fantascop

Кусочек Желания (глава четвертая)

в выпуске 2016/03/21
article5362.jpg

Глава 4. Первая битва от нечего делать

  

Мы раз-бо-бо-бобойники,

Разбойники, разбойники (с) Ю. Энтин

  

   Полуденное солнце припекало головы усталым путникам, медленно двигавшимся через саванну по Эльфийскому тракту. А поскольку идти приходилось в юго-восточном направлении светило всё утро мало того, что жарило, так ещё и било прямо в глаза. Привычному и не к таким передрягам Урлогу было наплевать на жаркое солнце, и он как ни в чем не бывало шагал впереди отряда. А вот холодолюбивому Бассу приходилось не легко. Тем не менее, периодически утирая пот с лица, гном продолжал играть на своей "боевой арфе" и вполголоса напевал походную песню.

   На лошадей и тем более на повозку, конечно же, не хватило денег, поэтому пришлось ограничиться тремя мулами, на которых тут же взвалили всю нехитрую поклажу. Сперва хотели купить и пони для Пэтти, но бравый хоббит так и не оставил идею оседлать Торлеса. Видимо, в сознании начинающего мага прочно засела мысль, что для престижа неплохо бы заиметь своего личного ездового дракона, пусть и наотрез отказывающегося принимать крылатый облик. В итоге Пэтти все-таки взял Торлеса измором и, когда у того просто не осталось сил сопротивляться и возражать, с удовольствием залез ему на плечи. Впрочем, дракон довольно быстро нашёл общий язык с хоббитом и с охотой рассказывал ему о своей жизни.

   - Мечта? Да, она у меня есть. Это даже не моя мечта, а мечта всего моего народа. Началась данная история несколько столетий назад, когда один могущественный бог возненавидел драконов и поклялся уничтожить весь наш род. Но поскольку небожителям запрещено напрямую вмешиваться в дела земные, он наложил хитрое проклятие: у нас перестали рождаться самки. Бог рассчитал, что, оставшись без дракониц, дающих потомство, драконы со временем вымрут, однако наши мыслители сумели его перехитрить. Долго Совет Мудрейших искал способ обойти проклятие и все-таки нашёл! Мы научились принимать обличья двуногих существ и начали спариваться с представительницами других народов, в результате чего стали появляться драконята-полукровки. Вот уже много лет каждый дракон, вступивший в половозрелый возраст, уходит из стаи в большой мир, чтобы зачать наследника. И ему запрещено возвращаться, не имея на руках нового члена стаи. Это сурово, но необходимо. Однако далеко не каждая самка способна зачать от дракона, поэтому найти такую избранную очень нелегко, и поиски иногда занимают десятилетия. К сожалению, хотя этот обычай и спас наш род, он вовсе не оградил его от вымирания, ведь драконы-метисы значительно уступают своим отцам по силе и могуществу. Так что угроза деградации будет нависать над нами до тех пор, пока какая-нибудь женщина ни родит наконец девочку-драконицу, нашу будущую королеву.

   - Ага, вот почему вы так любите похищать принцесс! - воскликнул хоббит, обрадовавшись разгадке старой тайны.

   - Не только принцесс. Мы и крестьянок берём, если они подходят для этой цели. Именно поэтому я был несказанно счастлив, когда получил в спутницы двух таких прекрасных дам, наделённых печатью избранности.

   - Я надеюсь, что именно моя дочь спасёт твой народ! - с придыханием произнесла дриада, нежно глядя на дракона.

   Волшебница, на секунду оторвавшись от изучения собственного отражения в зеркальце, смерила соперницу хмурым взглядом.

   - Твоя? Да не смеши меня. Что ты знаешь об избранности и судьбе? Считаешь, что достаточно немного покувыркаться в кустах, и королева драконов уже будет готова?

   - Да, где уж мне соперничать со специалисткой по столичной любви и изысканным позам! Ты же ничего не можешь, вас в академии учат только файерболлы бросать и любить ста пятьюдесятью разными способами. Лишь наша гармония с природой и постижение истинных чувств способны разрушить проклятие.

   - Девочки, когда вы ругаетесь, моё сердце кровью обливается, - устало промолвил дракон. - А поскольку кровь у меня огненная, из-за ваших препирательств оно может сгореть в буквальном смысле этого слова.

   Волшебница и дриада тут же прекратили перепалку и влюблёнными глазами уставились на Торлеса.

   - Вот и хорошо. Не стоит ссориться. И вовсе не обязательно вам рожать, мне будет достаточно того, что мы хорошо проведём время вместе. Я обещал им, что той, которая мне больше понравится, я и отдам свою мечту, - пояснил дракон хоббиту. - Но они решили, что для этого непременно надо произвести на свет королеву драконов. Боюсь, это вообще невозможно без божественного вмешательства.

   - То есть ты решил плюнуть на свой народ ради желания одной из этих дамочек? - удивился хоббит.

   Арледа и Верениен тут же возмущённо зашипели.

   - В общем, да, - пожал плечами дракон. - Но ведь, вероятно, проклятие сможет снять кто-нибудь из моих сородичей, вовсе не обязательно это делать мне. А вот девушкам никто, кроме вашего покорного слуги, не поможет, а они так прекрасны и ... - не успев договорить, Торлес вдруг резко опустил голову и громко захрапел, при этом продолжая двигаться вперёд.

   - Что это с ним?! - испуганно взвизгнул Пэтти.

   - Всё с ним в порядке, - ухмыльнулась Арледа. - Это особенности драконьей физиологии. Они могут спать на ходу и даже на лету, в то время как их тела находятся во власти инстинктов.

   На какое-то время разговоры стихли. Дорога стала петлять, и Арледе все силы пришлось тратить на корректировку курса не худенького и не маленького Торлеса (на котором к тому же восседал не желающий слезать хоббит), ведь дракон, будучи спящим, предпочитал двигаться исключительно по прямой. Верениен пыталась справиться с перехваченными у Торлеса мулами, а те, едва попав к дриаде в руки, стали упрямиться. Басс по-прежнему боролся с жарой и струнами, Пэтти пыжился от собственной важности и осознания того, что едет на драконе, а Урлог молча шёл впереди, внимательно изучая окрестности на наличие опасностей.

   Возникший в клубах дорожной пыли человек никому не показался подозрительным или опасным - обычный бродяга в заношенной хламиде с посохом из ствола молодого деревца. Подобных персонажей за утро они встретили не меньше двух десятков. Урлог всего лишь скользнул по незнакомцу глазами, а гном и дриада, увлечённые свои делами, даже не обратили на него внимания.

   Всё изменилось в тот момент, когда бродяга поравнялся с драконом, хоббитом и волшебницей. Один брошенный на Торлеса взгляд исказил лицо странника гримасой торжества и ненависти, и в то же мгновение его посох обрушился на голову несчастного дракона. По статистике у драконов очень хорошая реакция, и вероятность того, что обычный человек может нанести им внезапный удар, практически нулевая. Но вот если дракон спит, статистика с удовольствием встаёт на сторону человека. Так что нечего и удивляться, что посох, соприкоснувшись со лбом Торлеса, отбросил того на несколько шагов назад. Дракон немедленно проснулся и, потирая место удара, стал удивленно озираться по сторонам. Придавленный его телом хоббит громко заверещал, а бродяга, не опуская посоха, ринулся в повторную атаку.

   Но на сей раз очухавшийся Торлес успел среагировать и откатился в сторону. Зато на этом месте остался лежать полураздавленный разгневанный Пэтти, которому и достался следующий удар. Но стоит сказать, что в детстве Зелёный Нос любил лазить по чужим садам и фермам, и то, что его ни разу не поймали, красноречиво свидетельствовало о необычайной ловкости хоббита. Вот и сейчас, не долго думая, он заблокировал зачарованными граблями посох противника, а затем, резко выбросив своё оружие артефактной рукояткой вперёд, поставил незадачливому незнакомцу совсем не магический фингал под глазом. Не ожидавший такой наглости бродяга опешил, а в следующую секунду его ждал очередной сюрприз: в бой вступили Арледа и Верениен, озверевшие от столь варварского обращения с их любимым.

   С одной стороны в лицо оборванцу полетела отравленная стрела, а с другой - файерболл. Смерть была практически неминуема, но Пэтти, не подозревавший о такой огневой поддержке, резким движением своих грабель подсёк ноги соперника, опрокинув его на землю. Через мгновение в том месте, где только что находилась голова бродяги, раздался взрыв: огненный шар испепелил стрелу и самоуничтожился. Незнакомец попытался встать, но тут же замер, поскольку подбежавший эльф приставил к его горлу острие меча. Рядом тут же возникли "боевая арфа" гнома, лук дриады, очередной огненный шарик волшебницы и, наконец, самое страшное оружие - волшебные грабли хоббита.

   - Ты нам всё рассказывать! - тоном, не терпящим возражений, произнёс Урлог, но тут же изумленно захлопал глазами, поскольку бродяга неожиданно разрыдался.

   - За что?! За что мне такие мучения?! - сквозь слёзы стонал он. - Из-за чего я должен страдать, мокнуть под дождём, дрожать от холодного ветра, подвергаться побоям и унижениям? Только потому, что я хочу исполнить свою клятву?! Ну, почему боги так суровы ко мне?!

   - Прошу прощения, - вдруг поинтересовался Торлес. - Вы ведь лорд Абраз, не так ли? Я Вас уже почти позабыл за эти три года.

   - Три года! - зарычал оборванный лорд. - Три года я ищу тебя, мерзавца, скитаясь по всему свету! Три года я пытаюсь исполнить свою клятву, и лишь волею небес ты всегда уходил от моей карающей руки! Но теперь меня ничто не остановит! Я... - и он резко замолчал, почувствовав, что меч эльфа плотнее приблизился к его горлу.

   - Ты рассказывать, - мрачно повторил Урлог.

   И Абраза прорвало. Лорд происходил из древнего, но не очень богатого рода, славящегося своими традициями и щепетильным отношением к вопросам чести и достоинства. У Абраза есть сестра Лимиэйль, девушка неземной красоты, чьей благосклонности добивались самые знатные люди королевства Суркелан. Но в один прекрасный день юная леди повстречала негодяя, который с лёгкостью очаровал её до такой степени, что она согласилась сбежать с ним из дома. Гнев семьи из-за побега Лимиэйли был страшен, однако куда ужаснее оказалось то, что случилось через полгода. Леди всё-таки вернулась домой полностью обесчещенной, хотя и крайне довольной, и рассвирепевший глава рода тут же дал клятву не знать покоя и отдыха, но самолично найти и покарать злобного искусителя, которым оказался, как ни странно, дракон Торлес. Однако тяготы трёхлетнего путешествия сильно подломили дух лорда, а окончательно выбила из колеи встреча сегодняшним утром с разбойниками, которые подло напали на него спящего и отобрали все деньги, оружие, доспехи и одежду, оставив взамен лишь это дранье да посох. Можно сказать, что Торлесу крупно повезло - лобовой удар мечом он бы вряд ли пережил.

   Упомянутые бандиты сразу заинтересовали отряд.

   - Сколько есть их? - спросил Урлог.

   - Я насчитал две дюжины, - ответил незадачливый мститель.

   - Урлог брать половина на себя! - сказал эльф.

   - А я - вторую! - хором выкрикнули Басс и Пэтти.

   - Зачем они вам? Да и ни лучше ли пойти другой дорогой? - избитый лорд переводил изумлённые глаза с одного лица на другое. Окончательно придя в себя, он осознал, что такой странной компании ему видеть ещё не доводилось.

   - Другой - долго, можем опоздать, - пожал плечами Торлес. - А Вам надо вернуть меч, раз так желаете сразиться со мной. Хотя мне бы этого, честно говоря, не хотелось, ведь Вы можете пострадать.

   - Решено, отправляемся давить разбойников! Ух, я им покажу, на что способен! - хорохорился хоббит. - А далеко идти?

   - Полчаса по этой дороге. Там будет роща с небольшой полянкой. На ней меня и ограбили. И, как я понял из разговоров, временное пристанище бандитов находится где-то рядом. Хотя вряд ли удастся его найти, разбойники наверняка надёжно прячутся и...

   - Я уметь читать следы, - перебил Абраза Урлог.

   - Ну что, прямо сейчас и пойдём? - не терпелось Пэтти.

   - А чего ждать? - поднял бровь Торлес.

   - Хм, господа, не хотелось бы вас огорчать, но с битьём разбойничьих морд придётся повременить, - промурлыкала Арледа, отряхивая запылившийся рукав платья. - Причина для этого самая что ни на есть объективная - от нас сбежали наши вещи.

   - Что? - хором обалдели мужчины.

   - Да-да, я не шучу. Кое-кто очень любит разглагольствовать о своем единении с природой, а на деле не может совладать с тремя спокойнейшими мулами. Где вот их теперь в этой пустыне искать?

   - Во-первых, это не пустыня, а саванна, - нахмурилась дриада. - Во-вторых, эти животные не такие уж и спокойные. А в-третьих, мне что надо было стоять в сторонке и держать мулов, когда Торлесу угрожала опасность?!

   - Если честно, мне абсолютно наплевать на первое и совсем не верится во второе, - отмахнулась волшебница. - А что касается третьего, неужели ты не видела, что на помощь ему и так есть кому прийти? Ты вообще хоть одно дело, за которое берёшься, можешь сделать нормально? А то ни во врага с нескольких шагов не попадаешь, ни мулов удержать не можешь.

   - Он в ту же секунду упал, поэтому я его не достала! Да и ты сама, между прочим, в него не попала! - вспылила Верениен.

   - Зато я попала в твою стрелу и не теряла поклажу, которую мне не придётся теперь разыскивать.

   - Девочки, пожалуйста, перестаньте, - тяжело вздохнул Торлес. - Ну, что мне сделать, чтобы вы не ругались?.. Точно больше не будете?.. Ну, конечно же, я вам верю, дорогие мои. В общем, я сам отыщу мулов, всё равно далеко убежать они не могли. Главное, чтобы их кто-нибудь раньше нас не нашёл.

   ***

   Дракон практически сразу обнаружил пропавших мулов в ближайших зарослях низких деревьев. К счастью, новых хозяев у животных за это время не появилось, и отряд в полном составе двинулся навстречу подвигам. Избитый рыцарь показал тропу, отходящую от дороги, и, пойдя по ней, компания вскоре оказалась в нужном месте. Полянка действительно очень удачно подходила для отдыха: лёгкий ветерок покачивал густую траву под ногами, а над головами приятно шуршали темно-зелёные листья акаций и мимоз. Гном, осмотревшись по сторонам, довольно вдохнул полной грудью и с наслаждением произнёс:

   - При виде такой красоты, мне хочется писать стихи!

   - Вы - поэт? - осведомился стоящий рядом дракон.

   - Бард! - с гордостью ответил Басс. - Единственный в мире гномий бард.

   - Это действительно примечательное знакомство, - в знак уважения кивнул Торлес. - Но, боюсь, сейчас время, не подходящее для песен, ибо наш остроухий друг что-то нашёл.

   Урлог действительно практически сразу же наткнулся на искомый след. Для профессионального следопыта это было не сложно, тем более что след представлял собой натоптанную тропку, уходящую вглубь зарослей. Похоже, разбойники, уверенные в своей безнаказанности, даже и не подумали маскировать убежище.

   - Вперёд! - лаконично произнёс варвар, и соратники, привязав мулов к первому попавшемуся дереву, тут же устремились за ним. Арледе пришлось ненадолго задержаться, чтобы наложить на мулов защитное заклинание, отводящее глаза потенциальным похитителям, и, закончив своё дело, волшебница побежала за остальными.

   Тропинка изрядно петляла. Выйдя из рощицы, она устремилась в овраг, потом поднялась на равнину с высокой травой, полностью скрывавшей хоббита и гнома, а затем опять направилась в редколесье, где путешественники и обнаружили тех, кого искали. Марш-бросок до разбойничьей стоянки занял совсем немного времени, так что даже не привыкший к таким пробежкам Басс не успел запыхаться. И хоббиту было понятно, что этот бандитский лагерь являлся временным. Похоже, что шайка, с утра хорошо поживившись, не утерпела и решила устроить привал, чтобы изучить добычу. Только вот их количество заметно отличилось от цифры, названной ограбленным лордом.

   - Полсотни! - кратко сообщил Урлог, старательно укладывая в кусты разбойничьего часового со свёрнутой шеей.

   Остальные мрачно переглянулись.

   - Я не люблю насилие, - произнёс Торлес. - Но сделаю всё, что смогу.

   - Эти гады ответят мне за случившееся, - зарычал Абраз, крепко сжимая в руках дубину, вырубленную из акации топориком для дров, позаимствованным у дриады. - Вон, видите их атамана? На нём надеты мои доспехи, а на поясе висит мой меч.

   - Если я использую силу своей музыки, нам даже не надо будет драться, - промолвил недовольный гном. - Хотя, думаю, потом придётся очень долго искать их по лесам и степям, чтобы вернуть награбленное.

   - А давайте, я их заколдую?! - радостно предложил хоббит.

   Возможно, никто и не обратил бы внимание на предложение Пэтти, не отличающееся полезностью и эффективностью, если бы ни один нюанс. Все остальные члены отряда старались говорить шёпотом, но хоббит, совершенно не подумав о маскировке, громко заявил о своих намерениях на всю округу.

   Разбойники встрепенулись.

   - Засада! - крикнул атаман, выхватывая меч.

   Быстрее всех среагировал эльф. Сорвав меч и топор со спинных креплений, он, яростно выкрикнув боевой варварский клич, рванул в атаку. Дракон, гном, лорд и волшебница, недолго думая, последовали за ним. Пэтти принялся с интересом изучать поле боя, прокручивая в голове те немногие заклинания, что он знал, а Верениен, натянув лук, открыла прицельный огонь, поражая бандитов одного за другим. Правда из-за врожденной любви ко всем живым существам и недостатка боевой ярости, позволявшей эту любовь преодолевать, дриада стреляла по конечностям разбойников, не убивая их, а лишь выводя из строя.

   Урлог тем временем начал бой. Не добежав до толпы противников несколько шагов, он скрестил своё оружие в воздухе. Мощная вспышка света и звуковая волна, внезапно возникшие от этого нехитрого действия, опрокинули не меньше полудюжины бандитов, хотя остальные, на мгновение опешив, вовсе не собирались отказываться от драки.

   Рядом, яростно размахивая своим топором, сражался Басс, и его соперникам тоже приходилось несладко. Разбойники, не привыкшие к битвам с низенькими гномами, чаще всего мазали, в то время как Басс с удовольствием лупил всех попадавших под удар ниже пояса или по ногам. Впрочем, вскоре в драку вступили несколько невысоких гоблинов, так что несладко стало уже самому гному.

   Торлес, демонстрируя свое миролюбие, просто шёл сквозь толпу, изящно уклоняясь от ударов, попутно ломая всем нападающим руки и оставляя за собой толпу калек.

   Арледа держалась на расстоянии от поля битвы и издалека закидывала разбойников огненными шарами и молниями, ухитряясь при этом успевать полировать сломанный в суматохе ноготь. Однако когда из толпы вырвался огромный страшный мужик, с явной примесью тролльей крови, и бросился на волшебницу, на несколько секунд та растерялась. Две молнии просто отлетели в стороны от доспехов разбойника, выдав в них сильный защитный артефакт. Арледа недовольно поморщилась, глядя на приближающуюся безобразную рожу, но тут девушку осенило, и с пальцев её правой руки сорвалось розовое облачко, моментально окутавшее полутролля.

   Бандита это не остановило, и через секунду он уже стоял рядом с волшебницей, занося над её головой боевой топор, но вдруг между ними появилось магическое зеркало. И вот тут полутролль опешил. Он хорошо знал свою внешность, поскольку любил по утрам перед умыванием скалиться в воды ручьёв и рек, издеваясь над своим отражением. Но сейчас вместо угрюмой клыкастой морды с кучей шрамов его взору предстало нечто с густо накрашенными ресницами, подведёнными веками, ослепительно розовыми сверкающими губами и нарумяненными щеками. То, что поверх его доспехов возникло платьице нежно-голубого цвета, окончательно добило разбойника, который, судя по всему, тронулся рассудком и, яростно рыча, бросился в заросли прямо через толпу, прокладывая просеку из тел своих же коллег.

   Больше всех не повезло Абразу. Его идея вступить в поединок с атаманом оказалась, мягко говоря, неудачной. Первый же выпад меча противника превратил дубинку лорда в груду щепок, и незадачливому рыцарю пришлось спасаться бегством, размышляя о том, что боги сегодня от него отвернулись.

   А Пэтти наконец-то придумал стратегию действия и собрался приступить к её исполнению. Поудобнее перехватив свои грабли и закутавшись в плащ, хоббит бросился на поле боя. К счастью, вчера дриада любезно согласилась укоротить его боевое одеяние, так что теперь ноги в нём не путались и можно было с лёгкостью скользить между дерущимися. Несколько раз удачно приложив граблями разбойников по коленям, Пэтти практически незаметным прокрался в самый центр лагеря. Его мишенью являлся атаманский бивуак, а точнее костёр. Разбойникам удалось поживиться петухами, которых уже ощипали и насадили на вертела. Верхушку шайки ждал бы сегодня роскошный обед, но у хоббита были совсем другие планы.

   Добравшись до цели, он быстро осмотрел петухов, после чего очертил вокруг костра пентаграмму. Оставалось только произнести необходимые слова, и вот жареные тушки задёргались, размахивая куцыми остатками крылышек. Пэтти прочёл ещё одно заклинание, увеличивающее силу своих зомби, и тут-то всё и началось. Вертела, с парой насаженных птиц на каждом, сорвались со своих мест. Петухи, при жизни не умевшие летать, внезапно обрели такой дар после смерти. Но хоббиту этого показалось мало, ведь зомби требовались ему не для эксперимента или развлечения, а в качестве оружия. Один за другим над разбойников закружились десять вертелов. Капли горячего сока, стекая с тушек, стали падать на головы бандитов. Некоторые из них, поморщившись, подняли глаза вверх да так и застыли с отвисшими челюстями.

   И тут Пэтти атаковал. Жареные петухи обрушились на банду как гнев божий. Конечно, большого вреда нанести они не могли, однако вертела больно кололи открытые части тел, заставляя отвлекаться, а то и просто вгоняя в панику. Заметив, что у лорда Абраза возникли проблемы, хоббит, ни минуты не колеблясь, послал на его противника самый тяжёлый управляемый снаряд. Атаман гордо встретил грудью эту атаку. Конечно же, вертелом, пусть и с насаженными на него птицами, нельзя пробить цельнометаллический нагрудник, однако, если за три года странствий доспехи, выкованные, прямо сказать, не из самой качественной стали, изрядно потрепались и заржавели, это меняет дело. Поэтому глава шайки очень удивился, когда вертел легко прошёл сквозь металл и горячим острием воткнулся в его грудь. Наличие петухов не позволило штырю вонзиться глубоко, впрочем, атаману и без того стало очень больно.

   Дальнейшие события напоминали карнавал в спецлечебнице для свихнувшихся магов. Эльф разбрасывал разбойников пачками, украсив ими все ближайшие ветки деревьев. Волшебница вошла во вкус и превращала всех попавших под её горячую руку в творения сумасшедшего стилиста. Наконец-то натянул струны гном и, распевая вполголоса колыбельную, принялся гонять остатки банды по поляне. Дракон подробно опрашивал пострадавших, насколько им больно и чем он может им помочь. Однако кульминацией всего этого безумия стало то, как хоббит, командовавший отрядом жареных петухов, под шумок ухватил на лету одного из своих зомби и принялся с аппетитом его уплетать. В общем, в разбойничьем лагере царил полный беспредел, когда внезапно откуда-то прозвучал пронзительный женский визг:

   - Во имя добра и справедливости сдавайтесь, злодеи! И да восторжествует правосудие и истина-а-а-А-А-АПЧХИ!

Похожие статьи:

РассказыНезначительные детали

РассказыО любопытстве, кофе и других незыблемых вещах

РассказыКак открыть звезду?

РассказыКультурный обмен (из серии "Маэстро Кровинеев")

РассказыЛизетта

Рейтинг: +1 Голосов: 1 493 просмотра
Нравится
Комментарии (2)
Жан Кристобаль Рене # 29 июля 2015 в 01:16 0
Рыся!!!!!!!! Какой сюрприз!!! Нифигасейчас читкать не буду))) Завтра в горах, да возле быстрой речки, да среди леса у монастыря Агарцин! Во!! Почиткаю и душой отдохну!!! Молодца!!! ++++++++++
Денис "Рысенок" Куприянов # 29 июля 2015 в 10:59 0
Это хорошо! А если все будет норм то завтра будет сюрприз :)
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев