1W

Кусочек Желания (глава одиннадцатая)

в выпуске 2016/04/27
article5913.jpg

Глава 11. Вернуть Создателя 

Опять мир спасать... Опять мне... (с) к/ф Tropic Thunder

   - Откуда ты знаешь? - продолжал допытываться Тарм у Редькинса. - Я же считал, что эта тайна не известна никому, кроме меня. Я же гордился тем, что единственный смог открыть рецепт смеси против адских духов без использования магии... Скажи, ты тоже пришёл к созданию этого средства самостоятельно?

   - Не-а, - невинно улыбнулся хоббит, которого, похоже, нисколько не смущало то обстоятельство, что его болтают над землёй как бурдюк с вином. - Я про него в книжке прочитал.

   - В книжке?! В какой книжке?!

   - А вот в этой! - Пэтти запустил руку в мешок и достал свой любимый справочник.

   - Рецепт против адских духов содержался в пособии для огородников?! - ещё больше поразился лысый маг.

   - Да нет, сейчас покажу, только на землю поставь.

   Ощутив под ногами твёрдую опору, Зелёный Нос повеселел ещё больше и с завидным энтузиазмом стал разлеплять склеенные секретные страницы.

   - Вот видишь, - начал хоббит, демонстрируя ошеломлённому Тарму так заинтересовавший того рецепт. - Видишь, тут написано, что нужно взять две доли перца, одну долю соли, смешать их, а потом потолочь немного корня имбиря и...

   - Тихо! - зловеще шепнул ему маг. - Запомни на будущее - никогда не распространяй свои секреты без надобности! Ты лучше скажи, - в его голосе прорезалось любопытство. - Где взял эту книгу?

   - Я её полгода назад нашёл. Она в кустах валялась.

   - Полгода назад, ясно, - задумчиво пробормотал волшебник. - Вот оно как обернулось... А я даже не ожидал её снова увидеть...

   - Так эта книга Ваша? - удивился подошедший Ефсий.

   - Да, - кивнул головой Тарм. - Я сам составил этот труд ещё на заре своей магической карьеры. Правда, долгое время считал его утерянным после небольшого... гм... инцидента в одном трактире. Короче говоря, у меня стащили сумку, в которой и лежали эти записи. Не думаю, что нацеливались именно на рукопись, ведь о ней, кроме меня, никто не знал. Скорее всего, грабитель посчитал, что в сумке лежало что-то ценное, и наверняка очень горько разочаровался, найдя там пособие по некромантии. Я, обнаружив пропажу, подумал, что вор мог продать книгу в магической лавке, но, обойдя их все в том городе и окрестных поселениях, ничего похожего на мой труд не обнаружил. Так он и сгинул, и я очень удивлён, что через много лет он всё же всплыл, да ещё и столь внезапно.

   - Послушай, - усмехнулся Пэтти.- Других ты, значит, поучаешь никому тайны не выдавать, а сам целую книгу с сокровенными рецептами написал!

   - А с чего ты взял, что я, когда её писал, собирался с кем-то делиться своими секретами? - отозвался крейстмаг. - Я создал её исключительно для самого себя. Личный дневник, если тебе так понятнее. В те годы я был очень молод и неопытен, и мне ещё не удавалось держать в голове все магические тайны, вот и заносил их в специальную тетрадь, да и заучивать так оказалось легче. А после того, как книгу у меня украли, я даже не стал писать новую, потому что к тому времени уже и так всё прекрасно помнил.

   - Только не могу понять одной вещи, - к беседующим магам приблизился чешущий затылок Хафейн. - Как у сильного волшебника могли украсть сумку? Я вот не колдую и то чуть ли ни нутром ощущаю, когда к моим вещам чья-то нечистая лапа тянется, а у вас, чародеев, так вообще особенное чутьё на воров должно быть. А ещё чары, защищающие пожитки от кражи, существуют, это я точно знаю. Или у тебя, великий Тарм, они не сработали?

   - Да что ты такое говоришь, чернозадый? Все, без исключения, мои заклинания работают!

   - Тогда почему же сумку утащили, а, мордоворот? - продолжал ёрничать пустынник, не обращая внимания на повисших у него на рукавах Ефсия и Арледу, умоляющих не хамить столь великой персоне, которая может и разозлиться, и тогда мало никому не покажется. - Неужели оберегающее заклинание наложить забыл?

   Последние слова задумывались Хафейном как шутка, но по мгновенно помрачневшему лицу Тарма воин понял, что нечаянно попал в самую цель.

   - Ого! Но как же можно не подумать об охране своего добра в трактире? - не смог скрыть изумления богоборец, и тут его осенило. - Ну, конечно, трактир! Место, где подают выпивку, этот демонический яд, затмевающий мозги и сбивающий с пути истинного! Значит, великий маг напился, в пьяном дурмане всё позабыл и проворонил сумку с записями. Недаром говорил великий старец Шабуфар, что, употребив зелье хмельное, потеряешь ты контроль над телом и разумом своим и станешь ты лёгкою добычею для посягателей на имя доброе твоё и имущество твоё...

   - Всё, заткнись! - заорал Тарм и со всей силы долбанул посохом о землю. - Не смей упрекать меня, ты, трезвенник-идеалист! Признаю, выпил тогда пару кружек пива, но я имею на это право, это мой отдых после сложной работы! Да ты хоть знаешь, чернозадый, насколько тяжёлой тогда была моя служба? Нет? Значит расскажу! В те времена мне в одиночку приходилось упокаивать зомби в Перекопище! Не неделю, не месяц, а целых полгода! А ты вообще представляешь, каково это в течение нескольких месяцев каждый день видеть перед собой одних только полуразложившихся злобных покойников, которые так и норовят тебя загрызть?! Я, разумеется, не боюсь зомби, но когда они в таком количестве и в течение долгого времени, это поневоле начинает раздражать! Да не расслабься я алкоголем после той операции, то точно сошёл бы с ума!

   - Но сумку с записями ты из-за хмеля всё-таки потерял, - не желал сдаваться пустынный воин.

   - Лучше потерять сумку, чем разум! - парировал Тарм.

   Хафейн хотел ещё что-то сообщить о вреде спиртного, но тут его перебил Ефсий, решивший самолично остановить нарастающую бурю, раз пустынник к просьбам глух.

   - Перекопище - это же тихая бедная провинция на северо-западной окраине Инлосса, если не ошибаюсь. Но я, к сожалению, ничего не слышал о том, чтобы там случалось нашествие зомби. Может, Вы нам расскажете поподробнее о том происшествии и о совершенных там Вами героических подвигах? - медленно произнёс толстяк, намереваясь перевести мысли бушующего крейстмага в другое русло и тем самым успокоить его. Арледе в это время всё-таки удалось уговорить Хафейна немного помолчать, так что затея Ефсия имела все шансы на успех.

   - Конечно, вы ничего не слышали о том нашествии, ведь тогдашний император предпочёл скрыть это событие от широкой общественности, - уже более спокойным голосом ответил Тарм, которому, похоже, польстило, что его назвали героем.

   - Скрыть? Но почему? - удивилась Арледа.

   - А из-за причины, его вызвавшей. Лет двести назад одного инлосского архимага отправили на пенсию по старости лет сразу после его шестьсотшестидесятишестилетия. Однако дедуля, несмотря на свой преклонный возраст, дома сидеть не пожелал и сбежал путешествовать по империи. Впрочем, через несколько месяцев он, очень злой, вернулся домой и долго рассказывал многочисленной родне и соседям, что ему не понравилось то, как его принимали в Перекопище, и за это пришлось наложить на всю провинцию страшное проклятие. Тогда словам впавшего в маразм бывшего архимага никто не поверил, подумали, что старик всё сочинил, поскольку в разумном состоянии он был сама доброта и никогда никому не желал зла.

   Только вот вскоре до императора дошла новость, что на всех кладбищах Перекопища полезли из могил ожившие мертвецы. Тогда служившие в правительстве родственники старого архимага, слышавшие истории деда, пошли к нему с просьбой отменить чары. А старик к тому времени позабыл и о Перекопище, и о своём заклинании и клялся-божился, что никогда там не был и никаких проклятий не накладывал. Император сначала не поверил в причастность маразматичного волшебника и отправил меня на место разобраться с ситуацией. Это действительно оказалось проклятие, причём такое многоуровневое и запутанное, что пришлось с ним, как уже говорил, полгода биться, всю провинцию вдоль и поперёк изъездить, каждое кладбище по десятку раз упокаивать. Тяжело, короче, было. И в итоге император решил появление зомби не афишировать, ведь неизвестно, как народ отреагирует, когда узнает, что по дорогам Инлосса свободно шатаются сумасшедшие архимаги, накладывающие проклятья направо и налево.

   - Ну, неправильно это - скрывать от граждан страны происходящие в ней события, пусть даже и плохие, - нахмурилась Арледа.

   - Дорогая моя, - невесело усмехнулся крейстмаг. - Да если бы все жители Инлосса оказались в курсе всей случающейся на его территории скверны, они бы вообще не захотели жить в этом государстве.

   - Вы преувеличиваете, - недовольно произнесла волшебница.

   - Поверь мне, ничуть! - широко улыбнулся Тарм.

   От диалога с девушкой лысого волшебника отвлёк Пэтти, бесцеремонно потянувший его за рукав.

   - Эй, но тогда выходит, что я должен вернуть эту книгу? - спросил хоббит.

   - Мне она больше не нужна. Судьба подарила её тебе, так что пользуйся.

   - Послушай, раз мне досталось учебное пособие, написанное тобой, я фактически стал твоим учеником! - обрадовано воскликнул Зелёный Нос. - И это значит, что ты будешь меня учить?!

   - Нет! - резко отказался Тарм, и тут в его голосе прорезалась грусть. - Я готов поверить в то, что ты талантливый малый, но вот наставником твоим не буду, даже не проси. И дело здесь уже не в моих принципах, а в правилах, установленных задолго до меня.

   - Учитель, да не обучишь ты ученика волшебству по книгам своим, - наставительно произнёс Ефсий. - Хорошее предписание, хотя, на первый взгляд, и странное. К сожалению, коллега, крейстмаг прав, он не может Вас учить.

   - Даже если бы хотел, - Тарм пожал плечами. - Не знаю, как всё обстоит в магическом мире сейчас, но нас в юности заставляли приносить клятву соблюдать это указание, и я до сих пор не могу её нарушить.

   - Непонятное указание. Какой же в нём смысл? - поинтересовалась доселе молчавшая Верениен.

   - Смысл простой. В древности каждый наставник обучал воспитанника лишь собственным секретам, напрочь игнорируя умения и навыки других своих коллег, что привело к вырождению магии из-за отсутствия обмена накопленными знаниями. И вот чтобы спасти это мастерство от угасания, ввели такое правило. С того момента каждый учитель должен передавать ученикам собственные знания исключительно в устной форме, а в качестве учебников и пособий могли использоваться труды, написанные только другими магами. Процесс обучения стал сложнее, но зато те, кто его выдерживал, становились гораздо более сильными и разносторонними волшебниками, чем их преподаватели, - Тарм вздохнул, закинул посох на плечо и молча пошёл по направлению к дому.

   - Эй, ты куда? - удивлённо крикнул Редькинс. - А нам что делать?

   - Я возвращаюсь к себе домой, - нехотя ответил крейстмаг, остановившись и обернувшись. - А вам, думаю, не следует здесь оставаться. А козлолюдам, или как там те твари себя называют, передайте, что они больше никогда меня не увидят. Да, и ещё обязательно предупредите этих рогатых уродов, что если ещё хоть один из них попытается сюда подняться, я немедленно уничтожу всё племя, сил для этого у меня хватит. Вы поняли?

   Приключенцы молча закивали, после чего направились к ведущей вниз тропе. Один лишь недоумевающий Пэтти остался на месте, усиленно размышляя над тем, что же всё-таки мешает великому некроманту взять его в ученики. Урлогу даже пришлось вернуться, чтобы унести хоббита под мышкой, а то кто знает, что ещё взбредёт в голову этому странному Тарму Инлосскому.

   ***

   Обратный путь отряд проделал в тягостном молчании. Встреча с крейстмагом и его категоричный отказ помочь заставили "божьих посланников" задуматься о своих судьбах. Идти по непонятным тропинкам, которые ещё неизвестно, смогут ли вообще куда-нибудь вывести, никому особо не хотелось. Конечно, Хафейн и Урлог считали, что смогут преодолеть все препятствия и справиться с любой опасностью (хотя эльф недовольно хмурился каждый раз, как думал о том, что ему придётся тащить фанькиного коня через всевозможные пропасти), а Басс чувствовал себя в горах как дома, но вот об остальных этого сказать было никак нельзя. Тягостные мысли настолько овладели большинством членов отряда и подорвали их боевой дух, что, наверное, останься в капканах Тарма даже пара скелетов, почти никто не смог бы дать им отпор. Но на своё счастье, все ловушки приключенцы уже благополучно разрушили, поэтому дорога оказалась пройдена спокойно, без каких-либо помех и потерь. Про Стену Страха все вспомнили, только когда добрались до начала тропы.

   - Интересно, а в этот раз я не почувствовал никакого барьера, - вслух удивился Хафейн. - Неужели воля моя укрепилась настолько, что стала неподвластна чарам?!

   Пустынника поспешил разочаровать Ефсий.

   - Дорогой друг, я ни в коей мере не ставлю под сомнение силу твоей воли, но считаю, что дело в данном случае не в ней, потому что я аналогично не ощутил магического воздействия, да и другие наши соратники, думаю, тоже, - дождавшись утвердительных кивков остальных приключенцев, толстый волшебник продолжил. - Подобные силовые поля обычно управляются весьма тонкой аппаратурой, которую мы, скорее всего, каким-то образом повредили во время штурма скалы.

   - Ну, повредили - и ладно, так даже лучше, - махнула рукой Арледа. - Кстати, смотрите, а нас встречают.

   Делегация козлолюдов, вышедшая навстречу отряду, оказалась довольно скромной: старейшина со своими сыновьями и двое охотников, которых путешественники видели впервые. Мудрому Богу хватило одного взгляда на мрачные лица приключенцев, чтобы понять, что операция провалилась.

   - Но вы хотя бы узнали, гневается на нас Творец или нет? - грустно поинтересовался он.

   - Скорее нет, чем да, - взяла слово тактичная дриада. - Ваш Творец, скажем так, переживает не самый лучший период в своей жизни и поэтому нуждается в уединении.

   Староста кивнул в знак того, что удовлетворён ответом, но остальные тармы погрустнели, сникли и уткнули в землю печальные взгляды. Было очевидно, что они ожидали гораздо большего: чуда или, на худой конец, знамения.

   - Я сдержу своё обещание, - сказал Бог после недолгого молчания. - Покажу вам нужную тропу. Дорога эта будет очень тяжёлой, но зато вы сможете пересечь горы. А пока приглашаю в нашу деревню, там я выберу проводников и снаряжу вас всем необходимым для похода.

   Отряд снова окутала завеса молчания. Путники устали, и сил у них не оставалось даже на то, чтобы лишний раз что-то сказать. А козлолюды, хоть и жаждали узнать, что же чужеземцы увидели наверху, спрашивать через голову старейшины не осмелились.

   Подле Фаньки шли её рогатые кавалеры, Демон плотно прижимался к левому боку девушки, а Ангел - к правому. Братья занимались тем, что с восхищением заглядывали в глаза возлюбленной или сверлили друг друга злобными взглядами. Судя по синякам и ссадинам, украшавшим их рожи, за время отсутствия объекта своего обожания козлолюды умудрились опять подраться, и даже не один раз. Сам объект по-прежнему совсем не радовался тому, что Ангел и Демон его обожают, и изо всех сил пытался разорвать окружающее шерстяное кольцо, правда, пока безуспешно.

   Деревня была уже так близко, что распознавались даже отдельные козлолюды, бегающие между домов, когда внезапный резкий толчок опрокинул приключенцев и их сопровождающих на землю.

   - Что это за козни демонов?! - рявкнул Хафейн, который, потеряв равновесие из-за неожиданной тряски, упал прямо на Демона.

   А Демон не знал, возмущаться случившемуся или радоваться, так как его самого опрокинуло на Фаньку. Воительница дико визжала, и ей вторил вопль Ангела, оказавшегося внизу всей этой кучи малы. Распутаться никак не получалось, потому что происходили новые и новые толчки, которые ещё сильнее перемешивали членов отряда, то разбрасывая их в стороны, то наоборот сваливая в одну груду.

   - Землетрясение! - заголосил Бог, которому первому удалось подняться на ноги. - Это плохо, потому что скала может рухнуть!

   - Она уже рушится! - закричал Ефсий, которому первым удалось разглядеть нависшую над деревней опасность.

   Здоровенная скала, возвышающаяся над поселением козлолюдов, под воздействием колебаний земли прямо на глазах покрывалась сетью трещин. Отдельные осколки падали в безопасном отдалении, но вот один огромный шатающийся кусок явно собирался свалиться на головы несчастных тармов. Размеров этой глыбы вполне хватало для того, чтобы единым махом раздавить всю деревню и отряд приключенцев за компанию.

   - Остановим её! - крикнул староста, оценив опасность.

   С его посоха одна за другой стали срываться молнии. Увы, с таким огромным осколком они не справились, только немного раздробили его края. Бог в отчаянии обернулся к спутникам, а те переглянулись между собой. Мечники и стрелки в данной ситуации оказались бессильны, хоббит с его муравьино-бабочковой некромантией тоже ничего не мог сделать, поэтому приходилось надеяться только на нормальных магов. Арледа попыталась помочь, но десять огненных шаров, лишь незначительно опаливших поверхность каменюки, являлись её пределом в боевой магии, а иллюзорные чары здесь ничем не могли помочь. Значит, оставался только Ефсий.

   Девушки даже вскрикнули от изумления, когда толстый волшебник буквально на глазах начал изменяться. Его огромный объём таял, словно снег под жаркими лучами солнца, и чем меньше делалось пузо, тем толще и мощнее становился сияющий луч, выпускаемый из протянутых к скале рук. Опасный обломок, вот-вот готовый сорваться с места и накрыть посёлок, вдруг перестал раскачиваться и замер, удерживаемый магической силой. Через несколько минут все уже считали, что Ефсий своим заклинанием совершит невозможное, но тут он устало опустил руки и рухнул на колени.

   - Всё, я больше не могу, - еле слышно простонал бывший толстяк, комплекцией исхудавшего тела сейчас напоминающий поджарого Хафейна, в данный момент взиравшего на мага с большим уважением. - Сил не осталось.

   Тем временем освободившийся кусок скалы ещё раз покачнулся и, постепенно ускоряясь, поехал вниз. Фанька и Арледа дружно пустили слёзы и запричитали о своих так рано загубленных прекрасных молодых жизнях, а сварливый гном спешил перед смертью обложить зловредных богов как можно большим количеством непечатных выражений. А спустя секунду всё кончилось...

   ***

   Козлолюды и члены отряда молча глядели на небо. Первые посчитали случившееся чудом, поэтому их взгляды излучали восхищение и благоговение, а вот что касается вторых, никто из них в чудеса не верил, поэтому и выглядели они сейчас ошеломлёнными, не сумев найти объяснения такому повороту дела. Как ни странно, но произошедшее действительно больше всего походило на чудо: огромный обломок, намеревавшийся всех раздавить, вдруг одномоментно исчез, испарился, словно его и никогда не существовало... Тем не менее, спустя пару минут разгадка отыскалась, когда за спинами приключенцев раздался ехидный смешок.

   - Даже с булыжником справиться не можете, а ещё осмелились бросить вызов богам!

   - Крейстмаг Тарм Инлосский! - восторженно завопила Арледа. - Вы всё-таки спустились!

   - Конечно, спустился! - ухмыльнулся по-прежнему одетый в костюм огородника великий маг, сумевший совершенно незаметно подобраться вплотную к отряду. - После того, как вы разрушили все ловушки, мне пришлось прогуляться вниз и посмотреть, что из сломанного можно восстановить. Знаете, поработали вы основательно, примите мои поздравления! После вашего рейда, проще всё отстроить заново, чем починить.

   Договорив, Тарм развернулся и пошёл вперед, чтобы поглядеть на деревню.

   - Создатель? - неуверенно прошептал Бог, поначалу не поверивший своим глазам, но, приглядевшись, тут же закричал во весь голос. - Создатель! Творец! Вы не оставили нас и в трудную минуту пришли на помощь! Вы избавили племя от страшной гибели! Вы - наш спаситель!

   - Ну не мог же я позволить так глупо погибнуть своим творениям, пускай даже не самым удачным, - гордо задрав подборок, ответил довольный крейстмаг, которому, похоже, нравилось пребывать в статусе спасителя целого народа.

   Он даже попытался принять пафосную героическую позу, забравшись на здоровенный камень, лежавший неподалеку. Однако неудачи, в которых маг винил своих учеников, упорно продолжали за ним следовать. Каменная глыба, казавшаяся на первый взгляд такой прочной, треснула под весом волшебника, и великий Тарм Инлосский кубарем полетел на землю, умудрившись в полёте разодрать об острые края своего импровизированного пьедестала хламиду и штаны. Таким образом, к ногам почитателей маг свалился фактически в лохмотьях, совершенно ничего не прикрывающих. В отряде послышались смешки. Даже Арледа, несмотря на всё своё уважение к живой легенде, не сдержалась и прыснула в ладонь, правда, под свирепым взглядом крейстмага тут же осеклась. Зато на физиономиях тармов не появилось ни одной улыбки, что уж говорить про отсутствие смеха. Пятеро козлолюдов окружили лысого мага и бережно подняли его на ноги.

   - Вы не ушиблись, Создатель? - склонив голову, благоговейно прошептал Бог.

   - Ушибся, но это мелочи, - буркнул Тарм, отряхиваясь и пытаясь поплотнее завернуться в уцелевшие тряпки, и тут же спросил, нахмурив лоб. - Слушайте, а почему вы надо мной не смеётесь? Эти чудаки, которые с таким пиететом ко мне относились, во весь голос ржали, а вы молчите.

   - Грешно смеяться над Создателем, - продекламировал Бог. - Ибо всё, что он делает, совершенно по природе своей.

   - То есть даже если я пробегу по вашей деревне голышом в компании дюжины суккубов, вы не будете хохотать? - удивился крейстмаг. - И песен потешных про меня не насочиняете и рассказывать неприличные истории обо мне не станете?!

   - Всё, что делает Создатель, должно быть образцом для подражания, но никак не поводом для насмешек! - Бог был серьёзен как никогда.

   - Хм, а мне нравится этот народ, - задумчиво пробормотал Тарм. - Пожалуй, я отложу своё возвращение на гору и, может, хоть здесь найду нормальных учеников. Эй, банда! - крикнул он уже приключенцам. - Как я понял, вам надо к эльфам? Поскольку вы мне, пусть и нечаянно, оказали услугу, могу помочь.

   - Но вы же сами говорили, что дорог туда нет, - произнесла Арледа, всё ещё борясь с проступающей на лице улыбкой.

   - Дорог нет, но телепорт обеспечу, - на секунду маг призадумался. - Про эльфийскую столицу, правда, можете и не мечтать, я, как ни стыдно признаваться, в межпространственных перемещениях не очень силён, но до границы вас докинуть смогу.

   - Отлично! - рявкнул Басс. - Наш путь тогда сократится как минимум на пару недель!

   - Вот и ладненько. Я сейчас немного отдохну, всё-таки распыление этой скалы было не такой лёгкой задачей, и займусь вами.

   - Но Создатель, - Бог умоляюще посмотрел на своего творца. - Давайте сначала устроим торжественный пир в честь Вашего возвращения. Да и этих славных героев, что помогли нам, тоже нужно поблагодарить.

   - Пирушка? - переспросил Тарм.- Ладно, не откажусь. А за столом как раз подробно расскажу обо всех опасностях, что могут поджидать по ту сторону горного хребта.

   - Их много? - хором выпалили Урлог и Хафейн.

   - Не то, чтобы много, но встречаются. На гнёзда хрэйханов, например, наткнуться можно.

   - А кто это?

   - Мелкие демоны, - Ефсий, даже будучи в почти полусознательном состоянии, не удержался от демонстрации своих богатых знаний. - Трусливые и слабые, но зато очень умные и коварные.

   - Значит, те демоны, про которых говорили следопыты в предгорье, вовсе не козлолюды? - призадумалась Верениен.

   - Откуда же мне знать, каких демонов они имели в виду: козлолюдов, хрэйханов или кого-то другого, - пожал плечами Тарм. - Но поверьте, проблем в этих горах хватает. Ладно, берите вашего обжору и тащите его в деревню. И может кто-нибудь всё-таки додумается принести мне нормальную одежду?!

  

   ***

  

   Гуляние затянулось до поздней ночи. Довольные козлолюды праздновали обретение Творца и чествовали героев, которые смогли его вернуть. Тарм Инлосский веселился, потому что нашёл преданных почитателей, которые никогда не будут над ним смеяться и все его деяния воспримут с уважением и почётом. Приключенцы ликовали из-за того, что им всё-таки удастся сократить дорогу и не придётся лазать по скалам, каждую минуту ожидая обвала, землетрясения, метели и прочих горных неприятностей.

   Басс пребывал на седьмом небе от счастья из-за наконец-то выпавшего случая помузицировать, причём никто даже не препятствовал ему: отрядные критики достаточно напились, чтобы не замечать истошных воплей, а для козлолюдов песни гнома стали приятным откровением. Признание тармов привело Драммингса в такой восторг, что на радостях он в ускоренном темпе починил самогонный аппарат и как можно незаметнее для Хафейна распространял среди благодарных слушателей и попутчиков свою продукцию.

   Ефсий радовался возможности пожрать до отвала. Волшебник наедался впрок, стремясь как можно быстрее восстановить свой прежний вес, без которого он был абсолютно не способен к чародейству. Правда, магу периодически приходилось отбиваться от соратниц, которых очень заинтересовал его способ быстрого похудения. Объяснения, что такому нужно учиться лет двадцать, девушек совершенно не устраивали.

   Сидевший рядом с Ефсием Пэтти тоже уплетал за обе щеки, в том числе и из тарелок волшебника, пока тот отворачивался, и физиономия хоббита буквально светилась от счастья. Данный эффект вызывался вовсе не едой, как ошибочно думали окружающие, а последним разговором с Тармом. Крейстмаг, хотя и отказался брать Редькинса в ученики, решил оказать хоббиту пару мелких магических услуг, поколдовав над его артефактами. Что именно он с ними сделал, Тарм наотрез отказывался говорить, уверяя, что настанет время и Пэтти всё узнает. Впрочем, Зелёному Носу и такого объяснения хватило.

   Верениен очень обрадовалась тому, что хозяева деревни поведали о свойствах местных горных растений и даже обещали поделиться своими запасами. В конце своего рассказа козлолюды предложили дриаде, как специалисту, оценить уникальные напитки, настоянные на редчайших травах, на что девушка охотно согласилась. И теперь, вернувшись с дегустации с очень счастливым лицом, она беспрестанно хихикала не то что над каждой услышанной шуткой, а над каждой услышанной фразой.

   Арледа поначалу скучала на пире козлолюдов, к тому же она брезговала употреблять их еду и питьё. Но зато после нескольких бокалов ликёра, созданного отремонтированным гномьим аппаратом, праздник стал казаться волшебнице очень весёлым, кушанья - наивкуснейшими, а жизнь - так вообще прекрасной. Кроме того, алкоголь усилил юношеское преклонение Арледы перед Тармом Инлосским чуть ли ни до страсти, и девушка была готова повиснуть на шее своего кумира в любую секунду. Скорее всего, крейстмаг тоже не отказался бы от подобного внимания такой красотки, но о намерениях волшебницы он даже не подозревал, потому что из-за восторженной толпы козлолюдов Арледа не смогла к нему даже близко подобраться, как ни старалась.

   Даже дракон проснулся и, оглядевшись по сторонам, обнаружил, что обе его любимые девушки в данный момент заняты какими-то своими делами и им совсем не интересуются. Поскольку козлолюдки Торлеса не прельщали, а у Фаньки появились очень ревнивые кавалеры, дракон разочаровано вздохнул, залпом осушил кружку пива и снова начал клевать носом. Вскоре на его лице появилась благостная довольная улыбка. Пусть и во сне, но Торлес тоже развлекался.

   Единственными, кто не получал удовольствия от празднества, оказались Хафейн и Фанька с хомяком. Её меч и конь сразу же оказались в центре внимания, а вот Зернопуз, жалуясь на свою судьбу, предпочёл зарыться поглубже в мешок. Сама же воительница укрылась среди камней, чтобы хоть на время избавиться от поклонников. Демон, напившись местного пойла из козьего молока, вдруг вообразил себя великим поэтом и принялся декламировать своему идеалу стихи о любви, которые большей частью состояли из блеяния и меканья. Ангел вёл себя ничуть не лучше. Стихов он не читал, зато стремился завалить воительницу подарками просто в устрашающих количествах. Ожерелье, составленное из сушёных горных ящериц вперемежку с небольшими булыжниками, окончательно доконало Фаньку, она поспешила спрятаться и теперь всякий раз вздрагивала, когда слышала поблизости голоса воздыхателей, настойчиво ищущих объект своего поклонения.

   А пустынник тихо страдал из-за сорвавшейся возможности нормально подраться и необходимости пребывания на бурном пиршестве, которое он считал сборищем грешником. Одному лишь Ефсию Хафейн был готов простить грех чревоугодия. После удержания тем в воздухе огромной скалы, постоянное презрение пустынного воина к толстому магу сменилась уважением. Если лишние жиры дают ему столько силы, значит эту провинность, наверное, и извинить можно, раз всё для дела.

   Подвыпивший Урлог ехидно улыбался, наблюдая за выходками окружающих, тем самым расслабляясь перед дальнейшими странствиями. Но пир продолжался, и мысли эльфа постепенно потекли в иное русло. Вскоре ему было не до насмешек над попутчиками, и он принялся думать совсем о другом: о том, что уже скоро сможет увидеть своих сородичей, отыщет кусочек артефакта, и тогда... Кто знает, быть может, именно его желанию суждено исполниться...

  

Похожие статьи:

РассказыЛизетта

РассказыКак открыть звезду?

РассказыО любопытстве, кофе и других незыблемых вещах

РассказыКультурный обмен (из серии "Маэстро Кровинеев")

РассказыНезначительные детали

Рейтинг: +1 Голосов: 1 647 просмотров
Нравится
Комментарии (4)
Жан Кристобаль Рене # 10 сентября 2015 в 19:12 +2
Рыся !!!!!!!!!!! Ты суперписатель!!! Ухохатываемся с твоих героев))) Некромант-маньяк ваабще зачётный!!! Плюс тебе!!!!!!!! +++++++++++++++++
Денис "Рысенок" Куприянов # 10 сентября 2015 в 19:18 +2
Завтра будет еще, если не забуду :)
Жан Кристобаль Рене # 10 сентября 2015 в 19:19 +2
Я напомню!!! Я забуду - сын напомнит)))
Денис "Рысенок" Куприянов # 10 сентября 2015 в 19:26 +1
ОК!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев