fantascop

Кусочек Желания (глава седьмая)

в выпуске 2016/03/30
article5736.jpg

Глава 7. Битва за вкус

Главное, вот здесь такой шашлык за 100 рублей. А я сижу там, как дурак,

   и ем дефлопе с крутоном. (с) к/ф "О чём говорят мужчины"

   Поединок должен был состояться на кухне Тормазино, расположенной, по словам линдворма, недалеко от храма. Именно там имелся весь необходимый инвентарь. Приключенцы с радостью покидали зловещее святилище и выбирались на свежий воздух. Хафейн закинул на плечо спящую Фаньку, а Урлог, посмотрев на них, хмыкнул и понёс ее коня. Рюкзак с Зернопузом подобрала дриада, похоже, на хомяков, в отличие от болотных змеев, её врожденное сочувствие животным всё-таки распространялась.

   Ефсий шагал рядом с Ренигобом и рассказывал ему случаи из своей кулинарной практики. Как оказалось, ее было предостаточно, ведь в Ордене Повелителей Калорий послушникам вменялось в обязанности готовить для старших братьев. И те, кто не мог угодить изысканным вкусам магистров, обрекались всю оставшуюся жизнь выносить отходы и о магии не смели даже и мечтать. Линдворм восторженно внимал словам толстого волшебника, предвкушая поистине королевское угощение по итогам поварского состязания. Шедший неподалеку Пэтти ежеминутно хмыкал, почёсывая магическими граблями спину, но, тем не менее, внимательно слушал и не перебивал старшего товарища.

   Эльф и пустынный герой, едва выйдя из храма, принялись вертеть головами, внимательно изучая местность на предмет возможности сбежать. Наблюдательный Ренигоб, заметив это, покачал головой и кончиком хвоста указал на плавающие в воде шары, хорошо различимые при ярком свете лун.

   - При малейшей попытке улизнуть, - произнёс он скучающим тоном. - Я в мгновение ока заставлю шары выпустить своё содержимое и заполоню окрестности парализующим газом. Поэтому, если не хотите присоединиться к своей подруге, соблюдайте правила.

   Хафейн и Урлог нехотя подчинились, хотя украдкой, одними глазами, чтобы змей не догадался, продолжили выискивать пути к спасению. Арледа, которая, наконец, поняла, что драки не будет, решила выплеснуть злобу не на врагов, а на своего непосредственного обидчика. До файерболов и молний дело, к счастью, не дошло, но все имевшиеся у неё в памяти ругательства волшебница с удовольствием прошипела Торлесу на ухо, а напоследок наградила его самым презрительным взглядом, на какой была способна. Бедный дракон, которого чуть ли ни в первый раз отшила, да ещё и оскорбила девушка, не знал, чем ответить, и только грустно смотрел на звёзды.

   До места, где должна была состояться дуэль, оказалось рукой подать. Обогнув храм по большой дуге вдоль кромки воды, все вышли к подсобным строениям на задворках главного здания. Кухня оказалась открытой летней, скорее всего из-за того, что в замкнутое помещение довольно проблематично затаскивать гигантские котлы, жаровни, сковороды и подносы, которых здесь было огромное количество. Посреди этой загромождённой площадки находилась наполовину врытая в землю гигантская печь, подтверждавшая своим наличием тот факт, что здесь всё-таки место для приготовления пищи, а не склад посуды. Кроме того, на кухне обнаружились трое загорелых парней в таких же колпаках, как и у Тормазино, очевидно, его подручные. Едва завидев наставника, вышагивавшего впереди процессии, помощники бросились к нему с вопросами, не требуется ли их помощь. Дель Быдло, проигнорировав поварят, остановился, медленно обернулся к своей потенциальной еде и с важным видом произнёс:

   - Я готов предоставить в ваше распоряжение мою кухню и даже разрешаю вам пользоваться моими инструментами, но вот продукты вы должны будете использовать свои, поскольку к моей кладовой я никого подпускать не собираюсь.

   - Всё в порядке, - улыбнулся Ефсий. - С припасами у нас проблем не возникнет. А что касается твоих кладовых, думаю, вряд ли кто-то из нас захочет к ним приближаться, - при этом маг многозначительно посмотрел в сторону колоды для разделывания мяса. Несколько небольших костей, валявшихся возле нее, заставили Арледу и Верениен вновь побледнеть и зажать рты руками.

   - Ренигобу надо много еды, - злорадно ухмыльнулся повар. - Не думаю, что содержимого ваших мешков хватит, чтобы его насытить. Он, конечно, гурман, но при этом очень прожорлив.

   - Содержимое наших мешков нам и самим пригодится, а что касается еды... Уважаемый коллега, можно Вас на минуточку?

   - Я здесь! - откликнулся Пэтти. - И ко всему готов!

   - Это замечательно. Значит, я могу Вас кое о чём попросить.

   Ефсий, с трудом присев на одно колено, наклонился к уху хоббита и что-то прошептал. На физиономии Редькинса моментально появилась ехидная улыбка.

   - Сделаю! Какие вопросы! Это же проще простого! - довольный хоббит аж подпрыгнул. - Только мне нужна посудина, куда всё собирать.

   - Сейчас найдём, тут полно такого добра.

   Закончив с Пэтти, Ефсий обернулся к линдворму.

   - Мой коллега и, думаю, ещё пара моих попутчиков пройдутся вдоль берега, чтобы собрать необходимые для кулинарной дуэли продукты, поэтому не стоит расценивать это как попытку к побегу.

  -- Понял, - флегматично отозвался змей. - Только, как я уже много раз говорил, отсюда не сбежишь. Эти шары работают не только по моему приказу. Они пускают газ в любого проходящего мимо них без моего ведома.

   - Ясно. И ещё я хотел бы попросить Вас, уважаемый Ренигоб, позволить соратникам помогать мне и моему коллеге во время готовки, потому что, несмотря на наши знания и умения, немного грубой силы нам не помешает.

   - Это не честно! - вдруг заорал усатый повар. - Я и так сделал большое одолжение, когда принял условия, что против меня одного будут сражаться сразу двое. Но тут эти двое обнаглели и затребовали себе в команду ещё и своих приятелей в количестве один, два... шести штук! Восемь на одного! Нет-нет, я не согласен!

   - Тормазино, не преувеличивай, - ответил линдворм. - Ты не один, у тебя трое помощников. Значит, твоим соперникам я разрешу взять двоих подручных, и всё будет по-честному, четыре на четыре.

   - Я всё равно против! Бесценный повелитель Ренигоб, ты только посмотри на белобрысого варвара и желтоглазого здоровяка, а потом сравни их с моими стройными ассистентами. Да мои мальчики и втроём не смогут сделать столько, сколько сделает один из этих! А если громил будет двое?! Так что не справедливо, как ни крути!

   - Послушай, я очень голоден и уже весь извёлся в ожидании поединка. А если ты, своими истериками оттягивающий его начало, не успокоишься, я всё-таки лишу тебя воли. Мне, конечно, будет скучно, зато никто не станет мне перечить.

   Последние слова линдворма оказались очень убедительными и сразу же возымели успех. Тормазино моментально замолк и быстрым шагом удалился куда-то в лабиринт кастрюль и сковородок.

   - Ну вот, другое дело, - морда Ренигоба растянулась в улыбке, которая из-за острых зубов в три ряда получилась очень зловещей. - Эй, толстяк, ты же всё слышал? Замечательно. Ну вот, я не против, чтобы вы с мелким взяли в помощь двоих: вон того худосочного хлюпика и, скажем, гнома. Понимаешь, мне очень хочется сделать всё по справедливости. Надеюсь, тебе тоже? А для сбора провизии, так и быть, отправляйте кого угодно. Кстати, ещё мне нужно уточнить, сколько времени займёт готовка, а то я рассчитывал на скорую трапезу и никак не ожидал такого развития событий.

   - Часа три придётся потерпеть, - пожал плечами маг. - Впрочем, если мои сотрудники будут достаточно расторопны, то, возможно, мы управимся раньше.

   Хафейн, не перестававший возмущаться, что он не хлюпик, и Басс вынуждены были присоединиться к Ефсию, а Урлог и Верениен отправились вместе с Пэтти собирать кулинарное сырьё. Торлес придумал очередной план, как вернуть расположение Арледы, и активно старался воплотить его в жизнь, так что сейчас этим двоим было не до чудовищ и не до поварских битв. Фанька похрапывала и счастливо улыбалась во сне, наверное, видела что-то приятное, вроде победы над линдвормом. В общем, все оказались при деле.

   Тут вернулся Тормазино и заявил, что для создания шедевра, способного посрамить противников, ему хватит и малой кухни. На вопрос толстого волшебника, из кого же будет сие восхитительное блюдо, повар грубо ответил, что в последний раз имен не спрашивал, после чего ушёл в одну из подсобок вместе с ассистентами.

   Процесс приготовления начался. Ефсий изучил имеющуюся кухонную утварь, выбрал два котла и жаровню, затем поставил Басса разжигать огонь и растапливать печь, а Хафейна отправил за водой, чтобы наполнить котлы. Раздав поручения, маг раскрыл заплечный мешок и извлёк оттуда тщательно упакованную и запечатанную коробочку.

   - Не думал, что это когда-нибудь мне понадобится, но что поделаешь, неприкосновенный запас следует использовать в самой безнадёжной ситуации, а сейчас как раз она и есть, - грустно вздохнул Ефсий, снимая магическую печать.

   А Пэтти в это время работал, не покладая рук. Волшебник дал ему довольно простое задание: наловить лягушек, собрать улиток, нарвать трав и ягод. Каких именно трав и ягод, Ефсий не уточнил, поэтому Редькинс хватал всё, что ему на глаза попадалось, причём вместе с корнями, комьями почвы, листьями и ветками. Хоббит решил, что очистить и перебрать их можно будет уже на месте. Как специалистка по общению с животным миром, Верениен взяла на себя отлов шустрых амфибий и с успехом с этим справлялась. Напевая какую-то песню-заклинание на родном языке, девушка заставляла лягушек со всего болота прыгать ей прямо на руки. А Урлог занялся сбором улиток. Топи оказались чрезвычайно богатыми на них, и эльфу оставалось просто опускать руки в воду и пригоршнями зачерпывать моллюсков.

   Такая тактика разделения труда дала неплохие результаты. Неизвестно, планировал ли это Ефсий, но команда Пэтти управилась со своими обязанностями довольно быстро. Уже через полчаса одно из здоровенных ведер, больше напоминавших небольшие бочки, оказалось доверху набито травами, ягодами и кустарником, второе - лягушками, а третье - улитками. Взяв бадьи с моллюсками и травой в одну руку и поудобнее перехватив их, силач Урлог другой рукой поднял ведро с амфибиями и понёс собранный урожай на суд толстому магу.

   На кухне к этому времени котлы и жаровня уже стояли на печи, а над ними колдовал Ефсий, периодически подсыпая в кипящую воду что-то из своей коробочки. Вернувшихся сборщиков маг встретил с большим воодушевлением, особенно сильно его энтузиазм распространился на Пэтти. Едва только хоббит открыл рот, чтобы похвастаться достигнутыми результатами, как тут же был засажен за разделывание несчастных лягушек. Верениен, тяжело вздохнув, пробормотала, что своя жизнь дороже лягушачьих и улиточьих, и удалилась куда-то в сторону храма, чтобы не видеть умерщвление пойманных ею же животных.

   Редькинс на скорую руку разделал трёх амфибий, после чего ненадолго задумался. Оценив размеры ведра, он почесал в затылке, а потом достал свои волшебные грабли... Спустя несколько минут процесс разделывания был в самом разгаре. Десяток мёртвых лягушек, обращённых некромантом в зомби, организовали конвейер, в котором одна половина из них убивала своих живых товарищей по несчастью, а другая с успехом их потрошила. Правда, Пэтти изрядно помучился. Нет, не пока поднимал амфибий, это как раз было ему в удовольствие, а когда искал среди всей этой гигантской кухонной утвари маленькие ножи, которые могли бы удержать в лапах его новые некрообразы. Зато теперь хоббит только следил за ходом дела, время от времени добавляя для ускорения очередную зомби-амфибию.

   Это действо, конечно же, не прошло незамеченным. Вернувшийся с малой кухни Ренигоб, который ползал туда-сюда и внимательно наблюдал, как готовят обе соперничающие стороны, увидел колдовство Пэтти, пришёл в ужас и обратился с жалобами к Ефсию.

   - Это нормально, - успокоил линдворма маг. - У моего коллеги немного специфичная манера работы, однако следует заметить, что он всегда добивается поставленных целей.

   - Но мне ведь это есть придётся, - продолжал сомневаться Ренигоб. - Чёрная магия точно не навредит моему желудку?

   - Поверьте моему опыту, навредить желудку может только нарушение правильного баланса используемых продуктов, а чёрная магия всего лишь придает блюду немного остроты и пикантности.

   В итоге хоббит с полным правом продолжил мучить лягушек. В это же время злющий Хафейн, которого Ефсий заставил заниматься "бабской работой", ожесточённо выковыривал ножом улиток из раковин и бросал их в кастрюлю с маринадом, приготовленным Пухлощёким при помощи заклинаний. По словам волшебника, магия в данном случае требовалась для ускорения пропитки нежных тел моллюсков изысканными приправами.

   Сортировка растений досталась Бассу, несмотря на его острейшее нежелание этим заниматься. Гном рассердился и зарычал, что такую кучу должен разбирать тот, кто её сам нарвал, но одного недоуменного взгляда Ренигоба в его сторону хватило, чтобы менестрель всё-таки уселся за эту работу. Драммингс чуть умом ни тронулся, пока отделял травинки и ягоды от листьев и веток, но оказалось, что самое весёлое ждало его впереди. Ефсий поглядел на результат гномьего труда и определил, что в пищу не годится половина из отобранного. И без того измученному Бассу пришлось откладывать показанные толстяком несъедобные растения в отдельный кувшин, поскольку волшебник и им нашёл какое-то применение.

   Тормазино со своей командой тоже не сидели сложа руки. Трубы над малой кухней активно дымили, а из-за её приоткрытой двери слышались загадочные шумы и доносились великолепные ароматы. Правда, приключенцы, представлявшие, что там готовят, зажимали уши и носы руками и старались вообще не смотреть в ту сторону. Зато Ренигобу нравились и звуки, и запахи, и он этого не скрывал. Чем дальше продвигалась готовка, тем линдворм всё сильнее возбуждался, а блеск его глаз становился всё ярче.

   Луны постепенно двигались по небосклону. Улитки жарились, а лягушки варились в котле, куда маг постепенно добавлял собранные хоббитом травы и свой загадочный порошок из коробочки. В соседнем котле булькало непонятное варево из ягод, которое с явным удовольствием помешивал Пэтти. Что касается остальных героев, то они разбрелись кто куда. На летней кухне, кроме мага и хоббита, остались спящая Фанька и Торлес с Арледой. Но поскольку блондинка наконец-то оттаяла, сменила гнев на милость и разрешила дракону поцеловать её в щечку, можно было не сомневаться, что скоро и эти двое скроются в зарослях или в ближайшем сарае.

   Тишина, на несколько минут воцарившаяся на площадке, внезапно нарушилась лязгом петель и громким топотом. Дверь малой кухни распахнулась, и на пороге появился Тормазино. Оглядев всех торжествующим взглядом, он посторонился, пропуская вперёд огромный котёл, который толкали его подручные.

   - Владыка Ренигоб, - торжественно произнёс повар. - Позволь вручить тебе мой дар. Этот гуляш, изготовленный по моему личному рецепту, я отдаю тебе, чтобы ты мог ощутить всю силу моего искусства!

   Пока помощники пытались вытащить котёл наружу, а Дель Быдло говорил свою речь, на его громкий голос собрались все растерявшиеся спутники Ефсия.

   - У нас тоже, кстати, всё готово, - сказал толстый магистр, попробовав из половника свой суп. - Причем не одно блюдо, а целых три! Впрочем, третье - это не совсем блюдо, а так, мелочь.

   - Я даже не знаю, чьё кушанье отведать первым, - болотный змей растеряно завертел головой.

   - Поскольку мы тут чужаки, то уступаем право первой пробы местному обитателю, - вежливо промолвил Ефсий.

   Повар злорадно ухмыльнулся, когда счастливый Ренигоб бросился к его котлу. Земля немного задрожала из-за создаваемой змеиным телом вибрации, и Пухлощёкому снова пришлось применять заклятия, на этот раз для того, чтобы удержать трясущуюся посуду с едой. Подручные Тормазино тем временем уже наполнили гуляшом здоровенный половник и поднесли линдворму для снятия пробы. Этот черпак размерами больше напоминал ведро, однако Ренигоб заглотил его содержимое одним махом, после чего расплылся в блаженной улыбке.

   - Божественно, - застонал змей. - Тормазино великолепен как всегда! Я просто не знаю, что бы делал без тебя!

   - Я догадывался, что ты будешь доволен, мой повелитель, - Дель Быдло упал перед чудовищем на колени. - А теперь позволь мне отвести в кладовую это жалкое мясо, осмелившееся бросить мне вызов, чтобы...

   - Нет-нет-нет! - резко перебил его линдворм. - Я дал слово, и я его сдержу. Мне нужно оценить, что они приготовили.

   Члены отряда, затаив дыхание, следили за тем, как болотный змей дегустирует стряпню Ефсия. Гигантскую поварёшку на этот раз пришлось держать Урлогу и Хафейну. Линдворм слопал одну порцию, вторую, а потом с недоуменным видом отполз в сторону и задумался.

   - Что случилось, дорогой мой Ренигоб?! - в ужасе закричал повар. - Эти презренные пытались вас отравить?!

   - Тормазино, ты говорил, что ты мастер, - задумчиво промолвило чудовище. - Ты заявлял, что знаешь о еде практически всё. Ты убеждал меня, что познать истинный вкус можно, только если кушать разумных существ. Тогда почему этот толстяк буквально из ничего сумел создать подобное, и я... Я... Ах, налейте мне ещё, пожалуйста, - змей обернулся к державшим половник. - Я хочу опять попробовать!

   Ренигоб буквально присосался к лягушачьей похлебке и даже не обратил внимания на монолог Ефсия о том, какие именно коренья, травы и специи он туда добавлял, а также на плач Тормазино, осознавшего своё поражение. Когда суп закончился, чудовищу преподнесли жареных улиток и дали запить их компотом из болотных ягод.

   - Я сожалею, что ингредиентов было так мало, - продолжал Ефсий. - Но если подольше побродить по окрестностям и повнимательнее поискать, можно собрать еще продуктов и приготовить кушанье, по сравнению с которым эти блюда покажутся всего лишь жалкой закуской.

   - Правда? - обрадовался Ренигоб. - Ты его приготовишь?

   - К сожалению, мы с товарищами и так достаточно здесь задержались, поэтому больше не можем терять время. Но вот ему, - маг кивнул в сторону горевавшего повара. - Вполне по силам подобное блюдо из даров болота.

   - Сделай! - тут же капризным тоном потребовал линдворм, повернувшись к своему слуге.

   - Божественный Ренигоб, ты хочешь, чтобы я опустился до уровня животного?! Никогда! - яростно закричал поверженный Тормазино.- Лучше я выпущу свои кишки и скормлю их рыбам! Лучше я отрежу свою голову, и дикие птицы выклюют мне глаза! Лучше я...

   - Эх, он всегда был таким эмоциональным. Похоже, всё-таки придётся осуществить свою угрозу. Да и заставить Тормазино отказаться от его взглядов на истинный вкус еды иначе не получится, а я же пообещал это в случае его проигрыша, - вздохнул болотный змей.

   На пару секунд Ренигоб возвел очи горе. а затем, внезапно выбросив лапу вперёд, схватил повара поперёк тела, подтащил к своей морде и медленно проговорил:

   - Ты должен подчиняться только мне!

   - Я должен подчиняться только тебе, - бесцветным голосом повторил кулинар, чьё выражение лица вдруг стало абсолютно спокойным и равнодушным.

   - Ты будешь слушаться меня безоговорочно!

   - Я буду слушаться тебя безоговорочно.

   - Ты будешь готовить то, что я попрошу.

   - Я буду готовить то, что ты попросишь, - на последней фразе Тормазино немного перекосило, но, судя по всему, сила внушения линдворма была настолько велика, что повар так и не смог ей противиться.

   - Вот и славно. А теперь иди приготовь мне то, о чём говорил толстяк!

   - Что именно?

   - Прошу прощения, - вмешался Ефсий. - Но повар же действительно не знает, что я имел в виду. Однако мне будет в радость помочь ему, - с этими словами маг сунул руку в свой бездонный мешок, извлёк толстую книгу и протянул её Тормазино. - Это кулинарный справочник. Не традиционное собрание рецептов, а очень длинный перечень всех известных нашему Ордену блюд с кратким указанием ингредиентов. Я убедился в Вашем мастерстве, уважаемый господин Дель Быдло, и теперь не сомневаюсь, что Вы сможете воспроизвести всё указанное в этом сборнике даже по столь скудному описанию и в такой обстановке.

   - Я, как вернусь домой, расскажу нашим о таком отличном месте, - внезапно подал голос Пэтти. - Где хорошо кормят и можно весело провести время. Вы только об обслуживании позаботьтесь и дорогу нормальную сделайте, а то пока до вас доберёшься, все ноги вымочишь. Но мы к вам обязательно нагрянем и такую вечеринку закатим!

   - Правда?! - повеселел Ренигоб.

   - Я знаю хоббитов, поэтому с уверенностью могу сказать, что иного от них можно и не ждать, - улыбнулся толстый волшебник.

   ***

   Болотный змей очень огорчился из-за того, что странники не могут погостить у него подольше, но препятствовать их уходу не стал. Выделив в качестве проводника одного из помощников Тормазино, Ренигоб схватил за шиворот самого повара, крепко сжимавшего подаренную книгу, и направился внутрь святилища, выпытывая, что же из списка Ордена Повелителей Калорий он может приготовить в условиях болота.

   Обратная дорога затруднений не вызвала. Линдворм вернул на место мост, ведущий с острова на твёрдую землю, и путешественники спокойно перешли его.

   Проводник, очень довольный тем, что его хозяев удалось избавить от пристрастия к человечине, по пути рассказал многое о себе и о здешних местах. Он оказался обычным деревенским юношей, который год назад отправился с двумя друзьями проверить слухи и хоть одним глазком взглянуть на хмырей болотных, что заманивают зазевавшихся в трясину. Практически сразу ребята заблудились и набрели на этот остров. Хмырей они, конечно же, не нашли, зато встретились с кое-кем пострашнее. Но парням повезло, потому как прямо перед их появлением Ренигоб заманил в ловушку целый караван и чуть ли ни страдал от обилия еды, так что повар взял юношей в подручные и даже поговаривал о том, чтобы сделать их своими учениками и передать им истинные знания. Сами помощники не смели даже возразить, один вид страшной кухни пугал их до слёз, что уж говорить об остальном. Единственное, на что у юношей хватило смелости, это избавиться от сборника со зловещими рецептами. Правда, было непонятно, каким образом сумка с книгой, брошенная в болото, оказалась на перилах моста...

   Еще парень поведал, что причиной, по которой забросили Эльфийский тракт, стал вовсе не этот разрушенный мост, а обвал в горах, случившийся более тридцати лет назад. Тот камнепад и засыпал единственную нормальную сухопутную дорогу, по которой шла торговля с эльфами. Тракт, конечно же, пытались расчистить, правда, не очень удачно, что привело к повторным оползням и лавинам. В итоге прежняя ровная широкая дорога превратилась в сомнительную тропинку, по которой не всякий сможет пройти. Помимо Эльфийского тракта, обвал перекрыл ещё и речку, заставив её разлиться и уйти под землю, образовав при этом болото. А в последние годы, когда в этих краях стали бесследно исчезать путники, дорогу окончательно забросили, и сейчас ею пользуются только самые отчаянные.

   Удивительно, что население Миавеля даже не подозревало о поселившемся в их стране линдворме и списывало всё на проделки сильных и зловредных духов - хмырей болотных. Впрочем, Ренигоб вёл себя очень скрытно, осторожно и, по-видимому, не упускал пойманную добычу, так что рассказать о нём народу было просто некому. На борьбу с болотными духами правитель Миавеля неоднократно посылал магов-экзорцистов, но никто из пятерых волшебников так и не вернулся. После этого король решил, что с хмырями связываться не стоит и лучше оставить всё как есть, тем более что свою трясину они никогда не покидают. Наверняка, помимо провожатого с приятелями находились и другие, жаждущие посмотреть, а то и уничтожить болотных тварей, но, видимо, их постигала та же участь, что и экзорцистов.

   В общем, путешественники многое узнали. А заодно немало друг другу высказали, когда принялись выяснять, кому именно взбрело в голову пойти по непролазной тропе, заведшей в такую глушь, из которой невозможно вылезти. Лишь заверения проводника в том, что выбраться с болота всё-таки можно (по крайней мере, он это слышал от Ренигоба и Тормазино), немного успокоили приключенцев.

   Узкая извилистая тропинка, со слов провожатого, проложенная через топь самим линдвормом для заманивания жертв, часа через полтора наконец-то вывела путников к знакомому разрушенному мосту. К счастью, теперь они оказались уже на другом берегу.

   Здесь проводник и собрался оставить отряд.

   - Пойду в нашу деревню, надо же рассказать, что мы трое живы. А еще предупредить, чтобы в трясину больше никто не совался, а то вдруг Ренигоб снова захочет человечины поесть.

   - Прямо так и скажешь, что вы прислуживаете чудищу, которое питается... хорошо, питалось разумными существами? - спросила Верениен.

   - Неее, - покачал головой парень. - Я уж об этом подумал. Скажу, что мы нашли хорошую работу в другом посёлке, а на болоте встретились с хмырями, от которых еле ноги унесли.

   - А зачем врать про злых духов? - изумилась дриада. - Не лучше ли рассказать всю правду, чтобы новости дошли до лучших профессионалов по борьбе с чудовищами? Они бы съехались сюда, оснащённые необходимым оружием, и расправились с линдвормом.

   - И с чокнутым поваром в придачу, - добавил Хафейн.

   - Не буду я про владыку Ренигоба ничего говорить, - погрустнел провожатый. - Не хочу, чтобы с ним расправлялись... Жалко... Привык я к нему как-то... А мастер Дель Быдло теперь заколдован, без приказа владыки ничего делать не может. Так что глядишь, если Ренигоб и правда исправится и перестанет людоедствовать, тогда их обоих и убивать будет не за что.

   - За прошлые грехи, - ответила дриада.

   - А наши боги говорят, что если кто-то искренне раскается, то ему всё-всё можно простить, - не сдавался проводник.

   - И даже разделку и готовку живых существ? - съязвил Хафейн и пристально посмотрел на юношу.

   - Сам я не готовил и не разделывал, только помогал, - тихонько пробормотал густо покрасневший парень и опустил глаза вниз.

   - Мое чутьё подсказывает, - продолжил пустынник - Что зубастый червяк не только не раскается, но и прежний свой рацион не изменит. Когда наш поход будет закончен, я вернусь сюда с нужным оружием, защитными амулетами и благословениями Мудрых и разделаюсь с этим чудищем и его полоумным кухарём!

   - А если он всё-таки изменит рацион? - улыбнулась Арледа.

   - Скорей реки потекут вспять, чем чудовище поменяет свой вкус, - нахмурился Хафейн. - Да я нагишом при всех исполню танец верблюда, если такое и правда случится!

   - Я запомню, - хитро улыбнулась волшебница.

   - Танец верблюда? А как это? - встрял в разговор Пэтти, но, увидев разъяренное лицо пустынника, поспешил сменить тему. - Только Ренигоба не убивай, я же обещал своих соседей к нему в гости привести и праздник устроить.

   - Друзья мои, - перебил всех Ефсий. - Может, всё-таки не будем задерживать нашего провожатого, а отпустим и поблагодарим за то, что он вывел нас из болота?

   Распрощавшись с юношей, "божьи посланники" решили немного отдохнуть, прежде чем отправляться дальше.

   - Ну вот, мы преодолели первую из преград бога смерти, - вдруг произнёс Хафейн. - А я даже ни разу не подрался.

   - Путь есть долгий. Драка ещё быть, - утешил его Урлог.

   - А если бы я спел, мы бы не потеряли эти часы! - внезапно взорвался гном. - Ведь подумать только, мы и без того отставали от всех, а теперь вообще...

   Что имел в виду Басс, никто так и не узнал, потому что проснулась Фанька, до того мирно сопевшая на плече Хафейна. Громко завизжав, девушка вырвалась из его объятий и, выхватив клинок, закричала:

   - Где чудовище?! Куда делось это порождение мрака?! А ну, выходи!

   - Оно сбежало, - мрачно буркнул герой из пустыни.

   - Ты его испугать, - добавил Урлог, опуская на землю приходящего в себя коня.

   - Ха! Значит добро в очередной раз покарало зло, даже не запачкав сандалий! - ехидно улыбнулась Фанька, вкладывая свой меч в ножны. - Я, правда, ничего не помню, но, думаю, чары зла со временем выпустят мой разум на свободу, и тогда я наслажусь воспоминаниями о своей очередной победе! А теперь идёмте вперёд, друзья, ибо нас ждёт очередная битва со злом!

   Путники грустно переглянулись. У всех в головах сейчас возникли две мысли: "быть спящей ей идет гораздо больше" и "дорога в компании с ней окажется очень тяжёлой".

Похожие статьи:

РассказыО любопытстве, кофе и других незыблемых вещах

РассказыНезначительные детали

РассказыЛизетта

РассказыКультурный обмен (из серии "Маэстро Кровинеев")

РассказыКак открыть звезду?

Рейтинг: +1 Голосов: 1 569 просмотров
Нравится
Комментарии (2)
Жан Кристобаль Рене # 26 августа 2015 в 17:02 +1
И тут плюс+++++++++++++
Денис "Рысенок" Куприянов # 26 августа 2015 в 17:03 +1
Зер гуд!
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев