1W

Лабиринты сознания Марка Мэвери

в выпуске 2018/01/11
article12069.jpg

Холод проникал в этот мир словно тысячи ртов изрыгающих лед и мрак, обвенчав мир со смертью.

 

 

 

1 Сон?

Идет уже пятый месяц с начала судного дня. Мы все назвали его так. Мы знали, что он наступит, но не думали, что так скоро. Я стою перед зеркалом, и не верится, что из мутной глади, залапанной грязными пальцами, на меня смотрит тот, кто еще вчера был обычным клерком в компании по продаже канцелярских товаров. Иногда мне кажется происходящее сном, но лишь во сне я возвращаюсь к воспоминаниям, что были до того, как мир перевернулся. Сначала эпидемия, потом снег и тьма. Выжившие опустились в подземные укрытия: бункеры, метро, подвалы. Смерть не выбирала между богатым и нищим. Чертовка уровняла всех. Я выходил на поверхность только для того, чтобы снова раздобыть еды и горючего, что с каждым разом было сделать труднее. И однажды я увидел ее. Статная красивая девушка в темном плаще шла босая по колючему снегу. В ее руку посох, а на бледном лице блуждает улыбка безумия.

–       Я видела тебя, Мэвери, и тебя ждет тоже самое, что и всех.

–       Ну, да,- усмехнулся я, теперь мне уже не было страшно. Страх остался в прошлом. Там, где когда-то мы все смеялись, любили, ненавидели.

–       Скоро никого не останется.

–       Чем займешься тогда? - рассмеялся я, ощущая, как мгла подбирается к самому сердцу.

Быстро спрыгнув в свое убежище( прикрытый мусором канализационный люк), я побежал по обледеневшему коллектору. Вскоре под ногами захлюпала вода, в нос ударил запах плесени. Спасительная дверь совсем рядом и, повернув задвижку, я открыл ее,  вваливаясь внутрь.

Потом  смеялся, задыхаясь кашлем, кровь капельками стекала по губам. Я знал, что мне осталось недолго. Мы все заражены, но не утратили волю к жизни.

Снимаю мокрую одежду, заворачиваясь в теплое одеяло, пью горький чай, продлевающий никчемную жизнь и, я знаю, что рано или поздно девушка с бледным лицом коснется моих плеч...

 

************************

 

Я открыл глаза. Сердце бешено колотилось.

–       Марк ты напугал меня,- сонная Ли, потрясла меня за плечо,- что тебе приснилось?

–       Этот сон, он такой реальный. Такой настоящий, что я, почти-что поверил в то, что  действительно видел смерть. На земле начался ледяной ад, и мы все медленно умираем.

–       Боже, что ты пил вчера?

–       Перестань,- отмахнулся я, глядя на часы.- Пора на работу, свари кофе пока  приму душ.

Потом мы завтракаем и, поцеловав Ли, я спускаюсь вниз по лестнице, все еще вспоминая странный сон. Впереди идет девушка. Черт, похоже, пришло время сходить с  ума. На ней черная длинная юбка и шелковая туника такого же цвета. Темные гладкие волосы, словно водопад, струятся по плечам. Она так похожа... я не хочу произносить то самое имя и сажусь в машину. Она оборачивается, и не узнать не возможно ее.

Кашель, мучительный кашель, тысячами осколками стекла взрывает легкие. Кровь. Она брызнула на панель. Мне кажется крови слишком много. Помню, именно так начиналась эпидемия. Сначала кашель, кровь, потом ничего в течение месяца. Дальше легкое недомогание и головная боль. Грипп скажут врачи и это будут слова приговора. Судный день уже близко. Я повернул ключ в замке зажигания и двинулся вперед. Достав платок, вытираю кровь с губ и панели, с руля... Что это? Мой сон был предвестником или у меня туберкулез? Надо съездить к врачу. Я набираю номер доктора Шона, мне отвечает сдавленный кашель. Закрываю глаза и проваливаюсь в сон, где снова счастлив, теряя себя, размывая грани между настоящим и вымышленным. Судный день близко шепчут тысячи голосов. Я открываю глаза и понимаю, что мой день начинается снова. Испуганная Ли пытается разбудить меня, а я снова и снова проживаю этот день, и теперь  знаю, что будет дальше, попытаюсь изменить ход действия, получится ли на этот раз?

 

2 Сон  с продолжением

 

Я не сплю уже вторые сутки, не понимая, где настоящее, а где кошмар, пугающий и преследующий меня, как и  красивая девушка с бледным лицом не кто иная, как Смерть. Просыпаюсь в поту, холод сковывает до судорог и рассказываю снова и снова Ли о том, что произошло со мной.

–       Тебе нужно обратиться психиатру, это не нормально. - сокрушается Ли, всплеснув руками.

–       Понимаю тебя, дорогая, возможно это после работы. В офисе такой аврал был, помнишь, как я сутками не вылезал из-за компьютера? - пытаюсь выкрутиться я.

Устал, и стараюсь не показывать это Ли, хотя знаю, сейчас все повторится снова. Смерть  расставит все по своим местам, и я вновь окажусь в неизвестном постапокалиптическом будущем. А если немного подправить сценарий и не садиться в эту чертову машину, а отправиться на метро. Это решение мне понравилось, однако порезы и ссадины не исчезали после сна, приходилось их замазывать, скрывая от глаз жены. Я не хотел пугать ее, но все, что происходило  во сне, ярко выражалось следами на теле, что  напрягало еще больше. Все походило на какой-то замкнутый круг,  и кто писал сценарий известно, наверное, одному Богу. Старик давно покинул нас, усмехнулся я. Да что происходит...

–       Кофе будешь, дорогой? - спросила Ли.

–       Нет, сегодня мне нужно быть пораньше.

Я быстро оделся и причесал всклоченные волосы.

–       Ты сегодня выглядишь неважно.

–       Думаю, давно уже выгляжу "неважно",- улыбнулся я, и, поцеловав ее, вышел из квартиры.

     Уже внизу, выйдя из лифта,  с удивлением обнаружил, что у меня разные ботинки. Один черный, другой коричневый. Как это возможно? Интересно, когда вирус поразит меня снова? Спускаясь по лестнице, я решил пройти мимо стоянки автомобилей и направился прямиком к подземке. Она манила, словно воспоминание из моих снов, где под землей все спокойно, безопасно. Где цепкие скользкие руки не могли схватить и переломать все кости. Меня поразила тишина. Взглянув на часы, я понял, что времени всего без четверти восемь утра. Людей мало, но очень тихо, взгляд упал на циферблат городских часов, стрелки которых вращались в обратном направлении. Началось, выдохнул я, скрипнув зубами от досады. Не нравилось мне все это. Очень не нравилось...

–       Марк, ты отклонился от курса,- холодный женский голос иглами впивается в сознание. Зажмуриваюсь от боли и понимаю, кто-то толкает меня, оборачиваюсь, лечу вниз лицом и вижу приближающиеся рельсы.  Откуда рельсы, я ж еще не спустился в метро? Хочется подняться, но кашель сдавливает легкие. Огни. Поезд появляется стремительно, и я, не успевая почувствоватьболь, проваливаюсь куда-то вниз.

–       Мэвери...очнись, - кто-то больно ударил по щекам.

–       У него очередной приступа, Дюк.

–       Со всеми бывает,- Дюк протер мои пересохшие губы влажной губкой. Я открыл глаза и вспомнил всё, что произошло раньше,- с возвращением, Марк.

Он похлопал меня по плечу.

–       Я тоже попадаю в прошлое,- сообщил Зак, присаживаясь рядом,- та же фигня, что и у тебя. Там всего лишь один день, а здесь дни, недели... скоро уже полгода.

–       У меня почти неделю был "день сурка",- я поднялся и сел, свесив ноги с импровизированной кровати сделанной из ящиков, - наконец-то дома.

–       А что у тебя, было? - спросил профессор.

–       Каждое утро Ли, моя жена, варит кофе, я еду на работу и задыхаюсь от кашля, умираю и просыпаюсь снова... В предпоследнем сне я видел смерть, она такая же, как и на поверхности...

–       Может это не смерть, с чего ты взял? - спросил Дюк,- да, и спасибо за сигареты, что притащил сверху.

–       При нашем диагнозе курить равносильно самоубийству,- выдохнул профессор.

–       Это приближает меня к освобождению,-  улыбнулся Дюк, показывая неровные зубы.

–       Во второй раз, я решил не садиться в машину, а отправиться на метро и , нарушил чей-то план, часы пошли в обратном направлении, а меня кто-то столкнул на рельсы. Всякий раз, когда я умирал семь раз, то возвращался к Ли. Сейчас же  попал сюда, домой. Иногда мне кажется, что реальность там, где Ли, работа, город полный людей...

–       Но ты ошибаешься, Марк,- Зак показал на свою руку без указательного пальца,- в том мире он не вырастает, в том мире наши тела остаются прежними.

–       Значит это какой-то глюк! – Дюк, поморщившись, откашлялся, вытирая кровь. - Только почему мы никак не можем умереть? Умереть, как это сделало большинство.

–       Значит у смерти на нас свои планы,- горько усмехнулся профессор,- тебе, как, лучше?- он посветил фонариком мне в лицо.

–       Да, профессор, хорошо у нас есть вы.

–       Спасибо, Марк,- я опустился на пол, собирая вещи. Сегодня снова вылазка в город и теперь мы идем с Заком. Профессор решил, что по одному ходить опасно, хоть и более скрытно получается. Что-то происходило наверху, город жил своей жизнью. Только не люди правили миром, а холод и мгла, которая собирала жатву оставшихся в живых, что еще остались на поверхности. Сегодня в наш план входило обнаружение выживших. Так мы нашли Профессора, так мы найдем еще кого-нибудь, спасем от жестокой участи умирать и просыпаться снова, менять жизни, и помнить каждый повторяющийся день. Это безумие, и мы должны разобраться, как быть дальше.

         Теплый коллектор остался далеко позади, сумерки медленно выползают из закоулков и подворотней.  Мы молчим, тихо ступая по обледеневшему снегу. Его стало больше. Одноэтажное кафе " Канарейка" занесло полностью, я вижу только облезлый желтый клюв, торчащий из сугроба. Рекламная вывеска покрылась ржавчиной и обледенела, а края стали похожи на бритву.

–       Нам не стоит идти по открытой местности,- уронил Зак, потянув меня за собой,- профессор соорудил кое-что, что-то типа тепловизора, вот зацени.

Я взял из его рук прибор, несколько футуристический, непохожий на то, что мне казалось раньше. Очки. Обыкновенные очки к одному из стекол, которых было прикреплено устройство, позволяющее видеть живые организмы в поле зрения.

–       У человека желтый свет, посмотри,- Зак помахал  передо мной, и я увидел оранжевый силуэт его руки,- животные красные, мы с профессором на крысах проверяли.

–       Здорово.

–       Идем, не хотелось бы попасть на стаю.

–       Да, в последний раз, они чуть не догнали меня.

 

3 Сон  становится настоящим

 

Стало жарко. Жарко так, что, наверное, снег плавился под ногами. Потом я всегда думаю, а что дальше? Вот закончится все, сможем ли мы стать нормальными после такой порции адреналина ежедневно. В кровь. В кровь, прокладывая путь в артериях, бьет адреналин. Мы пахнем им, как и должна пахнуть добыча. Смеёмся. Смеёмся, как сумасшедшие, скаля зубы, бежим, на ходу, сбивая снег с выступов зданий, чтобы охладить лицо. Теперь сложно, мы нашли выживших их двое - женщина и ребенок. Ребенок совсем маленький, и Зак повел их в укрытие, пока я понесся в другую сторону, увлекая за собой стаю.

Это было ожидаемо, бешеные псы обезумели от голода. Сначала они ели остатки пищи, потом стали набрасываться на людей, ели мертвых, кошек, птиц, крыс. Потом друг друга...Их вид становился опаснее, всего полгода и они забыли, что такое человек. Голод. Он сделает все, подчиняя себе разум животного, затмевая то, что было записано на подкорке сознания. Одичавшая стая собак неслась за мной, но я знал, как убежать. Стрелять опасно, можно привлечь внимание других стай, и тогда бы я один не справился.

Ныряю вниз, проваливаясь на первый этаж, собачья морда больно ударяется зубами о стекло, кровь еще больше злит тварь, я быстро опускаю рольставни. Странно. Быстро, точно их кто-то смазывал. Я огляделся по сторонам. Тут кто-то живет, несомненно. Нет леденящего холода и запаха забвения, который витает повсеместно в подобных местах. Коснулся свечи – теплая, принюхался, пахнем костром.

–       Что тебе надо, добрый человек,- ощущаю, как в спину уперлось дуло винтовки, а скрипучий голос, точно принадлежит древней старушенции. Оборачиваюсь. Бац. Получаю удар. Тупая боль, а потом темнота.

Когда  очнулся, то понял, что не могу пошевелиться. И вспомнил о Ли, но для моей квартиры здесь слишком темно и воняет. Боже, запах разложения ударил в нос, давно я не ощущал такой мерзости. Руки больно стянуты ремнем, а подо мной полуразложившиеся тела, останки тех, кто когда-то тоже были людьми.

Мерзкая старуха, от нее воняет трупом, но она жива. Жива, черт тебя дери.

–       Что ты выдумала, ведьма?! -  смеюсь, словно приговоренный к смерти. Сошедший с ума, которому уже все равно, что в тебя стволом тычут, а руки связанны.

–       Хорошо, что ты попал сюда,- она склонила голову на бок,- жаль, что все остальные умерли...

–       Скоро сюда вернется мой друг, и мы посмотрим, как ты запоешь.

–       Здесь никого нет,- она улыбнулась беззубым ртом, поднимая винтовку,- я лишь хочу освободить тебя.

–       Нет-нет-нет-нет-нет! - разорвало воздух точно скороговоркой,- мне нельзя умирать именно сейчас...

Прогремел выстрел. Старуха стреляла плохо, и пуля попала в плечо, застряв в кости. Боль обожгла словно «тазером», я выругался, понимая, Зак меня точно не найдет и не придет на помощь, остается одно – умирать... Она снова выстрелила. Черт.

–       Целься лучше,- закричал, удивляясь своему визжащему голосу,- прикончи меня, я не собираюсь гнить заживо среди этих трупов!

 

Кровь заливает лицо, я ощущаю ее вкус на губах, соленый, тошнотворный, который смешивается с запахом гниющей плоти. Выстрел возвращает меня. Куда? Я открываю глаза и вижу свои окровавленный руки, грязную одежду и белую комнату. Белую. Слишком белую и слишком стерильно-вылизанную. Чувствую, как дрожат руки, тремор начинает охватывать ноги и все тело, я падаю на пол, похожий на облако и проваливаюсь, куда-то, слыша голоса: " Мы его теряем! Остановка сердца..."

 

Не хочу воспоминаний о Ли, не хочу думать о той старухе, понимаю, что метания в моем разуме происходят не в разных реальностях, а в моей голове. Мир тихо сходит с ума. Дюк, который шутит и бросается ядовитыми шутками, серьезный Зак, и не похожий на ученого Профессор, у которого никто не спрашивал его имени, и никто не знает, кто он.

Поворачиваю голову и пытаюсь разглядеть силуэт женщины, которую мы спасли. Она спит, крепко сжимая ребенка. Ему не больше пяти месяцев, совсем маленький и все же живой. Живой среди этого ада и ледяного безмолвия.

Ее зовут Аманда. Ей не больше тридцать пяти. Темноволосая, поджарая словно гончая. Немудрено - полгода скитаний и бегства от стай, от сумасшедших, которые при виде женщины теряли человеческий облик. Как она выжила, спрашивал я себя. Нет, не ее...

Беременная. Как она сумела сама произвести на свет ребенка? Сколько же силы может быть в женщине, способной дать жизнь другому существу.

У нас много запасов сухого молока, и малыш, наконец, смог уснуть. Я отвернулся к стене, пытаясь хоть немного поспать. Мысли о белой комнате не давали расслабиться. Это что-то новое, пронеслось в моей голове. Странно. Все чрезвычайно странно. Я решил, что с Профессором надо все обсудить и внести коррективы в понимание того, что с нами происходит. Люди не могли умирать. Смерть переносила их из одной реальности в другую. Я провел рукой по лбу, на котором нащупал шрам в том месте куда вошла пуля. Старушенция все-таки прикончила меня. Надо снова найти ее и постараться быть более осторожным. С этими мыслями я окунулся в сон без сновидений, похожий на темную материю, колодец без воды, теряя связь со своим измученным разумом.

 

4 проникновение в реальность.

 

–       Аманда, ты не можешь пойти с нами,- Зак настойчиво покачал головой,- ты должна заботиться о ребенке...

–       Лишняя пара рук вам не помешает,- она решительно застегнула теплую куртку и нацепила очки с тепловизором, что  еще более усовершенствовал Профессор.- Я согласна, что надо идти против правил и тогда  можно изменить сюжет наших вылазок. Один раз у меня получилось притащить винтовку с патронами из другой реальности, потому что она была у меня в руках, и сжимала я ее до последнего. И ничего, что в меня  разрядили всю обойму охранники банка!

–       Ну, предположим, ты грабила банки, в далеком прошлом, и тебе это нравилось!- усмехнулся Дюк,- но сейчас все иначе.

–       Конечно, сейчас ты остаешься с моим сыном, а мы с Заком и Марком отправляемся  наружу. Я знаю места, где еще есть выжившие. Нет, Дюк, это не ловушка, не начинай. И не кури при ребенке.

–       Хорошо, мисс кувалда! - улыбнулся Дюк.

Аманда ласково посмотрела на  малыша, потом  в ней словно что-то отключилось, вместо нежности и любви, на свет вылезла ярость, холодность и расчетливость.

–       Идем, мальчики.

Я двигался последним и все думал о том, как снова попасть в дом той старухи, почему-то  мне подсказывало, что я должен там оказаться. Но в тот раз мои предположения обманывали меня, вели в другом направлении.

Мы выдвинулись рано утром, так как это было самое безопасное время суток. Серело. Рассвет сонными лучами облизывал крыши домов. Аманда двигалась на северо-запад, по ее словам десять человек завалило в аквапарке, но они все еще живы.

–       Я была там неделю назад, до того времени, как вы нашли меня. И уже совсем отчаялась, когда псы загнали меня в угол.

–       Идем, мы должны вернуться до рассвета,- тишина заставляла внимательно оглядываться по сторонам. После апокалипсиса мы  долго не были в этой части города, и мне было явно не по себе. Потом появилось ощущение, что за нами кто-то следит, их было много, и просто кожей ощущал взгляд десятка глаз.

–       Аманда, сколько их там?

–       Сейчас не знаю, Марк,- буднично бросила она, и я, толкнув Зака в плечо, дал понять, чтобы он смотрел в оба.

На какое-то мгновение, вдруг  увидел пролетевшую над нами тень. Подняв голову,  посмотрел, как на крыше дома сидит Она. Девочка так похожая на смерть в длинном черном плаще, что развевался на ветру. Посох все еще в руке, и она наблюдала за нами. Я хотел показать ее Заку, но когда тот поднял лицо, на крыше уже никого не было. Не хочется казаться идиотом, и меня радует то, что Зак понимает меня. Он не видел Смерть, но верил мне, так как в этом безумном мире все возможно.

Аквапарк совсем близко. Торговый цент оскалил свои зубы на обледеневшей вывеске. Снова снег, мы подходим к расчищенному  проему и пытаемся пробраться внутрь. " Дин-динь-дон, кто хочет ко мне в дом",- слышу в своей голове и оборачиваюсь,-"Привет красавчик"! Никого. Медленно спускаемся вниз, обвязавшись веревкой. Зак остается наверху, а мы с Амандой осторожно пробираемся внутрь. Скользко, но чем ниже, тем становится теплее. Запах сырости. Вонь разложения, как   послевкусие, что появляется после стухшего вина. Сравнение. Ну, уж так подумалось.

Наконец ноги коснулись земли. Аманда осветила впереди себя проход, и мы двинулись дальше. Под ногами чавкает грязь. Кроме этого мерзкого хлюпанья – тишина и звук падающих капель воды.

Наконец, впереди выросла железная дверь, Аманда громко постучала в нее три раза и сжавшись, словно пружина приготовилась к плану "Б", если что-то пойдет не так. Головная боль лезвием прошлась внутри, я поморщившись, закрыл глаза. Через  несколько минут за дверью началась возня, лязгнул замок и скрипнули петли. Вода сделала свое дело, дверь пришлось открывать с большим трудом.

–       Лео,- Аманда, опустила пистолет,- я рада, что ты жив и все по-прежнему.

–       Ты привела помощь?

–       Да, сколько  вас осталось?

–       Семеро. Остальные не вернулись с вчерашней вылазки, думаю, они будут позже.

–       У нас нет времени ждать,- сухо бросил я, сплюнув на пол.- Мы и так рискуем находясь здесь.

"Дин-динь-дон, Марк, динь-дин-дон. Ты пришел  для смерти в дом!"

–       Что за чертовщина? - я посмотрел на Аманду,- ты слышала это?

–       Что?

–       Мне нужно наверх...Зак!- оглушительная боль заставила согнуться пополам.

–       Не надо, Лео! - крик Аманды повис в воздухе и оборвался, точно порванная струна.

Я ощущал, как почва уходит из-под ног. Мерзкий смех. Он проник в мозг, разрывая сосуды. Кашляю, понимая, что все сейчас закончится, но Это не хочет оканчиваться, как и осознание, что сейчас должно что-то произойти. На голову мне нацепили вонючий мешок и поволокли. Аманде было не лучше, я слышал ее сдавленные крики и не мог понять, что происходит. Сначала подумал, что эту ловушку подстроила Аманда, теперь же  и она стала заложником своих "друзей". Единственный выход отсюда – смерть, но кто-то знал это и поэтому у нас с Амандой не было шансов. Темнота и неизвестность заставляли нервничать, руки стянули за спиной ремнем и привязали к трубе. Надо было сосредоточиться, заставить себя успокоиться, начать мыслить в новой реальности. Зак поймет, что-то не так и приведет помощь. Но сколько здесь их. Семь, сказал говнюк Лео, но он  мог и соврать, почём мне знать. Укол в плечо. Запах эфира ударил в ноздри, сон через иглу проник в кровь и понесся по венам, точно скоростной поезд. Он летел со скоростью звука, света, замыкаясь в круг, опережая и догоняя себя...

Я открыл глаза. Ли ласково улыбается.

–       Доброе утро, Марк,- она целует меня в щеку. Все как всегда. Я что, снова умер? Нет. Все равно все как-то по-другому.

–       Идем завтракать, все на столе. Мама привезла из Китая  такой замечательный чай. Вставай. Да, я почистила твои ботинки, как ты просил.

Я медленно поднялся с кровати и, свесив ноги, увидел приготовленную обувь. Ботинки - один черный, другой коричневый. На стуле розовая рубашка с ярко-синим воротником и   темно-синие брюки. Что за шмотки, я непонимающе, оглядываю комнату. Это не мой дом. Смотрю на Ли, которая наливает чай. Ее руки неестественно  длинные, а улыбка растянутая почти до самых ушей. Она улыбается, и я вижу какие у нее большие зубы, мотаю головой, но это не видение. Я словно попал в королевство  кривых зеркал.

–       Прости, но я не успеваю позавтракать, мне пора,- я быстро натянул брюки и дурацкую рубашку, окинул взглядом пол в поисках носков. Что-то подсказывало мне, отсюда необходимо как можно скорее убраться, что я и сделал, нацепив разномастные ботинки на голые ноги.

–       Дорогой, а как же завтрак? - чудовище, чем-то отдаленной напоминающее Ли растянулось в улыбке.

–       Я спешу, увидимся вечером.

Она что-то говорила, но я уже не слышал. Выбежав из квартиры, я  подскочил к лифту и, нажав на кнопку, сунул руку в карман. Портмоне на месте. Двери лифта открылись, и я чуть было не шагнул в пустоту. Перед глазами  манящей пропастью зияла пустая лифтовая шахта. Оборванные провода искрили, а где-то внизу я увидел людей, они были мертвы. Тела лежали кучей одно на другом, и что-то мне подсказывало, что в подобной реальности я еще не был. Быстро спускаясь по лестнице, я судорожно ощупал карманы. Сигареты. С каких пор я начал курить? Не помню, но жутко хотелось. Увидев на подоконники пачку, я раскрыл ее и, вынув сигарету, поднес ко рту. Тошнотворный запах смерти пронесся сквозь меня, получив оплеуху от внутреннего голоса, я положил пачку на подоконник и продолжил спускаться вниз. Лестница казалась бесконечной, но мне удалось выйти из дома.

Город встретил проливным дождем, но это был обычный город. Машины проносились мимо, сигналя и окатывая ноги водой из луж.

–       Возьмите,- я посмотрел на женщину, протянувшую мне зонт,- он вам понадобится.

–       Спасибо,-  двинулся дальше, разглядывая лица прохожих, словно пытаясь найти кого-то близкого. Эти люди в серой безликой одежде в одинаковых плащах и в ботинках разного цвета. Пахло дождем и осенней листвой, выхлопами автомобилей и сигаретным дымом. Все было настоящим, как и лицо Профессора, который шел мне навстречу. Он не видел меня и прошел, наверное, мимо, если бы я не раскинул в стороны руки и не поприветствовал его.

–       Молодой человек, вы в порядке? - он непонимающе уставился на меня.

–       Профессор, это же я Марк. Марк Мэвери.

–       Я не знаком с вами, вы, наверное, меня с кем-то путаете.

–       Простите, Профессор, но мне очень нужно поговорить с вами.

–       Я не общаюсь с незнакомыми людьми, тем более,  с такими странными.

–       Простите, но тогда я вынужден... - я вытащил из кармана неизвестно откуда взявшийся пистолет,- заставить вас пойти со мной.

Люди  начали косо посматривать на нас, и я услышал слова полиция и, что необходимо позвонить куда следует.

–       Профессор, это очень важно,- я сунул пистолет обратно в карман,- простите, что заставляю вас идти со мной, но у меня к вам столько вопросов.

–       Вы меня пугаете, как вас там Мэвери?

–       Если бы я хотел, то убил вас, заставил пойти со мной, но я не хочу делать этого.

–       Хорошо.

–       Так вы составите мне компанию?

–       Только если в людном месте.

Я пожал плечами и протянул ему руку в знак примирения.

–       Как ваше имя профессор, вы мне так ничего и не сказали, никому не сказали.

–       Странно все это, но я действительно профессор вирусологии Дэн Браун.

–       Приятно познакомится, Дэн,- я взял его под руку и потянул его в сторону небольшого бистро через дорогу,- вы пьете кофе, причем очень любите с корицей, которую в нашем мире уже трудно найти.

–       Откуда вы знаете?

–       Сейчас  я вам все расскажу, а потом, думаю,  вы сможете мне объяснить некоторые вещи.

 

5 Ответы вопросы безысходность

 

Дэн Браун слушал и не мог поверить, а чем больше я рассказывал о нем, тем сильнее он проникался в события происходящие в моем постапокалиптическом мире. Он не мог понять, как   может находиться одновременно там и здесь и ничего не помнить о случившемся.

–       Я работаю над вирусами, в основном для военных и у меня был заказ на создание вируса, который дезориентирует противника с помощью спутанности сознания и галлюцинаций.  Одно мне не понятно, как можно умирать и попадать в другой мир, но возвращаться всегда в то место, где вы обитаете.

–       Жаль не могу вас взять с собой, Дэн, очень жаль. Это не другое время, не другая реальность, это нечто иное, не  подвластное пониманию ни мне, ни...даже, вам. Но если бы это было галлюцинацией, я не знал столько подробностей из ваших привычках и вкусах.

–       Вот это и удивительно. Возможно, я должен что-то предотвратить, не создавать этот вирус?

–       Не знаю. Мне известно одно,- я наконец-то допил сладкий чай, который не пил уже пол года,- что сейчас мне не дают умереть, чтобы я получил ответы...но не знаю,   не могу понять, как мне быть.

–       Возможно, рано или поздно они отыщутся... ответы,- профессор скрестил руки на груди.

Мне не хотелось с ним расставаться, но я знал, мы больше не увидимся. Так же понимал, что не хочу возвращаться в вымышленный дом, к мнимой жене - чудовищу с улыбкой, как у Чеширского кота. Меня не пугала мысль, что ночь придется провести на улице, в окружении таких же бездомных, и  не понимал, почему  не могу вернуться обратно.

Ветер. Он пробирал до костей. Я поднял воротник рубашки и понял, что зонт пригодился, кстати.  Подумал о плаще, зашел в магазин и, выбрав куртку вместо плаща, оплатил покупку. Потом долго сидел в кафе, потягивая жидкий кофе. Горячий, но отвратный, зато очень вкусные пирожные с клубникой, что мне очень понравилось. Мысли  о том, что сознание запускает  странные игры, тело в одном месте, разум в другом, не покидали меня. Вопрос  «что происходит и кто эта девочка Смерть, что за голос поет мне на ухо про "динь-дин-дон"»,  крутился в голове, как надоедливая песенка. Я закрываю глаза, медленно проваливаясь в сон и понимаю, из этого тягучего пузыря наполненного патокой уже не выбраться.

         Снова белая комната. Та самая. У нее вместо пола туман,  она живая, пульсирующая, словно организм наполненный нервами и желаниями.

–       Что вы делаете с нами? – спрашиваю, чувствуя, что эмоции кипят, как на раскаленном масле,- сколько  будет продолжаться ваш эксперимент?!!!

Тишина.

–       Вы не готовы, вы больны,- холодный женский голос рисует металлическим предметом, отчего мурашки  по коже.

–       Да кто вы такие?!

–       Время не пришло.

–       Черт побери, всех вас! - передо мной появляется зеркало, где я вижу себя прежнего – здорового, успешного менеджера среднего звена вместе с молодой женой Ли. Идиллия. Она выплескивается на меня как кислота,обжигая сознание, потом я вижу себя, вижу кровь и то, как разрушающийся мир уничтожает меня. Постепенно, не сразу я становлюсь другим.

–       Ты не боишься смерти. Но Смерть всего лишь программа, которая дала сбой, вы все обычные файлы в системе, и не ваших силах изменить ее, это она  меняет вас, выбирая, уничтожая, архивируя.

–       Где настоящее, мы все запутались?- я боюсь поверить в то, о чем говорит эта бездушная машина.

–       Все настоящее, все существует. Каждый шаг и поступок  –  отпечаток в программе. Все это является основой существования файла.

–       Но мы не файлы, мы живые,- я ощущаю, как дрожит мой голос, - это невозможно... Выпусти меня отсюда.- Я стучу в прозрачное стекло, становящееся черным. Оно вибрирует и гудит,- выпусти меня, мать твою! Я не хочу сидеть в этой клетке!

 На какое-то мгновение мне удается проникнуть внутрь, темное стекло похоже на сгусток, трудно дышать, и я с трудом просовываю голову, понимая, что на меня смотрит испуганный двойник, сидящий за компьютером. Я не узнаю свой голос, у него появился какой-то металлический лязг. Страшно. Второй Марк перепуган не на шутку, он бледнеет и вцепляется руками в  подлокотники кресла. Раскрывает рот, как рыба, становясь похожим на утопленника, который вот-вот захлебнется. Пытаюсь вытащить руки, но не получается, в монитор пролезла только моя голова. Марк второй,  наконец, выходит из оцепенения, в комнату забегает Его жена и это точная копия моей Ли.

–       О Боже! – кричит она , закрывая лицо руками. Марк хватает пепельницу и кидает мне в голову. Я не чувствую боли, только  ощущение, словно голова рассыпается на миллионы кусочков и склеивается вновь. Меня затягивает внутрь, и я проваливаюсь вниз, падаю, тошнота заставляет рот наполниться соленой слюной. Кто я?! Неужели все не по-настоящему. Где мы все, кто мы, неужели мы не настоящие?!!!

 

6 перезагрузка системы

 

Всю ночь Марк Мэвери не спал, а утром он позвонил Заку и с ужасом рассказывал об увиденном.

–       Я не сошел с ума, Закари, Ли тоже видело это. Боже... это словно кошмар из дурного сна, когда твое "я", вылепленное из пикселей монитора пытается вырваться наружу. Оно страдало, и было так же напугано, но теперь не знаю, как включать компьютер, когда Оно может снова вернуться.

–       Это не телефонный разговор Марк, у меня кое-что есть для тебя, и  ты очень удивишься, узнав об одной вещи. Прости, но по телефону не могу... приезжай... примерно к тринадцати часам ко мне. Я поделюсь с тобой такой новостью, ну не  буду интриговать, увидимся.

Марк отключил телефон и почувствовал, как кто-то смотрит на него. Он быстро захлопнул дверь в свой кабинет. Он знал, Оно там и ждет своего часа.

–       Милый, что с тобой,- голос Ли заставил вздрогнуть и спина покрылась капельками пота, заставляя рубашку прилипнуть.

–       Черт, ты напугала меня.

–       Да  что с тобой?

–       Что со мной?! Ты забыла, что вылезло вчера из монитора?!!

–       Я думала, это... - Ли прижалась к стене и как-то странно посмотрела на Марка,- я думала это просто игра... я не понимаю...

–       Мне нужно уехать, а ты, что сейчас ты собиралась делать?!

–       Не кричи на меня!

–       Ты хотела ехать к маме, вот и собирайся!!!- Марк  был вне себя от бешенства, гнев так и клокотал в нем. Если бы Ли замолчала, а не завела свою старую шарманку, о том какой он не внимательный муж и как все время отдает работе, как он груб с ней и как срывает на ней свои комплексы и так  далее.

–       Заткнешься  ты или нет! - в какой-то момент, в маленькую долю секунды,  он еще мог остановиться, но ее лицо, оно было полно отвращения и ненависти. Только потом Марк поймет, что эта мимолетная истерика, что это все ничего не значит, и он очень любит Ли, вместе с ее острым языком и ворчливой мамашей.

Он ее ударил не  сильно, но этого оказалось достаточно, Ли покачнулась и, схватившись за стеллаж, вскрикнула от боли. Ее лицо исказила гримаса ужаса и отчаяния, по лбу стекала темная струя крови. Марк не понял, как это случилось, как бронзовая статуэтка смогла упасть на голову его любимой. Он только что был готов убить ее... Нет-нет, он не хотел этого, он был просто напуган, расстроен, а она... Ли упала на пол, теряя сознание, извиваясь в липкой кровавой луже, цепляясь пальцами за голые ноги Марка. Он отодвинулся в сторону. Оцепенение проделало в его сознание дыру, выпуская самых жутких демонов. Медленно. Слишком медленно, точно в кино, где пленку зажевал кинопроектор, Марк сползал по стене, точно липкая капля патоки, сладкая и приторная до тошноты. Руки судорожно  продолжали что-то сжимать, он опустил глаза и увидел заколку Ли. Крылья бабочки были смяты, бусины осыпались. Ли больше не двигалась.

Когда открылась дверь, Марк не  очень хорошо соображал, он тихо плакал, обхватив голые колени, глядя на плод своих трудов, на то как легко можно взрастить смертный грех и убить им того, кого любишь, не желая этого, не имея представления, что это случится. Он не видел Его выходящего наружу, пелена слез и боли  закрыла всё перед глазами.

 

Я не мог ждать. Я чувствовал, что тюрьма становится слишком тесной для меня, и понимал, что  не просто человек и кое-кто играет со всеми нами ради амбиций или еще чего-нибудь. Это уже неважно, главное, мне виден выход, и я знаю, куда двигаться дальше. Сейчас меня не пускает это темное зеркало, но еще немного и  у меня получится, главное ничего не бояться. Тот другой за гранью не может быть мной, и я должен убедиться в этом.

 С трудом просовываю руку в  "зазеркалье" и чувствую пальцами ветер, который говорит мне, я на верном пути, и близок к цели. Мне страшно, но другого выхода нет, не хочется возвращаться к прошлому, бежать и пытаться выжить. Здесь ответы на мои вопросы. Я снова пытаюсь просунуть голову. С трудом, но у меня это получается, слышу крики...они ссорятся...мне никто не помешает выбраться...они ссорятся из-за меня. Тишина. Неужели он все-таки убил ее. Идиот. Я чувствую, что становлюсь сильнее, сегодня я очень сильный. Воздух дает силы, и возвращает ощущения, запахи, кожа становится более чувствительной, чем раньше. Я понимаю, что со мной что-то не так, но постепенно  материализуюсь и становлюсь прежним. Подхожу к зеркалу. Ничего не нахожу необычного, я все тот же Марк Мэвери, только пора избавиться от дурацких разномастных ботинок и этой дешевки – розовой рубашки. Здесь нет Его вещей, и я смело направляюсь к двери, открываю ее, проходя мимо тела Ли. Это не моя Ли, она чужая, в ней нет ни капли той Ли, что будит меня утренним кофе и вкусным завтраком. А это разве  Марк Мэвери, трясущийся от страха, наверняка наделавший в штаны? Я наклонился над ним чувствуя запах своего одеколона. Да. Вот это точно мой запах.

–       К-кто ты? - выдавливает это ничтожество, убившее свою жену.

–       Кто ты-кто ты?- смеюсь, скорчив рожу и ухожу в  их спальню. Квартира другая, но я ее видел в одной из реальностей. Я сбрасываю с себя вещи, надеваю его шмотки. У парня есть вкус.

         Существо с моим именем уже не трясется, оно наставило на меня пушку. Я, улыбаясь, беру ее за ствол и просто забираю у Марка пистолет. Сейчас он похож на тряпичную куклу, и мне даже жаль его.

–       Тебя посадят за убийство жены, дурачок, но я могу помочь тебе, если мы поменяемся местами. Мне терять нечего, моя смерть лишь изменение программы, а ты сможешь вернуться в игру и возможно найти еще одну Ли или написать ее.

–       Эт-то невозможно...

–       Да, ладно тебе, Марк, ведь я  как-то появился на этом свете. Вся моя жизнь оказалась лишь частью программы, все годы, месяцы скитаний, просто плод чьей-то фантазии.

–       Я знаю. Это Зак. Наверное, он и... мне к тринадцати часам нужно быть у него...

–       Зак не мог так поступить со мной! – почему-то не  хотелось верить его лживым словам, захотелось врезать ему по носу, разбивая его, слыша хруст и бульканье в переносице.- Я сам поговорю с Заком.

–       Но ты не можешь, ты же просто программа. Я даже не знаю, кто написал тебя!!!

Неужели никто кроме меня  не  видел, как вместе с кровью из Марка сочится страх, огромными серыми каплями разносясь по воздуху. Я был человеком, таким же, как он, но все же другим, я видел и чувствовал куда больше его и, наверное, других.

–       Я не просто программа, Марк, я это ты, и подумал вот о чем, ты мне не очень-то и нужен,- мои руки сжали его горло, чувствуя, как жизнь по крупицам уходит из него. Без сожаления или угрызений совести. Я должен найти того, кто так весело пошутил надо мной, Ли, Заком, Дюком, Амандой и Бог знает еще сколькими людьми. Я не считал их файлами, для меня они были живее этих слизняков готовых убить друг друга из-за мелочи, отдавшись на волю своих истерик. Быстро спускаясь по ступеням, я вышел на подземную стоянку, в кармане ключи от пикапа, который радостно распахнул свои объятия. Никаких побочных эффектов, я не умер от взрыва легких, меня не переехал грузовик, и я не видел ее девочку-смерть с посохом и веселыми песенками "динь-дин-дон" . Приятно осознавать и ощущать свободу. Машина неслась к загородному домику Закари Верна. Ведь в тринадцать часов у нас назначена встреча, и я очень спешил.

 

  сон 7 вирус

 

Машина мчалась быстро. Приятное ощущение, когда педаль упирается до пола, и машина несется по пустой трассе. Улицы, деревья, люди, все сливалось в одну цветную полосу. Что-то здесь было не так. Это словно оказаться в собственном сне, где реальность немного иная. Я посмотрел на навигатор, осталось  несколько километров. И там, возможно я смогу узнать что происходит. Посмотрю Заку в глаза. Он не сможет мне лгать. Не сможет.

Его дом. Узнаю его, паркуюсь у небольшого заборчика из белого штакетника. Зак выходит, слыша звук подъехавшего автомобиля и знакомое попискивание сигнализации.

–       Привет дружище,- распахивает  руки для объятий. Что-то в нем не то в этом Заке. Он такой же, но что-то незримо изменилось в нем, как и в моем втором "я". Весь этот мир похож на нарисованный, чужой сон, в котором оказался случайно.

–       Я тебе звонил, Марк, думал уже не приедешь.

–       Странно,- пожимаю плечами, заходя в его дом, где везде на стенах семейные фотографии.

–       Ты звонил утром и был напуган, расскажи подробно, что произошло, а то у меня сложилось представление, что ты был под кайфом,- Зак смеется, показывая ровные зубы.

–       Если я тебе расскажу, ты не поверишь мне.

–       Отнюдь. Я догадываюсь  о том, что случилось,- он заговорщически улыбается, и  мне не нравится эта улыбка.

–       Хорошо,- улыбаюсь в ответ и проваливаюсь в мягкое кресло,- у меня тоже много вопросов. Начнем  с того, что я не тот Марк, которого ты знал...

–       Ты точно под кайфом,- смеется Зак, но я продолжаю, рассказывая о шести месяцах скитаний и невозможности умереть.

–       Только здесь я понял, что оказался на свободе, но так же  понимаю, что это другой мир. Все становится ясно Зак, но вопрос в том возвращаться мне обратно или жить жизнью этого лузера Марка...Нет этого мне совсем не хочется, как и отвечать за убийство Ли. Понимаю, это был несчастный случай, но все же. Таких приступов гнева мне не приходилось замечать у себя.

Зак бледнеет на глазах, и я вижу, как он протягивает руку к телефону.

–       Этого делать не стоит, Закари,- я наставляю на него пистолет,-  дело в том, что у меня осталась одна способность, которая может возникнуть только в виртуальном мире. В моих карманах всегда есть то, что мне нужно.

–       Марк... - Зак пытается подняться, но я не разрешаю ему этого сделать.

–       Зак, давай серьезно. Как вы это сделали, и мне не хотелось бы возвращаться в тот мир, где мы все давно уже мертвы, но продолжаем жить, бежим, чувствуем боль и умираем снова и снова. Как тебе это?

–       Я позвоню профессору...

–       Профессору,- я убираю пистолет,- я уже встречался с ним, он в курсе... Расскажи, что происходит, и что ты сделаешь, если все они выйдут в реальный мир? Твое второе "я", тот же профессор, Аманда...Да, кстати, кто такая Аманда?

–       Планировалось, что на последнем этапе вирус сам себя ликвидирует,- пробормотал Закари,- Аманда... дочь Дэна, то есть профессора... Она вообще не в курсе.

–       Как  и ее ребенок?

–       Она потеряла ребенка, Марк. Все пошло не так,- он поднялся и начал расхаживать по комнате,- теперь, когда все вышло из-под контроля, мы должны уничтожить программу. Ты не сможешь этому помешать, даже если убьешь меня. Начнется хаос, если портал не закроется и все составляющее программы выберется наружу!

–       Значит я программа?- я рассмеялся, понимая, Зак говорит правду.- Но себя я чувствую живым, посмотри,- показываю ему свои руки,- на них есть отпечатки, линии, и так же могу чувствовать боль.

–       Ты не должен находиться  здесь! Черт, как же объяснить тебе, если ты оказался здесь, то  все могут проникнуть в  нашу реальность и это еще не самое страшное. Самое опасное это вирус. Все повторится. Все пойдет по заложенному программой сценарию, и смерть вырвется на свободу!

 

Если честно мне было уже все равно. Я многое вспомнил со слов Зака,  и понял, что был частью программы по созданию оружия, где компьютерный вирус проникал в сознание человека и управлял им, разрушал его мозг, убивал. Кажется все это фантастикой? Смешно. Новый приступ кашля заставил меня поморщиться от боли, я вытер кровь с губ и посмотрел вдаль, туда, где на горизонте небо стало кроваво красным. Я видел девочку-смерть, идущую с посохом, за ней плелась стая, они не трогали ее. Виртуальный мир проник в реальность, пожирая всех нас снова и снова, сделав нас простыми файлами, которые не сложно стереть и перезапустить программу. Я ждал ее и видел, как она поднимает над головой  посох, раскручивает его и вытаскивает длинный меч – катану. Не знаю, снова бежать или попробовать еще раз умереть, возможно, последний раз, возможно сейчас,  наконец-то, по моей душе никто не заплачет и последнее, что я услышу, будет  - game over.

Похожие статьи:

РассказыПо ту сторону двери

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыПограничник

РассказыПроблема вселенского масштаба

РассказыДоктор Пауз

Рейтинг: +4 Голосов: 4 442 просмотра
Нравится
Комментарии (14)
DaraFromChaos # 15 ноября 2017 в 13:58 +2
Танюш, ты, как всегда :)
отличный сюжет, очень эмоционально, но твои любимые препинаки и апшипки.... ой, фсе :))))))
Eva1205(Татьяна Осипова) # 15 ноября 2017 в 15:11 +2
Это да, поэтому, если что отдаю редактору.
Станислав Янчишин # 15 ноября 2017 в 14:36 +1
Вот это сюжет!!! shock Это же, почти готовый сценарий к фильму!
Eva1205(Татьяна Осипова) # 15 ноября 2017 в 15:12 +2
Я б с удовольствием, только где режиссеры и сценаристы? look
Станислав Янчишин # 15 ноября 2017 в 15:14 +1
cry Увы, с этим сейчас напряжёнка...
Eva1205(Татьяна Осипова) # 15 ноября 2017 в 16:08 +1
Поэтому и киноиндустрия страдает, что сценариев хороших мало(( тем более фантастику снимают мало в нашей стране. Но думаю, все впереди!
Чертова Елена # 15 ноября 2017 в 15:52 +2
Вот накручено так накручено, очень здорово! crazy
Eva1205(Татьяна Осипова) # 15 ноября 2017 в 16:07 +2
Спасибо. Откопала рассказ, думала выкладывала здесь. Но нет))
Mef # 15 ноября 2017 в 19:20 +2
Супер. Как хорошо, что решила прочитать "многабуков". +++
Eva1205(Татьяна Осипова) # 15 ноября 2017 в 19:24 +2
Спасибо, рада, что рассказ, похожий на кино, понравился.
Mef # 15 ноября 2017 в 19:32 +2
Тогда пусть будет сериал. Типа "Сверхъестественного".
Eva1205(Татьяна Осипова) # 15 ноября 2017 в 19:34 +2
Может когда-нибудь, все зависит от его величества случая)) v
Нитка Ос # 15 ноября 2017 в 21:41 +2
Грандиозно! К середине я уже сама проваливалась и выныривала из реальности в реальность. Если вначале пыталась отслеживать миры, то позже они шли ровным строем, как так и надо. Полное погружение в текст. Замечательный сюжет и исполнение. Спасибо за фантастическое чтиво!
Eva1205(Татьяна Осипова) # 15 ноября 2017 в 23:46 +2
Спасибо, это радует. Когда читала дочке, ей было страшно, что жена Марка, Ли,
в одной из реальностей такая страшная))
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев