1W

К началу времён

в выпуске 2015/03/30
28 октября 2014 - Шуршалка
article2677.jpg

Мама схватила меня в охапку и побежала. На ходу я переполз на её спину и вцепился в твёрдые шейные зубцы. Сколько я себя помню, мы постоянно бежим. Бежим со всех лап. До сих пор не пойму, что мы сделали людям? Свободной земли навалом, всем хватит! Мы никого не трогаем, ни разу не причинили вреда человеку. А ведь могли бы! Еду у людей не отбираем — питаемся только плодами карделярии, которые непригодны им в пищу. Так они ещё узнали об этой нашей особенности и вырубают полезные деревья, обрекая меня и маму на голодную смерть! Или наоборот, специально оставляют рощи карделярии, чтобы заманить нас в ловушку. Мама изучила человеческие уловки и повадки, поэтому мы с ней до сих пор живы. Последние на свете драконы, больше никого не осталось. У нас замечательное обоняние, мы загодя чуем людей и собак — наших врагов и безжалостных преследователей — и всегда уходим от погони.

       Мама и папа единственные выжили после большой облавы на драконов, устроенной много лет назад. Тогда они были детьми, потом в скитаниях выросли, полюбили друг друга, и на свет появились мой старший братец и я. Я никогда не спрашивал, как погибли отец и брат. Маме и так тяжело. На её доброй морде постоянно застыло обеспокоенное выражение: как защитить, как накормить, как выжить. У меня сейчас самый неудобный возраст — летать не умею, крылышки махонькие, а вес уже большой, и маме трудно бегать и прыгать со мной на спине. Недавно мы еле спаслись от банды убийц, перелетев через реку. Мама немного не дотянула до берега, и пришлось шлёпать по воде, — повезло, что там было мелко. 

       Звуки погони затихли вдали. Мама остановилась и перевела дух. Я кубарем скатился на землю. Ещё немного, и я буду бегать так же быстро! Из брюшной сумки мама достала пару смятых плодов карделярии. Мы поели. 

        — Заметил, сынок, у них появилось новое оружие? Оно теперь стреляет дальше. Я видела, как ломались ветви деревьев! — в голосе мамы звучала грусть. — И грохот от него ужасный, у меня уши заложило! 

        — М-м-м? — пробурчал я, смакуя последние сочные кусочки. 

        — Не знаю, сынок, теперь, наверное, всё время придётся жить в лесу. На равнине мы слишком уязвимы. Среди деревьев легче укрыться… — она замолчала.

       Я понимал, она думает, чем же мы будем питаться. Карделярии в лесу встречаются редко, их специально в начале времён вывели наши предки. А что было в начале времён? Мама почти ничего не знала о прошлом. Из разговоров взрослых она поняла, что когда-то драконы и люди жили мирно, бок о бок друг с другом. Что случилось, почему люди стали нашими лютыми врагами, маме не помнила. Она говорила мне о большом городе с высокими стенами и домами без крыш, об огромных садах карделярии и невероятном покое, когда не надо бежать сломя голову, опасаясь за свою жизнь. 

       Мы отдохнули, потом нашли ручей и напились вволю. Мама наполнила сумку водой, аккуратно загребая лапами и не пролив ни капли. Вот так мы и кочевали. Я потихоньку рос, и мог теперь даже без разбега пролететь небольшое расстояние. С недавних пор мне нравилось разглядывать своё отражение в попадающихся на пути водоёмах. До чего ж я был хорош! Зеленовато-коричневая чешуя на спине и боках отливала золотом. Я вытягивал лапку и любовался аккуратными коготками, выгибал шею — и взгляду представал ровненький точёный ряд зубцов. Мама тоже гордилась мной. Особенно после того, как я спас нас от голодной смерти.

       Тогда мы убежали очень далеко, пересекая ручьи и речушки, запутывая следы, и забрели туда, где росли совсем другие, непривычные деревья, и не было ни одной карделярии. Мы шли всё дальше и дальше, еле держась на ногах от голода и усталости. Хорошо, воды здесь было в изобилии. Но на одной воде долго не продержишься. Мама прилегла отдохнуть в тенёчке, а я побрёл искать пищу. Взгляд мой упал на дерево, листья которого немного напоминали на вид листья карделярии. Я отщипнул веточку и осторожно разжевал. Рот наполнился горечью, захотелось выплюнуть незнакомую еду. Однако горечь быстро ушла, и новый резкий вкус мне даже понравился. После нескольких удачных проб я набрал разных растений и на задних лапах (брюшной сумки у меня не было) приковылял к маме. Она тихо спала, поджав лапы и хвост. Глядя на её измученную морду, худые бока, тусклую чешую, я думал, что теперь мне надо заботиться о ней. Когда мама проснулась, я поведал о своих находках. 

        — Значит, мы приспособились! — только и сказала она. Мы подождали ещё полдня, не будет ли мне плохо от съеденного, но всё обошлось. Мама попробовала новую пищу и тоже осталась жива-здорова. Сначала её немного подташнивало, но потом она радостно сообщила, что чувствует себя бодрее обычного. Теперь мы путешествовали без прежнего страха остаться голодными. В маминой сумке постоянно лежали запасы еды, и мы нашли ещё много съедобных растений. Люди продолжали отравлять нам жизнь, но теперь я не был для мамы обузой, и мы легко уходили от облав. Крылья выросли на диво большие, красивые и гладкие. Я взлетал над лесом, а мама смотрела в небо, прикрыв лапой глаза, и любовалась сыном. По её словам, так высоко ещё не поднимался ни один дракон. 

       

       Но настали холодные дни. Земля покрылась пеленой, образуемой падающими с неба белыми хлопьями. Мама сказала, что мы зашли в зону снегов, лежащую слишком далеко от мест нашего обычного обитания. Люди здесь носили другую одежду и охотились куда чаще. Лесные звери тоже были иные — покрытые мехом, — что часто стоило им жизни. Люди убивали бедолаг и укутывались в тёплые шкуры. На снегу следы выделялись особенно чётко, и скрываться становилось всё труднее и труднее. Люди ездили на повозках, запряжённых собаками. И они вовсю использовали новое смертоносное оружие — надо было быть вдвойне осторожными. Мама всё время мёрзла, а местные деревья имели мелкие и колючие листья, после которых долго болел живот и щипало во рту.

       Мы решили искать дорогу назад. Ночами пересекали заснеженные равнины, скользили мимо людских поселений и скрывались в спасительных лесах. Стало немного теплее, но мы выбивались из сил от плохой еды и необходимости постоянно убегать от преследующих нас охотников. Снег прекратился, леса опять изменились, появилось много пищи. Но теперь меня беспокоила мама. Она страшно кашляла, исхудала и постоянно дрожала мелкой дрожью. Шла мама пошатываясь, и я подставлял ей плечо. Она любила солнце, но сейчас даже оно её не радовало.

 

       Однажды на нашем пути попалась уютная светлая полянка. Я наломал веток и помог маме удобно устроиться на зелёной шуршащей подстилке. В голове проносились грустные мысли… Если бы я был больше и сильнее, если бы мог защитить её… Внезапно из-за кустов вышла собака. Собак я не боялся. Любого пса можно отшвырнуть мощным пинком. Но за собаками приходили люди, а против их оружия мои лапы были бессильны. Эта собака пахла странно, потому-то я и не учуял опасность. Она не оскаливалась, не рычала, а просто подошла и села в траве, глядя на нас жёлтыми умными глазами. Потом она обернулась и рыкнула. Немного погодя из-за кустов появился человек. Он был высокий, худой, с серебристыми волосами. По его походке я догадался, что человек немолод, но пытается держаться прямо и бодро.

        — Я слышал, что в лесу появились драконы. Хорошо, что Керт нашёл вас первым. — Человек говорил на драконьем языке.

       Я открыл рот и смотрел на него во все глаза. Мама приподняла голову, в её усталом взгляде промелькнула надежда. 

        — Не бойтесь, мы не причиним вам зла, — продолжал старик мягко, — я вижу, твоя мать серьёзно больна и ей нужен покой и тепло! 

       Вот так мы познакомились с Владом и Кертом. Влад жил на лесном хуторе с женой Анной, дочерью Ари и двумя внуками. Муж Ари уехал в город на заработки и приезжал редко. У Ари были грустные, как у моей мамы, глаза. Дети, брат и сестра, ещё не получили имён. Девочку звали Малышкой, а сына — Малым. 

       На драконьем языке говорили только Влад и Малый. Как оказалось, их предки принадлежали к древнему Ордену Дракона. Влад рассказывал, что в начале времён Орден играл большую роль во всех делах людей, но в результате трагических событий был распущен, а его члены объявлены еретиками и драконопоклонниками. Осталась горстка истинных приверженцев Ордена — они и передавали из поколения в поколение старую мудрость драконов и людей. 

       Нас разместили в тёплом сарае, и Анна с Ари готовили маме специальное питьё. Она медленно приходила в себя — уж больно изношен был организм, но женщины считали, что опасности для жизни нет. Керт оказался не собакой, а волком, приручённым Владом в щенячьем возрасте. Волков мы почему-то до этого ни разу не встречали. Керт не умел лаять, но я как-то увидел его в гневе и понял, что лай далеко не самое ужасное. Куда страшнее молчаливый оскал великолепных белых клыков.

 

       Керт не раз оказывал нам услуги. Как-то он прибежал к Владу и принялся обеспокоено прыгать вокруг него. Старик велел мне идти к маме и исчез в доме. Через какое-то время к хутору подъехали несколько хорошо вооружённых всадников. Их собаки прыгали на ворота и истошно лаяли, но колья забора были поставлены так плотно, что они не могли протиснуться сквозь них. Мы в страхе глядели на эту сцену через маленькое окошко. На пороге дома появился Влад, он вёл за руки Малого и Малышку. К тому времени я немного понимал язык людей — Малый вечерами часто занимался со мной. 

        — Эй, хуторянин, собаки чуют дракона! — резко и повелительно обратился к хозяину человек на холёном коне в блестящей сбруе. — Ты видел здесь чудовищ? 

       Влад неожиданно отпустил детей и всплеснул руками. Во всём его облике проявилась несвойственная этому степенному человеку суетливость! 

        — Чудо, чудо, что я вижу здесь людей из города! — воскликнул он. — Ужасный дракон был здесь и плюнул на моего внука!

       Он подтолкнул Малого вперёд, и я с удивлением увидел, что все неприкрытые одеждой части тела ребёнка обляпаны противной зелёной слизью. — Он поиграл с сестрёнкой, и она тоже покрылась этой мерзостью! Пожалуйста, сделайте что-нибудь! В городе много лекарей, помогите спасти мою семью! — тут он разрыдался. Малый очень правдоподобно пошатнулся, и Влад кинулся поддержать внука. — Господа, помогите! Не оставляйте нас! 

        — Сам виноват, — буркнул надменный всадник. Влад ещё тянул к нему руки, а компания уже развернулась и поскакала восвояси. Собаки, заразившись паническим настроением, молча понеслись следом. Тем более что из-за забора им широко улыбался Керт. 

       Влад с детьми бегом вернулись к дому. На крыльцо вышли женщины и увели "больных" мыться. 

        — Ничего, — сказал Влад, — сыпь пройдёт через пару дней. 

       

       Мама окончательно выздоровела. Она выходила гулять в лес, когда не чувствовала опасности. Да и Керт был настороже. Волк привязался к маме и всегда вертелся где-то неподалёку. Я сначала ревновал, а потом подумал, что пусть её окружает как можно больше любящих существ. 

       

       Вечерами мы собирались в сарае — дом был слишком мал для нас с мамой — и Влад или Малый доставали из сундука запрещённые книги на человеческом и драконьем языках. 

       "И явились в наш мир мудрые драконы, — читал вслух Малый потёртый увесистый фолиант. Я смотрел через его плечо, и странные закорючки складывались в полные смысла фразы. — И научили они людей быть стойкими и сильными перед стихиями, научили всему, что знали сами, а знали они премного. Но были они так добры и кротостью велики, что подумали худшие люди: а что таким верховодить нами. И стали они вооружаться и изгонять драконов из их городов, каменными стенами обнесённых, а дома их просторные перестроены были и стали дворцами сильнейших из людишек этих подлых..."

       Мама внимательно слушала и припоминала подробности, всплывавшие из памяти её детства. Читая старые книги, мы поняли, как настал закат драконьего мира. И хотя Влад объяснил, что не все люди ненавидят драконов и многие просто боятся идти против властей, было ясно — в ближайшие годы ничего хорошего нас не ждёт. Я быстро научился читать и говорить по-человечески, кроме того, мог читать и на драконьем языке, так как мама в свободные минуты наших скитаний учила меня грамоте.

Наши книги отличались от людских. Они состояли всего из одной страницы, очень плотной, но мягкой и гибкой, и читали их, прислонив лапу к правому нижнему углу. Тогда на белом фоне проступали буквы, а после того, как страница была прочитана, по тому же уголку щёлкали ещё раз. Наверное, Влад обладал уникальным экземпляром — большинство еретических книг было уничтожено во время последней крупной облавы, когда погибли мои бабушки и дедушки.

       Меня часто охватывала злость: неужели сородичи не могли дать отпор зарвавшимся мерзавцам? Почему они до последнего надеялись, что люди одумаются и перестанут их преследовать? Если бы у меня была возможность, я бы отомстил. Мама считала иначе — говорила, драконы, наверное, не так как надо помогали людям, и если бы сами не сделали ошибок, то всё могло пойти иначе. Правда, какие ошибки сделали мои предки, мама не знала. Она у меня добрая, добрая и умная. А я с каждым днём ожесточался сердцем. 

       

       Мама полиняла, и её бронзовая чешуя красиво отливала на солнце и радовала глаз. Мы отъелись, окрепли и начали собираться в дорогу. Нельзя было подвергать единственных друзей опасности. В любую минуту могли появиться охотники на драконов, и номер с заразной болезнью уже не прошёл бы. Запомнился один случай. Тогда все ушли в лес собирать хворост. Мама старалась облегчить труд нашим хозяевам и помогала перевозить топливо на хутор. Дома остались лишь я и Малышка. Ничто не предвещало беды, как вдруг ветер донёс до меня запах человека и лошади. Пришлось спрятаться в сарае. Иногда заезжие путники заходили на хутор и просили пить или есть. Так что ничего необычного здесь не было. Сарай хорошо запирался изнутри, и я мог спокойно пересидеть, пока хозяева обслуживали незваного гостя.

       Малышка открыла ворота, и во двор на гнедом коне въехал господин средних лет. Он спешился и вначале попросил накормить и напоить коня. Малышка забегала, засуетилась. Она, быстрая как птичка, сделала всё так споро и чётко, что я улыбнулся. Милая девчушка, совсем маленькая, а уже хлопочет как настоящая взрослая хозяйка! Господину это тоже пришлось по вкусу. Вскоре он уже сидел во дворе под навесом и пил домашнее вино. Я на некоторое время отвлёкся, как вдруг услышал крик Малышки. Я выглянул в оконце. Вся благовоспитанность и хорошие манеры слетели с приятного гостя. Он ухватил Малышку за горло, потом сгрёб её своими ручищами и попытался повалить на стол. Девочка ужом вывернулась и побежала к дому. Я оцепенел — злой человек настиг её, и Малышка застыла, в ужасе вжавшись в стену. В правой руке господин держал небольшой кинжал и поигрывал им перед носом у ребёнка. Что он ей говорил, я не слышал, но Малышка вдруг начала бессильно сползать на землю. Ноги сами вынесли меня из сарая. Два прыжка, и я уже стоял перед обернувшимся на звук негодяем. Не знаю, что на меня нашло. Где-то в глубине брюха стало горячо, потом жар шаром прокатился по пищеводу, и из горла вылетела белая струя пламени, поглотившая человека. Когда я пришёл в себя, на земле не было ничего кроме горстки пепла, а на стене дома темнело обгорелое пятно. Малышка лежала в обмороке. Я усадил девочку на крыльцо, принёс воды и аккуратно, совсем как моя мама, побрызгал на неё. Она постепенно пришла в себя. 

        — Не бойся, страшный человек убежал от меня без оглядки! — сказал я самым весёлым тоном. Что-то подсказывало мне, что правду ей лучше не знать. Малышка прижала ручку к груди и несколько раз вздохнула. Потом она благодарно улыбнулась мне и, показывая кивком на одинокую лошадь, заметила:

— Даже коня забыл!

       Когда вернулись взрослые, и девочка рассказала им о происшествии, все переглянулись. Если честно, я сам не ожидал, что способен изрыгать такой сильный огонь. Обычно мои попытки выдохнуть пламя заканчивались появлением небольшого жёлто-красного язычка. Лошадь убитого осталась на хуторе. По документам, найденным в седельных сумках, Влад установил, что человека вряд ли кто будет искать. 

       

       Мы должны были уйти, но каждый день откладывали этот момент. Не хотелось расставаться с семьёй, сделавшей столько добра. Они полюбили нас и всячески удерживали. Из города приехал Миген, муж Ари. Он испугался, увидев драконов, но Влад и Ари ему всё объяснили. Миген обходил нас стороной и, к огорчению жены и детей, довольно скоро отбыл назад. На второй день после его отъезда Ари сказала отцу, что муж видел в городе объявление — за сведения о драконе обещалась колоссальная сумма.

       В тот же день мы выехали. За любую помощь, оказанную дракону, виновного ожидала суровое наказание. Хотя Миген успокаивал Ари, что его домочадцам ничего не грозит, Влад и Анна в это не верили. Расследование могло установить связь семьи с Орденом Дракона, поэтому риск был слишком велик, и одним тюремным заключением дело не обошлось бы. У нас оказалось несколько дней форы. Припасы и ценные вещи сложили на повозку, запряжённую хозяйской лошадью, правила ей Анна. Влад ехал на коне испепелённого мной господина с Малым за спиной. Керт бежал сам по себе. Рукодельница Ари сплела для нас с мамой хитроумную сбрую — в случае чего мы могли легко перенести всех по воздуху. Пока же на нас ехали Малышка и худенькая Ари. Драконьи книги были аккуратно уложены в мамину брюшную сумку. Мы чувствовали себя прекрасно. Мама даже летать стала почти так же хорошо как я. 

       Влад знал, куда ехать. Мы продвигались быстро и никого не встретили на пути. Через несколько дней я ночью вылетел на разведку. Недалеко от хутора светился огнями факелов лагерь охотников. А самого дома уже не было — пахло гарью, кое-где на пепелище вспыхивали красные искры. Влад оказался прав. Неужели Миген настолько туп, что не мог предвидеть страшную участь, уготованную его семье? Он же любил своих детей, был с ними добр и ласков! С тяжёлым сердцем я полетел обратно. Погоня нам не грозила — не зря Анна пожертвовала мешком особо ценной пряности — после нашего отъезда я долго кружил над окрестностями, рассыпая порошок, сбивающий собак со следа. Я так задумался, что не заметил, как вернулся обратно, ни разу не присев отдохнуть. Крылья несли меня легко и свободно. 

       

       Пока нам везло, и мы без приключений добрались до жилища ещё одного хранителя мудрости Ордена, дряхлого одинокого старика — он так и не смог найти спутницу жизни, которая могла бы разделить с ним тайну. От него мы первый раз услышали об Убежище и, покопавшись в драконьих книгах, обнаружили подробные указания, как его достичь. Отдохнув и подкрепившись, наша группа отправилась дальше. Отшельник поехал с нами. Его знания могли пригодиться, к тому же мы с мамой были последними драконами, так что миссия хранителя в этих землях завершилась. 

       Несколько раз мы пересекали равнины. Простые люди не нападали на нас, но вели себя настороженно. Я понял: одно дело, когда по равнине бегут два страшных чудовища, другое, — когда те же чудовища мирно путешествуют в компании людей. Малышка, удобно устроившись на моей спине, приветливо улыбалась шарахавшимся в стороны путникам. Кое-кто даже махал нам вслед. 

       Встречались и охотники на драконов. Пара длинных языков ослепительного пламени приводила их в чувство, и они в панике бежали. Влад и Малый подбирали брошенные ружья и при появлении врагов брали их наизготовку. 

       

       Так мы достигли Убежища, находившегося высоко в горах. Пришлось бросить повозку, а лошади остались пастись на зелёных лугах. Вход в Убежище располагался на широком карнизе неприступной горы. Попасть туда можно было только по воздуху. Мы нерешительно сгрудились у края пропасти. От высоты захватывало дух.

        — В обитель труден путь, но вдвое он короче, — сказал вдруг старец.

       Мама посмотрела на него и продолжила:

        — Всего прыжок один, и ты спасён, мой друг!

Без разбега взлетев, я приземлился, развернулся и пошёл обратно, ступая прямо по воздуху. Шаг, другой… Друзья молча смотрели на меня. Наконец, лапа зависла над бездной, пришлось отойти назад. Теперь нас разделял всего один прыжок, совершить который мог любой дракон. Мы с мамой быстро перенесли наших друзей на загадочный карниз. Малышка повизгивала от восторга, шагая по невидимой опоре, а Малый несколько раз подпрыгнул, проверяя её на прочность. Дети совсем не испугалась! Никто из нас никогда не был в горах и теперь все пребывали в необыкновенно воодушевлённом настроении. 

       Вход выглядел незаметно для несведущего взора — тонкая продольная трещина в скале. Войти туда было непросто. В драконьей книге говорилось, что двери в Убежище открываются словом, но каким, мы долго не могли сообразить. Тут выручила мама — она вспомнила, как её родители когда-то говорили о родовом, третьем по счёту имени, дававшемся каждому дракону её клана. Она произнесла его, и массивные двери распахнулись, впуская нас внутрь горы. В нашем распоряжении оказались склады, забитые разнообразными продуктами. Мы обживали уютные комнаты, освещённые мягким искусственным светом. И люди и драконы находили их одинаково удобными. В нескольких больших залах хранились непонятные конструкции. В драконьих книгах встречались похожие чертежи и картинки, но что с ними делать, нам было невдомёк. Влад сказал, что чудеса в жизни случаются редко, и нам предстоит многому научиться. 

       

       Прошло несколько дней — сквозь замаскированные окна мы часто глазели на окружающую красоту. Выходить пока не было необходимости, к тому же страх всё-таки глубоко въелся в наши души. Я не мог поверить, что не надо никуда бежать, ни от кого скрываться. Здесь находился драконий дом, отсюда наш род спустился к людям, чтобы впоследствии нелепо и трагически погибнуть. Как же хотелось вернуться к началу времён и попробовать исправить ошибки! 

       Однажды, сидя в своей комнате, я услышал встревоженные крики. Сердце ухнуло куда-то вниз, я кинулся искать маму. Мы столкнулись в коридоре и побежали на шум. В самом большом зале уже собрались все люди. Они, задрав головы, следили, как откатывается в сторону верхняя часть внешней стены. В образовавшийся проём хлынул свежий холодный воздух, затем в зал влетел продолговатый предмет размером с пару взрослых драконов. Он плавно опустился в центре помещения. Мы отступили к дверям, готовые в любой момент бежать, заблокировав их паролем. Дверца на боку летающего экипажа открылась, и на пол спрыгнул человек в серебристо-серой одежде.

 

        — Папа! — это кричала Малышка. Она первая узнала нашего гостя. Девочка стрелой кинулась к отцу и повисла у него на шее. Что тут началось! Все окружили Мигена, вопросы сыпались градом, он едва успевал отвечать. За несколько минут Ари успела сто раз поссориться и помириться с мужем, а Влад и Анна хором укоряли зятя за проявленное к ним недоверие. Неужели он не мог сказать, что он член Ордена!? 

       Миген смутился и так сильно покраснел, что я уже подумывал, не обрызгать ли его водичкой. Истина оказалась куда интересней и неожиданней. Нет, муж Ари не имел отношения к Ордену Дракона. Почти двенадцать лет назад он прилетел с другого континента! Да, да, оказалось, что за большими водными пространствами существует ещё один населённый континент, Люди из наших краёв почему-то боялись воды и никогда не отваживались уплывать далеко от дома. Существовало прибрежное и речное судоходство, но отправляться куда-то в неизвестность никому и в голову не приходило! За Большой водой не было ничего хорошего — так гласили легенды. И, как я понял из дальнейшего рассказа, члены моего клана приложили к этим легендам лапу. 

       Муж Ари вкратце рассказал нам историю моего рода. Ещё до начала времён мир мудрых драконов ожидала неминуемая гибель вследствие небесного катаклизма. Предотвратить его было невозможно, но шанс уцелеть имелся. Выдающийся учёный нашёл вход в один из иных миров, существовавших одновременно с нашим бывшим миром. Этого я никак не мог понять. Слова Мигена о параллельных мирах не вызвали у меня ничего, кроме недоумения. Как это так? Неужели рядом со мной, на этой же земле существуют ещё какие-то миры? А почему они мне не видны? И почему катастрофа разразилась только в одном мире? Отшельник подтвердил слова Мигена, и я пока на этом успокоился и даже поверил. Я так мало знал тогда! 

       Два больших клана перешли в нынешний мир незадолго до страшного бедствия. Так начались новые времена. Драконы оказались на одном из двух континентов, населённых полудикими существами, предками людей. Большинство технических и научных материалов драконы не успели захватить с собой, часть знаний безвозвратно пропала, но это их не огорчало — главное, они спасли свой вид! История умалчивает, почему два клана разделились. Миген сказал, что произошла какая-то крупная размолвка о путях дальнейшего развития и отношениях с аборигенами. В конце концов, вожди кланов договорились разъехаться миром, никогда больше не поддерживать связь между собой и не вмешиваться в дела друг друга. Мой клан перелетел за Большую воду, построил Убежище и пошёл селиться на равнинах, где также обитали разумные существа — континенты когда-то связывал перешеек.

 

       Прошли века, драконы первого континента всё чаще задумывались о судьбе своих собратьев по другую сторону Большой воды. Слово вождя клана нерушимо. Поэтому они долго не решались преступить запрет и, в конце концов, попросили Мигена полететь на разведку. Миген прибыл и тайно высадился в недоступном для людей месте. Увы, к тому времени почти никого из драконов не осталось, хотя поначалу из-за склонности людей преувеличивать ему говорили о целых стадах свирепых чудовищ. С огромным трудом Мигену удалось найти одного из членов Ордена и тот указал на скромную семью хуторян, поселившуюся в местах, где видели последних драконов. Миген заехал к ним на огонёк и увидел Ари. Дальше всё было ясно. Он с первого взгляда влюбился в большеглазую хозяйственную девушку, они поженились, но Влад и Анна относились к зятю с подозрением. Даже рождение внуков не примирило их с мужем дочери. Уж больно много он поначалу выспрашивал у них про драконов. И говорил он с акцентом, совсем как охотники на драконов, которые часто приезжали из отдалённых мест. Миген связался с первым континентом и получил приказ найти и доставить последних драконов второго клана, а также отыскать Убежище, воздвигнутое по типовому проекту. Подобное сооружение построили и на первом континенте, но там оно к счастью не понадобилось. 

       Одному человеку задача оказалось не под силу — чтобы найти законсервированную цитадель, нужно было находиться от неё на достаточно близком расстоянии — только тогда прибор, переданный Мигену, мог обнаружить вход и управлять сложным механизмом Убежища. Тем временем Керт и Влад целыми днями кружили по лесу в поисках драконов и, наконец, встретили нас с мамой. А Миген мучился, так как не мог сказать родным правду. Слишком долго он откладывал объяснения, и ему могли не поверить. Пришлось даже пойти на неблаговидный поступок и напугать семью, сделав вид, что он собирается выдать нас властям. Но на самом деле для тревоги имелись причины — в городе поговаривали о большой облаве на драконов и именно эти события подтолкнули мужа Ари к действиям. Миген знал, что его серьёзный и умный тесть пользуется большим авторитетом у членов Ордена, и был уверен, что рано или поздно он приведёт нас в Убежище. Высоко в небесах, в невидимом снизу летательном аппарате, Миген наблюдал за нашим передвижением, готовый в любой момент прийти на помощь. 

       Когда Миген закончил рассказ, Влад пожал ему руку и сказал, что многие беды бывают от недоверия. Ари снова обняла мужа, а Малый и Малышка повисли на отце и не отходили от него ни на шаг. 

        — Я понимаю, что за нами скоро прилетят? — спросила мама взволнованно. Миген развёл руками и, ласково отстранив ребятишек, подошёл ближе: 

        — Нет, драконье слово нерушимо, ни один дракон первого клана не ступит на эту землю, — он улыбнулся. — Но я не дракон, поэтому сам поведу корабль, который мы здесь соберём. Надеюсь, что всё в порядке — давным-давно он несколько раз перелетал Большую воду, перевозя ваших сородичей. А вы ни о каких уговорах и запретах не знаете! Я вам ничего не говорил! 

       Мама крепко прижала меня к себе, коснувшись мордой моего плеча. Миген зажмурился и потом долго тёр глаза, как будто в них что-то попало. 

       

       Мы стоим на огромной платформе, несущейся с бешеной скоростью. Но движения совсем не чувствуется. Только облака стремительно летят мимо нас, и внизу пенятся волны. Бесконечная синева пронизана солнцем — зрелище, наполняющее сердце восторгом. Мы мчимся так несколько дней. Наконец, впереди появляется тёмная полоска суши. Миген говорит: "Ну вот, вы и дома!" Наш дом остался позади, но всё равно приятно слышать, что нас где-то ждут! 

       Платформа садится прямо на берегу. Нас встречает огромная толпа. Но что это? Драконы и люди стоят бок о бок, дружелюбно машут нам, что-то кричат, и в голосах совсем не слышится злобы и страха. Я уже знал, что на первом континенте у людей и драконов совсем иные отношения, но увиденное всё равно поражает до глубины души! 

       Мы осторожно спускаемся с платформы. После перелёта нас слегка пошатывает. Только Керт бодр и весел. Миген и Ари взяли детей за руки, Анна с Владом, поддерживая с двух сторон старого отшельника, сходят следом за нами. Симпатичный дракон с тёмной полосой вдоль хребта подаёт маме лапу. Она с непривычки смущается, но потом принимает помощь и с величественным видом проходит с ним к пожилому и по всем признакам главному здесь дракону. Мама последняя представительница нашего клана, она держится с достоинством, и я стараюсь подражать её плавной походке. Но старый дракон сам делает несколько шагов навстречу, обнимает маму, и слёзы катятся по его щекам. И тут я понимаю, что начало времён, романтическая пора радужных надежд, наступает здесь и сейчас. 

Похожие статьи:

РассказыПо ту сторону двери

РассказыДоктор Пауз

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПограничник

Рейтинг: +2 Голосов: 2 651 просмотр
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий