fantascop

Ловцы чудес История третья Глава 2

на личной

article8256.jpg

Мы приземлились в международном аэропорту Анкориджа, откуда нас забрал вальяжный «Субурбан». Из окна этого неповоротливого и громоздкого внедорожника мы имели удовольствие обозревать красоты самого северного штата Америки. Надо заметить, что поначалу виды мне не очень понравились.  Пустоши с редкими вкраплениями сосен и елей. Унылый терракотово-салатовый пейзаж. Вдали виднелись пики вулканов,  причём некоторые из них курились дымком, заставляя меня с подозрением коситься на коварные вершины. Да, вероятность извержения в тот момент, когда доблестный сын Франции будет проезжать возле гор – практически равна нулю, но я люблю расклады, при которых  моя драгоценная тушка вообще не подвергается опасности. Ах, где ты, милый домик с мезонином и вереницы сейфов на колёсах, подвозящие мне миллиардные гонорары!

О чём это я? Ах да! Постепенно пейзаж стал изменяться в лучшую сторону. Появились пересекающие нашу дорогу речки, через которые протянулись изящные мосты, лик пустынных северных земель стали разнообразить холмы, расцвеченные подобно бабочкам в разнообразные цвета полевыми цветами. Место, куда мы ехали, долгие годы было и остаётся природным заповедником. Почти тридцать лет назад здесь был учрежден Национальный парк Катмай, получивший своё название от вулкана, сосед которого, Новарупта, сто лет назад и создал Долину десяти тысяч дымов.  Здесь обитает множество животных, в том числе и бурые медведи, на которых приезжают полюбоваться целые толпы туристов. Если бы не падающая популярность долины, государство никогда не позволило бы жадному капиталисту запустить машины для добычи камня на самый краешек заповедника. Конечно, были исследованы все риски, связанные с возможным вредом для нетронутой природы и наш работодатель с честью доказал, что его попытка набить кошелёк и, подспудно, финансировать заповедник, совершенно безобидна. Но всё могло пойти прахом, если бы началось расследование. А эти богачи, как вы знаете, не любят терять вложенные деньги. И приходится простому трудяге Жану Рене спасать толстосумов, рискуя своей шкурой. Я пошмыгал носом от жалости к себе и, отпив великолепного «Бурбона» из автомобильного бара, раскрыл ноутбук, чтобы ещё раз просмотреть все имеющиеся у меня данные.

 

***

 

К посёлку добытчиков мы добрались под вечер. Ничего не указывало на то, что здесь произошли неслабые события, грозившие компании серьёзными убытками. С площадки, на которой расположилось несколько стационарных домиков, был виден большой кусок долины. Прорезавшая её расщелина, на дне которой текла небольшая горная река, за сотню лет проложившая и  углубившая русло, тянулась насколько хватал глаз с северо-запада на юго-восток. Всё  пространство было раскрашено в те же самые терракотовые тона. Линия карьера видна была вполне чётко. Там, за сотню метров от посёлка, стояла покрошенная в винегрет  техника. Но я не собирался идти туда. Я был уверен, что господа эксперты сделали своё дело на совесть, поэтому решил сунуть свой красивый французский нос в посёлок и переговорить с людьми, пока Буч с подрядчиками совершал бесполезный, на мой взгляд, поход в сторону разработки.

Ну что же, затравленные взгляды, нежелание общаться и нервные переглядывания говорили сами за себя. Пока я пытался хоть кого-то разговорить, на другом краю посёлка послышались громкие крики. На меня они подействовали как выстрел из стартового пистолета на спринтера. Я рванул к спорящим и к своему удивлению застал группу индейцев-атабасков, что-то пытающихся втолковать трём дюжим охранникам. Увидев эту колоритную группу, я почувствовал, как в голове стала формироваться догадка. Это не было озарением, просто среди нагромождения фактов стала просматриваться связующая цепочка. Не всё укладывалось в мою догадку, но кое-что я про себя отметил и отложил в сторону, чтобы на досуге додумать и доработать.

Из сумбурного разговора я понял, что индейцы требовали от руководства карьера запрета на посещение их посёлка. По их словам работяги ухитрились продать некоторым жителям лёгкие наркотики, устроив небольшой местный конец света. Непривычные к дури герои непочтительно отнеслись к тотему и дерзили старшим воинам. Одним словом вели себя так, как вёл я в ту далёкую пору, когда подрезал свои роскошные рыжие волосы под «ирокеза» и закрепил этот гребень бриллиантином и пивом. Помню, что мамочка тогда крайне удивилась, увидев на пороге вместо любимого сыночка существо, которое я сейчас, по прошествии многих лет, хорошенько приложил бы электрошокером, который всегда держу в прихожей.

Пока я предавался воспоминаниям, один из охранников сбегал за менеджером, и тот заверил уважаемых татуированных друзей, что больше подобные инциденты не повторятся. Индейцы неохотно отправились в обратный путь, а я сделал для себя заметку на память, что мне необходимо наведаться в посёлок.

Буч вернулся с карьера весьма раздосадованным. Мне кажется, что он с негодованием отнёсся к моему отсутствию на месте происшествия, но вслух своё мнение не озвучил. Сам же я с некоторой опаской стал укладываться спать.

 

***

На Аляске и поныне есть множество мест, где природа сохранилась в первозданном виде. До прихода нашего работодателя и его шайки на эту обетованную землю, таким был и краешек долины. Не знаю, сколько невинных птичек загубили его бульдозеры и самосвалы, но утром меня разбудил не гомон пернатых тварей, а крики и причитания. Надо заметить, что мне не снилось никаких кошмаров. Спал я как младенец, с удовольствием поглощая в виртуальном ресторане самые свежие устрицы, и запивая их великолепным «Шабли», поэтому резко негативно воспринял такое пренебрежительное отношение к моему заслуженному отдыху.

Дело, как выяснилось, приняло весьма дурной оборот. Один из инженеров, ответственных за оборудование,  покончил  с собой, причём сделал это весьма необычным способом. Точнее способ-то был вполне тривиальным – повешение. Но для этого «нормальные» самоубийцы не лезут на вершину сосны, взяв с собой целый рюкзак еды и ружьё.

В лагере царила паника, и только один  француз с рыжей шевелюрой довольно улыбался. Как говорится во всех книгах авантюрного жанра: «Все детали головоломки встали на место». Я знал, что надо делать и заранее предвкушал победу.

Похожие статьи:

РассказыЛовцы чудес. История первая Глава 1

РассказыЛовцы чудес. История первая Глава 2

РассказыЛовцы чудес История вторая Глава 1

РассказыЛовцы чудес. История первая Глава 4

РассказыЛовцы чудес. История первая Глава 3

Рейтинг: +9 Голосов: 9 207 просмотров
Нравится
Комментарии (11)
Григорий Родственников # 11 мая 2016 в 15:00 +2
Хорошее и интригующее продолжение.
В первой части пару опечаток заметил, но раз ты все равно собрался удалять - ни к чему и указывать )
Жан Кристобаль Рене # 11 мая 2016 в 15:05 +2
Спасибо, родной. Я полмесяца выделю на вычитку потом. Ну когда двенадцать алок наберётся)) Сейчас всего пять с лишним(((
Впечатлительная Марина # 11 мая 2016 в 23:57 +2
Кристо, а ты в книгу картинки к главам будешь вставлять? Вот этот утес смачно-красив laugh
Жан Кристобаль Рене # 11 мая 2016 в 23:59 +1
Думаю, что это скорее издательство будет делать, ежели возьмёт в производство))
Впечатлительная Марина # 12 мая 2016 в 00:01 +2
Как это "ежели"? Я поняла, что у тебя уже все на мази...
Жан Кристобаль Рене # 12 мая 2016 в 00:02 +1
Ну а вдруг потоп? Али метеорит упадёт)))
Константин Чихунов # 12 мая 2016 в 15:33 +1
Соглашусь, способ самоубийства несколько необычный. Интригующее продолжение.
Жан Кристобаль Рене # 12 мая 2016 в 15:36 +1
Хе, хе)) Дело для Шерлока Холмса)) Спасибо, дружище!!
Павел Пименов # 13 июня 2016 в 08:24 +1
"Все детали головоломки встали на место" - интригуешь, это хорошо.
Индейцы-наркотики, на сосну с рюкзаком... что же то может быть... scratch
Жан Кристобаль Рене # 13 июня 2016 в 08:30 +1
О да)) Это мы могём)) smoke
Mef # 15 июня 2017 в 18:07 0
Жан Рене, обжора балованный, как тебе не стыдно - человек на сосне висит, а ты улыбаешься cry
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев