1W

Литературный сериал Дети Калипсо /В Активном Поиске/ Эпизод II - Непохожая

на личной

10 июля 2018 - Дмитрий Докторов
article13036.jpg

Теплый дождь глухой сизой дымкой затянул беспросветную мглу тропической ночи. И лишь мягкий бриз, волнуя эти тяжелые тучи измороси, мягко обнимал ее за плечи.

В абсолютной тишине мерное шипение падающих капель завораживало до того, что, кажется, даже сами капельки повисли в воздухе… Даже время будто застыло на месте, позволяя красоваться падением мириад маленьких хрустальных бусинок. Крупные капли влаги разбивались о кожу и стекали по стройному хрупкому телу, оставляя странное, но очень приятное ощущение. Только белый шум дождя, дрожащее от эйфории дыхание… неровное биение сердца…

Наедине с собой и наравне с Ветром…

Предательски зазвенел будильник, и все рассыпалось в прах. Оксана нехотя открыла глаза…

Потолок.

Это и была настоящая реальность. Бессонная ночь подсунула Оксане предательски красивый сон, но возвращаться из него… сюда…

Зачем она проснулась? Зачем ей этот потолок? Бренное тело, которое нужно через час привести в порядок и притащить в школу, желало снова лечь в постель и больше не просыпаться.

Но просыпаться было нужно. Сдернув одеяло и, не без усилий, встав на ноги, она еще раз потянулась всем телом и громко зевнула, да так, что даже в глазах потемнело. И вот уже босиком, по холодному пушистому ковру… Пальцы сами потянулись к бумаге, от которой все еще свежо пахло чернилами. Она потратила два часа из всей ночи, стараясь не издать ни единого звука. А сейчас, смотря на собственную выходку, на оклеенную десятками распечатанных фотографий стену, она улыбалась от смущенной радости. И ей в ответ с фотографий улыбался тот, чьи альбомы в «Глаголе» оказались в свободном приватном доступе. Ох, как нелегко было найти его…

— Дневник. Запись. Двадцать второе октября, — произнесла Оксана за несколько минут до выхода из дома. Программа послушно исполнила голосовую команду и привела в чувства «зеркалку».

— Привет, — сдавленно произнесла Она. А что дальше? Он ведь…

— Не ожидал? — нервное напряжение ушло, когда она все-таки решилась сказать что-то еще. — Да, я вот такая растрепанная, и немножко картавлю…

Ей нужно было торопиться в школу, в будничные дела и заботы, да в мыслях поселилась музыка, а перед глазами все сверкала его улыбка. Что с ней такое? Или в голову ударил ветер с его фотографий? Она не чувствовала под собой земли, и не шла — летела по пешим коридорам. Сегодня привычная дорога к школе была иной. Вообще все было другим!

Она вышла за дверь квартиры раньше обычного. Правда, удивлять этим было некого — родители всегда уходили на работу на два часа раньше. Легкая пробежка с третьего этажа вниз — и вот она на велосипедной стоянке, в шаге от улицы.
Мягкий коридорный свет выхватил ее из тени здания. Но стоило и здесь, на улице, поднять голову — в вышине снова… потолок. А ведь каждый день она мечтала выйти из-под душных потолков велосипедной стоянки туда, вперед — и встретить там… Небо.
А у него… У него это Небо — есть.

До школы от дома было рукой подать — всего свернуть налево вдоль здания, затем выйти на сквозную улицу вдоль самого края станции — и дальше прямиком к лифтовой башне «Школа — 1». Простейший и нудный маршрут, пять минут медленного путешествия между горизонтами станции — и ты на учебе. Оксана знала эту дорогу наизусть настолько, что могла, наверное, пройтись по ней с выключенным коридорным светом, закрытыми глазами и задом наперед.

Но сегодня она — сама на себя не похожа — впервые за несколько последних месяцев решила свернуть направо.
Нужно было подумать. И подумать было… о ком.

Ее за поворотом у родного дома номер двенадцать встретила утренняя тишина Аптекарского сквера. Стройные шесть рядов деревьев, поросших мелким декоративным кустарником — в воображении Оксаны они были лесом, хоть и просвечивали насквозь, едва скрывая штрихи очертаний домов напротив. С двадцать первого по двадцать четвертый — четыре идеально стройных пенно-стекольных жилых блока. Их темные окна и полупустые площадки мансард были слишком заметны через вечно молодую слащаво зеленую листву. После просмотренных фотографий от Андрея, это место стало казаться немного более нелепым, чем обычно… А как хотелось бы сейчас оказаться в лесу…

Пока Оксана шла по аллее вдоль сквера, в ее голове роились в хаотичном беспорядке утренние мысли — лица жильцов окружающих домов, ее одноклассников, мысли о далеком знакомстве, что-то еще из воспоминаний о дяде Славе и давних детских выходных в этом сквере.
Странно, если ее жизнь до сих пор можно считать детством, то, как называть все, что было лет десять назад?
Привычная тишина обитала и у подножия стен станционной больницы, притаившейся за сквером. Кажется, даже на информационных щитах вдоль стен ничего не поменялось. На подходе ее встретила та же самая заманчивая оранжево-красная надпись стенда гражданской безопасности:

«При аварийной ситуации: пожаре, биологической угрозе, разгерметизации помещений, утечке газа и т.д. применять код «мифрил» в персональном ID для доступа к аварийному этажу»

Оксане изредка встречались прохожие — утренние зеваки, необычно рано покинувшие свой дом. Наверное, такие же, как и она. А до оживления станции час пику было еще минимум полчаса.
Идеальное время для размышлений.

Несмотря на все сплетни, на мнение родителей и друзей, она все-таки решилась. Странные слова для нее — «решилась». Она себя всегда считала решительной. Поэтому пошла на велокорт в восемь лет. Поэтому ее потянуло на скалолазную подготовку в четырнадцать. Ее всегда тянуло вдаль и в скорость. Слишком размеренная жизнь на ее родном «горизонте». И вот… Этот ночной разговор.
Вот только с мыслями о ночном разговоре ее жгло беспокойство. Она ведь не ответила на приглашение Андрея пообщаться до сих пор…

10.22.2084 // 04:56:04 АМ // Андрей Знахар… ≫> Оксана Анисим…

-свернуть-

«Доброго времени суток. Конечно, как можно отказать такой красивой девушке в общении. Как твои дела? Кстати, как ты меня нашла, если мы не знакомы?»

-редактировать-

-отозвать сообщение-

-удалить сообщение-

Как неловко.
А что, если он передумает с ней разговаривать или рассердился, что она молчит? Время бежит, уже утро, а ответа не было.
Да и вообще… Что ей дальше говорить? Как себя представить? Она все утро чувствовала, как ворох тончайших неосязаемых нитей вопросов завязывается в крепкий клубок неразрешимых проблем.
Тяжело вздохнув, Оксана шагнула на межгоризонтный эскалатор. Эпическая парабола движущейся металлической дорожки тянула с неуклонной скоростью вниз, в бездну.
Ей одновременно нравился и не нравился этот момент — когда твое тело на эскалаторе начинает двигаться вертикально. Нравился от чувства появляющейся невесомости в пояснице. А не нравился…
Потому, что — вниз…
Округлые сводчатые стены смыкались над головой все круче, пока спуск не закончился новым потолком. Вокзальный горизонт.
Доползя до финишного уступа, девушка легко спрыгнула на твердый пол. И снова — коридоры, потолки… Слева в пышно украшенных террасах высилось здание администрации станции, а справа чернели порталы и терминалы грузовых блоков железнодорожной станции.
А ей прямо — к сводам горизонта.
Вот здесь, у «железки» людей было несколько больше — десятки прохожих спешили к лифтовым башням и дверям вокзала, к межгоризонтным эскалаторам и обратно. Её нелегкие размышления вечно перебивали незнакомые знакомцы — иначе не назовешь. На такой маленькой станции все друг друга знают, и все подряд со всеми здороваются. Вот и Оксана за короткое свое путешествие вдоль стен вокзала встретила пару десятков людей, знакомых на лицо, но обезличенных и безымянных. Взрослые, старшие, ребята младше ее, пара старушек — все смешались воедино. Даже если напрячь бессонную память, она хоть убей, не вспомнит ни одного из них.
И в этом утреннем хаосе и холоде ей очень не хватало тепла. Нет, на улице не было холодно.
Холодновато было внутри. Согреть Оксану могли только его слова, но…
Его слова не имели для нее голоса. Они были лишь стройными рядами слов на экране монитора. Голос Андрея она рисовала в воображении лишь только догадками… И чтобы сделать его хотя бы чуть-чуть более реальным, Оксана напечатала сообщение на бумаге.
Она спрятала эту записку среди школьных книг и тетрадей с конспектами. И каждый раз, когда этот листок оказывался в ее руках сегодня, жгучие мысли окатывали с ног до головы. Что будет, если он узнает, кто она? Он ведь откажется с ней иметь дело…
Последние десять минут пути к школе вышли скомканные. Оксана почувствовала, что опаздывает — и это жгучее ощущение пробилось через щемящее романтическое оцепенение. Печаль вещь сладкая, но придется прибавить шагу. Триста метров вдоль вокзала до башни школьного лифта девушке пришлось преодолеть, чуть ли не расталкивая прохожих.
Ну вот и последние шаги перед раскрытыми дверями лифта — и ее утренняя прогулка закончена. В раскрытые створы она мельком увидела медленно катящиеся очертания пассажирской электрички. Последние вагоны ее, набирая скорость, скрылись в черноте портала метро как раз в тот момент, когда створы лифта захлопнулись.
До свиданья, Свобода. Здравствуй, Школа.
Путешествие так и не принесло желаемых мыслей в голову. А нужно было что-то придумать. Не рассказывать же обо всем… этом.
Но как придумать что-то дельное и правдоподобное, когда ты находишься весь день взаперти внутри школы, а система контроля информационного трафика обрубает все твои действия в цифровом мире?
Оксана пыталась выйти во время урока в Сеть. Ей на короткое время пришлось отключить фильтрацию адресов браузера в парте-терминале, на уроке геоэкономики. Все, что удалось сделать — это залезть в информационную библиотеку школы, в раздел информации о городах. Но как только Оксана перешла на страницу города Саратова, ее заблокировал фаервол кабинета. Преподаватель узнал о не санкционированном выходе в интернет моментально. Пришлось под потешными взглядами одноклассников громко извиниться.
На переменах она не знала, какое бы место в школе поспокойнее найти для уединения. Ей нужна была информация, но голову забивали болтовней и ненужными словами подружки, пытаясь разузнать причины странной секретности и необычного поведения. И никто не понимал, что это с веселой и дерзкой девчонкой сегодня? Над чем так усердно она размышляет, что гримаса сосредоточенности не сходит с лица весь день?
И все-таки тихое местечко в вечно шумной на переменах и угрожающе молчащей на уроках школе нашлось. Во второй половине учебного дня Оксану и нескольких ее одноклассников занесло в школьную столовую.
— Сандра, а ты ведь не в курсе? — в очередной раз пыталась разговорить подругу ее одноклассница, Эйприл Жонсуа.
Прозвучало это слишком резко для обычного вопроса и выбило девушку из изучения интернета. Оксана, до сих пор не замечавшая подругу, резко перевела взгляд на подсевшую рядом Эйприл. В глазах непонимание, внутри — сжимающаяся пружина страха. Ее тайное знакомство что, раскрыли?!
— Ты о чем?..
— У тебя среди ребят появился…
— Так, стоп. Не интересно, — нахмурилась Оксана, оборвав очередную сплетню. Стоило ли отвлекаться?!
— Но об этом же знают все, кроме тебя!
Оксана намерено отвернулась от Эйприл, пытаясь вычленить свои мысли из окружающего ее глума.
«Нижний Бестях… Якутия. Нужно что-то… поблизости»
— Эй! — подружка пощелкала пальцами у носа Оксаны, — Я говорю, видела уже списки на рекомендацию по распределению?
— Ага. Софт-инженеры, строители, операторы-бурильщики, мастера роботомеханики. Что-то там еще.… Ах да, горные инженеры, электрики, айтишники. И еще штук тридцать профессий «про то, как грызть гранит и перебирать железки». Меня мутит от мысли, что я буду всем этим заниматься после школы.
— А что предки?..
— Горный техникум. Эйп, не мешай уже! — Оксана отмахнулась от назойливой подружки.
«Кимберлитовые месторождения.… К 2095 году планируется проект укрепленного подземного завода… Производство активной противометеоритной…»
— Оксана, это Джерри.
— А?
— Я говорю, Джерри. Он, не затыкаясь, о тебе говорит второй месяц. Помнишь свое четвертое место на легкой атлетике? Ну, ты тогда только Конселя не обогнала. Что с этим Джерри было! Хотел Конселю зубы выбить…
— Насколько я помню, Джерри — это смазливый мальчик с четвертого потока? — Оксана поняла, что спокойно поесть и поискать информацию ей больше не дадут, поэтому не стала больше отнекиваться от разговора.
— И он грозил пальцем самому Конселю Жене Бертрану? — усмехнулась Оксана вдобавок. Усмешка, правда, вышла печальная…
Подруга поняла вздох Оксаны правильно. Ну, а грустные глаза выдали и большее…
— Скучаешь?
— Второй месяц к концу подходит… — Оксана отвела взгляд в сторону. За этим столиком часто обедал и Консель. Но сейчас этот парень так далеко…
— От меня будто бегут все друзья…
— А это потому, что ты на других не похожая, — прямо и грубо полоснула словами Эйприл.
И тут пальцы дрогнули, в желании сжаться в кулак.
«Да, точно… Не похожая…»

Похожие статьи:

РассказыВластитель Ночи [18+]

РассказыДоктор Пауз

РассказыПо ту сторону двери

РассказыПограничник

РассказыПроблема вселенского масштаба

Рейтинг: 0 Голосов: 0 34 просмотра
Нравится
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!

Добавить комментарий