В этот миг кровать немного скрипнула и сдвинулась с места.

По волосам Лены прошёлся лёгкий ветерок, и она с ужасом посмотрела на днище кровати. С пружинами на сей раз было всё в порядке, но зато сама кровать отошла от стены на пару сантиметров.

«Почему двигается кровать, а? – продолжала задавать себе вопросы без ответа девочка. – Как вообще можно сдвинуть мебель с места, при этом располагаясь на ней верхом?»

Кровать ещё раз скрипнула и увеличила зазор между своим каркасом и стеной. Широко раскрытыми глазами Лена посмотрела на эту щель. И пока она ожидала подвоха с этой стороны, сбоку от неё что-то зашелестело. Девочка в ужасе повернула голову и поняла, что с кровати на пол принялось съезжать одеяло. Сползание одеяла напоминало сход снежной лавины, только в очень замедленной съёмке. Сперва, пола коснулся его правый край, а затем с незначительным опозданием на паркете оказался и левый. Материя с лёгким шелестом продолжала скатываться вниз, но в самый последний момент её что-то удержало от окончательного приземления. Вполне возможно, на одеяло кто-то наступил ногой.

— Х-х-ххх-и-ии-иии-хии-хииииии.

Смех прозвучал со стороны стены. Лена вновь повернулась к ней и увидела, что через зазор между стеной и кроватью протискиваются какие-то два толстых червяка. Девочка аж рот приоткрыла от ужаса. Но потом, когда к этой паре червей присоединились ещё три, она вдруг осознала, что это пальцы человеческой руки. Они шевелились в разных направлениях, как усики какого-то гигантского насекомого. Широко раскрытая ладонь плавно опускалась вдоль стены. Незнакомец, похоже, решил проверить на ощупь, чего это там у него под кроватью копошится?

— Х-х-ххх-и-ии-иии-хии-ххии-хииииии.

— Помогите! – вдруг заорала Лена.

Её голос оказался осипшим от страха, но вполне различимым для любого человека, находящегося в этом доме.

— Помогите! Светка-а-а! Слышите, вытащите меня отсюда! У вас в доме чужой!...

На кухне звякнули кружки и загремели табуреты. Подруги Лены и тётя Марина, похоже, вскочили со своих мест.

— Спасите! Слышите?! Вытащите меня! Вытащите! У вас в доме чужой человек ходит!

В коридоре появились очертания человеческих фигур, и раздался громкий топот нескольких пар ног. Одновременно, рука чужака резко рванулась наверх и кровать мощно скрипнула. Чужак сильно оттолкнулся и куда-то прыгнул. Не теряя ни секунды, девочка перекатилась по паркету и выскочила из под кровати…

Когда в зале включился свет, тётя Марина круглыми, испуганными глазами посмотрела на Лену. Поражённая Светка глотала воздух ртом, как рыба, выброшенная на берег, а Оля и Алёна опасливо выглядывали из-за спин хозяек дома, непонимающе смотря друг на друга.

Лена шокировано принялась кружиться на месте, ожидая появления незнакомца у себя за спиной или над головой, но в помещении кроме неё и людей, которых она хорошо знала, ни было не единой живой души…

— К вам в дом кто-то залез, — пролепетала бледными губами девочка. -  Тётя Марина, к вам кто-то залез…

*             *             *             *

Обыск дома не выявил присутствия взломщика или вора. Тётя Марина, крайне внимательно осмотрела замок входной двери, а также прошлась под всеми окнами, выискивая следы постороннего. Но к её удивлению, таковых свидетельств не обнаружилось. Ни примятой травы, ни отпечатков ног на земле, ни грязи на подоконниках. И, тем не менее, она не позволила себе ни одной насмешки над Леной.

Дело в том, что когда девочку усадили на кухне, она вполне последовательно и осмысленно поведала собравшимся слушателям, что же именно с ней произошло. Лена объяснила поражённой Свете причину своего присутствия в доме, а также чуть ли не со слезами на глазах извинилась перед хозяйкой за идею розыгрыша, но потом связно и с завидным самообладанием рассказала про босые ноги какого-то чужого человека и про то, как этот человек хозяйничал в зале. Собравшиеся оказались ошарашены историей и по их округлившимся глазам, можно было сделать вывод, что они крайне напуганы. То, что рассказывала Лена звучало невероятно, но в зале обнаружились любопытные детали, обвинить в которых девочку было сложно.

Собравшись вокруг кровати Светкиного брата, девочки стянули с него матрац и обнаружили, что несколько пружин погнуты до нерабочего состояния, а две из них, что находились в центре кровати, сломаны вообще. Скромный вес Лены явно не мог стать причиной такого сильного повреждения кровати, а потому к её рассказу о странном босом госте отнеслись на удивление доверительно. С кроватью самой Светы дело обстояло лучше, но зато на самой стене обнаружились четыре длинных полосы, оставленных чьими-то грязными пальцами. Также на наволочке её подушке изумлённые зрители обнаружили  два длинных седых женских волоса.

Тётя Марина, будучи взрослой женщиной, тем не менее, не имела ни единого седого волоска. Оттого она крайне внимательно осмотрела именно этот трофей, подносила его к горящей лампе и, наконец, бурча что-то нецензурное, пошла на кухню, где его и сожгла.

Но всё же самым любопытным оказался другой след. Озираясь по сторонам в поисках улик, Света, вдруг, вздрогнула и ткнула подрагивающим указательным пальцем в угол комнаты над своей кроватью. То, что она рассмотрела, вызвало шок даже у тёти Марины, которая сделалась белее мела. Почти под самым потолком в углу зала, на стареньких обоях, был заметен размытый, но все же видимый, отпечаток ноги…  

Вернее  пятки и части ступни. Для того, чтобы оставить подобный след, человеку требовалось  либо уметь ходить по стенам, либо обладать отличными акробатическим навыками. Поскольку Лена не отвечала ни одному из этих требований, хозяева и гости сошлись на том, что, «кто-то тут всё-таки, видимо, был».

Для того, чтобы не выглядеть в глазах друзей и соседей дураками, все впятером договорились никому ни о чём не рассказывать. Девочки с радостью на это согласились, особенно Лена, которой быстрее всех хотелось оставить в прошлом загадочное происшествие. После чего, к обсуждению произошедшего они более не возвращались, постаравшись, как можно скорее забыть странное событие.

И только тётя Марина вечером следующего дня привела домой священника, который за несколько минут освятил всё жилище. Насколько Лене было известно, с тех пор ничего подобного в том доме больше не случалось.

Похожие статьи:

РассказыДоктор Пауз

РассказыЖелание

РассказыПесочный человек

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПо ту сторону двери

Рейтинг: +2 Голосов: 2 946 просмотров
Нравится
Комментарии (11)
Finn T # 31 июля 2014 в 01:16 +4
В чёрном, чёрном доме, в чёрной, чёрной комнате, стояла... чёрная-чёрная кровать!!! shock
Ух ты, страшилка crazy Вот так всегда, на самом интересном месте. И хто там лазил, а???
0 # 31 июля 2014 в 01:50 +3
А разве так уж важно? Кто или что? На мой взгляд в такого рода страшилках важнее атмосфера. Если она хорошая, то по боку о чём вообще писалось. Если атмосфера - хрень, то никакая головокружительная развязка не поможет))
Finn T # 31 июля 2014 в 02:06 +4
Не скажите! Атмосфера - атмосферой, а мне вот интересно, что за жуть там ползала и скакала crazy
Но атмосфера-то удалась, за что и плюсик))
Андрей Штырков # 31 июля 2014 в 02:05 +5
Паранормальное явление. glasses
"Если вы не боитесь темноты - значит у вас плохо с воображением." smoke
0 # 31 июля 2014 в 02:21 +3
Именно так)))
DaraFromChaos # 31 июля 2014 в 10:10 +4
Если вы не боитесь темноты - значит у вас плохо с воображением
или, наоборот, - слишком хорошо и вы мечтаете познакомиться с теми, кто бродит в темноте crazy

ПС мне вот как раз страааашной атмосферы не хватило cry
эти девочки, болтающие и чай пьющие - перебивали все время zst
только настроишься... а тебя опять в обычный мир переносит. ну таки прямо абыдна )))
0 # 31 июля 2014 в 10:17 +4
DaraFromChaos # 31 июля 2014 в 11:52 +3
Маш, это ты что хотела сказать? shock
DaraFromChaos # 31 июля 2014 в 12:15 +3
ооо )))
наконец-то поняла, а то у меня картинка не грузилась ажно два раза cry
0 # 31 июля 2014 в 16:00 +3
Иллюстрация с точностью до наоборот))
0 # 31 июля 2014 в 16:16 +3
Да-да.
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев