1W

Культурный жест

в выпуске 2016/06/08
29 сентября 2015 - Эйприл М. Джунн
article6157.jpg

Механик Леня шел на рыбалку. Только-только занимался рассвет, стояла сильная роса, а июльский воздух был прохладен и чист.

И вот пришел Леня на речку, место любимое занял, снасть настроил, как глядь – вдалеке, над лугом, что-то яркое кружится, свет какой-то. От беды подальше Леня забрался в заросли камыша, наблюдая за светящимся пятном сквозь реденький туман. Мог это быть самолет, да только двигателя не слышно… Огонек вдруг закружился еще быстрее, механик едва успевал за ним взглядом. А потом свет тот замер над землей, и, ярко вспыхнув, стрелой ушел в небо.

Леня осторожно выбрался из тростника и с опаской поглядел туда, где только что вертелся светляк. Закатив повыше рыбацкие сапоги, механик побрел по мокрой траве вдоль берега.

Оказавшись на месте, Леня обнаружил, что трава тут прижата к земле. Будто корова повалялась… Чувствовался странный кисловатый запах, и как будто от земли шел гул. Механик обошел стороной примятые стебли травы, – что-то ему подсказывало – касаться их не стоит. Трава была выложена ровненько – идеальным кругом. А неподалеку нашлась еще парочка…

Сердце Лени тревожно ухало. И было думал механик уже уйти отсюда поскорей, как ощутил в теле слабость, и мир перед глазами поплыл, а затем и вовсе погас.

Очнулся, когда солнышко стояло уже высоко.

– Вот же азараз, – простонал Леня, поднимаясь, и нисколько не обращая внимания на произнесенную тарабарщину. – Жена убьет, нилб…

И только сейчас механик заподозрил неладное.

– Нилб… – повторил он. – Что еще за «нилб»? Тьфу… на солнышке, видать, совсем перегрелся.

Вернувшись за удочкой, Леня собрал снасти и поковылял домой. На пути он встретил пастуха Петьку:

– Э, как клев, Леня?

– Нет рыбы анерхин! – отозвался механик.

– Че? – набычился Петька.

– Не видел клеву, говорю, – бросил Леня и поспешил прочь. Что-то неладное с речью его творилось. Домой так идти точно нельзя, – женушка заругает, как пить дать. К Ване надо, к другу верному, умный он, начитанный – наверняка знает, что делать.

Свернув с дороги, Леня направился к дому товарища.

Ваня появился на пороге заспанный, узкоглазый.

– Ленька… – простонал он, потирая сонные очи.

– Ванятко, тут дела такие, тут такое! – затараторил Леня, бесцеремонно проходя в дом.

Ваня что-то возмущенно промычал, но препятствовать не стал. Сели за стол.

– Ну, чего у тебя? – недовольно спросил Ваня.

– Не поверишь, Иванка! Сегодня утром над лугом нашим огни странные видел, – и шепотом добавил: – круги оставили они после себя.

У Вани от такой новости глаза открылись, весь он приосанился, вытянулся.

– Да ну… – шепнул он. Знал Леонид – товарищ сведущ в диковинах, в наукой малоизученном. – И что же? – Ваня сильно оживился, глаза красные на друга вытаращил.

– Что, что, – заворчал Леня. – Был я там, круги те обошел… – Леня вдруг замолчал. – Да только случилось со мной не пойми что.

Ваня вытянул брови.

– Ругаться не могу, неразбериху несу какую-то.

– Быть того не может, – с восторгом выдохнул Ваня.

– Ну, слушай… – начал Леня. – Каруд, янгиф… Видишь, не выходит. Точно круги в этом виноваты.

Ваня задумался, потом сказал:

– Погоди, ну-ка, скажи еще.

– Анидаг, – быстро нашелся Леня.

– Вот оно что, – усмехнулся Иван. – Ты же слова вредные задом наперед говоришь!

Леня не разделял восторга товарища.

– Что ж теперь? На кой оно мне надо?

– Ну как же! – Ваня с восхищением поднялся, руками всплеснул. – Культура! Это же дар людям от братьев по разуму, не иначе!

– Чего-о? – протянул Леонид. – Каких еще братьев?

– Не просто огни то были, а представители других миров, понимаешь?

Леня понимал. Только лучше от этого ему не становилось.

– Культура, – вымолвил Леня, будто катая слово на языке.

Ваня сел, весь сияя от счастья. Хлебом не корми человека – странности подавай.

– Повезло тебе, Леня, – широко улыбаясь, сказал друг. – Ой, повезло. Высокий жест тебе оказан.

Леня отчего-то так не считал.

– Ванятко, – стеснительно начал Леня, – мне бы горлышко промочить, а? Вкрай разволновался я.

– Конечно, сейчас. Ради такого и выпить с утра не грех…

– Да, – облегченно согласился окультуренный Леня. – Сочку бы…

Ваня нахмурился, улыбка с лица исчезла.

– Сочку, так сочку, – растерянно сказал он.

У Лени округлились глаза.

– Нет, нет! Не сочку!

– А что?

– Чайку с лимоном! – Леня закрыл ладонью рот.

Ваня, видимо, совсем запутался.

– То есть, нет! Соку, Ваня, но покрепче!

– Соку покрепче?..

– Да! – выпалил Леня громко. Весь он сделался красный, будто запыхался.

– Ну, хорошо, томатный вроде был. С солью сделаю.

Механик сел.

– Постой Ваня. Опять со мной беда… Что же я говорю… – Леня обхватил голову руками. – Ведь другого хочу. – Он вдруг напрягся, да на Ваню так вылупился, словно на горшке сидел. И видно было, что силится Леня слово сказать, но держит его что-то.

– Не могу, – сдавшись, выдохнул Леня. – Будто в горле комом стало.

– Ты, наверное, водки хотел, – догадался Ваня.

Механик вдруг затрясся, стрункой весь вытянулся. На шее вздулись жилы, и он медленно, отрицательно, покачал головой.

– Странно… – Ваня пошел на кухню, принес бутылку самогона, закуску, а затем стакан и томатный сок. Леня с вожделением смотрел на бутылку с хмельной жидкостью,  но сказать ничего не мог. Товарищ налил себе рюмочку, Лене – соку. Выпили.

– Понятно мне все, – заговорил Ваня, закусывая домашней колбаской с хлебушком душистым. Леня откровенно нехотя цедил сок. – Тут вот какое дело: перевернулось все в тебе. Теперь ты, Леня, не только ругаться не будешь, но и пить и врать, судя по всему, – тоже.

Леня от такого вывода осунулся, сгорбился, – и такая печаль на лицо его нашла…

– Как же так?.. – обреченно булькнул он. – За что?..

– Ну, – Ваня налил себе еще, и другу, конечно, сочку, –  новый уровень это, новый этап. Видать, готовят нас к контакту.

– К какому еще контакту?! – рассердился Леня. – Мне что теперь сок постоянно пить? А с мужиками как говорить, за стол садиться? А с Томкой, с женой любимой, как?

Ваня только пожал плечами и заложил за воротник.

– Ты с другой стороны погляди, – вещал Ваня. – Здоровье сбережешь, говорить будешь образованно, а жена… жена поймет, порадуется. Каждая баба мечтает о таком муже!

Леня закрыл руками лицо.

– Нельзя так нормальному человеку… нельзя. – Механик схватил стакан, глотнул соку как следует. – Где же это слыханно, чтоб человек нормальный без слова крепкого жил, без застолья товарищеского…

– Но ведь уровень! – Ваня знающе потряс перстом.

– Да, надо стремиться быть лучше, не спорю, – Леню захватила собственное изречение. – Но на то мы и люди, чтоб недостатки преодолевая, становиться лучше, выше… А ежели я такой гладкий да правильный – кто из меня теперь? Почто к благородству стремиться?!

Ваня задумался, проникнувшись сказанным.

– Никогда таких слов не слыхал, – сердечно признался Ваня. – Правда это, вижу. Душою чувствую.

Ваня плеснул себе крепкого, и про Леню не забыл, соком, самым лучшим, –помидорным, – потчевал.

И пили друзья, и слезу скупую оба утирали. Ваня – от слов тех живых, Леня – от всего, что с ним приключилось.

Когда сок больше не лез, Леня проговорил:

– Нельзя мне вот так домой, Ваня. Нормальным надо стать.

– Что же делать? – осоловело спросил друг.

– Знаю что. Откуда пришло, туда и вернуться должно. – Леня поднялся. – Пойдем, Ваня. За человечность свою биться, – серьезно молвил Леонид. И Ваня, конечно же, пошел.

Придя на луг, Леня быстро нашел место , где круги видел, да только теперь от них почти ничего и не осталось – коровы прошли, траву, ровненько выложенную, выщипали.  Опустился Леня на колени, к земле наклонился, приник.

– Все, нету кружков, – шепнул он. – Таким и останусь вовек. Идеальным, нилб.

Ваня, пошатываясь, тихонько стоял в сторонке. Когда же Леня поднялся и взглянул в глубокое синее небо, тронутое редкими кудрявыми облаками, товарищ приобнял механика.

– Держись, – тихо, едва сдерживая слезу сочувствия, выдавил Иван.

Воротились домой печальными.

– Ну, бывай, друг мой верный, – сказал Леня, протягивая ладонь Ване. Тот пожал крепко, обнялись, да и разошлись.

Леня шагал домой по пыльной дороге, оранжевое вечернее солнце провожало его, и думал теперь механик, что не все так уж скверно. С этим можно жить. А жена да мужики – поймут, уважат.

Войдя в дом, Леня сразу же попал под разъяренный крик Тамары. Не обращая внимания на непрестанно повторяющийся вопрос «где тебя носило весь день?», сел на табуретку, свесив голову.

– Ты чего такой угрюмый? – умерив пыл, спросила Тома.

Леня посмотрел на нее, да так, словно тяжесть на нем великая лежала. Забеспокоилась жена.

– Что с тобой? – спросила уже ласково. – Удочку сломал? Карась крючок оторвал?

– Нет, – глухо отозвался Леня. В глаза супруге посмотрел, сказал: – Изменился я, Тома. Навсегда. Пить не стану, ругаться, ложного говорить…

– Это с чего вдруг? – насторожилась женщина.

– Огни из других миров видел утром. Они круги рисовали на лугу нашем, как по телевизору показывали. Я возле них походил, и…

– Ты опять с Ванькой надрался? – Голос жены ударил сталью.

– Тамара, ток никше! Я тебе правду говорю.

Жена придвинулась, воздух втянула носом.

– Не пил, вроде.

– Аруд ты… Як ней с душой… Все, хватит, я спать пошел, завтра опять на рыбалку пойду.

С рассветом следующего дня механик Леня вновь отправился на речку. Устроился на прежнем месте, забросил удочку, и частенько поглядывал на луг, где вчера свет кружился. Но гостей из дальних миров не было.

 Признаться, Леня только ради этого и пошел на рыбалку, хотелось ему вернуть все как было. Что ж, как говорится, надежда умирает…

И тут спохватился Леня с тревогой – огонек над землей засветился вдалеке. Встрепыхнулось сердце механика, сжалось сладко, с надеждой. Когда же светящийся шар налетался вдоволь и устремился ввысь, Леня побежал к тому месту, что было сил. Круги на месте, травка примята как следует. В груди у механика все пело, – вот она, жизнь прежняя вернулась. И Леня переступил границу одного из кругов…

Очнулся, когда солнце клонилось к закату. Лицо, обожженное за день солнцем, нестерпимо язвило.

– О-ох ты, черт, – Леня поднялся, держась за гудящую голову. Но, опомнившись, тихо сказал: – За-ра-за. – И получилось все. Ожил он, боль и истому как рукой смахнуло. И Леню прорвало, – что накопилось за вчерашний день, принялся он изливать на весь луг.

Шел домой и светился, улыбался всем встречным.

– Как рыбалка, Лень? – спрашивает баба Варя со скамеечки.

– Нихрена не клюет, стерва, – с удовольствием отвечает Леонид, ласково улыбаясь.

А вот комбайнер Гришка навстречу шагает, руку тянет, здоровается:

– Как жизнь?

– Опупеть не встать! Гадом буду, если вру!

И было хотел свернуть Леня домой, но вспомнил о друге своем, и подумал, как обрадуется тот чуду очередному. С тем и поспешил к Ване.

Ваня открыл дверь, пытливо взглядом Леньку окинул:

– Ты чего красный такой?

– А ты, дубина этакая, догадайся, – щегольнул Леня, подмигивая.

Ваня нахмурил брови.

– Ну, шельма пучеглазая, смекнул?

– Пьяный, что ли? – предположил Ваня.

Леня не сдавался:

– Во-до-чки нальешь? – с расстановкой произнес механик.

Ваня тут же заулыбался, все понял, и пустил друга в дом. Сели за стол, все как положено. Разлил Иван по рюмкам, тост красивый длинный произнес, – за возвращение друга. Выпили. И вдруг помрачнел Леонид. Шкварочкой закусил безрадостно, Ваня же, нос в хлебный мякиш уткнул, сопит.

– Эк хороша, – крякнул Иван.

– Слышь, Ванятко, а че у тебя за выпивка такая?

– Какая? – удивился товарищ. – Сам гоню, все хвалят.

–  Ну-к, плесни.

Ваня повиновался. Пригубил Леня выпивку, во рту подержал. Товарищу рюмку протянул:

– Попробуй. – Ваня глотнул, плечами пожал.

– Нормально, а что не так?

Леня стопочку отставил, голову рукой подпер.

– Как вода, – сказал упавшим голосом.

– Надо же! – натурально изумился Ваня.

Поднялся Леня, за хлеб-соль поблагодарил, и пошел домой.

Тамара, как и следовало ожидать, отругала блудного мужа. И заметив, что нехорошо на душе у Леньки, спросила:

– Что случилось-то опять?

Леня шмыгнул носом, посмотрел на жену:

– Что, что… на рыбалку завтра опять идти…

Похожие статьи:

СтатьиЗагадочные круги на полях 45-й параллели

РассказыШершавая реальность

РассказыOra et labora

СтатьиКруги на полях возвращаются вновь в октябре

СтатьиКруги на полях 2018г. (+видео)

Рейтинг: +2 Голосов: 2 532 просмотра
Нравится
Комментарии (2)
Эйприл М. Джунн # 29 сентября 2015 в 15:41 +1
Вероятно, я об этом пожалею, но все же. Пусть будет.
DaraFromChaos # 29 сентября 2015 в 15:58 +1
Леню жалко cry
доколь ему на рыбалку-то ходить? не одна хвороба, так другая приключается
злой ты, автор, нехороший!!! zlo
rofl
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев