fantascop

Лодка для нингё

в выпуске 2016/10/31
10 августа 2016 - DaraFromChaos
article8851.jpg

Высоко в горах, на берегу озера, круглого, как зеркало красавицы, стоит монастырь. Надежны и прочны его стены; прекрасен и светел храм богини Каннон – милосердной заступницы страждущих и печалящихся; весел и звонок ручеек, что рождается среди вечных снегов и бежит меж каменных горок и невысоких пиний в долину, к рисовым полям и печальным ивам.

Невелик монастырь, неласковы горы. Но только здесь вступившие на Путь могут обрести покой, жить простой жизнью, полной ежедневного труда, бесед с товарищами, молчаливых медитаций в храме и созерцания величественной природы, что была, есть и пребудет, пока не завершится кальпа и не обновится мир.

 

Прошло семь лет с тех пор, как темной осенней ночью демоны Нижнего мира собрались вокруг стен старого храма, чтобы разрушить его потоками дождя и порывами ветра. Такого жуткого урагана не могла припомнить даже мать-настоятельница, а она провела в монастыре почти шестьдесят весен.

В ту ночь раскаты грома сливались с хохотом демонов, швырявших огромные камни в стены и крыши построек; отсветы молний были страшнее, чем сверкание злобных красных глаз; а тихий ручеек бурлил, пенился и злобно рычал, вырывая с корнем росшие по берегам стройные деревца.

Монашенки, паломники и двое торговцев из долинной деревушки собрались в храме Каннон милосердной и молили ее отвести ярость демонов. И простерла богиня свое покрывало над маленьким монастырем, и укрыла людей золотым облаком.

На рассвете закончилась гроза, стихла буря. Тогда люди вышли на улицу и увидели, что мир снова светел и чист. Умытые после дождя, сияли маленькие домики; ручеек снова вернулся в свое русло и сейчас встретил монахинь и паломников привычной песенкой. А вместо разрушенной ураганом арки ворот сияла двойная радуга - знак богини Каннон.

- Смотрите, - воскликнул один из торговцев. – Что-то темное лежит вон там, в тени сторожки. Это, верно, пустая оболочка демона, душа которого сгорела в золотом облаке.

- Нет-нет, - отозвалась настоятельница. – Это какой-то бедняга, что хотел укрыться в стенах монастыря от грозы, но лишился сил в последний миг и не добрался до храма. Поспешите же к нему, может быть, он еще жив.

Увы, словам доброй настоятельницы не суждено было оказаться правдой. Спустя несколько минут посланные вернулись. Рослый паломник нес на руках молодую женщину в запачканной грязью и кровью одежде. Следом шла юная послушница, прижимая к груди завернутого в монашеский плащ новорожденного.

- Неужели они оба мертвы? – запричитала одна из монахинь. – Как милосердная Каннон могла допустить, чтобы души и матери, и дитяти были растерзаны жестокими демонами?

- Сестра моя! Не возводи напраслину на богиню, что спасла нас сегодня ночью от гибели, - старая настоятельница коснулась чутким пальцами сначала шеи женщины, потом головки младенца. – Этой несчастной теперь нужно лишь погребение и наши искренние молитвы. Но дитя живо. Да поможет мне одиннадцатиликая Каннон, - взяв ребеночка на руки, настоятельница направилась к своему домику, распорядившись, чтобы скорее принесли горячую воду, чистое одеяло и жаровню с углями.

 

***

- Так и случилось, милый Райми-тян, что в тот день, когда ты пришел в этот мир, твоя мама его покинула. Сегодня тебе исполнилось семь лет, дольше оставаться с нами ты не можешь. Поэтому завтра вечером, после праздника за тобой приедет послушник, чтобы забрать тебя в мужской монастырь.

- Я буду очень-очень скучать: по вам, матушка, и по сестрам-монахиням. И я никогда-никогда не забуду, как вы все были добры со мной и учили меня пути Будды.

- Спасибо, милый. Нам тоже будет очень тебя не хватать… Ну-ну, не плачь, ты ведь уже совсем взрослый мужчина, - настоятельница сама с трудом сдерживает слезы, но улыбается мальчику. – Райми-тян, я позвала тебя не для того, чтобы огорчаться и рыдать. Сегодня тебе предстоит очень важное дело: ты сам должен будешь сделать бумажную куклу - нингё. После вечерних молитв в память твоей мамы ты выйдешь за ворота монастыря и опустишь нингё в ручей. Пусть себе плывет до самого моря, до светлой обители бога Рюдзина.

- Зачем, госпожа?

- Такова традиция. Кукла заберет с собой все беды, невзгоды и горести, которые были в твоей жизни и в жизни твоей матушки. Если злые демоны Нижнего мира захотят причинить тебе зло, нингё отведет им глаза, они примут ее за тебя и обрушат на нее всю ярость и злобу. Твоя же карма очистится, а судьба станет светлее.

- А мама? Ей тоже будет хорошо – там, в саду Будды, среди цветов лотоса?

- Конечно, милый. Ну, ступай, возьми в храме цветную бумагу, шелк, ленты, нож, тушечницу и чернила. И не забудь на подоле платья нингё написать охранительную мантру.

- Я все понял, матушка. Так и сделаю, - и Райми вприпрыжку выбежал из домика настоятельницы.

 

***

Закатное солнце заглянуло в окошко маленькой кельи и увидело мальчика, сидевшего возле низкого столика, на котором были разбросаны обрывки бумаги, разноцветные ленточки и кусочки шелка.

В вечернем воздухе гулко прозвучал гонг, созывавший вступивших на Путь и паломников к молитву. Райми подскочил на татами и завертел головой: увлекшись работой, мальчик не заметил, как прошел день.

Пора собираться и идти в храм, но сначала нужно закончить нингё. Кукла почти готова, осталось только дописать последние три иероглифа охранительной мантры.

Пыхтя от усердия, мальчик старательно выводит завершающее слово. Потом отставляет тушечницу в сторону, осторожно прислоняет нингё к подоконнику (пусть досохнет) и бежит мыть выпачканные тушью и бамбуковым клеем пальцы.

 

Всю вечернюю службу Райми думает о своей нингё. Он сделал кукле длинные волосы, нарезав узкие полоски из черной бумаги, нарисовал лицо – прямые тонкие брови, узкие глаза, маленький носик и ярко-алые губки. Потом мальчик склеил нарядное утики цвета глицинии и изящный плащ цвета сливы, а волосы украсил венком из бумажных цветов.

Нингё получилась очень красивая. Наверное, такой же красивой, изящной и нежной была мама, которую Райми часто видел во сне. Она приходила к постели мальчика, пела ему колыбельные, ласково гладила по голове и рассказывала волшебные сказки про Долину лотосов и Будду, парящего на облаке.

Райми негромко всхлипнул: ему ужасно жалко было отправлять нингё на растерзание злым демонам. Дьяволы Нижнего мира уже забрали у него маму, теперь заберут и беззащитную бумажную куклу, которая так на нее похожа. Мальчик упрямо сжал кулачки: пусть в его жизни всё будет нескладно и неладно, но нингё он не отдаст.

Раздался звон, словно лопнула первая струна на кото, храм окутало золотистое облако.

Райми поднял голову и увидел, как сидящая на троне одиннадцатиликая Каннон сложила руки в жесте защиты, а потом протянула мальчику на раскрытой ладони белый лотос.

- У тебя доброе сердце, малыш! – прозвучал нежный голос, тот самый, что звуачл в снах Райми. – Возьми этот цветок, пусть он станет лодочкой для твоей нингё. Обещаю тебе, в нем она безопасно доберется до Великого моря, и никакие демоны не сумеют причинить ей вреда.

- Спасибо тебе, милостивая, - прошептал мальчик. – О-ками-сан…

 

***

Было уже совсем темно, когда Райми, держа в одной руке фонарь, а в другой – лотос с бумажной нингё, вышел из ворот монастыря и спустился к ручью, который тихонько пел свою песенку росшим вдоль берега тростникам и цветам.

Трижды прочитав охранительную мантру и молитву защиты от зла и тьмы, мальчик осторожно спустил цветочный кораблик на воду. Лотос качнулся раз, другой, и поплыл – все быстрее и быстрее, все дальше и дальше.

Райми смотрел ему вслед долго-долго, пока белое сияющее пятнышко не растаяло в темноте. Тогда мальчик поднялся с корточек и направился обратно в монастырь. Над новыми, резного дерева воротами сверкала многоцветная радуга, увенчанная распустившимся алым лотосом. И в нем малыш увидел лицо молодой женщины: она не была такой прекрасной, как та, что приходила в снах, но глаза ее с любовью смотрели на Райми, а улыбка была светлее вечных снегов на рассвете, нежнее опадающих лепестков сакуры.

Спустя несколько минут радуга погасла.

Но увиденное навсегда осталось в сердце и душе мальчика. Он знал: что бы ни случилось, сколько бы ни прошло лет, теперь мама всегда с ним.

Райми шел к своей келье и шептал слова благодарности Каннон. А на землю спустилась ночь, укрывая мир звездным покрывалом снов, сказок и чудес.

 

Похожие статьи:

СтатьиОбитатели Страны Восходящего Солнца

СтатьиДом бронзового бога

СтатьиМаленький японский бог

РассказыМаша фром Раша

СтатьиКвайданы – загадочные и ужасные

Рейтинг: +5 Голосов: 7 293 просмотра
Нравится
Комментарии (16)
Анна Гале # 10 августа 2016 в 23:27 +1
Красивая сказка! Печальная, трогательная и светлая... +
DaraFromChaos # 10 августа 2016 в 23:28 +1
ты уже тут? :)))
спасибо, очень приятно, что получилось zst
Жан Кристобаль Рене # 11 августа 2016 в 08:58 +2
Мдя... Своеобразные у японцев сказки. Накрепко к религии привязаны. И класивые!! Молодчина, Дар! Воистину мастерица!
DaraFromChaos # 11 августа 2016 в 12:38 +2
Спасибо, друг!
Своеобразные у японцев сказки. Накрепко к религии привязаны.
не обязательно, Кристо.
скорее, к мифологии. А это, на мой взгляд, свойственно сказкам любых народов
Жан Кристобаль Рене # 11 августа 2016 в 12:39 +2
Тебе спасибо, Дар)) Классная сказка))
Мария Костылева # 11 августа 2016 в 22:32 +3
Ыыы, какая красота!)
Спасибо за чудесную сказку! :)
DaraFromChaos # 11 августа 2016 в 22:41 +2
на здоровье, Маша! love
рада, что вам понравилось
Inna Gri # 14 августа 2016 в 09:10 +1
ритуал проводов усопшего, да, Дара?
DaraFromChaos # 14 августа 2016 в 09:35 +1
совсем нет.
почему ты так решила? О_О
Inna Gri # 14 августа 2016 в 09:38 +2
вот и жаль, что нет ((
а есть в Японии такой ритуал? Вернее, жив ли, не знаешь?
DaraFromChaos # 14 августа 2016 в 09:45 +1
эммм...
делать нингё - это очень древний ритуал, только к проводам усопшего он никакого отношения не имеет
куколок делали перед днями очищения от скверны (а они были несколько раз в год). читали молитвы, ставили свечи в храмах. а потом отпускали куколок в лодочках плыть по реке или морю.
считалось, что нингё заберут с собой все беды, несчастья и накопившиеся неприятности. и охранят владельца от злых демонов. как я и написала: демон решит, что кукла - это и есть человек, и обратит всю свою злобу на нее.
насчет сейчас - думаю, что сохранился. сама не видела, но если верующие продолжают выполнять и другие обряды, возможно, и этот тоже
Inna Gri # 14 августа 2016 в 09:48 +1
感謝
надеюсь, у меня получилось сказать спасибо ))
DaraFromChaos # 14 августа 2016 в 09:50 +1
получилось v
только к гуглу за советами больше не обращайся :)))

спасибо ака аригатоо пишется каной, а не иероглифами laugh
Inna Gri # 14 августа 2016 в 09:53 +1
zst
Ольга Маргаритовна # 15 августа 2016 в 23:28 +1
Красивая сказка!!! Очень))) У меня вот племянница через неделю прилетит из Токио))) Год стажировки, и остался последний курс в ИСАА. Филологический)
DaraFromChaos # 16 августа 2016 в 07:57 +1
ИСАА - это сила!
я японский начинала учить на философском, но препод у нас был из ИСАА zst
Добавить комментарий RSS-лента RSS-лента комментариев