fantascop

Лаванда. Часть 3.

в выпуске 2015/03/12
27 октября 2014 - vanvincle
article2670.jpg

Лаванда.

 

ЧАСТЬ 3.

 

Она проснулась от того, что прохладная и такая родная рука, провела по ее лицу:

  — Мартышка, вставай.

 Она открыла глаза. Над ней склонился папа-Лось. Очень серьезный и абсолютно трезвый. Девушка вскочила на ноги и осмотрелась. Костер догорал, но его утихающего пламени хватило, чтобы она увидела распростертое на своей лежанке тело Вени-Шахтера.  Из глаза у него торчал нож.

  — Он был очень плохим человеком, — сказал папа-Лось, — Он бы продал меня, да и тебя тоже, Брыльской, не задумываясь.

 Он был одет и копался в своем рюкзаке.

«Зачем он оправдывается?» — подумала Лаванда: «Ну, убил и убил. Значит — так нужно было. Любимый…»

 Она снова была счастлива.

  — Мне придется уйти, — сказал папа-Лось, — Одному. Так что утром сама закопаешь его.

 Он мотнул головой в сторону Вени.

— Лопатку я оставил. Закапывай поглубже и как можно ближе к воде. Оружие его утопишь. Лучше бы было и Веню утопить, но ручей больно мелкий…

 Папа-Лось, наконец, нашел то, что искал. Он достал из рюкзака четыре длинных  цилиндрика, замотанных в непромокаемую бумагу. Из каждого торчало по длинному шнурку.

  — Теперь – внимание. Если через три дня я не вернусь… Вот, — он достал из нагрудного кармана листок бумаги, — Тут маршрут.  Помнишь, я тебя учил составлять карту?

 Лаванда кивнула. Сердце ее снова сжала тревога.

  — Найдешь по нему пещеру под горой. Тут недалеко – с утра выйдешь, к закату будешь на месте. Там около нее еще площадка такая… В общем – найдешь. Засветло не подходи. Заляжь где-нибудь и жди. Ближе к рассвету прокрадись в пещеру. Найдешь железную дверь. Отсчитай от нее десять метров к выходу и заложи с двух сторон у стенок вот эти штуки, — он показал на цилиндрики, — Шнурки постарайся зажечь одновременно. Когда подожжешь – беги изо всех сил. Там сбоку, слева, глубокая канава. Прыгни в нее и лежи. Только рот открой пошире. Лежи и жди меня…

 Папа-Лось нагнулся к Лаванде и погладил ее по щеке.

  — И ничего не бойся. Если я сразу не приду, вернешься сюда. Вот, — он протянул ей небольшую черную коробочку со шнурком, — Я поставил таймер. Он скажет тебе, что делать дальше. Повесь его на шею. Придет время и он заговорит с тобой моим голосом…

 Он выпрямился, потянулся с дурашливой улыбкой и надел на плечи рюкзак.

— Долгие проводы – лишние слезы. Прощай, Лаванда, — впервые он назвал ее по имени, подмигнул и ушел в темноту, ни разу не обернувшись.

 Лаванда села у тлеющего костра, механически подбросила дров и долго слушала его затихающие шаги. А потом заплакала.

 Утром она оттащила труп Вени к ручью и, как сказал папа-Лось, закопала. Лишнюю землю девушка выбросила в ручей. Туда же полетела бердана. Потом наносила дров, разожгла костер, позавтракала… И все – дела, занимаясь которыми, можно было не думать, кончились. Лаванда попыталась изучить оставленную схему, но она смотрела на чертеж и не видела его.

 Она поняла, что папа-Лось пошел в БУНКЕР, и впервые усомнилась в его всемогуществе. Воображение рисовало ей возлюбленного, лежавшего в луже крови, а вокруг многорукие демоны или огромные противные личинки. Он ищет взглядом ее, свою мартышку, и не  находит…

 Это были очень длинные три дня. Солнце нехотя поднималось и зависало в зените, будто и забыв про закат. Но вечер все же приходил, а за ним приползала такая же бесконечная ночь. Костра Лаванда не разжигала. Наскоро поужинав сухим пайком, оставленным папой-Лосем, девушка забиралась на дерево, усаживалась на сук попрочнее и, пристегнувшись карабином к стволу, забывалась в тревожном сне.

 Утром третьего дня она стала собираться. Наточила ножи, выстирала и высушила одежду. Помылась и сама, после чего заплела влажные волосы в короткую косу. Наконец изучила схему папы-Лося, запоминая ориентиры и повороты, чтобы потом не останавливаться в пути. Развела костер и сварила себе сытную похлебку из двух брикетов и трех пойманных в ручье рыбин. Еще пять штук она оставила у костра вялиться, чтобы завтра взять их с собой. Сходила к ручью наполнить баклагу чистой водой…

 А когда вернулась к месту стоянки, там ее уже ждали.

 Четыре здоровенные собаки, так похожие на тех, что обитали в борделе мамы-Гюрзы, со всех сторон бросились к ней, но не напали, а стали кружить вокруг с угрожающим рыком.

— Не двигайся! – услышала она. – Иначе мои милые песики порвут тебя на части.

 Стараясь не делать резких движений, Лаванда медленно повернула голову на голос и увидела высокого мужчину, лет тридцати, в шапке с длинным козырьком, сдвинутым на затылок. Одет он был во все черное: добротные штаны, короткая кожаная куртка, рубашка с засаленным воротником под ней.

Не спеша, мужчина подошел к ней ближе. За плечами у него была бердана, такая же, какая была у Вени, на поясе – длинный нож с широким лезвием. В руке он держал небольшой серебристый свисток, который он продемонстрировал девушке и сказал:

— Стоит мне свистнуть по-особому, и тебе конец.

 Он обошел вокруг Лаванды и продолжил:

  — Интересные дела. Я иду по следу Вени-Шахтера, а нахожу тебя. И по всему видно, что ты не обычная бродяжка, а чья-то мартышка.   Кто твой хозяин?

 Лаванда молчала, парализованная страхом. Все было сном: и папа-Лось, и три года странствий… Тень борделя и его хозяйки с раздвоенным языком снова наползала на девушку.

— Впрочем, можешь не отвечать. Шахтеру мартышка была ни к чему. А из недавно прибывших разведчиков я знаю только про Лосева. Правда, он сказал, что убил свою мартышку… Посмотрим, о чем еще соврал наш герой. Раздевайся!

 Лаванда вздрогнула и посмотрела говорившему в глаза.

— Раздевайся, — еще раз приказал тот. – Третьего раза не будет.     Я просто свистну своим дружкам, и они отгрызут тебе руку. Или ногу. Ну! Раздевайся и бросай свое тряпье мне!

 Девушка стала лихорадочно снимать одежду. Каждый брошенный ему предмет мужчина тщательно обшаривал и прощупывал. Так на свет появились метательные ножи и бумажка со схемой. Последними Лаванда бросила ему ножны с «Молнией».

— Какая прекрасная катана! – восхитился мужчина. – Но вот этот листочек поинтереснее будет.

 Он помахал  бумажкой, найденной в одном из карманов штанов девушки.

 -  Зачем тебе понадобилась схема прохода к БУНКЕРУ? Что этот Лосев задумал?

 Лаванда продолжала молчать, с ужасом глядя на кружащих вокруг нее собак.

— А это у нас что? – пришелец снял с ветки походную сумку Лаванды и высыпал ее содержимое на землю.

Тротил?! – он поднял один из оставленных папой-Лосем цилиндриков, понюхал, лизнул и подтвердил, — Тротил.

 Он как-то по-новому посмотрел на девушку.

— Да ты террористка, оказывается. Что тебе приказал сделать Лосев? Молчишь? Ладно, будет по-плохому.

 Он свистнул в свисток,  собаки мгновенно перестали кружить возле девушки и сели рядком, не спуская с нее плотоядных взглядов.

— К дереву, -   скомандовал мужчина, указывая на толстый шершавый ствол. — Обхвати руками. Ниже. Еще.

 Пока Лаванда выполняла его указания, мужчина зашел за дерево, и она почувствовала, что правое запястье охватила веревка.

— Совместим приятное с полезным, — хохотнул мужчина.

 Шанс. Один из тысячи, но у нее появился ШАНС спастись. Лаванда чуть сдвинулась, чтобы собаки оказались у нее за спиной, и дерево закрывало им хозяина.

— Не дергайся, — тут же отреагировал тот. – Вторую руку. Ну!

 Лаванда достала из основания косы спрятанный там метательный нож и резко бросила его на голос. За деревом раздался хрип и звук падения. Девушка выглянула из-за дерева – пришелец лежал на земле, вцепившись в метательный нож, торчавший у него из горла. Он сучил ногами, глаза, казалось, вот-вот вылезут из орбит. Кровь, толчками, выплескивалась на землю.

 Лаванда не спеша выпрямилась и двинулась к своей одежде. Она шла медленно, не глядя на собак и обходя их по дуге, а те с утробным рыком провожали ее взглядом. Когда она подошла к месту, где лежала «Молния», рык перерос в рев – запах свежей крови сводил животных с ума. Еще миг, и они сорвались с мест, бросаясь к девушке, он было поздно: в руке Лаванды блеснуло обнаженное лезвие...

 Ночь Лаванда встретила в пути. Схватка с собаками была быстротечной. Ее итогами были четыре изрубленные туши и рваная рана на правой икре девушки.

 Несмотря на перевязку, рана все время кровоточила и болела с каждым шагом все сильнее. Хотя она и вышла почти сразу после боя с псами и их хозяином, девушка двигалась медленно, слишком медленно, чтобы успеть к назначенному сроку.

 К рассвету Лаванда совершенно вымоталась. Дорога и так все время шла в гору. А тут еще нога разболелась, да и кровь никак не хотела останавливаться. Пришлось останавливаться и менять перевязку. Среди вещей собачника Лаванда нашла три мягкие ампулы с иголками на конце. Похожими ампулами иногда пользовался папа-Лось, когда лечил ее.  Укол снимал боль и туманил разум. Поколебавшись, Лаванда воткнула иглу себе в правое бедро и выдавила содержимое ампулы. Стало хорошо и не больно. И не страшно.

 Девушка поднялась и продолжила путь.

 К полудню боль вернулась сторицей. Не помогала даже подобранная палка, на которую опиралась Лаванда. Сделав очередной шаг, девушка с криком рухнула на землю. Превозмогая боль, она разбинтовала раненую ногу и поморщилась. Кровь перестала сочиться, но рана опухла и посинела. Из дыр, оставленных клыками собаки, стал сочится противный грязно-желтый гной. Заново перебинтовав ногу, Лаванда нехотя съела одну вяленную рыбину и достала вторую ампулу. Легкая боль укола, содержимое ампулы легко выдавливается в бедро, и снова не больно и не страшно.

 Но теперь она знал  — боль вернется. Еще как вернется. И поэтому нужно спешить…

 Она все же дошла до пещеры. Не к закату, не к полуночи – к самому рассвету, но дошла. Доползла. И времени, чтобы хоть малость передохнуть, у нее не оставалось. Если бы не карта папы-Лося, она никогда бы не нашла вход среди нагромождения каменных глыб. Но с точки, куда она выползла, повинуясь оставленной схеме, Лаванда видела черный зев пещеры, внутри которой затаился зловещий БУНКЕР.

 Дрожащими руками девушка вколола себе последнюю ампулу и двинулась ко входу. Нога, хоть и перестала болеть, плохо слушалась, заставляя девушку сильно хромать. Держась рукой за каменную стенку, Лаванда продвигалась все дальше в кромешной темноте. Пока не наткнулась на препятствие. Она потрогала рукой, потом прижалась щекой – препятствие было металлическим.

 «Дверь»,- поняла девушка: «Дверь в БУНКЕР, про которую рассказывал папа-Лось».

 Она захромала назад, считая шаги. На десятом остановилась, подумала, шагнула еще дважды и достала из походной сумки то, что собачник назвал тротилом. Папа-Лось сказал – поджигать одновременно, вспомнила она. Взяв все четыре цилиндрика в одну руку, она достала из кармашка зажигалку и добыла огонь. Свет пламени ненадолго ослепил ее. Она поднесла огонь к шнуркам и те задымились с громким шипением.  Лаванда аккуратно положила по два у каждой стены и, как могла, поспешила к выходу, который серым пятном маячил впереди.

 Лаванда была счастлива – она выполнила все, что сказал папа-Лось. Вот сейчас она выйдет наружу, и они снова встретятся…

Она была у самого выхода, когда сзади раздался оглушительный грохот, и что-то сильно и больно толкнуло ее в спину. Она упала, но грубая неведомая сила не оставила ее в покое. С ревом и грохотом девушку понесло-покатило по камням и песку прочь от пещеры. Ее било и рвало на части, что-то огромное и смертельно опасное пролетало совсем рядом. Было больно и страшно, ох как страшно. И не столько за себя страшилась Лаванда. Она поняла, что что-то пошло не так, и в начавшемся аду может пострадать папа-Лось.

Новая вспышка боли – какой-то камень ударил Лаванду по голове, и она ненадолго потеряла сознание. А когда пришла в себя, проклятый песок был везде: во рту, в ушах, в глазах.  Девушка попробовала подняться, но тщетно. Силы оставили ее. Она корчилась в кашле, выплевывая песок изо рта, терла от жгучей рези глаза…

  Внезапно чья-то рука легла ей на плечо. Папа-Лось! Она привстала, пытаясь сквозь слезы рассмотреть любимого. Она попыталась сказать, что не виновата, что сделала все, как велел папа-Лось, но новый приступ кашля заставил ее согнуться пополам. Девушку чуть не стошнило. А когда она выпрямилась, зрение частично к ней вернулось, и она увидела, что рядом стоит какой-то мальчишка. Лет десяти, исхудавший, в потрепанной одежде, он с любопытством смотрел на девушку.

— Это ты все сделала? – спросил он.

Лаванда огляделась. Пещеры не было. Гора, что была над ней, пошла трещинами и как бы съехала вперед, накрывая вход к бункеру. Тут и там валялись огромные куски расколотых глыб и камни поменьше.

  — Ты здесь один? – с трудом хрипло спросила она.

Мальчик кивнул.

  — И никого не видел? – продолжила спрашивать Лаванда.

Мальчик отрицательно помотал головой.

Плохо. Значит, папа-Лось не смог прийти. Значит теперь, придется возвращаться к стоянке и ждать его там. Девушка пошевелила раненой ногой. Болело пока не очень. Но она знала – дальше будет хуже.

Без помощника ей не обойтись.

  — Пойдешь со мной? – спросила она мальчика.

  — Куда? – спросил тот.

— Со мной, — ответила Лаванда, и мальчик, поколебавшись, кивнул.

  — Вот и славно. Как тебя зовут?

— Пека, — гордо сказал мальчик.

— Меня будешь звать… Лаванда. Есть хочешь?

 И не дожидаясь ответа, она достала из сумки многократно переломанную вяленую рыбу, завернутую в бумагу, и протянула ее мальчику. По тому, с какой скоростью тот уничтожил угощение, было видно, что голодал он не один день. Лаванда дала ему воды из треснувшей баклаги и сказала:

— Теперь, Пека, нам пора в путь.

 Девушка встала, стараясь не нагружать раненную ногу. Она поставила мальчика слева от себя и положила руку ему на плечо.

— Выдержишь?

 Тот кивнул, и они, не спеша, двинулись навстречу восходящему солнцу. Прочь от бывшей пещеры, похоронившей в своих недрах злосчастный БУНКЕР.

 

                       Его звали Пека, ее – Лаванда.

 Судьба сплела их Пути в один. И ни он, ни она не подозревали, что с этого момента их, десятилетнего пацана и раненую девушку, Смеющиеся Боги бросили на Великие Весы. Весы, где на другой чаше — мир, в котором глоток воды стоит жизни, а жизнь – не стоит и ломанного гроша.

 Но они пока не знали об этом, и путь их был так далек…

 

  P.S.  «… Лаванда, девочка моя. Прости меня. Я обманул тебя. Нет никакого мира,  где почти не болеют, где умываются горячей водой, где нет голода и холода, где все ходят в красивой и чистой одежде, и где люди не убивают друг друга.  Уже нет. Эта сука Брыльска испоганила его и превратила в такое злое место, что на его фоне бордель твоей мамы-Гюрзы покажется райским садиком.     Теперь это зло грозит выползти из пещеры.  И мне кажется, что танки и вертолеты, на которых Брыльска хочет въехать в этот и без того несчастный мир, не нужны ему. Хватит.  

 Так что если ты взорвала пещеру и завалила БУНКЕР (а я верю, что ты это сделала), ты сделала все правильно. Теперь, даже если кто-нибудь и выберется, без техники они не так опасны.

 Я не пришел к тебе, значит — я задерживаюсь. Так что вот тебе мое новое задание: найди мальчика или девочку и воспитай его или ее, как я тебя воспитывал. Я верю — не смотря ни на что, твоя душа осталась чистой и светлой. Подари своему воспитаннику частичку этой чистоты. И еще, научи его ненавидеть кровь. Я думаю такая ненависть это как раз то, что нужно этому миру. Отныне ты свободна. Иди куда хочешь. Но не думай, что я не смогу найти тебя, когда настанет время. Помнишь брошку, которую я прицепил изнутри к твоей куртке? Внутри нее маячок, он всегда указывал мне, где тебя искать. Укажет и теперь.

 Лаванда, верь – я обязательно найду тебя. Пусть это случится нескоро – найду. А ты пока постарайся выжить и не забывай о моем задании. Люблю тебя, моя мартышка».

 

К О Н Е Ц.

 

 

Похожие статьи:

РассказыВспышки на Солнце [18+]

РассказыПовод, чтобы вернуться

РассказыПроблема планетарного масштаба

РассказыПроблема галактического масштаба

РассказыПроблема вселенского масштаба

Рейтинг: +3 Голосов: 3 906 просмотров
Нравится
Комментарии (4)
Григорий Родственников # 31 октября 2014 в 13:22 +3
Герои Фиалки и Лаванды встретились. Получается будет и третий герой, Мак. Все так занятно переплетается - отличные вещи получились.
vanvincle # 31 октября 2014 в 13:24 +3
Спасибо. Третий герой обязательно будет.
Sawyer (Алексей Шинкеев) # 25 января 2015 в 18:00 +3
Вот я прочитал и третью часть. Что сказать? Классный рассказ. "Замечательный" постапокалиптический мир, конечно же, в кавычках, потому что в таком мире я не хотел бы оказаться. Сопереживал Вашей героине прямо как своей)))
И вот в конце сошлись пути Пеки и Лаванды, чего я и ожидал. Здорово!
Леся Шишкова # 19 мая 2015 в 00:53 +3
Ждала, когда переплетутся Фиалка и Лаванда... И теперь очень-очень-очень хочется продолжения! Очень! Надеюсь, будет и долго ждать не придется! Читательская просьба! ;))))
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев