fantascop

Кусочек Желания (глава пятая)

в выпуске 2016/03/23
article5478.jpg

Глава 5. Очень Странный Отряд

   - Не, не прынцесса!

   - А хто?

- Королевна! (с) к/ф "Морозко"

   "А-А-АПЧХИ!" раздалось ещё раз, и битва остановилась. Уцелевшие разбойники и "божьи посланники" принялись удивлённо озираться по сторонам, пытаясь обнаружить источник непонятного шума.

   - Сверху! - одновременно прокричали атаман, которому наконец-то удалось избавиться от жареных петухов и испорченных доспехов, и все замечающий Урлог.

   Народ как по команде задрал головы. Открывшееся взорам зрелище впечатлило всех. На ветке баобаба, расположенной на высоте примерно пары человеческих ростов, стояла молодая воительница. Доспехи, которые по идее должны защищать, в данном случае не столько прикрывали тело, сколько подчеркивали его достоинства. Ну, в самом деле, от чего могут защитить короткая бронеюбочка, бронесапожки до середины икр и практически ничего не скрывающий бронелифчик? А на ярко-рыжих волосах с отросшими темно-русыми корнями вместо нормального шлема красовался всего лишь металлический обруч с каким-то ярко-голубым камнем. Венцом образа являлся здоровенный украшенный шипами и дополнительными лезвиями меч воительницы, длиной мало уступавший её росту. Девушка явно пыталась произнести речь, но непрекращающийся приступ чиханья упорно не давал ей этого сделать.

   - Апчхи!... Склоните колени... апчхи!... перед королевой... апчхи! ...воительниц всего света... апчхи! ...поборницей правосудия... апчхи! ...великой принцессой... апчхи! ...Мирабеллой-Стефанией, герцогиней Преффенбургской, так же известной как Разящая-я-я-я!!!

   На последнем слове её нога неожиданно соскользнула с ветки, и чихающая принцесса беспорядочно замахала руками, хватаясь то за воздух, то за меч. К счастью девушки, её оружие очень удачно зацепилось за какой-то сук, тем самым не дав взявшейся за него хозяйке упасть и позволив быстро восстановить равновесие. И всё вроде бы благополучно закончилось как для воительницы, так и для обалдевших стоявших внизу, но тут боги, видимо, решили окончательно добить зрителей, потому что в ту же секунду от повисшего на дереве меча раздался бархатный баритон:

   - О бытие, в тебе царят страданья. Вокруг лишь кровь, вокруг война. О люди, алчет кто желаний, тем самым жизнь вы выпьете до дна!

   - Ловиальф, замолчи, - сурово обратилась к мечу девушка. - Ты должен предрекать врагам страшные кары и сыпать проклятиями.

   - Пусть предрекает кары тот, кто у тебя в мешке живёт, - отозвался он.

   Воительница недовольно нахмурилась, но всё-таки, одной рукой держась за оружие, сдёрнула с плеча походный мешок и вытащила из него здорового толстого хомяка, размерами мало уступавшего хорошей крысе.

   - Волшебный зверь Ыхыр, - пафосно произнесла великая принцесса. - Предреки этим злодеям страшную участь. Дай им своё пророчество, дай им своё проклятие! Пусть сгорят их души в семи демонических котлах!

   - Ну, зачем ты меня вытащила? - простонал хомяк. - Я до того хорошо спал, а тут вон почти сотня разбойников. Мне и так осталось жить пару месяцев, а ты хочешь приблизить мою кончину. Боги, ну зачем вы отдали меня в руки этой дуре? Я у неё даже сдохнуть не могу как нормальный порядочный хомяк!

   - Сей странный зверь, что телом так нелеп, в раздумиях своих себе построил склеп, - прокомментировал речь хомяка меч.

   - Замолкни! - рявкнула на клинок воительница. - А ты, Ыхыр, быстро произноси своё пророчество!

   - Меня зовут Зернопуз, - захныкал хомяк. - И предречь я могу только собственную смерть.

   - Ну, пожалуйста. А я тебе за это семечек насыплю.

   - Семечек? - хомяк задумался. - Эх, ладно. Предрекаю всем страшные муки при жизни, суровую гибель и разные прелести загробной жизни. Тра-ля-ля, бу-бу-бу, давай сюда семечки!

   - Нет, Ыхыр, давай нормально, иначе никаких семечек!

   - Я точно сдохну. Дай мне хотя бы самку, чтобы получить последнее наслаждение перед смертью.

   - И страстью сердце было полным, хоть он простой хомяк безродный, - вновь завёл свою шарманку меч.

   Пэтти с раскрытым ртом взирал на всю эту картину и не сразу заметил, что сзади к нему кто-то подошёл. Лишь когда над самым его ухом раздалось чавканье, Редькинс обернулся и уткнулся носом прямо в огромное пузо. Подняв голову, хоббит увидел и лицо обладателя живота, всё заплывшее жиром. Оно показалось Пэтти смутно знакомым.

   - Захватывающее представление Вы тут устроили, коллега, - довольным голосом произнёс толстяк, отбросив в сторону обглоданную косточку. - А если Вас не затруднит, не могли бы Вы спустить мне вон ту птичку, - он ткнул пальцем в одного из зомби-петухов, продолжавших нарезать круги над поляной. - Больно уж он мне приглянулся.

   Хоббит удивлённо захлопал глазами, но вертел всё-таки спустил. А потом и ещё один, для себя. Толстяк тут же вонзил зубы в бедро птицы, не переставая жевать, поднял руку вверх, как-то необычно сложил пальцы, и небольшая группка разбойников, пытавшихся тихонько скрыться в лесу, превратилась в несколько горсток пепла.

   - Ух ты! - Пэтти был в полном восторге. - Вот это сила!

   - Благодарю Вас, коллега, - скромно потупился толстый волшебник. - Однако смею Вас заверить, что Ваше выступление значительно превосходит то, что могу продемонстрировать я, как по изысканности, так и по произведённому на зрителей психологическому эффекту. Но вот что касается Вашей школы... Будь я на Вашем месте, то вообще не стал бы её публично демонстрировать.

   - Ничего такого в моей школе нет, - пожал плечами хоббит и тут же указал пальцем на бушующую воительницу, ведущую безумный спор с мечом и хомяком. - А ты вместе с той дамой? Скажи, что это с ней творится?

   - Да, я с ней, - ответил толстяк. - Можете не обращать внимания, у неё часто случаются всякие заскоки. Вот, к примеру, вчера она потребовала, чтобы мы, как истинные воины, ночевали на улице под ближайшей пальмой. Естественно, я и ещё один наш спутник отправили её с таким предложением куда подальше, за что она на нас сильно обиделась и решила ночевать под открытым небом в одиночестве. В итоге, утром нам пришлось вытаскивать нашу спутницу из-за решётки, потому что городская стража во время ночного обхода приняла её за бездомную и арестовала за бродяжничество. К тому же после сна на каменной мостовой практически без одежды наша "прекрасная воительница" простудилась и теперь постоянно чихает. Или вот ещё...

   Последних слов хоббит уже не расслышал, потому что к его спине снова кто-то приблизился, и у этого кого-то был весьма зловещий голос.

   - Хоббит-боббит, у тебя есть мясо? Хоббит-боббит, ты не хочешь меня покормить? - порычало нечто.

   Пэтти обернулся и впервые за время похода почувствовал что-то, отдалённо напоминающее страх. Возле Редькинса стоял огромный конь незнакомой хоббиту масти "вороной в разводах" и злобно скалился.

   - Хоббит-боббит, дай мне мясо! - снова сказал конь.

   - А у меня его нет, - еле-еле выдавил из себя Пэтти, у которого от изумления отнялся язык. Говорящие лошади, в отличие от тех же говорящих хомяков, совершенно не вписывались в его мировоззрение.

   - И-и-и-и-и! - заржал конь. - Тогда я съем тебя!

   - Не бойтесь, коллега, не съест, - успокоил хоббита толстяк. - Он только может только угрожать, а на самом деле безобиднейшее создание, как и всё, что входит в комплект снаряжения нашей бедной "принцессы".

   - А она в самом деле принцесса? - поинтересовался Пэтти.

   - Да какое там, - тяжело вздохнул волшебник. - Дочка режиссёра какого-то провинциального театра, где работала актрисой. Вот начиталась всевозможных пьес про приключения отважных воительниц и настолько вошла в образ, что до сих пор из него не может выйти.

   - А меч с конём откуда?

   - Ее папаша, как мы поняли, был хреновым режиссёром, но зато талантливым магом, - вместо толстяка ответил неизвестно откуда появившийся смуглый парень в белом платке на голове.

   Пэтти вспомнил, что в божественном замке именно этот тип угрожал Милфуджу.

   - А поскольку на отвратные спектакли этого режиссёра-волшебника никто не ходил, - продолжал богоборец. - Он решил сделать свои постановки более популярными, придав им правдоподобности, и для этого заколдовал коня и меч. Первый должен был всяких чудищ на сцене изображать, ну, а на долю второго выпали стишки, романсы и прочая поэтическая ерунда для женского ублажения. Вот их-то вместе с театральным костюмом наша "принцессочка" с собой и прихватила, когда из отчего дома драпала.

   - А хомяк?

   - А на нём вроде бы эксперименты ставили, вот он в размерах и увеличился... Ох, неужели это огромное дерево настоящее? - герой вдруг с восхищением уставился на крону баобаба и осторожно погладил ствол. - Как оно называется?

   - Понятия не имею! Слушайте, - в голову хоббита пришла одна интересная мысль. - А откуда вы всё про неё знаете? Она что, вот так всю правду и рассказала?

   - Представь себе, рассказала, - ухмыльнулся богоборец, продолжавший обниматься со стволом.

   - Да, это правда, мой дорогой хоббит, - кивнул толстый маг. - С утра я хотел отогреть нашу простуженную "принцессу" и дал ей глоток вина. А после выпитого она неожиданно разразилась подробной душещипательной речью о своей прежней нелёгкой жизни, в которой её никто не понимал и не ценил. Честно признаюсь, такой эффект от вина для меня оказался очень неожиданным. Правда, она довольно быстро протрезвела и теперь не пьёт ничего, кроме воды. Видимо, боится того, что спиртное развязывает ей язык... Кстати, это дерево называется баобаб, - обратился он уже к смуглому воителю. - И, прошу Вас, коллега, оставьте его, наконец, в покое!

   Тем временем ругань "принцессы" с хомяком и мечом достигла апогея. "Воительница" в припадке ярости резко дернула за рукоять, чтобы высказать обнажённому клинку, так сказать, "в лицо" всё, что она о нём думает, но тут меч наконец-то отцепился от ветки, и буквально через секунду его хозяйке пришлось на собственной шкуре убедиться в действии силы планетарного притяжения.

   - Ну вот, - печально произнёс маг. - Сейчас выяснится, что она сломала ногу, и наш поход задержится как минимум на неделю.

   От огорчения он снял с пояса фляжку и надолго приложился к ней, залпом осушив её, наверное, наполовину. Воздух вокруг сразу наполнился запахом крепкого вина. Довольный маг утёр губы рукавом и, схватив ещё одного жареного петуха, продолжил процесс насыщения. Черноглазый герой вздохнул.

   - В "Книге Пустыни" сказано, - медленно и вполголоса произнёс он. - Что вышли однажды из песков к людям три старца, немощные телом, но духом своим подобные стали. И выступил вперёд первый из них, чьё имя Ферсаим, и молвил он: "Да будет проклят тот, кто вкушает пищу более необходимого ему для сохранения жизни и не отдаёт излишки нуждающимся ближним своим". И люди, склонив головы, назвали чревоугодие грехом. И шагнул тогда вперёд второй старец, чьё имя Шабуфар, и молвил он: "Да будет проклято вино, чей хмель туманит разум. Да будет проклят тот, кто пьёт его, становясь на путь безрассудства, к гибели ведущий". И вновь опустили люди головы и признали пьянство страшным грехом. И вышел, наконец, третий старец, чье имя Зухтима, и молвил он: "Да будут прокляты распутницы, мужчин сбивающие с пути истинного. Да будет проклята та женщина, что показывает красу свою иным мужам, кроме супруга законного, отца собственного и братьев родных". И пали люди ниц и объявили блуд страшнейшим из грехов. И облачились женщины в длинные широкие одежды, скрывающие их прелести от глаз чужих, - богоборец вновь вздохнул. - Нет, ну где в этом мире справедливость? Почему я попал в одну команду с двумя такими отчаянными грешниками?

   - А что, эти прегрешения у вас в пустыне правда считаются самыми страшными? - поинтересовался хоббит.

   - Нет, есть ещё сотня более серьёзных, но это не значит, что тому чокнутому богу можно было отправлять меня в такую компашку!

   - А мне, наоборот, со спутниками повезло! Кстати, меня зовут Пэтти, и я первый в мире хоббитский некромант! А ты кто?

   - Хафейн. Ты - некромант, говоришь? Я уже девятерых некромантов убил, десятым будешь?

   - Эй, зачем нас убивать?! Мы же пользу приносим!

   - Ага, вижу я, какая от тебя польза. После твоего колдовства хозяевам таверн можно сразу слуг выгонять, потому что вся еда самостоятельно будет летать от кухни до столов. А некоторым посетителям, - Хафейн недовольно посмотрел на мага-обжору. - Ещё и в рот сама полезет.

   Размышления пустынника на тему усовершенствования работы общепита прервала "воительница", наконец-то выбравшаяся из колючих зарослей. Из её растрепанных длинных волос и разных частей костюма торчали листья, ветки и куски коры, но все конечности были целы, а глаза пылали огнём.

   - Свершилось! - завизжала "принцесса", подняв правую руку, которой за шкирку держала своего хомяка. - Ыхыр изрёк пророчество! Давай, провозгласи его этим жалким тварям, дабы познали они справедливость Небес!

   - А никого нет. Все уходить, - флегматично произнёс Урлог.

   - Как нет? - опешила "воительница" и огляделась вокруг.

   Поляна была практически пуста. Из разбойников остались только мёртвые и оглушенные, а остальные решили не испытывать судьбу и под руководством атамана сбежали, побросав всё своё имущество и лошадей.

   - Похоже, я сегодня опять не сдохну, - грустно проговорил хомяк.

  

   ***

  

   На поляне вновь воцарился хаос, когда "божьи посланники" принялись изучать оставшуюся от разбойников добычу, а заодно организовали военный совет. Хафейн, назвавшийся командиром своего отряда, несмотря на вопли "воительницы" с непроизносимым именем, сразу заявил, что хочет присоединиться к Урлогу и Торлесу. Басс, у которого из-за этого предложения в очередной раз случился приступ паранойи, распсиховался, и всем присутствующим, включая "воительницу", пришлось его успокаивать.

   Не успели угомонить гнома, как случился ещё один скандал, поскольку выяснилось, что Пэтти и толстый маг, представившийся Ефсием Пухлощёким, слопали всех петухов. Не то чтобы большинству присутствующих эти зомби были так нужны, но вот "принцесса" и Урлог птичками очень заинтересовались. Причём если варвар просто хотел сытно поесть, то "воительнице" требовалось продемонстрировать свои необыкновенные храбрость и мужество, позволяющие вонзить белоснежные зубы даже в ожившего мертвеца, и не важно, что при жизни тот был всего лишь петухом.

   Пэтти, оправдываясь, пообещал, что поднимет специально для неё хоть целую сотню жареных петухов вместе с курами, утками, гусями и прочей живностью, но "воительница" всё равно очень расстроилась. Чуть позже её грусть переросла в истерику, когда Ефсий нечаянно обмолвился, что благородная воительница Мирабелла-Стефания на самом деле никакая не Мирабелла, а просто Ветка. И что имя такое она получила благодаря своеобразному чувству юмора своего папеньки, который решил отдать дань памяти ветке, тыкавшейся ему в задницу во время зачатия дочки.

   Успокаивать разъярённую и рыдающую Ветку принялись Верениен и Арледа. Ефсий, пытаясь искупить вину, отдал для приведения своей спутницы в чувства остатки выпивки, которую в девушку влили практически насильно. Через несколько минут подобревшая Ветка уже начала глупо улыбаться, и тут снова возник конфликт. Лорд Абраз, вернувший свой меч (доспехи он стянул с убитых, у разбойников они были повыше качеством и вертелом не пробивались), вновь потребовал у дракона сатисфакции. Порядком уставшему от непрекращающейся ругани Урлогу пришлось уговорить Басса спеть. Одной песни оказалось достаточно для того, чтобы все претензии были моментально сняты, Ветка мигом протрезвела, а остальные приключенцы клятвенно пообещали замолчать и не вспоминать о личных проблемах, пока ни будет решена главная стратегическая задача похода.

   - Так, коллеги, - взял слово Ефсий. - Для начала разъясню положение дел. Я специально, чтобы всё разведать, целый день гулял по городу и пил по тавернам, общаясь с народом. И вот что мне удалось узнать. Поскольку ближе всего к Кинтеласту находится страна эльфов, большинство охотников за осколками Сферы пошли именно туда. Около трети двинулись в Проклятый лес, ну, и несколько десятков команд разбрелись в поисках остальных целей. Вроде бы никто не захотел идти в Затерянные Земли, но, думаю, не стоит говорить о них, раз мы тоже решили отправиться к эльфам. В общем, в эльфийское государство ведут четыре дороги, и по ним сейчас движутся почти шесть сотен разнообразных существ, подавляющая часть которых не обременена моральными принципами. И поскольку все они, включая и нас с вами, коллеги, являются соперниками, неминуемы столкновения.

   - Вот-вот, - хмыкнул Хафейн. - Целых три нападения за сутки!

   - Да, - кивнул маг. - Вчера вечером нас пытались отравить в трактире, и спаслись мы только благодаря моему хорошему нюху. Сегодня с утра были обстреляны из кустов, а час назад угодили в ловушку, в которой нас чуть ни пришибло бревном.

   - Печально, - пробормотал Торлес. - Но, честно говоря, я сомневаюсь, чтобы у кого-то из наших конкурентов нашлось лишнее время на организацию всего этого.

   - Боюсь, это уже действительно не наши конкуренты. Не забывайте, что Милфудж рассказывал нам о своём враге - боге смерти Альбимее, которому совсем не выгодно усиление бога желаний. Мне кажется, что эти засады - дело рук его адептов.

   - Это было бы замечательно, - злобно улыбнулся Хафейн. - Сразиться с богом смерти. Да моё имя потом на весь мир прогремит!

   - Вообще-то не с богом смерти, а всего лишь с его приспешниками, - сказал Ефсий. - Незачем Альбимею самостоятельно сражаться, когда у него полно верных и довольно сильных слуг.

   - Ничего-ничего, - богоборец погладил свою саблю. - Вот когда я перебью всех его слуг, тогда ему уже ничего не останется, как выйти на битву самому!

   Толстый маг только снисходительно покачал головой в ответ.

   - Послушайте, так вы хотите объединиться для того, чтобы совместно давать отпор сторонникам Альбимея? - вопросительно поднял бровь дракон.

   Урлог упорно молчал, скрывая свое отношение к этой ситуации. Гном, как обычно, ворчал. Мнениями хоббита и представительниц прекрасного пола интересоваться никто и не думал, однако одну из девушек это явно не устроило.

   - В одиночку я бы спокойно прорвалась сквозь любые заслоны, но поскольку мне приходится тащить с собой двух изнеженных мужчин, это становится довольно проблематичным, - с лёгким презрением в голосе начала "воительница".

   - Ветка, заткнись, а?! - перебил её Хафейн.

   - Я же просила тебя не произносить этого имени! У меня есть правильное имя.

   - Тогда... Фанька, заткнись!

   - Чтооо?!

   - Так сама же сказала, что ты Мирабелла-Стефания и прочее-прочее-прочее. Ну, понимаешь, для моих хилых мужских мозгов это слишком длинно и непонятно, поэтому буду сокращать твою правильную кличку до Фаньки, - ехидно отозвался пустынник.

   - Я тебя сейчас убью!

   - И тогда потеряешь возможность участвовать в нашем маленьком приключении.

   - Тихо! - наконец подал голос эльф. - Урлогу нужно знать, что вы не идти против него.

   - Клянусь мудрейшим Мусиддином, - моментально ответил Хафейн. - И ручаюсь за своих соратников, что никто из нас не поднимет руки, клинка и прочего оружия и не затаит злого умысла против вас до тех пор, пока стрелки наших компасов ни покажут нахождение осколка!

   - Да сломаться меч и иступиться топор, если Урлог или его товарищи нарушать этот обет! - на одну из серьёзнейших клятв пустынного народа варвар ответил самой основательной северной.

  

   ***

  

   Возражать двум таким бойцам никто не осмелился, поэтому сразу начались сборы в дорогу. Поскольку главная цель уже определилась, народ потихоньку стал забывать об обещании, данном после гномьей песни, и в отряде снова возникли ссоры и скандалы. Фанька, как с лёгкого языка Хафейна стали звать воительницу, лезла со своим непререкаемым авторитетом в любое дело, начиная от дележа трофеев и заканчивая навьючиванием конфискованных у разбойников лошадей и приведённых волшебницей мулов. Конечно же, отовсюду "принцессу" грубо отправляли очень далеко, что не лучшим образом сказывалось на её настроении.

   В итоге Фанька так огорчилась, что не заметила, как наступила на подол платья Арледы, в результате чего длинная юбка волшебницы разорвалась наискосок до самого бедра. Тут уже пришлось утихомиривать разъярённую Арледу и запихивать упирающуюся воительницу за баобаб, чтобы взбесившаяся блондинка ни превратила Фаньку в какую-нибудь лягушку или, хуже того, в разукрашенное чудище. Воспользовавшись всеобщей суматохой, Торлес, подхватив под ручку дриаду, удалился с ней в заросли. Заметив исчезновение дракона, Арледа сразу же позабыла о Фаньке и быстренько организовала всех на его поиски, на которые ушло как минимум полчаса. В итоге нервы всем стала портить уже Верениен, удручённая столь бестактным вмешательством в свою личную жизнь. Дриада бесцельно бродила по поляне, яростно дергала себя за зелёную косу и бурчала под нос что-то нелицеприятное обо всех спутниках в целом и об Арледе в частности.

   Маг-обжора засунул в свой мешок почти всё съестное, что нашёл в разбойничьем лагере. Причем еды оказалось так много, что ноги его лошадки начали подгибаться. Естественно, остальным не понравилось такое самоуправство Ефсия, но, несмотря на обидные эпитеты и угрозы в свой адрес, маг ни с кем так и не поделился, а отнимать у него еду силой побоялся даже безбашенный Хафейн.

   Пэтти просто мешался у всех под ногами, по сто раз с гордостью пересказывая каждому, как он запугал разбойников. Естественно, его тоже посылали, причем ещё громче и дальше, чем Фаньку.

   В конце концов, когда все вещи оказались собраны, а все дамы успокоились, возник спор по поводу того, чьей же карте следует доверять. Все три карты были правдивы, вот только... На чертеже прагматичного Урлога отображались все горы, равнины, низменности, реки, болота и пустыни, но границы стран, города и дороги отсутствовали. Зато всё это имелось на карте Торлеса, снабжённое кучей пометок, где и как можно хорошо отдохнуть. Но определить по ней, какие природные препятствия надо преодолеть, чтобы добраться до этих мест, не стоило и пытаться, даже непроходимые горы здесь никак не обозначались. Карту, принадлежавшую Хафейну, пришлось забраковать сразу, потому что она показывала лишь ареалы обитания животных. После этого богоборец сильно удивился и обвинил соратников в непрактичности, ведь, по его мнению, знание расположения источников пищи является главным условием успешного похода.

   За руганью и пререканиями "божьи посланники" не сразу заметили, что солнце прошло дневной путь по небосклону и сияет уже на западе, и по-хорошему надо готовиться к ночёвке на этой поляне. Однако тот факт, что они, скорее всего, плетутся в хвосте шестисотенной толпы куда более удачливых приключенцев, заставил отряд принять решение выступить в поход немедленно.

   Радовало то, что удалось отвязаться от Абраза, хотя и дорогой ценой - вновь расстроенными девушками. Торлес, несмотря на протесты и слёзы Верениен и Арледы, клятвенно пообещал лорду жениться на его обесчещенной сестре, а в качестве залога своего возвращения в Суркелан отдал амулет, подтверждающий принадлежность к драконьему роду. Абраз (впрочем, как и все присутствующие) онемел от изумления, ведь такие амулеты делались из драконьего камня, очень редкого и прочного минерала, и за деньги, вырученные от его продажи, можно было приобрести половину лавок и мануфактур имперской столицы. Уезжал лорд с довольной улыбкой на лице, благоговейно прижимая левую руку к тому месту, где под доспехом болтался надетый на шею амулет. Ведь теперь, даже если Торлес не сдержит своё обещание, авторитет семьи Абраза, благодаря обладанию драконьим камнем, возрастёт до небес, и на грехи леди Лимиэйли общественность с лёгкостью закроет глаза.

   Отряд уже собирался покидать поляну, когда Арледе, грустившей из-за обета любовника и испорченной одежды, надоело созерцание своего платья с косым швом через весь подол, и она принялась осматривать округу. Среди всего прочего взгляд девушки скользнул по набедренной повязке Урлога, остановился на ней и вдруг загорелся огнём. С проворством дикой кошки волшебница подскочила к эльфу и, вцепившись в данную деталь туалета, так же по-кошачьи прошипела:

   - Продай мне её.

   - Что? - Урлог на секунду оторопел.

   - Шкура розового песца, - восторженно шептала Арледа. - Самый дорогой и самый элитный мех из всех существующих. Он добывается в глубинах Страны Льдов и продается на вес алмазов. Уже пять лет за этим мехом охочусь и никогда бы не подумала, что встречусь с его обладателем. Раньше мне казалось, что на тебе крашеная подделка, но сейчас я пригляделась и поняла, что он настоящий. Ну, продай, ведь сейчас мех розового песца мне жизненно необходим!

   - Жизненно необходим?

   - Конечно! Ты же видишь это, - волшебница брезгливо провела руками по своей юбке. - Я закончила факультет боевой магии, где меня не учили сращивать порванные волокна тканей, поэтому пришлось зашивать, и в итоге получилось такое вот безобразие.

   - У тебя есть другая одежда. Целый мешок одежды. Ты мочь переодеваться.

   - Да?! - возмутилась Арледа, не говоря больше ни слова, бросилась к своему мешку и принялась вытряхивать вещи прямо перед носом изумлённого северянина.

   - Ты хочешь, чтобы я лазила по здешним зарослям в этом?! - бушевала Арледа, Или вот в этом?! Или в этом?!

   Из мешка извлекались одеяния из роскошного инлосского бархата, тончайших южных шелков, изящных эльфийских кружев, роскошной шитой золотом парчи, с корсетами и кринолинами, все восхитительные и неповторимые, но совершенно неудобные для дальнего путешествия.

   - В лавке, которую мы посетили первой, торговали бальными платьями, и моя очаровательная спутница, к сожалению, не смогла устоять перед их ассортиментом, - извиняющим тоном произнес дракон, тихонько подошедший к волшебнице.

   - Но я-то думала, что мы сразу попадем к эльфам, а у них надо выглядеть соответственно, - чуть ли не плакала волшебница. - И откуда же я знала, что придётся топать пешком, да ещё и по такой глухомани?! Когда мы доберёмся до цивилизации и я смогу купить новую повседневную одежду, даже богам неизвестно, но не ходить же мне всё это время вот так, с уродливым швом? А повязка из розового меха будет идеально смотреться на малиновом полотне походного платья, и ею можно прикрыть этот кошмар. Урлог, если ты согласишься продать мне мех розового песца, я дам за него, что захочешь! Моя семья одна из самых состоятельных в Инлоссе, поэтому ты получишь всё, только попроси!

   - Это есть дорогой мех, - медленно произнёс эльф. - Урлогу он обходиться очень дорого.

   - Я богата, я заплачу!

   - Ты готова платить ту же цену, что и Урлог?

   - Да! - яростно выпалила волшебница, но тут же осеклась. - А сколько ты за него заплатил?

   - Вот сколько, - эльф сбросил с себя плащ и ткнул пальцем в широкий шрам, пересекавший спину. - И вот столько, - палец указал на рубец на груди. - И ещё столько, - он продемонстрировал ногу с сеткой небольших, но очень глубоких шрамов. - Это и была моя плата.

   - Ты хочешь нанести все эти шрамы мне? - ужаснулась Арледа.

   - Нет. Урлог платить за мех своей жизнью три раза. Если волшебница спасать Урлогу жизнь три раза, он отдавать ей песца. Но если, - эльф внезапно усмехнулся. - Урлог спасать жизнь волшебнице, то волшебница должна возвращать вдвое больше.

   - То есть спасти тебе жизнь уже шесть раз? - уныло спросила Арледа, весь запал которой куда-то улетучился после таких условий варвара.

   Урлог кивнул.

   - Ладно, я согласна. Похоже, придётся мне ходить оборванкой... Мы заключаем сделку?

   - Заключать, - согласился Урлог. - Только у тебя ничего не выходить.

   - Это ещё почему?

   - Урлог всегда спасать сам себя, - лениво бросил варвар, запрыгивая на коня, раньше принадлежавшего атаману разбойников.

   "Божьи посланники" наконец-то отправились в путь, на сей раз верхом.

   ***

   Солнце быстро опускалось к горизонту. Вскоре оно спряталось за деревьями, и вот-вот должно было начать смеркаться. Двигавшийся во главе отряда Урлог изучал окрестности на предмет наиболее подходящего места для ночлега и не мог его найти. Настораживало, что почва становилась всё более сырой и заболоченной, а это было весьма необычно для данных широт. Гном принялся бурчать, что зря они на ночь глядя покинули ту гостеприимную полянку, и почти все с ним согласились.

   Больше всех нервничал Хафейн. Житель пустыни всё никак не мог привыкнуть к "северным лесам" (попытки дриады втолковать ему, что это никакой не северный лес, а вообще-то южная лесостепь, успехом не увенчались) и с восторгом разглядывал каждое дерево, а уж мелким ручейкам, время от времени пересекавшим дорогу, готов был чуть ли ни поклоняться.

   - Такой поток мог бы снабжать водой весь мой род, - с пиететом произнёс богоборец, глядя на один из них.

   Фанька вызвалась отправиться в разведку, заявив, что это дело по плечу лишь такой благородной деве-воительнице, как она, но, наткнувшись на мрачный взгляд Урлога, покорно отъехала назад, пробормотав под нос, что лучше поработает в прикрытии. Впрочем, свое недовольство девушка тут же излила в споре с мечом и хомяком, пытаясь убедить их глубже вживаться в образ и поддерживать идеи и начинания отважной хозяйки.

   Волшебнице и дриаде, в глубине души уже простившим Торлеса за помолвку с аристократкой из Суркелана, ужасно хотелось его обнять и в очередной раз высказать восхищение. Однако гордость не позволяла им этого сделать, и принципиально молчащие девушки ехали чуть левее и чуть правее дракона, всем своим видом демонстрируя страшную обиду. Уставший от этого Торлес, у которого к тому же на закорках снова восседал не захотевший ехать на лошадиной спине хоббит, потихоньку засыпал, а его коня вел в поводу толстый маг.

   Басс, на этот раз перешедший в арьергард, шёпотом, как ему казалось, напевал походный марш собственного сочинения. Ефсий и Пэтти регулярно с благодарностью оглядывались на гнома, поскольку были уверены в том, что именно его голос отгоняет от отряда комаров и москитов. Вообще эти двое, к коллективному удивлению, очень быстро сдружились и теперь мило беседовали о магическом искусстве.

   - Я из Ордена Повелителей Калорий, - важно рассказывал Ефсий. - Мы отличаемся тем, что всю поглощённую пищу перерабатываем в ману, поэтому я и ем так много.

   - Получается, чем больше ты ешь, тем сильнее становишься? - с восторгом внимал его словам Пэтти. - Вот здорово! А меня возьмут в ваш Орден?

   - Сожалею, но нет, - покачал головой маг. - Тренировки надо начинать с самого раннего детства. Проходит не меньше десятка лет, прежде чем у тебя начинает что-то получаться. Но Вы, коллега, и сами должны это знать. Вот сколько времени Вы следовали Мастерству, прежде чем научились призывать некрообразы низшего порядка?

   - Что призывать?

   - Некрообразы. Ведь так на языке некромантов называются зомби или я что-то перепутал?

   - Ааа, зомби. Ну, с тех пор, как я начал учиться, полгода прошло.

   - Полгода?! - всплеснул руками Ефсий. - Коллега, Вы меня поражаете! Всего полгода учёбы - и подобный прорыв!

   - Да разве же это прорыв? - хмыкнул хоббит. - Мух и кроликов я уже через пару месяцев поднимал, а вот с обычными трупами ничего не получается.

   - Пара месяцев?! Да Вы просто уникальны, коллега! - толстяк с уважением посмотрел на Пэтти. - Такая скорость обучения - и это без всякого руководства! В древних книгах говорится, что данной ступени мастерства большинство некромантов достигали годами!

   - Ух ты, а я и не знал! Эх, вот бы меня ещё кто-нибудь учить взялся.

   - Увы, после запрета этого раздела Мастерства почти не осталось тех, кто мог бы передать Вам свои знания. Насколько мне известно, существуют несколько закрытых некромансерских школ, но все они клановые, и туда со стороны никого не принимают. Хотя сейчас в воздухе витают идеи возрождения этого направления, но пока ещё не нашлись те, кто смог бы организовать и возглавить движение за официальное признание некромантии. Возможно, дорогой коллега, именно Вам предстоит поучаствовать в этом событии.

   - Ну, когда ещё это случится, - разочарованно протянул хоббит. - Послушай, ты, наверное, в своём Ордене самый сильный, раз такой... эээ... полный?

   - Жаль тебя разочаровывать, но нет, - засмеялся маг. - Видел бы ты нашего Верховного Мага! Он настолько толстый, что даже ходить самостоятельно не может, его носят четыре призванных каменных голема, зато он мановением пальца разрушает целые города.

   - Хорошая у вас школа, - задумался Пэтти. - Моим сородичам она бы понравилась.

   - Я люблю тебя, милая, - вдруг сквозь сон пробормотал Торлес, крепко сжав ноги хоббита.

   - Эй! Отвали, извращенец! - закричал возмущённый Пэтти и отлупил дракона граблями по макушке.

   - А? Что? Где?- очнувшийся Торлес завертел головой, но, не заметив ничего интересного, снова задремал.

   Постепенно на землю спустились сумерки, и Ефсий с Арледой создали по магическому осветительному шарику, один из которых был подвешен в воздухе перед Урлогом, а другой - позади Басса. На самом деле шар Арледы являлся вовсе не световым, а огненным минимальной мощности, потому что в таком подавленном состоянии у девушки ничего другого не получалось, однако разницы никто не заметил, а если и заметил, то благородно промолчал.

   Вскоре Урлог остановил отряд перед широкой рекой с быстрым течением, при виде которой Хафейна просто прорвало на восторженные реплики. Через поток был переброшен практически разрушенный мост, в который и упирался тракт. Въезд на остатки моста преграждал заборчик из трех палок, к которому была приколочена дощечка с грубо намалеванной стрелкой, направленной по течению. Под стрелкой красовалась корявая надпись "Объезд", видимо, предназначенная для особо непонятливых.

   - Мост разломать, - покачал головой Урлог. - Нам приходиться идти вдоль реки. Тропа тут иметься.

   - Я чую происки тёмных сил, - пробормотала Фанька, внимательно вглядываясь в черноту другого берега.

   - А я чую, что мы здорово пролетели, выбрав этот маршрут, - невесело усмехнулся Хафейн. - Я ещё голову ломал, почему это по Эльфийскому тракту к эльфам никто не ходит. Теперь-то и верблюду понятно... Великие старцы, но сколько же воды даром пропадает!

   - Что же, теперь нам придётся возвращаться назад? - поинтересовался вновь проснувшийся дракон.

   - Надо двигаться вниз по течению через заросли и искать брод, что в такой темноте весьма проблематично, - вздохнула волшебница.

   - Пока ещё достаточно светло. Может, всё-таки пройдемся и посмотрим? Заодно и место для стоянки на ночь поищем, - внесла предложение дриада.

   Народ задумался. Ночевать возле бывшего моста никому не хотелось, место тут попалось низменное и заболоченное, зато в той стороне, куда указывала стрелка и шла тропинка, виднелась возвышенность.

   - Идти, - сказал Урлог и сделал первый шаг на тропу, но через мгновение остановился. - Здесь есть трясина, лошадь проваливаться, лошади тяжело с всадником!

   Спешившись, варвар взял коня под уздцы и двинулся дальше. Остальные последовали его примеру.

  -- Стойте! - вдруг закричал Пэтти.

   Хоббит ловко спрыгнул с плеч дракона и побежал к мосту. Дело в том, что его цепкий взор наткнулся на чёрную котомку, висевшую на перилах. Помня о своём учебнике некромантии, хоббит не смог бы упустить такую находку. Уже запустив руку внутрь сумки, Пэтти ухмыльнулся, предвкушая еще одну книгу по Тёмному Мастерству. Правда, через секунду хоббита постигло разочарование.

   - Это же просто поваренная книга! Ну, и что мне с ней делать?

   - Хорошие поваренные книги иногда стоят дороже учебника магии, - наставительно сказал подошедший Ефсий. - Так что не стоит расстраиваться, коллега, лучше давайте вернёмся к остальным и почитаем её, пока совсем не стемнело.

   Так же резво, как спускался, хоббит взлетел на плечи дракона и уткнулся в найденную книгу. Через минуту пути чавканье и бульканье под копытами животных и сапогами приключенцев перебил нервный смешок Редькинса.

   - Ты не поверишь, - воскликнул Пэтти. - Но это действительно уникальная книга!

   - Да? - заинтересовался Ефсий.

   - Да! Гляди, что я нашёл: как правильно запекать хоббитов! Оказывается, перед приготовлением надо две недели кормить хоббита нежным куриным мясом, а потом три дня мариновать в белом вине. Особенно нежными получаются хоббичьи бедрышки под соусом "чаф-чаф". Интересно, что это за соус?

   - Он готовится из томатов и южных трав, - задумчиво ответил Ефсий, принимая у Пэтти толстый том в кожаном переплёте. - Да уж, коллега, забавная Вам попалась книжка. Похоже, её автор заядлый гурман.

   - Ага! Интересно, а старого Брука можно таким образом приготовить?

   - Вряд ли. Вот видите, тут сверху написано, что возраст хоббита не должен превышать тридцати. А сколько лет Вашему старому Бруку?

   - Ууу, ему далеко за восемьдесят, - Пэтти нагнулся, чтобы иметь возможность листать книгу, находящуюся в руках толстяка. - О, а вот это из него точно можно сделать! Хоббичья печенка по-императорски! Для этого надо держать хоббита в течение месяца на пивной диете, от чего его печень приобретет неповторимый вкус. Да Брук всю жизнь на этой диете!

   - Это плохо, что всю жизнь. В таких делах надо досконально следовать рецепту. Ну, что ещё интересного Вы тут нашли?

   - Хм, вот, например, котлеты из орка с подливой!

   - Вы смотрите, для приготовления этой подливы используются четыре очень дорогие приправы.

   - А как тебе горный гном, фаршированный инжиром?!

   - На мой взгляд, сложен в приготовлении.

   - Тролльи мозги, жареные в сухарях с орехами!

   - О, для этого блюда требуются пятнадцать редчайших ингредиентов!

   - Жаркое из гоблина по-охотничьи!

   - А вот ещё, дорогой коллега, есть отбивная из кентавра в винном соусе.

   - Нет, ты только посмотри: вырезка молодой девушки, запечённая в сметане! Это точно надо вслух зачитать! Для приготовления нужна юная, но физически сформировавшаяся девушка с хорошим здоровьем. Видовая принадлежность не имеет особого значения, но в идеале подходят эльфийка, человеческая самка, нимфа или дриада. Гноминь и троллих для этого блюда лучше не использовать по причине жёсткости их мяса. Перед разделкой рекомендуется не кормить девушку в течение суток, но обильно поить, чтобы из её организма вывелись вредные вещества. Затем необходимо оглушить её неожиданным ударом по голове. Как только девушка оглушена или мертва, её надо подвесить за руки и за ноги, чтобы стекла кровь. Потом займитесь непосредственно разделкой. Помните, что правильная разделка для этого блюда крайне важна.

   Проведите длинным ножом под челюстью от уха до уха, что вызовет обильный сток крови. Как только кровотечение замедлится, продолжите надрез на горле до затылка и удалите голову, потянув её на себя. Мозг, глаза, язык также можно использовать для приготовления вкусных блюд (смотрите соответствующие рецепты). После отрезания головы, обмойте девушку и приступайте к свежеванию коротким ножом. Удаляйте кожные покровы аккуратно, чтобы не повредить внутренние органы и мускулы. Затем можно потрошить. Начните с разреза брюшной полости. После того, как нижняя часть туловища будет открыта, очистите его от внутренних органов и промойте...

   На этом месте хоббиту пришлось прекратить чтение рецепта, потому что Арледу и Верениен синхронно вырвало, а Фанька на пару с хомяком потеряли сознание, и если бы ни поддержавший её Хафейн, лежать бы отважной воительнице на мокрой и грязной земле. Однако, несмотря на случившееся, закрывать книгу Пэтти и Ефсий не собирались, правда, теперь старались такие зверские подробности не озвучивать. А дракон продолжал спать и даже не подозревал, что волшебник и хоббит уже и до него добрались.

   - Гуляш из драконьего мяса с сыром!

   - Пирог с лесными грибами и лесными гномами!

   - Русалочьи хвосты, припущенные в молоке!

   - Тушеные человеческие почки с овощами!

   - Мясное пюре из цвергов.

   - Маринованный рыцарь в собственных доспехах!

   - Шашлык из эльфятины! Эй, Урлог! Как тебе такое блюдо?

   - Урлог не голоден. Урлог даже не хотеть мяса, - нервно ответил эльф, на всякий случай ускоряя шаг.

   - Весёлая книжка! Никогда таких не видел!

   - Я тоже, но думаю, в закрытых хранилищах нашего Ордена можно найти что-то подобное.

   - Может, всё-таки возьмёте меня к вам? Хотя бы на стажировку, а? А то вдруг вам пригодится такой некромант, как я!

   - Я поговорю с нашим Главой, хотя вряд ли он согласится. Поэтому ничего не стану Вам обещать, коллега.

   Урлог тем временем мрачнел все сильнее и сильнее. Замеченная издалека возвышенность оказалась всего лишь небольшим холмом, за которым приключенцев снова встретило болото. Путь становился всё более ненадёжным, к тому же совсем стемнело, а световые шары мало помогали. Под промокшими ногами хлюпало громче и чаще, а народ и лошади стали проваливаться в небольшие ямки, затопленные водой. Да ещё и беседа двух экзотических гурманов не лучшим образом действовала всем на нервы. Хафейн, который вел под уздцы своего и Фанькиного коней и вдобавок тащил на себе саму бесчувственную Фаньку, всё это время пытался привести её в сознание. Растормошить хомяка оказалось гораздо проще. Наконец воительница начала шевелиться и что-то бормотать.

   - Великий старец Зухтима говорил, - шептал богоборец себе под нос. - Что когда боги хотят наградить мужчину, они посылают ему девушку красивую телом, но скудную умом, а когда хотят наказать - наоборот. Так вот, почему-то я не уверен, что мне досталась именно награда.

   Эльф вдруг резко затормозил, явно увидев что-то интересное, и задумчиво произнёс:

   - Нам туда. Урлогу совсем не нравится дальнейший путь, но идти надо.

   Остальные быстро догнали варвара и тоже остановились, обозревая открывшийся пейзаж, освещённый взошедшими лунами. Река в этом месте разливалась, а тропинка, по которой шли приключенцы, вела к ажурному мостику, правда немного обросшему мхом. Мост был перекинут на небольшой островок, находившийся в центре озера. А на острове...

   - Ничего себе, - восторженно произнёс Пэтти.

   - Я чую силы зла, - пробормотала пришедшая в себя Фанька.

   - А я чую страсть! - запел ее меч. - О, девая юная, нагая, прими любовь, я умоляю!

   - Замолкните все! - Хафейн настороженно заозирался. - Знаете что, лично меня этот берег совсем не прельщает, слишком топко. Вода -- это великий дар, но когда ее слишком много и вязнут ноги, мне не очень-то по себе. Лучше двинуться на остров, к тому храму. Земля там выше над водой, чем здесь, а значит суше.

   - Урлог соглашаться.

   - Да, и я тоже, - пробормотал гном.

   - И там наверняка много нежити, которую надо упокоить, - радостно закончил хоббит, но на него тут же зашикали.

   Путешественники осторожно ступили на мост, который, несмотря на его кажущуюся надёжность, был перейдён чуть ли ни на цыпочках.

   - Кажется, пока всё спокойно, - сказал Торлес, когда отряд оказался на островке. Но едва только он это произнёс, всё спокойствие моментально улетучилось. У самого берега забурлила вода, и из неё поднялась длинная толстая шея, увенчанная здоровенной рогатой головой. Все замерли, глядя на огромную распахнутую пасть с острыми зубами в три ряда.

   - Привет, - довольно прохрипело жуткое существо. - Я не знаю, кто передо мной, но вы кажетесь довольно вкусными!

   Фанька второй раз упала в обморок. Хомяк на этот раз оказался крепче нервами и лишь жалобно всплакнул о своей судьбе, а меч пропел очередную оду. Остальные ошарашено молчали, не зная, что ответить, и лишь вечно всем довольный Пэтти весело крикнул:

   - Вот это морда! Если скажу соседям, что такую хреновину видел, они ни за что не поверят!

Похожие статьи:

РассказыНезначительные детали

РассказыКак открыть звезду?

РассказыКультурный обмен (из серии "Маэстро Кровинеев")

РассказыЛизетта

РассказыО любопытстве, кофе и других незыблемых вещах

Рейтинг: +1 Голосов: 1 502 просмотра
Нравится
Комментарии (4)
Жан Кристобаль Рене # 6 августа 2015 в 13:19 +1
Рысяяяя!!!!!!!!! Ты где был то? Я, блин, прям весь на нервы изошел, тебя и твоих книжек ожидаючи!!! Плюс тебе++++ Начало пока просмотрел, а вот вечерком читкать буду и кайф от чтения получать)))))
Денис "Рысенок" Куприянов # 6 августа 2015 в 13:21 +1
Ага! Это хорошо :)

ЗЫ: В ближайшие две недели мня не будет, я в отпуске и уезжаю за пределы интернета! Поэтому не терять!
Жан Кристобаль Рене # 6 августа 2015 в 13:24 +1
На байдарках по Замбедзи? Понимаем! Счастливо, дружище! Хорошо тебе отдохнуть!!! )))
Денис "Рысенок" Куприянов # 6 августа 2015 в 13:25 +1
Спасибо :)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев